ЮрФак: изучение права онлайн

Электронные средства платежа: проблемы гражданско-правовой природы и уголовно-правовой охраны

Авторы: Кирилловых А.А., Овсюков Д.А.

Денежные средства (финансовые обязательства), учет либо распоряжение которыми осуществляется с использованием информационно-телекоммуникационной сети (ИТС), могут являться отдельным предметом совершения преступлений против собственности. Деньги — особый товар, выполняющий роль всеобщего эквивалента при обмене товаров, мера их стоимости[1]. Как известно, основными функциями денег являются: мера стоимости, средство обращения, средство платежа и средство накопления[2].

Развитие информационно-телекоммуникационных сетей стимулирует рост использования платежей, осуществляемых с помощью вышеупомянутой сети. Такие платежи перенимают многие преимущества сети: скорость перевода, отсутствие необходимости посещения кредитных учреждений для его осуществления, практическое отсутствие административно-территориальных границ. В то же время внедрение новой формы денег, во-первых, требует придания им государством статуса законного платежного средства, а во-вторых, признания их в качестве такового сторонами гражданского оборота при совершении сделок.

Интернет-банки обычно предлагают интерактивное банковское обслуживание, возможность провести основные банковские операции и оплачивать счета через Интернет. Первые проекты, связанные с управлением банковскими счетами через персональные компьютеры, западными банками были реализованы еще в 1980-х годах. Вкладчикам предоставили возможность проверять свои счета, связываясь с компьютером банка по телефону (услуга получила название Home banking)[3].

В 1995 г. в Соединенных Штатах Америки (США) был создан первый в мире виртуальный банк — Security First Network Bank. Клиенты банка расположены в 45 штатах США. Они взаимодействуют с банком через Интернет, оперируют с чековыми и депозитными счетами, ведут электронные бюджеты, виртуальную торговлю ценными бумагами, операции с кредитными карточками, ипотечное кредитование и выдачу потребительских ссуд. Его глобальная цель — полный комплекс интерактивных банковских услуг в режиме реального времени круглосуточно[4].

Появление российского интернет-банкинга принято отождествлять с системой "Домашний банк", разработанной специалистами Автобанка в 1998 г., которая была предназначена исключительно для физических лиц. Клиенту для управления счетом требовался только стандартный браузер, а для хранения идентификационной информации служило специальное аппаратное средство, подключаемое к компьютеру[5].

В настоящее время, кроме онлайн-банкинга, большой популярностью пользуются различные виды банковских карт, в том числе расчетная (дебетовая), кредитная и предоплаченная. Положение Банка России об эмиссии платежных карт и об операциях, совершаемых с их использованием (утв. Банком России 24.12.2004 N 266-П) (далее — Положение N 266-П)[6], разграничивает данные виды банковских карт следующим образом. Расчетной (дебетовой) картой признается средство платежа, которое можно использовать в пределах денежных средств, находящихся на банковском счете клиента, либо кредитных средств, предоставленных в порядке овердрафта. Использование кредитной карты возможно в пределах расходного лимита по карте за счет кредитных денежных средств, предоставленных эмитентом карты. Для предоплаченной карты характерно предварительное предоставление денежных средств для последующего перевода денежных средств либо возврата остатка электронных денежных средств, функционируют в соответствии с требованиями Федерального закона от 27.06.2011 N 161-ФЗ "О национальной платежной системе" (далее — Закон N 161-ФЗ)[7].

Относительно правового статуса банковских карт еще не сложилось единого мнения. Одни ученые полагают, что банковская карта — это средство (инструмент) управления (распоряжения) денежными средствами ее держателя в целях оплаты товаров и услуг, а также для получения наличных денег и валюты[8]. По мнению других авторов, банковская карта представляет собой документ, выдаваемый кредитной организацией в подтверждение размещения на банковском счете денежных средств в указанной в договоре валюте, на основании которого держатель карты получает возможность неоднократно снимать со счета наличные денежные средства и (или) осуществлять оплату услуг (произведенных работ, приобретенного товара)[9].

О.А. Тарасенко и Т.А. Андронова в своей публикации определяют банковскую карту как электронное средство платежа, принадлежащее на праве собственности банку-эмитенту, при помощи которого клиент распоряжается денежными средствами, находящимися у эмитента в соответствии с законодательством и условиями договора[10].

Как уже было указано выше, действующее Положение N 266-П (п. 1.5) рассматривает банковскую карту в качестве электронного средства платежа. Отдельно следует рассматривать электронные кошельки и электронные деньги. Электронные деньги — это платежное средство, существующее исключительно в электронном виде, то есть в виде записей в специализированных электронных системах[11]. Как известно, в рамках современного законодательства РФ режим расчетов с использованием электронных денег в том числе регламентирован ФЗ "О национальной платежной системе". В ст. 3 указанного Закона закреплено законодательное понятие электронных денежных средств. Ими являются денежные средства, которые предварительно предоставлены одним лицом (лицом, предоставившим денежные средства) другому лицу, учитывающему информацию о размере предоставленных денежных средств без открытия банковского счета (обязанному лицу), для исполнения денежных обязательств лица, предоставившего денежные средства, перед третьими лицами, в отношении которых лицо, предоставившее денежные средства, имеет право передавать распоряжения исключительно с использованием электронных средств платежа. При этом не являются электронными денежными средствами денежные средства, полученные организациями, осуществляющими профессиональную деятельность на рынке ценных бумаг, клиринговую деятельность и (или) деятельность по управлению инвестиционными фондами, паевыми инвестиционными фондами и негосударственными пенсионными фондами и осуществляющими учет информации о размере предоставленных денежных средств без открытия банковского счета в соответствии с законодательством, регулирующим деятельность указанных организаций. На 30 марта 2016 г. в реестре операторов электронных денежных средств значится 102 организации[12]. Все остальные функционирующие системы электронных денежных средств не охватываются ФЗ "О национальной платежной системе".

Несмотря на внешнее сходство, существующий правовой режим не позволяет приравнять безналичные и электронные денежные средства. Положение о правилах осуществления перевода денежных средств (утв. Банком России 19.06.2012 N 383-П) (ред. от 05.07.2017)[13] признает расчеты в форме перевода электронных денежных средств одной из форм безналичных расчетов. Федеральный закон "О национальной платежной системе" к электронному средству платежа относит средство и (или) способ, позволяющие клиенту оператора по переводу денежных средств составлять, удостоверять и передавать распоряжения в целях осуществления перевода денежных средств в рамках применяемых форм безналичных расчетов с использованием информационно-коммуникационных технологий, электронных носителей информации, в том числе платежных карт, а также иных технических устройств.

Свое определение денежных средств предложено в обобщениях судебной практики. Так, Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 07.07.2015 N 32 "О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем"[14] денежными средствами признает наличные денежные средства в валюте Российской Федерации или в иностранной валюте, а также безналичные и электронные денежные средства, разделяя эти понятия.

В отличие от безналичных денежных средств оператору электронных денежных средств запрещено увеличивать остаток электронных денежных средств, начислять на него проценты. Даже идентификация пользователя электронных денежных средств при обороте небольших сумм не является обязательной. Так, при условии, что остаток электронных денежных средств физического лица в любой момент не превышает 15 тысяч рублей, а общая сумма переводимых электронных денежных средств не превышает 40 тысяч рублей в течение календарного месяца, оператор электронных денежных средств может не проводить идентификацию клиента. Согласно п. 3 ст. 3 Закона N 161-ФЗ оператор электронных денежных средств — это оператор по переводу денежных средств, осуществляющий перевод электронных денежных средств без открытия банковского счета (перевод электронных денежных средств). В качестве операторов могут выступать кредитные организации, в том числе небанковские кредитные организации, имеющие право на осуществление переводов денежных средств без открытия банковских счетов и связанных с ними иных банковских операций, предусмотренные п. 1 ч. 5 ст. 1 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 (ред. от 03.08.2018) "О банках и банковской деятельности"[15].

Как известно, объектами гражданских прав являются вещи, включая деньги и ценные бумаги. Во всяком случае, при классическом подходе к деньгам о них всегда можно вести речь с точки зрения материальных благ, когда они имеют овеществленную форму, т.е. наличные денежные знаки (купюры и монеты).

Электронное платежное средство не является денежным средством в том смысле, какой в них вкладывает действующее гражданское законодательство (ст. 140 ГК РФ). В соответствии с указанной статьей деньги (валюта) — это рубль, являющийся законным платежным средством, обязательным к приему по нарицательной стоимости на всей территории Российской Федерации. Электронное платежное средство рублем не признается, для каждой системы принято собственное название (титульный знак, электронные деньги и т.д.)[16].

В апреле 2018 г. был принят Федеральный закон от 23.04.2018 N 111-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации"[17], который установил повышенную уголовную ответственность за совершение кражи (ст. 158 УК РФ) и мошенничества в сфере компьютерной информации (ст. 159.6 УК РФ) с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств. Тем же Законом была введена в действие новая редакция ст. 159.3 УК РФ. Сфера действия вышеуказанной статьи была существенно расширена. Действующая редакция ст. 159.3 УК РФ предусматривает ответственность за мошенничество с использованием электронных средств платежа. Такая формулировка объективной стороны преступления позволяет реализовать ее с использованием информационно-телекоммуникационных сетей. Особого внимания заслуживает новый, особо квалифицирующий признак кражи (п. "г" ч. 3 ст. 158 УК РФ), который предусматривает повышенную уголовную ответственность за тайное хищение чужого имущества, совершенное с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств. Таким образом, законодатель установил, что денежные средства на банковском счете и электронные денежные средства могут быть предметом кражи, а значит, с точки зрения уголовного закона являются имуществом.

В то же время не для всех возможных на сегодняшний день средств платежа вопрос решен так однозначно. В частности, статус электронных валют, которые не признаются ФЗ "О национальной платежной системе" в качестве средства платежа, остается неопределенным. При этом российская практика в вопросе признания статуса законного платежного средства за электронными деньгами пока не получила широкого развития. Одной из неразрешенных проблем является фактический статус оператора той или иной системы осуществления расчетов. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 12 ФЗ "О национальной платежной системе" лицо, не являющееся оператором электронных денежных средств, не вправе становиться обязанным по электронным денежным средствам и осуществлять перевод электронных денежных средств. Учитывая это, уполномоченные в сфере организации расчетов органы в целом поддерживают позицию законодателя. В частности, Банк России отмечает: "Открытие "электронных кошельков" на интернет-сайтах лицами, не являющимися кредитными организациями, в целях использования данных "электронных кошельков" физическими лицами для расчетов с поставщиками услуг (товаров, работ) является нарушением законодательства Российской Федерации"[18].

В то же время такая деятельность осуществляется некоторыми системами. Например, владельцем и администратором системы расчетов on-line "WebMoney" является компания WM Transfer Ltd, управляющей компанией — Международная адвокатская компания UAB "DEED BALTIC"[19], однако ни одно из этих лиц не включено в перечень операторов электронных денежных средств, несмотря на то, что эта система осуществляет деятельность на территории РФ. Это приводит к очень интересным последствиям. Нами изучен ряд судебных решений[20], в том числе в форме апелляционных определений, в которых рассматривался вопрос о взыскании переданных ранее в долг титульных знаков платежной системы "WebMoney". Суды не признают договор займа, по которому передаются титульные знаки вышеупомянутой платежной системы. Свое мнение суды обосновывают тем, что данная платежная система не является системой электронных денежных средств, титульные знаки не являются деньгами и не признаются платежным средством, а также не являются вещами. Таким образом, договор займа титульных знаков признается ничтожной сделкой, а в требовании возврата титульных знаков или эквивалентных им денежных средств отказывается.

Однако судебная практика в этих вопросах неоднозначна, поскольку существуют и иные, иногда диаметрально противоположные решения судов по схожим категориям споров. В качестве иллюстрации приведем несколько примеров. Можно отметить решение Промышленного районного суда города Самары от 17.02.2015 по делу N 2-826/2015~М-20/2015[21], в котором титульные знаки системы "Вебмани" были признаны единицами исчисления объема имущественных прав и предметом договора займа. Суд обязал ответчика передать на электронный кошелек истца в системе WebMoney Transfer титульные знаки типа WMZ, в их числе сумму займа и проценты за пользование займом, предусмотренные договором, а кроме того, взыскал судебные расходы, уже в российских рублях. С подобной же позиции оценивает титульные знаки "Вебмани", т.е. в качестве единиц исчисления объема имущественных прав, Стерлитамакский городской суд Республики Башкортостан[22]. В свою очередь, Йошкар-Олинский городской суд Республики Марий Эл указал, что соглашение о займе титульных знаков "Вебмани" специально не урегулировано нормами ГК РФ. Вместе с тем они отвечают требованиям, установленным ст. 420 ГК РФ о договоре, и к обязательствам, возникшим из него, в силу указанной нормы должны применяться общие положения об обязательствах и договоре. Ввиду наличия в договоре элементов договора займа для разрешения спора суд применил нормы, регулирующие договор займа[23].

Полагаем, что к определению правовой природы электронных денег, выходящих за рамки регулирования ФЗ "О национальной платежной системе", могут быть применены позиции ученых, которые сформированы относительно всех электронных валют до появления их правового урегулирования. Так, А.Я. Курбатов не относит электронные деньги (согласно терминологии автора "виртуальные денежные единицы") к деньгам[24]. Он обосновывает свое мнение следующими аргументами: каждый оператор виртуальных денег использует свое наименование денежных единиц; оборот электронных денег возможен только в пределах одной платежной системы в отличие от денег, которыми можно погасить любое денежное обязательство; виртуальные валюты являются предоплаченными финансовыми продуктами, т.е. создание таких валют требует финансового обеспечения (при их вводе в электронную платежную систему требуется уплата денег); возможность обезличенной, анонимной формы расчетов в отличие от безналичных расчетов, где обязательна идентификация личности плательщика. Таким образом, электронная валюта, не являясь безналичным денежным средством, является формой безналичных расчетов. Вопрос о правовой природе ЭДС относится к вопросу не столько о наличных или безналичных деньгах, сколько о наличных и безналичных расчетах[25]. В свою очередь, М.А. Коростелев относит электронные деньги к праву требования владельца электронных денег к их эмитенту (оператору по переводу электронных денег) об их погашении (обмене на наличные или безналичные деньги)[26].

Также рекомендуется Вам:

Таким образом, электронные деньги, не регулируемые ФЗ "О национальной платежной системе", — это право требования, и они могут быть предметом преступлений против собственности как "право на имущество".

В рамках определения правового статуса электронных средств платежа особый интерес представляют различного вида криптовалюты. Криптовалютой является электронный механизм обмена, цифровой актив, эмиссия и учет которого зачастую децентрализованы. Функционирование системы происходит в рамках распределенной компьютерной сети[27]. Таким образом, криптовалюта является цифровой валютой. Для обеспечения защиты от подделки этой валюты применяются механизмы криптографии, именно этим объясняется приставка "крипто" в названии этого электронного средства платежа. Криптография — наука о методах обеспечения конфиденциальности (невозможности прочтения информации посторонним), целостности данных (невозможности незаметного изменения информации), аутентификации (проверки подлинности авторства или иных свойств объекта), а также невозможности отказа от авторства[28]. Самым известным видом криптовалют можно признать биткоин (англ. Bitcoin, от bit — "бит" и coin — "монета"), хотя существуют и иные виды криптовалют: Litecoin (от англ. lite — "легкий", англ. coin — "монета"), Ethereum и многие другие. Общее количество видов криптовалют неодинаково, одни валюты появляются, другие исчезают. По состоянию на март 2015 г. общее количество криптовалют превышало 2 000[29]. Назначение и использование криптовалют близко к электронным деньгам в контексте ФЗ "О национальной платежной системе". Однако в связи с такими особенностями криптовалют, как децентрализация, отсутствие регулятора валюты, невозможность отмены платежа, отсутствие закрепления за валютой какого-либо государства, криптовалюты не могут быть признаны электронными деньгами. История появления криптовалют окутана завесой тайны. Биткоин является первой и самой известной криптовалютой, все остальные функционируют на принципах, заложенных в первую систему. Имя создателя биткоина неизвестно. В 2009 г. некто под псевдонимом Сатоши Накомото опубликовал в информационно-телекоммуникационной сети Интернет документ под названием "Bitcoin Whitepaper", в котором описывается общий замысел биткоина. Полное отсутствие возможности контролировать или отменять трансакции, анонимность операций, ограниченное количество единиц валюты, которое может быть выпущено в оборот, являются особенностями криптовалют на современном этапе развития[30].

Биткоин принимается как средство платежа, им можно оплатить покупки реальных и цифровых товаров, получить услуги или обменять на обычные деньги через специализированные площадки. В то же время из-за высокой степени анонимности трансакций в криптовалютах их часто используют для совершения нелегальных или сомнительных трансакций. Например, онлайн-площадка Silk Road ("Шелковый путь"), торговавшая по всему миру наркотическими и психотропными средствами, принимала биткоины в качестве оплаты. В октябре 2013 г. Федеральное бюро расследований (ФБР) закрыло этот сайт и произвело арест валюты (144 тыс. биткоин-монет, что составляло на тот момент около 100 млн долларов)[31]. Ввиду широкого распространения биткоина среди криптовалют и отсутствия существенных различий, в первую очередь в правовом регулировании, понятия "биткоин" и "криптовалюта" рассматриваются в рамках настоящей статьи как синонимичные.

Как известно, для того чтобы подобного рода инструменты получили статус законного платежного средства, они должны быть признаны в качестве таковых на уровне государства. Так, власти Венесуэлы ввели в оборот El Petro[32] — первую криптовалюту в мире, выпускаемую официально под государственным контролем. Следует, однако, отметить, что пойти на такой шаг венесуэльские власти вынудила необходимость решения конкретной проблемы — облегчения американских санкций. Также в немалой степени на введение в оборот данного платежного средства повлиял обвал национальной валюты — боливара, сильно потерявшего свою платежную эффективность в условиях инфляционной экономики.

Российский правоприменитель очень настороженно отнесся к криптовалютам, и 27.01.2014 Банк России опубликовал Информацию "Об использовании при совершении сделок "виртуальных валют", в частности Биткойн", в которой Банк России указал, что у биткоинов отсутствует обеспечение и юридически обязанные по ним субъекты, в связи с чем операции с валютой являются спекулятивными и несут высокий риск потери стоимости[33]. Таким образом, статус криптовалют в РФ начал свое движение в сторону признания их в качестве денежных суррогатов, выпуск которых согласно ст. 27 Федерального закона от 10.07.2002 N 86-ФЗ (ред. от 29.07.2018) "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)"[34] запрещен на всей территории Российской Федерации.

Действительно, если разбираться с правовым статусом криптовалют, то с точки зрения действующего законодательства очень сложно подобрать подходящее для них регулирование и тем самым определить их правовую природу. Биткоин не может быть признан электронными денежными средствами, определение которых дано в п. 18 ст. 3 ФЗ N 161-ФЗ, так как по нему отсутствует оператор, который может контролировать и обслуживать рассматриваемый вид валюты. Также криптовалюты не подпадают под определение платежной системы. В соответствии с п. 20 ст. 3 ФЗ N 161-ФЗ для признания некой организации платежной системой требуется наличие совокупности организаций, функционирующих для осуществления перевода денежных средств. Криптовалюты не регулируются операторами платежных систем, тем самым исключается наличие "совокупности организаций", необходимых для признания биткоина платежной системой. В то же время биткоин не является и иностранной валютой (п. 2 ч. 1 ст. 1 Федерального закона от 10.12.2003 N 173-ФЗ "О валютном регулировании и валютном контроле"[35]), так как не является денежной единицей иностранных государств и международной денежной или расчетной единицей, находящейся на банковском счете; не подпадает под объекты гражданских прав, перечисленные в ст. 128 ГК РФ, одновременно не являясь вещью (товаром), наличными или безналичными деньгами, бездокументарными ценными бумагами и имущественными правами. Таким образом, биткоин и иные криптовалюты как бы выпадают из сферы регулирования действующего законодательства РФ, и эту валюту с учетом положений ст. 128 ГК РФ, как полагают отдельные авторы, можно отнести только к иному имуществу[36].

Трудности с определением природы криптовалют также сопряжены с определением предмета уголовно-правовой охраны. Исходя из проведенного анализа и учитывая вышеизложенное, криптовалюты, в том числе биткоин, можно признать предметом преступлений против собственности только в качестве "иных действий имущественного характера", заключающихся в передаче биткоинов от одного лица другому. Этот вид предмета преступления охраняется только ст. 163 УК РФ (вымогательство). Предметом преступлений, предусмотренных ст. 159 УК РФ (мошенничество), ст. 159.3 УК РФ (мошенничество с использованием электронных средств платежа) и ст. 159.6 (мошенничество в сфере компьютерной информации), криптовалюты являться не будут. На наш взгляд, такую ситуацию следует рассматривать как одну из проблем уголовного права, требующую своего решения как на уровне правового статуса (режима) в гражданско-правовом значении, так и в роли предмета преступлений, посягающих на собственность.

В силу обязательственно-правовой природы для защиты от противоправных посягательств на собственность криптовалюты, а также денежные единицы платежных систем, не признаваемых ФЗ "О национальной платежной системе" в качестве электронных денежных средств, с учетом положений ст. 128 ГК РФ в контексте предмета преступлений против собственности предлагаем относить к имущественным правам. Присвоение криптовалютам данного статуса возможно путем внесения изменений в существующее Постановление Пленума ВС РФ, разъясняющее судам особенности привлечения к уголовной ответственности по делам о мошенничестве, присвоении и растрате от 30.11.2017 N 48.

В случае придания криптовалютам статуса имущественного права их можно будет признать предметом преступлений, предусмотренных следующими статьями УК РФ: 159 (мошенничество); 159.3 (мошенничество с использованием электронных средств платежа); 159.6 (мошенничество в сфере компьютерной информации); 163 (вымогательство), — в качестве права на имущество.

В рамках рассмотрения проблем правового режима и применения электронных платежных средств считаем нелишним обратить внимание на иные сложившиеся формы учета имущественных обязательств. Так, организации, оказывающие услуги в сети Интернет, продающие товары через Интернет (магазины и иные) либо занимающиеся схожей деятельностью, могут иметь на своих интернет-площадках собственные системы учета денежных средств, переданных клиентами. При этом не всегда единицей измерения является рубль или иностранная валюта. К подобного рода практике прибегают и всем известные социальные сети. Например, сайт "ВКонтакте" использует так называемые голоса. Такие счета на сайтах, предоставляющих услуги или продающих товары, не будут являться электронным средством платежа в понимании ФЗ "О национальной платежной системе", поскольку средства не перечисляются третьим лицам, а расходуются внутри системы. Этот счет будет являться предоплатным и учитывать объем оплаченных, но еще не предоставленных товаров или услуг. Следовательно, единицы измерения ценностей, учитываемых системой, будут иметь обязательственную природу и в контексте предмета преступления, предусмотренного ст. 159, ст. 159.6 и ст. 163 УК РФ, являться правом на имущество.

Также отдельно от электронных валют следует рассматривать бонусы торговых организаций. Это разрабатываемые организациями маркетинговые мероприятия, направленные на увеличение объема продаж товаров (работ, услуг) нынешним клиентам в будущем за счет начисления так называемых условных единиц[37]. Такого рода бонусные единицы не выполняют в полной мере основные функции денег, такие как средство обращения, меры стоимости и средства накопления. Более того, Банк России отмечает, что выпуск лицами, не являющимися кредитными организациями, карт, в том числе "подарочных", "накопительных", "дисконтных", "бонусных", в целях их использования физическими лицами для расчетов с поставщиками услуг (товаров, работ), отличными от эмитентов карт, будет являться нарушением законодательства РФ[38]. Вполне справедливо на этом фоне выглядит мнение Ю.В. Суродеева, который пришел к выводу о том, что "бонусы не следует уподоблять деньгам, а также представлять в качестве заменителя"[39]. Несмотря на то что условия бонусной программы могут быть изменены в одностороннем порядке организацией-продавцом либо такая программа может быть прекращена с обесцениванием всех бонусов, лицо, имеющее данные бонусы, имеет возможность получить имущественную выгоду в период действия соответствующего предложения, акции или программы в форме скидки, которая может достигать 100%, дополнительные товары или услуги и т.д. На основании вышеизложенного считаем, что признать бонусы торговых организаций чужим имуществом в виде права требования не представляется возможным. Также бонусы не являются правом на имущество. Однако здесь следует учитывать, что лицо, предъявляющее требование, либо подставное лицо в результате передачи бонусов и их использования получит имущественную выгоду, а законный владелец этих бонусов утратит возможность получить эту имущественную выгоду. Следовательно, бонусы торговых организаций следует признавать предметом вымогательства в качестве "других действий имущественного характера".

Отметим также, что бонусы торговых организаций по действующему законодательству не могут быть признаны предметом преступлений, предусмотренных ст. 159 УК РФ (мошенничество) и ст. 159.6 УК РФ (мошенничество в сфере компьютерной информации). Следовательно, лицо, получившее бонусы торговых организаций путем обмана или злоупотребления доверием или путем ввода, удаления, блокирования, модификации компьютерной информации либо иного вмешательства в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей, не будет подлежать ответственности по ст. ст. 159 и 159.6 УК РФ. На наш взгляд, это является упущением со стороны законодателя и эта проблема в целях защиты имущественных прав и интересов участников расчетных отношений требует своего скорейшего разрешения.

Библиографический список

1. Балкаров А. Реальный оборот виртуальных денег // ЭЖ-Юрист. 2012. N 38. С. 6.

2. Деньги, кредит, банки: Учебник / Под ред. Г.Н. Белоглазовой. М.: Высшее образование, Юрайт-Издат, 2009. С. 15.

3. Иванов В.Ю. Актуальные вопросы правовой квалификации расчетов посредством банковских карт // Банковское право. 2003. N 4.

4. Коростелев М.А. Оборот электронных денежных средств: гражданско-правовые вопросы // Журнал российского права. 2013. N 12. С. 130 — 135.

5. Кредитные организации в России: правовой аспект / Отв. ред. Е.А. Павлодский. М.: Волтерс Клувер, 2006.

6. Курбатов А.Я. Правовое регулирование электронных платежных систем по законодательству Российской Федерации // Хозяйство и право. 2007. N 9. С. 68 — 84.

7. Лейба А. Реальная жизнь виртуальных денег // ЭЖ-Юрист. 2014. N 23. С. 1, 4.

8. Молчанов М.В. Криптовалюта: понятие и проблемы // Science Time. 2014. N 10. С. 300 — 303.

10. Олиндер Н.В. Криминалистическая характеристика электронных платежных средств и систем // Lex russica. 2015. N 10. С. 128 — 138.

11. Ребров Д. Развитие интернет-банкинга: российский и зарубежный опыт // Бухгалтерия и банки. 2009. N 9. С. 61 — 64.

12. Рудакова О.С. Банковские электронные услуги: Учеб. пособие. М.: Вузовский учебник, 2009. С. 15.

13. Тарасенко О.А., Андронова Т.А. Банковские карты — правовое регулирование, понятие и классификация // Право и экономика. 2016. N 1. С. 45 — 50.

 


[1] Деньги — это… Финансовый словарь Финам. URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/fin_enc/12846/ (дата обращения: 18.04.2018).

[2] Деньги, кредит, банки: Учебник / Под ред. Г.Н. Белоглазовой. М.: Высшее образование, Юрайт-Издат, 2009. С. 15.

[3] Ребров Д. Развитие интернет-банкинга: российский и зарубежный опыт // Бухгалтерия и банки. 2009. N 9. С. 61 — 64.

[4] Рудакова О.С. Банковские электронные услуги: Учеб. пособие. М.: Вузовский учебник, 2009. С. 15.

[5] Ребров Д. Развитие интернет-банкинга: российский и зарубежный опыт // Бухгалтерия и банки. 2009. N 9. С. 61 — 64.

[6] Положение об эмиссии платежных карт и об операциях, совершаемых с их использованием (утв. Банком России 24.12.2004 N 266-П) (ред. от 14.01.2015) // Вестник Банка России. 2005. N 17. 30 марта.

[7] Собрание законодательства РФ. 2011. N 27. Ст. 3872.

[8] Иванов В.Ю. Актуальные вопросы правовой квалификации расчетов посредством банковских карт // Банковское право. 2003. N 4.

[9] См.: Кредитные организации в России: правовой аспект / Отв. ред. Е.А. Павлодский. М.: Волтерс Клувер, 2006.

[10] Тарасенко О.А., Андронова Т.А. Банковские карты — правовое регулирование, понятие и классификация // Право и экономика. 2016. N 1. С. 45 — 50.

[11] Виды и классификация электронных денег. URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/840224/виды_и_классификация_электронных_денег (дата обращения: 28.09.2018).

[12] Реестр операторов платежных систем. Национальная платежная система. Банк России. URL: http://www.cbr.ru/PSystem/default.aspx?Prtid=rops&ch=itm_2482#CheckedItem/ (дата обращения: 18.04.2016).

[13] Положение о правилах осуществления перевода денежных средств (утв. Банком России 19.06.2012 N 383-П) (ред. от 06.11.2015) // Вестник Банка России. 2012. 28 июня. N 34.

[14] См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 07.07.2015 N 32 "О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2015. N 9.

[15] Собрание законодательства РФ. 1996. N 6. Ст. 492.

[16] Олиндер Н.В. Криминалистическая характеристика электронных платежных средств и систем // Lex russica. 2015. N 10. С. 128 — 138.

[17] Собрание законодательства РФ. 2018. N 18. Ст. 2581.

[18] Информация Банка России от 28.02.2013 "О применении отдельных положений Федерального закона "О национальной платежной системе" // Вестник Банка России. 2013. 6 марта. N 15.

[19] Webmoney.ru/Субъекты системы/Администратор Системы. URL: http://www.webmoney.ru/rus/subjects/administrator.shtml/ (дата обращения: 18.04.2016).

[20] Апелляционное определение Сызранского районного суда Самарской области от 09.07.2015 по делу N 11-5/2015; Апелляционное определение Сызранского районного суда Самарской области от 09.07.2015 по делу N 11-6/2015; Апелляционное определение Сызранского районного суда Самарской области от 09.07.2015 по делу N 11-7/2015; Апелляционное определение Сызранского районного суда Самарской области от 14.07.2015 по делу N 11-9/2015; Апелляционное определение Сызранского районного суда Самарской области от 23.07.2015 по делу N 11-10/2015; Апелляционное определение Нижегородского областного суда от 30.06.2015 по делу N 33-5783/2015; Апелляционное определение Автозаводского районного суда города Тольятти от 26.10.2015 по делу N 11-496/2015; Апелляционное определение Самарского областного суда от 23.11.2015 по делу N 33-13104/2015; решение Беломорского районного суда Республики Карелия от 26.06.2014 по делу N 2-430/2014~М-341/2014.

[21] Решение Промышленного районного суда города Самары от 17.02.2015 по делу N 2-826/2015~М-20/2015.

[22] Апелляционное определение Стерлитамакского городского суда Республики Башкортостан от 08.12.2015 по делу N 11-г-657/2015.

[23] Заочное решение Йошкар-Олинского городского суда Республики Марий Эл от 17.08.2015 по делу N 2-5202/2015~М-4479/2015.

[24] Курбатов А.Я. Правовое регулирование электронных платежных систем по законодательству Российской Федерации // Хозяйство и право. 2007. N 9. С. 68 — 84.

[25] Балкаров А. Реальный оборот виртуальных денег // ЭЖ-Юрист. 2012. N 38. С. 6.

[26] Коростелев М.А. Оборот электронных денежных средств: гражданско-правовые вопросы // Журнал российского права. 2013. N 12. С. 130 — 135.

[27] Криптовалюта // Википедия. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/Криптовалюта (дата обращения: 05.04.2016).

[28] Криптография // Википедия. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/Криптография (дата обращения: 05.04.2016).

[29] Другие криптовалюты — форки, альткойны. URL: http://bits.media/altcoins/ (дата обращения: 05.04.2016).

[30] Молчанов М.В. Криптовалюта: понятие и проблемы // Science Time. 2014. N 10. С. 300 — 303.

[31] Лейба А. Реальная жизнь виртуальных денег // ЭЖ-Юрист. 2014. N 23. С. 1, 4.

[32] El Petro основана на блокчейне NEM (топ-16 крупнейших криптовалют по данным Coinmarketcap).

[33] Об использовании при совершении сделок "виртуальных валют", в частности Биткойн. URL: http://www.cbr.ru/press/PR.aspx?file=27012014_1825052.htm дата обращения: 05.04.2016).

[34] Собрание законодательства РФ. 2002. N 28. Ст. 2790.

[35] Собрание законодательства РФ. 2003. N 50. Ст. 4859.

[36] Лейба А. Реальная жизнь виртуальных денег // ЭЖ-Юрист. 2014. N 23. С. 1, 4.

[37] Суродеев Ю.В. "Бонусы" и деньги: сравнительно-правовая природа // Банковское право. 2014. N 6. С. 62 — 67.

[38] Информация Банка России от 28.02.2013 "О применении отдельных положений Федерального закона "О национальной платежной системе" // Вестник Банка России. 2013. 6 марта. N 15.

[39] Суродеев Ю.В. "Бонусы" и деньги: сравнительно-правовая природа // Банковское право. 2014. N 6. С. 62 — 67.

Рекомендуется Вам: