ЮрФак: изучение права онлайн

Клевета: анализ судов по теме с важными примерами

Автор: Кочанова Т.

Каждый человек имеет право на свободное выражение собственного мнения, что закреплено ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и, соответственно, на распространение информации и идей без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей. Но в то же время ст. 23 Конституции РФ предусматривает наличие права каждого гражданина на судебную защиту своей чести и доброго имени от распространения не соответствующих действительности порочащих сведений. Где же тонкая грань между правом на высказывание собственного мнения и правом гражданина принять такое мнение как наносящее ущерб чести и достоинству?

Приоритет защиты прав личности на доброе имя со стороны государства выразился в ведении уголовной ответственности за распространение порочащих сведений.

Судьба статьи Уголовного кодекса Российской Федерации имеет долгую историю. В нынешнем виде ст. 128.1 "Клевета" была введена в Уголовный кодекс в конце июля 2012 года. Законодатель сформулировал понятие клеветы в виде распространения заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. Интересно отметить, что данная статья не предусматривает ни в одной из своих пяти частей наказания в виде лишения свободы.

Предшественницей данной статьи Уголовного кодекса являлась ст. 129 ("Клевета"), введенная еще в 1996 году и предусматривающая лишение свободы и арест.

В декабре 2011 года состав клеветы был декриминализирован и переведен в разряд административных правонарушений, но уже примерно через восемь месяцев статью отредактировали и вернули в Уголовный кодекс в настоящем виде. Споры о целесообразности такого решения ведутся до сих пор. Большинство практикующих юристов считают, что все же следует разграничить мелкие проступки, за которые предусмотрена административная ответственность, и особо исключительные случаи, предусмотренные Уголовным кодексом.

Судебная практика по ст. 128.1 УК РФ интересна тем, что для нее характерно большое количество оправдательных приговоров. Это связано в первую очередь с тем, что часть первая данной статьи отнесена к делам частного обвинения. Уголовные дела частного обвинения возбуждаются, за некоторым исключением, по заявлению потерпевшего и могут быть прекращены в связи с примирением потерпевшего с подсудимым. При рассмотрении таких дел отсутствует прокурор (за исключением ряда случаев), что лишает судебный процесс обвинительного уклона и позволяет проявиться принципу состязательности.

Так, показательным является Оправдательный приговор мирового судьи судебного участка N 62 района Ясенево г. Москвы от 25.12.2017 по ч. 1 ст. 128.1 УК РФ.

Г.Н.П. частным обвинителем – потерпевшей Г.Т.А. обвиняется в совершении клеветы, то есть распространении заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, при следующих обстоятельствах.

Г.Н.П. 8 февраля 2016 года обратился к начальнику ОВД УМВД по району Ясенево г. Москвы, расположенного по адресу: г. Москва, ул. Голубинская, д. 6, с заявлением о привлечении Г.Т.А. к уголовной ответственности по факту обнаружения им 7 февраля 2017 года пропажи из квартиры вещей, при этом распространил лживые сведения (клевету) о том, что вышеперечисленные вещи были проданы Г.Т.А. в его отсутствие. Кроме того, он, Г.Н.П., распространил лживые сведения (клевету) о замене Г.Т.А. в его, Г.Н.П., отсутствие входной двери квартиры и сведения о лишении потерпевшей возможности ему бывать в квартире; о том, что он, Г.Н.П., многократно обращался к Г.Т.А. и был вынужден обратиться в суд о его вселении и только по решению суда он получил ключи от квартиры.

В судебном заседании подсудимый Г.Н.П. виновным себя в совершении преступления не признал, по обстоятельствам дела суду показал, что Г.Т.А. является его бывшей супругой. После расторжения брака в 1992 году он проживает в съемной квартире, расположенной по адресу: г. ***. При этом на протяжении долгих лет не претендовал на свою долю в праве общей собственности на жилое помещение по адресу: ***. В настоящее время ему, Г.Н.П., жить негде, до вынесения в 2016 году судом решения о его вселении в вышеуказанную квартиру не имел реальной возможности пользоваться ею. 7 февраля 2016 года, посетив квартиру, он, Г.Н.П., обнаружил пропажу личных вещей из квартиры. С целью защиты своих прав он, Г.Н.П., обратился в ОМВД России по району Ясенево г. Москвы с заявлением о привлечении Г.Т.А. к уголовной ответственности, полагая, что именно она совершила в отношении его преступление.

В судебном заседании частный обвинитель – потерпевшая Г.Т.А. поддержала заявление о привлечении к уголовной ответственности Г.Н.П. по ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, суду показала, что Г.Н.П. является ее бывшим мужем. До и после расторжения брака 27 октября 1992 года семья проживала в квартире, расположенной по адресу: ***. В 2010 году Г.Н.П. окончательно съехал из квартиры и жил один. В 2015 году она, Г.Т.А., узнала, что Г.Н.П. намерен без ее ведома продать квартиру N 20, расположенную по адресу: ***. С целью защитить свое право на 1/2 долю в праве собственности на указанную квартиру она, Г.Т.А., обратилась в суд. Решением Черемушкинского районного суда г. Москвы от 2 декабря 2015 года, вступившим в законную силу 13 января 2016 года, за Г.Т.А. и Г.Н.П. признано по 1/2 доле в праве собственности за каждым на вышеуказанную квартиру. С указанного времени Г.Н.П. начал клеветать на нее, Г.Т.А. Так, 8 февраля 2016 года Г.Н.П. обратился в ОВД УМВД по району Ясенево г. Москвы, расположенный по адресу: г. Москва, ул. Голубинская, д. 6, с заявлением о совершении ею кражи его личных вещей, распространил лживые сведения о замене входной двери и воспрепятствовании в пользовании квартирой N 20, расположенной по адресу: ***.

Заслушав подсудимого, потерпевшую (частного обвинителя), исследовав имеющиеся в деле доказательства, суд указал, что по смыслу уголовного закона ответственность за клевету наступает только при наличии у виновного прямого умысла на содеянное, то есть в том случае, если он заведомо осознавал ложность сообщаемых им сведений, порочащих честь и достоинство других лиц или подрывающих их репутацию, и желал их распространить, при этом умысел виновного направлен на унижение чести и достоинства потерпевшего. Оценочные суждения, предположения не могут быть проверены на соответствие действительности. Обязательным признаком состава клеветы является заведомость, означающая знание виновным того, что сведения изначально ложные, вымышленные и не соответствующие действительности. Нормами ст. 33 Конституции Российской Федерации закреплено право граждан направлять личные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти обращения, принимать по ним решения и давать мотивированный ответ в установленный законом срок. При этом следует отметить, что в случае, когда гражданин обращается в государственные органы и органы местного самоуправления с заявлением, в котором приводит те или иные сведения, которые в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к ответственности, поскольку в данном случае имела место реализация гражданином своего конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений.

В судебном заседании установлено, что 8 февраля 2016 года Г.Н.П. подано заявление в ОМВД России по району Ясенево г. Москвы, в котором он указал о пропаже его имущества и неправомерных действиях Г.Т.А., выраженных в продаже данного имущества. При этом Г.Н.П. в своем заявлении указывал о взаимоотношениях с Г.Т.А., а также о судебных тяжбах по спорной квартире.

Учитывая положения ст. 33 Конституции РФ, а также то обстоятельство, что подсудимый Г.Н.П., обратившись с заявлением в ОМВД России по району Ясенево г. Москвы по факту пропажи имущества, стремился защитить свои права, реализуя свое конституционное право на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, суд считает, что данное обращение подсудимого не является распространением не соответствующих действительности порочащих сведений, что исключает уголовную ответственность по ч. 1 ст. 128.1 УК РФ. Оснований полагать, что подача Г.Н.П. указанного заявления с изложением обстоятельств его взаимоотношения с Г.Т.А., а также судебных тяжб по спорной квартире была продиктована не намерением защитить свои права и охраняемые законом интересы, а намерением распространить не соответствующие действительности порочащие сведения в отношении Г.Т.А., у суда не имеется.

Частным обвинителем не представлено объективных доказательств, подтверждающих вину подсудимого в инкриминируемом ему преступлении. Оценив исследованные в судебном заседании доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, основываясь также на нормах ст. 14 УПК РФ, положениях ст. 49 Конституции РФ, в соответствии с которыми неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого, суд приходит к выводу о недоказанности вины подсудимого представленными стороной обвинения доказательствами и оправдании Г.Н.П. на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 128.1 УК РФ.

Соответственно, одним из обязательных признаков клеветы является ее заведомость, которая подразумевает точное знание лица о ложности сведений. При добросовестном заблуждении лица относительно правдивого характера сведений нельзя говорить о заведомости.

При квалификации клеветы необходимо разграничивать сведения, которые несут в себе прямые утверждения о фактах, которые можно проверить на предмет соответствия их действительности, и суждения оценочного характера, которые по сути сводятся к выражению субъективного мнения лица. Высказывание лицом собственных убеждений не несет в себе конкретики, в связи с чем не может быть охарактеризовано как ложное или верное, поэтому не подпадает под состав преступления "клевета".

Г.А.А. предъявлено частное обвинение К.С.В. по ч. 1 ст. 128.1 УК РФ в том, что последний в судебном заседании 15 июля 2015 года при рассмотрении Октябрьским районным судом города Архангельска гражданского дела по иску Г.А.А. к ООО о признании недействительным договора строительного подряда, выступая в качестве представителя ответчика, оклеветал его, сказав, что он, выполняя работы по договору, в течение нескольких дней находился на объекте в состоянии алкогольного опьянения и спал.

Мировой судья, вынося в отношении К. оправдательный приговор, указал, что частным обвинителем не представлено каких-либо доказательств, свидетельствующих о том, что К. заведомо знал о несоответствии действительности высказанных им суждений. В высказывании содержится лишь оценка подсудимым обстоятельств дела, рассматриваемого по иску Г. к ООО о признании недействительным договора строительного подряда, который выступал в судебном заседании в качестве истца. Как следует из показаний К., он действительно говорил указанную фразу в судебном заседании, но он исходил из сведений, представленных ему работниками ООО и ГОУ.

Также рекомендуется Вам:

Факт употребления Г. алкогольных напитков в момент исполнения им рабочих обязанностей стал известен Р.М.Р. от К.А.В. Таким образом, позиция Р.М.Р. о деловой репутации Г. сформировалась не на основе действий К., а в ходе общения с К.А.В., что свидетельствует об отсутствии умысла со стороны К.

Высказывание в суде личного мнения в рамках рассмотрения дела представителем ответчика в отношении участвовавших в деле лиц само по себе не является основанием для того, чтобы считать доказанным факт распространения ложных сведений.

Апелляционной и кассационной инстанцией оправдательный приговор оставлен без изменения.

С развитием современных технологий все большее количество не соответствующих действительности порочащих сведений распространяется посредством Интернета. Но при этом наказать именно за такой способ клеветы фактически невозможно. В российской судебной практике фактически отсутствуют такие примеры. Основной причиной такой ситуации является анонимность.

А вот журналисты и работники средств массовой информации находятся в "зоне риска" по делам о клевете. Так, приговором Ленинский районный суд г. Смоленска корреспондент политической газеты "А" был признан виновным по ст. 128.1 УК РФ за распространение заведомо ложных сведений, которые опорочили честь и достоинство одного из политических деятелей.

Но Верховным Судом РФ данный приговор был отменен. Суд указал, что, обязательным условием привлечения лица к уголовной ответственности является знание лица о том, что сведения, распространяемые им, являются ложными. Журналистом было проведено собственное расследование, результаты которого положены в основу статьи. В суде журналист не признала, что опубликованная информация носит заведомо ложный характер, пояснила, что узнала сведения из личных бесед с местными жителями. Таким образом, информация, распространенная журналистом, не воспринималась ею как ложная, в связи с чем состава преступления "Клевета" в данном случае нет. Имело место добросовестное заблуждение относительно соответствия действительности опубликованных сведений.

Также гражданину гарантируется право на свободное и добровольное обращение в органы государственной власти, местного самоуправления и к должностным лицам для осуществления защиты своих прав и законных интересов либо прав и законных интересов других лиц путем обращения или заявления. Причем в случае, если содержащиеся сведения не нашли своего подтверждения в ходе рассмотрения сообщения, это не является основанием для привлечения заявителя к уголовной ответственности, если соответствующее обращение обусловлено его попыткой реализовать свои конституционные права и гражданский долг.

Таким образом, практика по делам о клевете является хотя и немногочисленной, но достаточно разнообразной.

Рекомендуется Вам: