ЮрФак: изучение права онлайн

Недвижимое имущество бывших супругов: правовые и организационные проблемы его раздела

Автор: Колоколова О.Н.

Оглавление

Первоначальные требования Семена

Первоначальные требования Тамары

Позиция суда первой инстанции

Первое решение суда апелляционной инстанции

Позиция кассационной инстанции

Особый правовой статус недвижимости в Испании

Рекомендации суду второй инстанции

Позиция второй апелляционной инстанции

Оценка павильона "Снежинка"

Владейте тем, чем уже владеете

Бизнес разделить невозможно

Основные научно-практические выводы

Литература


Для того чтобы упорядочить отношения между мужчиной и женщиной, человечество изобрело институт брака. Отношения в рамках данного института имеют весьма пестрый характер. С одной стороны, брак — категория идеологическая, поэтому она проявляется в рамках религиозных воззрений и морально-этических канонов.

Поскольку россияне в своей значительной массе позиционируют себя как христиане-ортодоксы (православные), то брак в первую очередь институт церковного права, ибо брак — это таинство (феномен), который фиксируется где-то там, на небесах. В данном случае главный менеджер по организации брачно-семейных отношений — священник. Во вторую очередь брак для мужчины и женщины — обоюдовыгодная сделка. Это уже сфера гражданского права. Главный менеджер данного проекта — нотариус, задача которого обеспечить надлежащий правовой статус имущества супругов. Задача не из легких, ибо масса этого имущества за годы совместной жизни супругов может существенно меняться, более того, рано или поздно может возникнуть вопрос о разделе этой массы между супругами, дарении или завещании ее части одним из них.

У большинства супругов масса этого имущества стремится к нулю, поэтому спор о его разделе если не прост, то и не безнадежен. Проблемы раздела имущества супругов умножаются в геометрической прогрессии, когда:

— брак был заключен в так называемый советский период;

— брачный контракт супругами не заключался[1];

— совместно нажитое имущество включает предметы недвижимости, стоимость которых уже сама по себе спорная категория;

Также рекомендуется Вам:

— спорное имущество — бизнес, отягощенный всевозможными обременениями (кредиты, залоги).

Как в таких случаях супругам делить нажитое честным трудом — поясним на примере Семена и Тамары[2], которые в 1987 — 2016 гг. состояли в зарегистрированном браке.

Первоначальные требования Семена

Семен подал в суд иск о разделе совместно нажитого имущества и признании за ним права собственности на имущество на сумму 72 757 566 руб. В указанное имущество истец включил автомобиль Lexus LX 570, объекты недвижимости, расположенные в г. Курске: жилой дом с хозяйственными строениями, земельный участок под ним, семь нежилых помещений различной площади, а также жилое строение в Курском районе, земельный участок под ним.

За Тамарой истец просил признать право собственности на имущество на общую сумму 93 768 518 руб. В указанное имущество должны были входить автомобиль Porsche Cayenne, объекты недвижимости: две трехкомнатные квартиры в г. Курске, квартира в Испании (о. Пальма-де-Майорка), два нежилых помещения, расположенные в г. Курске, павильон "Снежинка". При этом истец просил взыскать с Тамары в его пользу денежную компенсацию в счет возмещения разницы стоимости переданного имущества — 21 010 952 руб.

Семен также требовал взыскать с Тамары в его пользу компенсацию в размере 1/2 доли рыночной стоимости коммерческой деятельности, торговли розничными лекарственными средствами по состоянию на 31 декабря 2015 г. в размере 93 192 000 руб., а за период с 1 января по 31 мая 2016 г. в размере 2 470 190,71 руб.

Первоначальные требования Тамары

Тамара предъявила к бывшему супругу встречный иск также о разделе совместно нажитого имущества и передаче ей в собственность имущества на сумму 56 181 087 руб., включив в этот перечень объекты недвижимости, расположенные в г. Курске: пять нежилых помещений, трехкомнатную квартиру площадью 140,3 кв. м, жилой дом с хозяйственными строениями, земельный участок под ним, автомобиль Porsche Cayenne, павильон "Снежинка", оборудование аптек рыночной стоимостью 8 678 000 руб. Определить между ею и Семеном доли в праве общей долевой собственности на жилую квартиру в Испании (о. Майорка) по 1/2 доле за каждым.

Выделить в собственность Семена имущество на сумму 54 285 817,49 руб., куда входят объекты недвижимости, расположенные в г. Курске: три нежилых помещения, трехкомнатная квартира, жилое строение в Курском районе, земельный участок под ним, автомобиль Lexus LX 570, автомобиль Hyundai Grand Santa Fe, оборудование для пекарни согласно перечню рыночной стоимостью в 2 415 772,49 руб.

Выделить в собственность ей (Тамаре) нежилое помещение (на поэтажном плане — комнаты площадью 261,10 кв. м рыночной стоимостью 23 000 000 руб.), находящееся в залоге у ПАО "Сбербанк России", зарегистрированные обременения: ипотека в силу закона.

Тамара также просила признать долг по кредитному договору N 2216/85960153/029/16/1, заключенному между ею и ПАО "Сбербанк РФ" 22 апреля 2016 г., долгом за ней (Тамарой).

Выделить ей (Тамаре) товарно-материальные ценности стоимостью 32 896 220,64 руб. с взысканием компенсации в пользу Семена 16 448 110,32 руб.

Признать за ней кредиторскую задолженность ИП Тамара в размере 38 089 323,54 руб. и взыскать с Семена в ее пользу компенсацию в размере 19 161 508,13 руб.

Взыскать с Семена в ее пользу компенсацию за исполнение обязательств по кредитному договору от 9 сентября 2015 г. N 2216/85960153/079/15/1 в размере 4 500 000 руб.

Взыскать с Семена в ее пользу 1/2 долю расходов, понесенных при ведении финансово-хозяйственной деятельности индивидуального предпринимателя, в размере 176 221 739 руб.

Позиция суда первой инстанции

Решением Ленинского районного суда г. Курска от 21 марта 2017 года, с учетом дополнительного решения того же суда от 11 апреля 2017 г., исковые требования Семена и встречные исковые требования Тамары были удовлетворены частично. Семену было передано имущество на сумму 25 142 093 руб., в его пользу с Тамары взыскана денежная компенсация в счет возмещения разницы стоимости переданного имущества — 86 585 859 руб. Также с последней в пользу Семена взыскана денежная компенсация в размере 1/2 доли рыночной стоимости коммерческой деятельности — 93 192 000 руб.

Тамаре передано имущество на сумму 142 983 991 руб. Ей в собственность выделена также предпринимательская коммерческая деятельность на сумму 186 384 000 руб.

Долг по кредитному договору от 22 апреля 2016 г. N 2216/85960153/029/16/1 признан долгом Тамары.

С Семена в пользу последней взыскана денежная компенсация по выплаченной ею задолженности по кредитному договору от 9 сентября 2015 г. N 2216/85960153/079/15/1 в сумме 4 500 000 руб.

Прекращено зарегистрированное право общей совместной собственности сторон на перечисленное выше недвижимое имущество как Тамары, так и Семена.

Решением суда между сторонами распределены судебные расходы.

Первое решение суда апелляционной инстанции

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Курского областного суда от 5 июня 2017 г., с учетом Определения от 14 июня 2017 г. об исправлении арифметической ошибки, оба решения суда первой инстанции были отменены в части:

— передачи и взыскания с Тамары в пользу Семена компенсации в размере 1/2 доли рыночной стоимости коммерческой деятельности в размере 93 192 000 руб.;

— отказа в удовлетворении исковых требований Тамары о разделе аптечного оборудования, прекращения ее права собственности на нежилое здание.

Решение, кроме того, было изменено в части раздела имущества и денежной компенсации. Заново в порядке раздела имущества его объекты были переданы в собственность Семену и Тамаре.

С Тамары в пользу Семена взыскана денежная компенсация в счет возмещения разницы стоимости переданного имущества в сумме 45 596 723,79 руб.

В удовлетворении исковых требований Семена о выделении Тамаре и взыскании с нее в его пользу компенсации в размере 1/2 доли рыночной стоимости коммерческой деятельности в размере 93 192 000 руб., прекращении права собственности Семена на одно нежилое здание отказано.

В остальной части решение районного суда было оставлено без изменения.

Позиция кассационной инстанции

В кассационной жалобе Семен просит об отмене Апелляционного определения и об оставлении в силе решения Ленинского районного суда города Курска от 21 марта 2017 г.

В кассационной жалобе и в дополнениях к ней Тамара просила отменить Апелляционное определение в части передачи в ее собственность квартиры в Испании, отказа в иске о разделе пекарского оборудования, отказа в иске о разделе кредиторской задолженности в размере 38 089 323,54 руб. и удовлетворения требований о разделе товарно-материальных ценностей в размере 38 323 016,26 руб., удовлетворения требований о разделе комнат (29 — 39) и направлении дела в этой части на новое апелляционное рассмотрение.

Президиум Курского областного суда пришел к выводу о том, что Апелляционное определение от 5 июня 2017 г. и Определение от 14 июня 2017 г. об исправлении арифметической ошибки судебной коллегии по гражданским делам Курского областного суда подлежат отмене.

По общему правилу основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке в соответствии со ст. 387 Гражданского процессуального кодекса (далее — ГПК РФ) являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Президиум нашел, что нарушения такого характера при разрешении настоящего дела были допущены и выразились в следующем.

При рассмотрении заявленных сторонами исков судом установлено, что в период брака Семен и Тамара нажили имущество, объем которого сторонами не оспаривается.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования сторон частично, суд первой инстанции исходил из презумпции режима совместной собственности в отношении имущества супругов, приобретенного в период брака, и коммерческой деятельности индивидуального предпринимателя Тамары.

Удовлетворяя исковые требования Семена в части раздела коммерческой деятельности, суд выделил в ее собственность предпринимательскую коммерческую деятельность в размере 186 384 000 руб. и взыскал с Тамары в пользу Семена компенсацию в размере 1/2 доли рыночной стоимости указанной коммерческой деятельности по состоянию на 31 декабря 2015 г. в размере 93 192 000 руб., отказав в удовлетворении исковых требований Тамары в разделе оборудования аптек рыночной стоимостью 8 768 000 руб., товарно-материальных ценностей на сумму 38 323 016,26 руб.

Судебная коллегия не согласилась с выводами районного суда, констатировав, что сама по себе коммерческая деятельность индивидуального предпринимателя не относится к объектам гражданских прав. Так как недвижимое имущество и оборудование аптек, товарно-материальные ценности в виде товарного остатка сети аптек "Здоровье" относятся к имуществу, подлежащему разделу, то судебная коллегия указала на необоснованность решения районного суда, отказавшего в разделе общего имущества — оборудования аптек, отменив его в этой части.

Суд второй инстанции также изменил решение районного суда в части передачи каждой из сторон конкретных объектов недвижимости и определении размера денежной компенсации за имущество.

Очевидно, что с такими выводами президиум Курского областного суда согласиться не мог. В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

В силу п. 1 ст. 161 Семейного кодекса РФ (далее — СК РФ) личные неимущественные и имущественные права и обязанности супругов определяются законодательством государства, на территории которого они имеют совместное место жительства, а при отсутствии совместного места жительства — законодательством государства, на территории которого они имели последнее совместное место жительства. Личные неимущественные и имущественные права и обязанности супругов, не имевших совместного места жительства, определяются на территории Российской Федерации законодательством Российской Федерации.

Согласно ст. 6 СК РФ, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены семейным законодательством, применяются правила международного договора.

Особый правовой статус недвижимости в Испании

В силу Договора между СССР и Королевством Испания о правовой помощи по гражданским делам, ратифицированного Федеральным законом от 30 июля 1996 г. N 101-ФЗ (ст. 20 Договора), разрешение исков о вещных правах на недвижимое имущество, его найме и аренде, его наследовании относится к исключительной компетенции суда того государства, на территории которого находится недвижимое имущество.

Положениями ст. 34 СК РФ и ст. 256 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) предусмотрено, что совместная собственность супругов возникает в силу прямого указания закона.

К общему имуществу супругов согласно п. 2 ст. 34 СК РФ относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

В соответствии с разъяснениями, данными в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака", общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу (п. 1 и 2 ст. 34 СК РФ), является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу ст. 128, 129, п. 1 и 2 ст. 213 ГК РФ может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов или кем из супругов оно было приобретено или внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества.

В случае спора раздел общего имущества супругов, а также определение долей супругов в этом имуществе производится в судебном порядке. При разделе общего имущества супругов суд по требованию супругов определяет, какое имущество подлежит передаче каждому из супругов. В случае если одному из супругов передается имущество, стоимость которого превышает причитающуюся ему долю, другому супругу может быть присуждена соответствующая денежная или иная компенсация (п. 3 ст. 38 СК РФ).

Статья 39 СК РФ регулирует вопросы определения долей при разделе общего имущества супругов.

Из содержания указанных норм в их взаимосвязи следует, что общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу, является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу ст. 128, 129, п. 1 и 2 ст. 213 ГК РФ может быть объектом гражданских прав.

Правильно же определить подсудность дел по спорам об имуществе, в целом или в части находящемся за пределами Российской Федерации, суд не может без учета международных договоров и соглашений, заключенных Российской Федерацией.

Как следует из материалов дела, квартира в Испании, в соответствии с информационной выпиской о собственнике и обременениях из реестровой информации Испании, по своему правовому режиму относится к супружеской собственности и ее владельцами являются как Тамара, так и Семен.

Разрешая заявленные исковые требования о разделе совместно нажитого имущества супругов и передав жилую квартиру в Испании в собственность Тамары, судебные инстанции не применили положения действующего Договора между СССР и Королевством Испания о правовой помощи по гражданским делам, ратифицированного Федеральным законом от 30 июля 1996 г. N 101-ФЗ, по разрешению исков о вещных правах на недвижимое имущество, определяющего юрисдикцию суда государства местом нахождения имущества. Хотя объект недвижимости (квартира) расположен на территории Королевства Испания, судебные инстанции тем не менее включили его в перечень имущества, о котором идет спор, тем самым не определив действительный объем совместно нажитого имущества, подлежащего разделу по нормам СК РФ, и, как следствие этого, нарушили положения ст. 38 СК РФ, определяющей принципы и порядок раздела общего имущества супругов.

Допущенные нарушения норм права были признаны существенными и непреодолимыми, в связи с чем они могли быть исправлены только посредством отмены судебного постановления.

Рекомендации суду второй инстанции

Учитывая, что повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции (п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции"), а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (ст. 6.1 ГПК РФ), президиум Курского областного суда счел необходимым отменить Апелляционное определение от 5 июня 2017 г. и Определение от 14 июня 2017 г. об исправлении ошибки судебной коллегии по гражданским делам Курского областного суда и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду предлагалось учесть вышеизложенное, разрешить спор исходя из установленных обстоятельств в соответствии с нормами материального права, регулирующими возникшие отношения, а также при точном соблюдении норм процессуального права.

Кроме того, Определением судьи Курского областного суда от 14 сентября 2017 г. было удовлетворено ходатайство Тамары о приостановлении исполнения Апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Курского областного суда от 5 июня 2017 г. до окончания производства в суде кассационной инстанции. Поскольку кассационное производство завершено разрешением жалоб по существу, приостановление исполнения Апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Курского областного суда от 5 июня 2017 г. подлежит отмене.

Итог: Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Курского областного суда от 5 июня 2017 г. и Определение того же суда от 14 июня 2017 года были отменены, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Курского областного суда[3].

Позиция второй апелляционной инстанции

Вторая апелляционная инстанция заявила, что она не может согласиться с данными выводами суда, поскольку они не основаны на нормах действующего законодательства.

Согласно Федеральному стандарту "Оценка бизнеса", утвержденному Приказом Минэкономразвития России от 1 июня 2015 г. N 326, объектами оценки могут выступать акции, паи в паевых фондах производственных кооперативов, доли в уставном капитале; имущественный комплекс организации или его часть как обособленное имущество действующего бизнеса может являться объектом оценки в соответствии с требованиями настоящего федерального стандарта.

Таким образом, коммерческая деятельность ИП как объект оценки действующим законодательством не предусмотрена, поскольку не может являться объектом имущественного права и быть предметом сделки, т.к. для определения рыночной стоимости объекта необходимо право на его отчуждение, тогда как коммерческая деятельность ИП является деятельностью по получению прибыли ИП, в связи с чем коммерческая деятельность ИП как физического лица не позволяет рассматривать ее как объект имущественного права и не может подлежать оценке.

При этом заключение экспертов от 19 января 2017 г. N 188 об определении рыночной стоимости коммерческой деятельности (бизнеса) ИП Тамары по состоянию на 31 декабря 2015 г. с указанием оценки 186 384 000 руб. не может быть принято как надлежащее доказательство, поскольку не содержит описания объекта оценки, а именно имущественного комплекса, подлежащего оценке, его составляющих частей, имущественных прав на объект оценки. Исходя из определения стоимости путем доходного подхода оценки чистой прибыли ИП Тамары, на основании выписки из расчетного счета по состоянию на 31 декабря 2015 г., когда стороны состояли в браке, а не на момент раздела имущества, на основании прогнозируемого размера прибыли на предстоящие периоды, без учета расходов ИП, заключение не может быть принято как оценка реально имеющегося имущества и прав на него.

Так как недвижимое имущество и оборудование аптек являются предметом раздела имущества, судом первой инстанции без законных оснований отказано в разделе общего имущества — оборудования аптек.

С учетом вышеизложенного решение суда в этой части нельзя признать законным и оно подлежит отмене с вынесением нового решения, которым в удовлетворении исковых требований Семена о взыскании с Тамары в его пользу компенсации в размере 1/2 доли рыночной стоимости коммерческой деятельности, торговли розничными лекарственными средствами, изделиями, применяемыми в медицинских целях, ортопедическими изделиями, парфюмерными и косметическими товарами, товарами личной гигиены, по состоянию на 31 декабря 2015 г. в размере 93 192 000 руб. следует отказать.

Судебная коллегия по основаниям, изложенным в Постановлении президиума Курского областного суда, не согласилась с решением суда первой инстанции в части раздела недвижимого имущества, находящегося за границей Российской Федерации, — квартиры в Испании, направив бывших супругов разрешать спор в Королевство, и дело в этой части было прекращено.

В ходе судебного разбирательства в суде апелляционной инстанции от Тамары поступили заявление об отказе от исковых требований в части и просьба прекратить производство по делу в части выделения ей товарно-материальных ценностей стоимостью 32 896 220,64 руб.

Представители Семена возражали против этого, указав, что данные товарно-материальные ценности должны быть учтены при определении рыночной стоимости коммерческой деятельности и взыскании компенсации в размере 1/2 доли стоимости указанной коммерческой деятельности. При этом не оспаривали того обстоятельства, что данные требования ими в суде первой инстанции не заявлялись и, согласно заключению экспертизы, при определении рыночной стоимости коммерческой деятельности не учитывались.

В соответствии с ч. 1 и 2 ст. 39 ГПК РФ истец вправе отказаться от иска. Суд не принимает отказ от иска, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

В соответствии со ст. 220 и 221 ГПК РФ суд прекращает производство по делу в случае, если истец отказался от иска и отказ принят судом.

Производство по делу прекращается определением суда, в котором указывается, что повторное обращение в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям не допускается.

В силу ст. 326.1 ГПК РФ отказ истца от иска, совершенный после принятия апелляционной жалобы, должен быть выражен в поданном суду апелляционной инстанции заявлении в письменной форме. При принятии отказа истца от иска суд апелляционной инстанции отменяет принятое решение суда и прекращает производство по делу.

Заявление об отказе от иска в части подано в письменном виде и подписано Тамарой, в заявлении указано на то, что последствия прекращения производства по делу, предусмотренные ст. 221 ГПК РФ, истцу понятны. Последствия отказа от иска также разъяснены судебной коллегией.

При таких обстоятельствах отказ истца от исковых требований в части чьих-либо прав не нарушает, закону не противоречит, оснований для непринятия отказа от иска судебная коллегия не усматривает. В связи с этим решение суда в этой части подлежит отмене, а производство по делу — прекращению.

Определяя объем совместно нажитого имущества и конкретных объектов недвижимости, суд первой инстанции произвел раздел имущества без учета интересов каждой из сторон в получении имущества, необходимого каждому из супругов, как по назначению, так и по стоимости, при этом размер взысканной денежной компенсации с Тамары в пользу Семена при наличии реально имеющегося имущества составил значительную сумму — 86 585 829 руб.

Вместе с тем, разрешая требования сторон по разделу имущества, суд должен исходить из варианта с возможностью раздела реально имеющегося в наличии имущества и взыскания денежной компенсации в минимальных размерах.

Кроме того, выделение в собственность одного из супругов нескольких домов, а другого — нескольких квартир не является вариантом раздела имущества, который учитывает интересы каждого из супругов при разделе объектов недвижимого имущества, в том числе возможность пользования земельным участком каждым из супругов.

С учетом вышеизложенного судебная коллегия считает, что решение суда первой инстанции в части раздела имущества супругов подлежит изменению, в собственность Семена следует выделить фактически требуемое им имущество.

Аналогичное решение следует принять и в отношении Тамары, включая оборудование аптек в размере 8 768 000 руб., всего, таким образом, на сумму 68 530 892,37 руб.

Доказательств иной стоимости оборудования аптек Семеном в суд не представлено.

Доводы представителей Тамары о том, что нежилое помещение рыночной стоимостью 28 227 952 руб. не может быть передано Семену в порядке раздела имущества, поскольку оно ею использовалось, ею сделан ремонт, что может повлечь в будущем судебные споры, несостоятельны, поскольку данное помещение зарегистрировано Семеном, оценено с учетом произведенного в нем ремонта, не входит в розничную сеть аптек и подлежит разделу с учетом передачи Тамаре иного имущества в виде нежилых помещений, используемых под аптеки.

Оценка павильона "Снежинка"

Судебная коллегия не согласилась с оценкой павильона "Снежинка" в 947 952 руб., поскольку, согласно заключению эксперта, данный павильон оценен как недвижимое имущество, без корректировки на наличие коммуникаций. Павильон является одноэтажным каркасным строением с утеплителем и обшивкой металлическими листами, внутри обшит листами МДФ. Двери и окна выполнены из ПВХ, отопление индивидуальное. Право собственности на данный павильон как на недвижимое имущество за Тамарой не зарегистрировано.

Согласно договору на размещение нестационарного торгового объекта от 28 августа 2016 г., заключенному между Тамарой и земельным комитетом г. Курска, комитет предоставил предпринимателю право разместить нестационарный торговый объект (павильон). В судебном заседании в своих объяснениях эксперт подтвердила отсутствие коммуникаций и наличие в павильоне только электрического освещения.

Таким образом, судебная коллегия пришла к выводу о том, что данный павильон в силу закона не является недвижимым имуществом и не может быть оценен как объект недвижимого имущества.

С учетом вышеизложенного судебная коллегия исходила из оценки павильона согласно отчету об оценке от 9 марта 2017 г. Бюро независимой экспертизы и оценки "Эксперт-Решение", из которого следует, что рыночная стоимость павильона "Снежинка" составляет 195 000 руб.

Владейте тем, чем уже владеете

Судом установлено, что после расторжения брака между сторонами сложился порядок пользования объектами недвижимости, по которому Семен стал проживать в дачном доме в Курском районе, а Тамара с несовершеннолетним сыном — в трехкомнатной квартире в г. Курске. Данное обстоятельство также было учтено судебной коллегией при разделе совместно нажитого имущества.

Поскольку между сторонами имелась договоренность по использованию транспортных средств, то судебная коллегия Тамаре передала Porsche Cayenne, а Семену — Lexus LX и Hyundai Grand Santa Fe.

Бизнес разделить невозможно

С учетом того что Семен и Тамара — индивидуальные предприниматели, суд первой инстанции обоснованно передал нежилые помещения в собственность Семена и Тамары.

Доводы Тамары об отказе в разделе кредиторской задолженности в сумме 38 089 323,54 руб. перед поставщиками были признаны несостоятельными, поскольку не подтверждены доказательствами. Справка о размере кредиторской задолженности не может являться достоверным доказательством, поскольку не содержит указание, по каким конкретно товарам и в каком объеме имеется задолженность на период ее возникновения.

Судом обоснованно отказано в удовлетворении исковых требований Тамары о разделе оборудования пекарни стоимостью 2 415 772 руб. 49 коп. и о передаче его Семену, так как суду в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ, обязывающей каждую сторону доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом, Тамарой не представлено доказательств в подтверждение доводов о том, что данное оборудование имеется в наличии, находится у Семена[4].

Основные научно-практические выводы

Как видим по делу, уже состоялось четыре судебных разбирательства, и, завершится ли этим спор между бывшими супругами, сказать очень трудно. Как минимум им еще предстоит делить квартиру в Испании.

Обычно аналогичные споры между бывшими супругами отягощаются тем, что один из них еще до расторжения брака уводит значительную часть совместно нажитого имущества, в том числе и с помощью второго супруга, который в таких случаях попросту обманывается. В итоге получается, что и делить супругам формально нечего. Обманутый супруг спор начинает с малоперспективного обжалования решений и действий его делового партнера.

В анализируемом деле до сторон не сразу дошло, что их прежняя "близорукость", плохая юридическая подкованность сыграли с ними злую шутку: они спорили там, где нет оснований для спора (ломились в открытую дверь), были совершенно не готовы к спорам в реально сложных правовых ситуациях.

Пример Семена и Тамары — повод для мудрых людей поучиться на чужих ошибках.

Очевидно, что длительных судебных разбирательств можно было бы успешно избежать, заключи стороны вовремя брачный договор.

Литература

1. Колоколов Н.А. Апелляционная инстанция констатирует: удостоверенный нотариусом брачный договор, как правило, законен / Н.А. Колоколов, А.В. Потапова // Нотариус. 2015. N 1. С. 12 — 16.

2. Колоколов Н.А. Предмет судебного разбирательства — брачный договор [= The subject-matter of the proceedings-marriage contract] / Н.А. Колоколов // Международный журнал гражданского и торгового права [= International journal of civil and trade law]. 2017. N 3. С. 22 — 34.

 


[1] Колоколов Н.А., Потапова А.В. Апелляционная инстанция констатирует: удостоверенный нотариусом брачный договор, как правило, законен // Нотариус. 2015. N 1. С. 12 — 16; Колоколов Н.А. Предмет судебного разбирательства — брачный договор [= The subject-matter of the proceedings-marriage contract] // Международный журнал гражданского и торгового права [= International journal of civil and trade law]. 2017. N 3. С. 22 — 34.

[2] Имена изменены.

[3] Постановление президиума Курского областного суда от 20 декабря 2017 г. N 44г-8/2017.

[4] Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Курского областного суда от 24 января 2018 г. N 33-196-2018.

Рекомендуется Вам: