ЮрФак: изучение права онлайн

Обязательства из договоров по распоряжению исключительными правами

Автор: Щербак Н.В.

Учитывая многовековую традицию свободного использования объектов интеллектуальной собственности, конструкция монополии правообладателя на нематериальный результат требовала специального обоснования, в социальном плане она не просто была необходима, но и целесообразна. В условиях развитого коммерческого (торгового) оборота нужно было узаконить формы монопольного использования и распоряжения правом на результат интеллектуальной деятельности.

В российских условиях обязательства из договоров по распоряжению исключительными правами опираются на существующую традицию, изложенную в части четвертой Гражданского кодекса РФ. В контексте предмета нашего рассмотрения важно, что по договору об отчуждении исключительного права одна сторона (правообладатель) передает или обязуется передать принадлежащее ей исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в полном объеме другой стороне (приобретателю) (п. 1 ст. 1234 ГК РФ). Следовательно, предметом договора об отчуждении исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации является совершение действий по передаче принадлежащих правообладателю исключительных прав на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в полном объеме (исключительные права навсегда переходят к приобретателю и могут вернуться обратно к первоначальному правообладателю только по заключению такого же договора отчуждения). Любая ущербность в индивидуализации объекта приведет к тому, что договор будет признан незаключенным и право останется у правообладателя, а не у приобретателя.

Предмет договора не только предопределяет характер деятельности правообладателя, но и позволяет отграничить договор об отчуждении исключительного права от лицензионного договора. Приобретатель не только сам использует результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, но и запрещает любому другому лицу (в том числе, например, и автору) использование произведения. Передавать права можно только на реально существующие, уже созданные объекты. Но есть единственное исключение из этого общего правила, оно касается создания результатов интеллектуальной деятельности в рамках договоров заказа (ст. 1288, 1296, 1341, 1372, 1463 ГК РФ).

Договор об отчуждении исключительного права может быть как реальным, так и консенсуальным. Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации переходит от правообладателя к приобретателю в момент заключения договора об отчуждении исключительного права, если иное не предусмотрено соглашением сторон. Соответственно, если договор об отчуждении исключительного права на произведение подлежит государственной регистрации, исключительное право на произведение переходит от правообладателя к приобретателю в момент государственной регистрации этого договора. Но для сторон взаимные права и обязанности возникают с момента согласования существенных условий договора или передачи права.

Следует также отметить, что договор об отчуждении исключительного права может быть как возмездным, так и безвозмездным. По договору приобретатель обязуется уплатить правообладателю предусмотренное договором вознаграждение, если договором не предусмотрено иное. При отсутствии в возмездном договоре об отчуждении исключительного права на произведение условия о размере вознаграждения или порядке его определения договор считается незаключенным. Общее правило определения цены, предусмотренное п. 3 ст. 424 ГК РФ, не применяется, а является его существенным условием, которое стороны обязаны согласовать [1]. Это исключение из общего правила связано не с отсутствием "аналогичных" произведений, исполнений, изобретений, топологий ИМС, а, наоборот, с уникальностью и неповторимостью результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации и отсутствия некой средней цены.

Закон допускает различные формы такого вознаграждения: разовые (паушальные) или периодические (роялти) платежи, отчисления (проценты) от дохода (выручки) или в иной форме (тиража издания) и т.п. Обычно используется сочетание этих способов, состоящее в единовременной выплате после заключения договора и в периодических выплатах (отчислениях) от оговоренной части прибыли. Не допускается безвозмездное отчуждение исключительного права в отношениях между коммерческими организациями, если ГК РФ не предусмотрено иное.

При существенном нарушении приобретателем обязанности выплатить правообладателю в установленный договором об отчуждении исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации срок вознаграждение за приобретение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности прежний правообладатель вправе требовать в судебном порядке перевода на себя прав приобретателя исключительного права и возмещения убытков, если исключительное право перешло к его приобретателю.

Если исключительное право еще не перешло к приобретателю, то при нарушении им обязанности выплатить в установленный договором срок вознаграждение за приобретение исключительного права на объект интеллектуальной собственности правообладатель может отказаться от договора в одностороннем порядке и потребовать возмещения убытков, причиненных расторжением договора. Договор прекращается по истечении тридцатидневного срока с момента получения приобретателем уведомления об отказе от договора, если в этот срок приобретатель не исполнил обязанность выплатить вознаграждение.

Договор об отчуждении исключительного права по общему правилу следует считать двусторонним, так как он предусматривает взаимные права и обязанности для обоих участников. Исключение составляет лишь реальный безвозмездный договор (по существу являющийся разновидностью договора дарения) по причине отсутствия у одаряемой стороны каких-либо обязанностей.

Что касается субъектного состава, то на стороне правообладателя могут выступать: автор, создавший произведение, переводчики, составители, а также авторы изобретений, полезных моделей, их наследники (если наследников несколько, то для заключения договора необходимо их общее согласие) и иные правопреемники правообладателя. Второй стороной является приобретатель. Чаще всего на этой стороне выступают специализированные организации, основной функцией которых является осуществление, например, издательской и иной аналогичной деятельности. Замена на стороне приобретателя возможна, когда приобретенные по договору права полностью или частично передаются другим организациям-пользователям, в случае если это прямо предусмотрено договором.

Наконец, договор об отчуждении исключительного права должен быть заключен в письменной форме. Переход исключительного права по договору подлежит государственной регистрации в случаях и порядке, которые предусмотрены ГК РФ. Несоблюдение письменной формы или требования о государственной регистрации влечет недействительность договора.

Договорные отношения по отчуждению исключительного права обладают некоторыми особенностями, обусловленными характером объекта такого права. Так, при отчуждении права на секрет производства с целью поддержания составляющего его сущность режима коммерческой тайны для предшествующего правообладателя установлена обязанность сохранять конфиденциальность этого секрета до прекращения действия исключительного права на него (п. 2 ст. 1468 ГК РФ).

При отчуждении исключительного права на товарный знак по условиям конкретного договора возможна его передача в отношении всех или только части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован.

Вместе с тем отчуждение такого исключительного права вообще не допускается, если оно может стать причиной введения потребителя в заблуждение относительно товара или его изготовителя (п. 1 и 2 ст. 1488 ГК РФ).

В случае нахождения объекта исключительного права в составе единой технологии лицо, организовавшее создание единой технологии, обязано заключать договоры с правообладателями результатов интеллектуальной деятельности, входящих в ее состав, на отчуждение (передачу) ему таких результатов (п. 2 ст. 1544 ГК РФ). При этом последующее отчуждение исключительного права на единую технологию в целом означает и одновременную передачу (отчуждение) прав на входящие в ее состав отдельные результаты интеллектуальной деятельности. Если, однако, последние (часть единой технологии) имеют самостоятельное значение, то в этом качестве они могут стать и самостоятельными объектами договоров об отчуждении соответствующих исключительных прав (п. 2 ст. 1550 ГК РФ) [2, с. 554 – 555].

Следует отметить, что исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации может принадлежать нескольким лицам совместно, если ГК РФ или соглашением между правообладателями не предусмотрено иное. В этих случаях возникает совсем не праздный вопрос о порядке реализации данного права: какие юридические последствия влечет совершение сделки одним из правообладателей по распоряжению исключительным правом с нарушением требований абз. 2 п. 3 ст. 1229 ГК РФ?[1] Так, если один из соправообладателей при отсутствии соглашения самостоятельно распорядился исключительным правом, например заключил договор об отчуждении исключительного права или лицензионный договор, возможны различные подходы к оценке такой сделки.

Первый подход нашел отражение в решении Суда по интеллектуальным правам от 30.08.2018 по делу N СИП-188/2018 [3]. Такая сделка является недействительной в силу ст. 168 ГК РФ, поскольку нарушает требования закона, в данном случае требование абз. 2 п. 3 ст. 1229 ГК РФ. Согласно п. 1 ст. 168 ГК РФ следует, что сделка, нарушающая требования закона, признается оспоримой (презумпция оспоримости). Однако, если эта сделка посягает на публичные интересы или права и охраняемые законом интересы третьих лиц, она ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима, или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки (п. 2 ст. 168 ГК РФ). В этой связи сделка, нарушающая требование закона о совместном распоряжении исключительным правом, посягает на права третьих лиц – соправообладателей и должна признаваться ничтожной. Последствием признания сделки ничтожной является реституция, суть которой описана в п. 2 ст. 167 ГК РФ. Толкуя данную норму, приходим к выводу о том, что каждая из сторон должна возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительной сделки не предусмотрены законом. Реформа гражданского права, изменив презумпцию с ничтожности на оспоримость сделок, введя эстоппель недействительности (п. 2, 5 ст. 166 ГК РФ), направлена на стабилизацию гражданского оборота [4, с. 28 – 29]. Ведь решение по спору вынести несложно, а как его исполнить – развернуть предоставление по истечении большого количества времени. Федеральный закон от 07.05.2013 N 100-ФЗ ввел правило в этом же ключе – обеспечение стабильности оборота: если из существа оспоримой сделки вытекает, что она может быть лишь прекращена на будущее время, суд, признавая сделку недействительной, прекращает ее действие лишь на будущее время. Такое решение соответствует Принципам договорного права (Principles of European Contract Law (PECL)) и Принципам международных коммерческих договоров УНИДРУА (UNIDROIT Principles of International Commercial Contracts (PICC)) [5, с. 51].

Второй подход заключается в том, что обязательственная сделка (договор об отчуждении или лицензионный договор) является действительной, но исключительное право к приобретателю не переходит, поскольку из римского постулата следует, что никто не может передать другому больше прав, чем имеет сам. Иными словами, эффект распорядительной сделки не наступил.

Эта теоретическая конструкция (деление сделок на обязательственные и распорядительные) хорошо себя зарекомендовала в обязательственном праве. В частности, согласно информационному письму Президиума ВАС РФ N 120 "из положений ст. 390 ГК РФ вытекает, что действительность соглашения об уступке права (требования) не ставится в зависимость от действительности требования, которое передается новому кредитору. Неисполнение обязательства по передаче предмета соглашения об уступке права (требования) влечет ответственность передающей стороны, а не недействительность самого обязательства, на основании которого передается право. Поэтому вывод суда о недействительности соглашения об уступке права (требования) является ошибочным" (п. 1) [6].

Также рекомендуется Вам:

В этом случае, как указано в Справке СИП [7], правообладатель, заключая сделку от имени всех правообладателей, действует при отсутствии необходимых полномочий. Такая сделка будет считаться заключенной от имени и в интересах этого правообладателя, если остальные правообладатели в последующем ее не одобрят (п. 1 и 2 ст. 183 ГК РФ).

В этой связи представляется обоснованной позиция Верховного Суда РФ, согласно которой уступка права, совершенная в нарушение законодательного запрета, является ничтожной (п. 2 ст. 168 ГК РФ, п. 1 ст. 388 ГК РФ), при этом следует принимать во внимание существо уступаемого права и цель ограничения перемены лиц в обязательстве (п. 9) [8].

Действующее законодательство упоминает лицензионный договор вторым по счету, после договора об отчуждении исключительного права. Но на практике это самый распространенный договор о распоряжении исключительным правом. По лицензионному договору одна сторона – обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах (абз. 1 п. 1 ст. 1235 ГК РФ). Вспомним, что в лицензионном договоре отсутствие транслятивного (переносящего) правопреемства означает, как правило, сохранение за лицензиаром права самому использовать произведение, теория "уступки прав"[2] в лицензионном договоре не работает. Таким образом, предметом лицензионного договора о предоставлении права использования произведения являются действия лицензиара по передаче исключительных (имущественных) прав лицензиату только в пределах, установленных договором. При этом понятие "в пределах, установленных договором" означает не только конкретный вид передаваемого права, но и срок, на который данное право передается. Передача исключительных прав по лицензионному договору производится на время, что позволяет лицензиару сохранять за собой право "получить обратно" переданные права, а не навсегда и бесповоротно, как в договоре об отчуждении исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации.

По лицензионному договору не могут передаваться права на еще не созданные произведения. В противном случае речь идет не о лицензионном договоре, а о договоре заказа.

Характеристика условия лицензионного договора о предоставлении права использования результата интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации как существенного означает, что без него договор не считается заключенным, а следовательно, не порождает для сторон никаких прав и обязанностей.

Лицензионный договор о предоставлении права использования должен содержать:

– предмет договора;

– способы использования, например воспроизведение, распространение, перевод, импорт, экспорт и др. Тем не менее в случае, если определенное право не указано в договоре, считается, что оно не было передано;

– другие условия, которые стороны сочтут существенными для данного договора.

В лицензионном договоре должна быть указана территория, на которой допускается использование произведения. Автор может разрешить использование объекта интеллектуальной собственности по всему миру (мировые права), иногда выборочно, в нескольких странах. Если территория, на которой допускается использование результата интеллектуальной деятельности, в договоре не указана, лицензиат вправе осуществлять его использование на всей территории РФ.

Срок, на который заключается лицензионный договор, не может превышать срок действия исключительного права на соответствующий результат интеллектуальной деятельности. В случае когда в лицензионном договоре срок его действия не определен, договор считается заключенным на пять лет. В случае прекращения исключительного права лицензионный договор прекращается (абз. 3 п. 4 ст. 1235 ГК РФ). Следовательно, срок не относится к числу его существенных условий. Лицензионный договор считается возмездным, если договором не предусмотрено иное. При отсутствии в возмездном лицензионном договоре условия о размере вознаграждения или порядке его определения договор считается незаключенным. Переход исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации к новому правообладателю не является основанием для изменения или расторжения лицензионного договора, заключенного предшествующим правообладателем (право следования).

В законодательстве и литературе традиционно говорят о следующих видах лицензионных договоров о предоставлении права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации:

– предоставление лицензиату права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации с сохранением за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам (простая (неисключительная) лицензия);

– предоставление лицензиату права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации без сохранения за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам (исключительная лицензия). Главное, что лицензиар не вправе сам использовать РИД в тех пределах, в которых право использования такого РИД предоставлено лицензиату по договору на условиях исключительной лицензии, если этим договором не предусмотрено иное.

Лицензия предполагается простой (неисключительной), если лицензионным договором не предусмотрено иное (п. 2 ст. 1236 ГК РФ). В одном лицензионном договоре в отношении различных способов использования произведения могут содержаться условия для лицензионных договоров разных видов.

Что касается существенной содержательной специфики лицензионного договора о предоставлении права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, то согласно закону можно выделить следующие права и обязанности лицензиара и лицензиата по договору:

– право лицензиата использовать результат интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации только в пределах тех прав и теми способами, которые предусмотрены лицензионным договором;

– право лицензиата осуществлять использование результата интеллектуальной деятельности на всей территории РФ, в случае если конкретная территория не указана в тексте договора (п. 3 ст. 1235 ГК РФ);

– обязанность лицензиата уплатить лицензиару обусловленное договором вознаграждение, если самим договором не предусмотрено иное (п. 5 ст. 1235 ГК РФ);

– обязанность лицензиата представлять лицензиару отчеты об использовании результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, если лицензионным договором не предусмотрено иное. Если в лицензионном договоре, предусматривающем представление отчетов об использовании указанных объектов, отсутствуют условия о сроке и порядке их представления, лицензиат обязан представлять такие отчеты лицензиару по его требованию (п. 1 ст. 1237 ГК РФ);

– обязанность лицензиара в течение срока действия лицензионного договора воздерживаться от каких-либо действий, способных затруднить осуществление лицензиатом предоставленного ему права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах (п. 2 ст. 1237 ГК РФ). По соглашению сторон на контрагентов могут быть возложены и иные обязанности.

Важно отдавать себе отчет в том, что лицензионный договор заключается в письменной форме, если ГК РФ не предусмотрено иное (п. 2 ст. 1235 ГК РФ). Несоблюдение письменной формы влечет за собой недействительность лицензионного договора. Предоставление права использования результата интеллектуальной деятельности подлежит государственной регистрации в случаях и в порядке, которые предусмотрены ст. 1232 ГК РФ. Однако, например, договор о предоставлении права использования произведения в периодическом печатном издании может быть заключен в устной форме.

Возможность заключения лицензиатом сублицензионного договора на предоставление права использования произведения напрямую зависит от волеизъявления лицензиара (письменное согласие) по лицензионному договору. Появляются три субъекта, имеющие возможность использовать один и тот же результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации в различных вариациях, – это лицензиар, лицензиат и сублицензиат. В качестве лицензиара обычно выступает сам правообладатель, хотя крупные производители программных продуктов, такие как Microsoft Corp., IBM и др., обычно выделяют в рамках группы своих компаний отдельную организацию, которая выступает в качестве лицензиара в договорных отношениях[3] [9, с. 112]. Между лицензиаром и лицензиатом (дистрибьютором) заключаются договоры, в рамках которых устанавливается, в частности, объем правомочий дистрибьютора в отношении распространяемого программного обеспечения. Как правило, такие соглашения предоставляют право распространения экземпляров компьютерной программы реселлерам (сублицензиатам) на определенной территории. Между дистрибьюторами и реселлерами заключается соглашение, в рамках которого последние могут реализовывать программные продукты конечным пользователям. Между реселлером и конечным пользователем заключается соглашение, именуемое "сублицензионный договор", в котором указывается, что по нему передается исключительное право на использование компьютерной программы на условиях неисключительной лицензии. Ситуация осложняется тем, что, устанавливая компьютерную программу, пользователь щелкает мышью и заключает лицензионное соглашение посредством конклюдентных действий (поведение лица, из которого явствует его воля) с самим правообладателем. В практике подобный способ заключения договора именуется click-wrap agreement[4].

При предоставлении лицензиату простой (неисключительной) лицензии с правом выдачи сублицензии результат интеллектуальной деятельности могут одновременно использовать и лицензиар, и лицензиат, и сублицензиат (объем принадлежащих этим субъектам прав может быть различным, например по способам, срокам, территории использования объекта интеллектуальной собственности и т.д.). В случае неисключительной лицензии без права выдачи сублицензии одновременно использовать могут только лицензиар и лицензиат. Если у лицензиата по лицензионному договору имеется право выдачи сублицензии, то правом использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации наделяются только лицензиат и сублицензиат. В том случае, если у лицензиата отсутствует право выдачи сублицензии по исключительной лицензии, право использования принадлежит исключительно лицензиату.

Характерно, что ответственность перед лицензиаром за действия сублицензиата несет лицензиат, если лицензионным договором не предусмотрено иное (п. 4 ст. 1238 ГК РФ).

В качестве основания прекращения сублицензионного договора законодатель называет досрочное прекращение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации независимо от причины. Вместе с тем сублицензионные договоры могут признаваться и недействительными. По общему правилу недействительность лицензионного договора означает, что он не влечет юридических последствий с момента его заключения. Следовательно, заключенные на его основе сублицензионные договоры также признаются недействительными.

Однако есть исключение из общего правила, когда сублицензионные договоры считаются прекращенными только лишь на будущее время в тех случаях, в которых ГК предусматривает такое последствие для лицензионных договоров, например, лицензионные договоры, заключенные на основе патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец, признанного впоследствии недействительным, сохраняют действие в той мере, в какой они были исполнены к моменту принятия решения о недействительности патента.

Многообразны и формы лицензирования от исключительной лицензии до разрешения на совершение одного конкретного действия. Так, важной особенностью лицензионного договора в отношении секрета производства является обязанность сохранять конфиденциальность секрета производства. Срок этой обязанности различается для сторон: для лицензиара и для лицензиата (п. 3 ст. 1469 ГК РФ) – лицензиар обязан сохранять конфиденциальность секрета производства в течение всего срока действия лицензионного договора, а лицензиат обязан сохранять конфиденциальность секрета производства до прекращения действия исключительного права на секрет производства.

Спецификой обладает лицензионный договор, по которому автором или иным правообладателем (лицензиаром) предоставляется лицензиату простая (неисключительная) лицензия на использование произведения науки, литературы или искусства, который может быть заключен в упрощенном порядке (открытая лицензия) (ст. 1286.1 ГК РФ). Открытая лицензия является договором присоединения. Все ее условия должны быть доступны неопределенному кругу лиц и размещены таким образом, чтобы лицензиат ознакомился с ними перед началом использования соответствующего произведения. В открытой лицензии может содержаться указание на действия, совершение которых будет считаться акцептом ее условий (ст. 438 ГК РФ). В этом случае письменная форма договора считается соблюденной. Предметом открытой лицензии является право использования произведения науки, литературы или искусства в предусмотренных договором пределах. Лицензиар может предоставить лицензиату право на использование принадлежащего ему произведения для создания нового результата интеллектуальной деятельности. В данном случае, если иное не предусмотрено открытой лицензией, считается, что лицензиар сделал предложение заключить договор (п. 2 ст. 437 ГК РФ) об использовании принадлежащего ему произведения любым лицам, желающим использовать новый результат интеллектуальной деятельности, созданный лицензиатом на основе этого произведения, в пределах и на условиях, которые предусмотрены открытой лицензией. Акцепт такого предложения считается также акцептом предложения лицензиара заключить лицензионный договор в отношении этого произведения. Открытая лицензия является безвозмездной, если ею не предусмотрено иное. В случае если срок действия открытой лицензии не определен, в отношении программ для ЭВМ и баз данных договор считается заключенным на весь срок действия исключительного права, а в отношении других видов произведений договор считается заключенным на пять лет.

Если в открытой лицензии не указана территория, на которой допускается использование соответствующего произведения, то использование допускается на территории всего мира. По сути, такая лицензия носит экстерриториальный характер, при этом по желанию самого правообладателя территория может быть и ограничена, что определяется п. 8 ст. 1211 ГК РФ.

Лицензиар, предоставивший открытую лицензию, вправе в одностороннем порядке полностью или частично отказаться от договора (п. 2 ст. 450 ГК РФ), если лицензиат будет предоставлять третьим лицам права на использование принадлежащего лицензиару произведения либо на использование нового результата интеллектуальной деятельности, созданного лицензиатом на основе этого произведения, за пределами прав и (или) на иных условиях, чем те, которые предусмотрены открытой лицензией. Автор или иной правообладатель в случае, если исключительное право на произведение нарушено неправомерными действиями по предоставлению или использованию открытой лицензии, вправе требовать применения к нарушителю мер защиты исключительного права (ст. 1252 ГК РФ).

Необходимо специально подчеркнуть, что открытая лицензия – это консенсуальный, безвозмездный, взаимный договор присоединения, предметом которого является предоставление лицензиату простой (неисключительной) лицензии на использование произведений науки, литературы или искусства, условия которого доступны неопределенному кругу лиц, т.е. все условия открытой лицензии должны быть доступны третьим лицам и размещены таким образом, чтобы лицензиат ознакомился с ними перед началом использования соответствующего произведения.

Что же касается заключения лицензионных договоров о предоставлении права использования программы для ЭВМ или базы данных, то допускается путем заключения каждым пользователем с соответствующим правообладателем договора присоединения, условия которого изложены на приобретаемом экземпляре таких программы или базы данных либо на упаковке этого экземпляра (оберточные лицензии). Начало использования этих программы или базы данных пользователем, как оно определяется такими условиями, означает его согласие на заключение договора. Получая экземпляр материального носителя программы для ЭВМ или базы данных, пользователь считается подписавшим договор, существо которого изложено на этом экземпляре (упрощенный порядок). В этом случае письменная форма договора считается соблюденной. Следует обратить внимание на то обстоятельство, что лицензионный договор, заключаемый в упрощенном порядке, является безвозмездным, если договором не предусмотрено иное.

В таких соглашениях, которые заключаются в форме договора присоединения [10, с. 13 – 75], могут встречаться неблагоприятные для конечных пользователей условия. У такого пользователя нет сильных переговорных возможностей для отстаивания своих интересов в отношениях с экономически более сильными участниками рынка. Вовлеченность слабой стороны, которой является пользователь, по лицензионному договору позволяет требовать расторжения или изменения лицензионного договора, если такой договор хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств или содержит явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

В иностранных правопорядках очень популярна "доктрина несправедливых договорных условий" (США, Англия), под влиянием которой в отечественном гражданском праве появилось правило, согласно которому при заключении договора, не являющегося договором присоединения, условия договора определены одной из сторон, а другая сторона поставлена в положение, существенно затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора в силу явного неравенства переговорных возможностей, такая сторона также вправе требовать расторжения или изменения договора в судебном порядке. При этом в случае изменения или расторжения договора судом по требованию присоединившейся к договору стороны договор считается действовавшим в измененной редакции или не действовавшим с момента его заключения (указанное правило – абз. 2 п. 2 ст. 428 ГК РФ – введено благодаря Федеральному закону от 08.03.2015 N 42-ФЗ). Тем самым осуществлена попытка достичь хрупкого баланса в регулировании интересов лицензиара и лицензиата при применении конструкции договора присоединения. Установление баланса прав, особенно в электронном пространстве, является существенным как для обеспечения свободного обмена информацией, так и для развития информационной инфраструктуры, которая служит удовлетворению интересов общества.

В Декларации принципов развития информационного общества указывается, что для поощрения инновационной деятельности и творчества в информационном обществе равное значение имеет как защита интеллектуальной собственности, так и широкое распространение и совместное использование знания (п. 42) [11]. Отсюда следует, что критерием, позволяющим правильно установить правовой режим использования информации, знания, результатов интеллектуальной деятельности, является обеспечение баланса защищаемых ценностей.

Как представляется, лицо, организовавшее создание (продюсер) сложного объекта (кинофильма, иного аудиовизуального произведения, театрально-зрелищного представления, мультимедийного продукта, базы данных), приобретает право использования результата интеллектуальной деятельности, специально созданного или создаваемого для включения в такой сложный объект, и соответствующий договор считается договором об отчуждении исключительного права, если иное не предусмотрено соглашением сторон. Кроме того, это единственное исключение из правила, сделанное законодателем в отношении сложных объектов. Во всех остальных случаях законодатель предлагает толковать договор судьям при разрешении спорной ситуации в отношении объема передаваемых прав в сторону меньшего объема. Сказанное в полной мере подтверждается п. 3 ст. 1233 ГК РФ. Договор, в котором прямо не указано, что исключительное право на результат интеллектуальной деятельности передается в полном объеме, считается лицензионным договором, за исключением договора, заключаемого в отношении права использования результата интеллектуальной деятельности, специально созданного или создаваемого для включения в сложный объект.

Изложенные правила применяются и к праву использования результатов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии, поскольку она обычно также создается на основании договоров с обладателями исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, входящих в ее состав (ст. 1550 ГК РФ).

Вместе с тем договор о передаче исключительных прав на единую технологию обладает и некоторыми особенностями, в частности, одним из его существенных условий является план реализации единой технологии, невыполнение которого считается основанием для расторжения такого договора в судебном порядке и перехода прав на единую технологию к Российской Федерации и ее субъекту.

Новое прочтение интеллектуальных прав на такие сложные объекты обусловливает необходимость государственного вмешательства не только в целях защиты, но и в целях ограничения интеллектуальных прав, когда реализация последних может привести к ущемлению иных защищаемых законом ценностей.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Постановление Правительства РФ от 21 марта 1994 г. N 218 "О минимальных ставках авторского вознаграждения за некоторые виды использования произведений литературы и искусства" // САПП РФ. 1994. N 13. Ст. 994.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Российское гражданское право: В 2 т. Обязательственное право" (том 2) (отв. ред. Е.А. Суханов) включен в информационный банк согласно публикации – Статут, 2011 (2-е издание, стереотипное).

2. Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. II: Обязательственное право / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2010.

3. Официальный сайт Суда по интеллектуальным правам – http://ipc.arbitr.ru.

4. Бевзенко Р.С. Принцип добросовестности в обязательственном праве. Новые инструменты защиты от хитрых уловок контрагентов // Юрист компании. 2015. N 6.

5. Усачева К.А. Единая модель реституционных отношений в проектах реформирования французского и швейцарского обязательственного права (часть вторая: Основные прикладные вопросы реституции) // Вестник гражданского права. N 1. 2016. Том 16.

6. Информационное письмо Президиума ВАС РФ N 120 от 30 октября 2007 г. "Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации" // Справочно-правовая система "Гарант".

7. Справка о некоторых спорных вопросах соправообладания исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности и средство индивидуализации // http://msal.ru/events/zasedanie-nauchno-konsultativnogo-soveta.

8. Постановление Пленума ВС РФ от 21 декабря 2017 г. N 54 "О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки" // Справочно-правовая система "Гарант".

9. Савельев А.И. Отдельные вопросы применения норм об исчерпании прав в отношении программ для ЭВМ // Вестник гражданского права. 2011. N 3. Том 11.

10. Савельев А.И. Договор присоединения в российском гражданском праве // Вестник гражданского права. 2010. N 5.

11. Declaration of Principles: Building the Information Society: Global Challenge in the Millennium. United Nations and International Telecommunication Union. Document N WSIS-03/GENEVA/DOC/4-R, Geneva, 12 December 2003.

 


[1] 30.11.2018 состоялось заседание Научно-консультативного совета при Суде по интеллектуальным правам в рамках совместной XV Международной научно-практической конференции "Кутафинские чтения" и XIX Международной научно-практической конференции юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова "Конституция Российской Федерации и современный правопорядок". В рамках мероприятия обсуждались спорные вопросы соправообладания исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности и средство индивидуализации.

[2] Часть четвертая ГК РФ не использует терминологию – соглашение об уступке авторских прав, чтобы не смешивать этот договор с общегражданской цессией как инструмент оборота обязательственных прав. Между тем в странах общего права, во французской и немецкой цивилистике вопросы перехода авторских прав обсуждаются в терминах цессионарного правопреемства. Принципиальное отличие от отечественной цессии заключается в том, что при последующей передаче авторских прав новый цессионарий не несет ответственности по обязательствам выплаты вознаграждения, вытекающим из первоначального договора.

[3] Данные компании, как правило, создаются в благоприятном с точки зрения существующего налогового регулирования месте, это позволяет локализовать возможные риски, связанные с ответственностью в рамках лицензионных договоров, а также обеспечивать единую политику при управлении исключительными правами на программные продукты и определении условий их лицензирования.

[4] В отношении действительности click-wrap agreement по российскому праву было высказано много возражений относительно признания за ними юридической силы. В качестве отрицательных аргументов указывают: неопределенность субъектного состава такого договора; присутствие в нем обременительных и несправедливых условий; возможное несоответствие требованиям закона о письменной форме, которая в ряде случаев является обязательной, и др.

Рекомендуется Вам: