ЮрФак: изучение права онлайн

Актуальные проблемы определения состава общей совместной собственности супругов по законодательству Российской Федерации

Автор: Ивахненко С.Н.

Общая совместная собственность супругов регламентируется на уровне гражданского законодательства, а также более подробно — семейным законодательством. Основанием ее возникновения является только брак, зарегистрированный в органах записи актов гражданского состояния. Сожительство как фактические брачные отношения не порождает режима совместной собственности супругов. Напомним, что в январе 2018 г. была предпринята попытка их законодательного закрепления и тем самым придания фактическим брачным отношениям официального статуса при условии продолжительности сожительства более пяти лет. Однако на сегодняшний день данный законопроект не нашел поддержки у законодателей.

В соответствии с Семейным кодексом РФ существует возможность регулирования общей совместной собственности супругов как с помощью законного (ст. ст. 33 — 39), так и договорного (ст. ст. 40 — 44) режимов. Законный режим имущества супругов является основным и наиболее распространенным способом регулирования имущественных отношений между супругами и презюмируется в любом случае при отсутствии брачного договора. В связи с незначительной востребованностью института брачного договора в российском обществе представляется целесообразным в настоящей статье рассмотреть более подробно правовое регулирование общей собственности супругов в рамках законного режима их имущества с учетом существующих здесь проблем как теоретического, так и практического характера.

В соответствии с п. 1 ст. 33 СК РФ под законным режимом имущества супругов понимается режим их совместной собственности. К совместной собственности супругов относятся движимые и недвижимые вещи; доходы от трудовой и предпринимательской деятельности, а также результатов интеллектуальной деятельности; пенсии, пособия и иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения; паи, доли в капитале, вклады, ценные бумаги и любое иное имущество, приобретенное ими в период брака за счет общих доходов (п. 2 ст. 34 СК РФ).

Как можно видеть, указанный перечень является открытым, что дает основание предполагать возможность наличия проблем при определении состава общей совместной собственности супругов. Практические сложности в решении данного вопроса связаны и с отсутствием в семейном законодательстве легального определения понятия имущества, в связи с чем в научной доктрине на протяжении длительного времени ведутся дискуссии относительно того, что же следует понимать под совместно нажитым супружеским имуществом: имущество в узком понимании[1], т.е. непосредственно перечисленное в п. 2 ст. 34 СК РФ, либо имущество, включая имущественные права супругов[2], в частности, различные права требования, или же имущество в широком понимании, в том числе и имущественные права, и обязательства супругов[3].

Исходя из смысла ст. 34 СК РФ, можно согласиться как со второй, так и с третьей точкой зрения, поскольку перечень указанного в данной статье имущества является открытым. Соответственно он подлежит расширительному толкованию и, следовательно, может включать в себя как имущественные права, так и обязанности (долги) супругов.

Во избежание разногласий еще в 90-х годах прошлого века Верховный Суд РФ неоднократно давал по этому поводу разъяснения, в соответствии с которыми под супружеским имуществом понимались как вещи, имущественные права, так и долги супругов[4], что в полной мере соответствует современному пониманию супружеского имущества в теории семейного права. Данная позиция полностью подтверждается и достаточно обширной судебной практикой, свидетельствующей о наличии многочисленных споров между супругами в отношении раздела именно долговых обязательств, например кредитных задолженностей.

Таким образом, все имущество, перечисленное в п. 2 ст. 34 СК РФ, за исключением вещей, ограниченных в обороте, а также имущественные права и обязательства (долги) супругов, приобретенные ими в период брака, могут быть включены в состав общей совместной собственности супругов и подлежать разделу. На наш взгляд, назрела необходимость законодательной конкретизации в п. 2 ст. 34 СК РФ подобного понимания состава общей совместной собственности супругов, что в полной мере соответствует экономическим реалиям современной России.

Помимо дискуссионных вопросов теоретического характера существуют определенные спорные моменты, касающиеся практики правоприменения. В первую очередь хотелось бы коснуться проблем, связанных с недвижимостью, а именно включением (невключением) того или иного недвижимого имущества в состав общей совместной собственности супругов.

Так, нередко возникает вопрос, все ли имеющееся недвижимое имущество может быть включено в состав супружеской собственности и соответственно подлежать разделу. Неоспоримо то, что зарегистрированное в установленном законом порядке имущество, приобретенное в период брака, во всех случаях подпадает под режим совместной собственности супругов и в случае необходимости может быть разделено. Поэтому при включении недвижимого имущества в состав общей совместной собственности супругов следует выяснять, не является ли данная недвижимость самовольной постройкой и только после этого включать данное имущество в состав супружеской собственности со всеми вытекающими отсюда последствиями. В противном случае супругам либо одному из них необходимо будет собрать и представить в суд документы, подтверждающие право на земельный участок, зарегистрированный в соответствии с действующим законодательством, техническое заключение о том, что самовольно возведенное строение соответствует строительным нормам и правилам, пригодно для эксплуатации и обеспечивает безопасную для жизни и здоровья граждан его эксплуатацию. В случае незавершенного строительства самовольного строения необходимо подготовить технические документы с указанием процента готовности, размеров и иных технических параметров. Помимо этого во всех случаях надлежит произвести рыночную оценку недвижимости, выступающей предметом раздела, и только после этого возможно ее включение в состав совместной собственности супругов.

Если же речь идет о незавершенном строительстве, исключающем признаки самовольной постройки, то соответствующие строения могут быть признаны объектами недвижимости при наличии проектно-сметной и разрешительной документации на капитальное строение. При этом также учитываются наличие возведенного фундамента и реальная возможность завершения строительства независимо от степени готовности данных объектов. Такой подход полностью подтверждается судебной практикой. Подчеркнем, что согласно правовой позиции Верховного Суда РФ отсутствие кадастрового паспорта на объект незавершенного строительства не является препятствием для включения его в состав имущества, подлежащего разделу между супругами, и признания на него права собственности[5].

Практические сложности при разводе супругов нередко возникают по поводу жилых помещений, приобретенных в соответствии со ст. 2 Закона РФ от 4 июля 1991 г. N 1541-1 "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации"[6] в собственность одного из них, поскольку в этом случае приватизированная квартира как приобретенная по безвозмездной сделке в силу п. 1 ст. 36 СК РФ не входит в состав совместной собственности супругов и является личным имуществом того супруга, на имя которого она была приватизирована.

Исключением является ситуация, когда в связи с капитальным ремонтом или произведенной в период брака реконструкцией существенно изменилась стоимость квартиры за счет средств другого супруга, т.е. когда им были произведены вложения, значительно увеличившие ее стоимость. В таком случае этот супруг может претендовать на часть стоимости данной квартиры либо на определенную долю в квартире. При этом доля будет рассчитываться исходя из размера вложенных им средств.

Проблема в том, что в законодательстве отсутствуют четкие критерии оценивания указанных вложений, значительно увеличивающих стоимость недвижимости, а также в доказывании факта их осуществления другим супругом. Как показывает судебная практика, неоспоримыми доказательствами являются продажа собственной недвижимости либо снятие крупной суммы денег с личного банковского счета. В противном случае включить приватизированную квартиру в состав совместной собственности супругов практически невозможно. Возможными вариантами доказательства факта осуществления соответствующих вложений могут быть только чеки на различные стройматериалы, договоры со строительными бригадами и т.д.

Необходимо обратить внимание и на другой немаловажный момент. Если квартира была приватизирована в период брака на имя одного из супругов и соответственно единоличным ее собственником является этот супруг, другой супруг сохраняет право пользования как бессрочное право проживания в такой квартире, что исключает возможность его выселения. В связи с этим возникает вопрос, не лучше ли включать приватизированные в период брака квартиры в состав общей совместной собственности супругов, предоставив им тем самым определенную свободу в выборе варианта своего поведения? Целесообразность подобного решения вопроса подтверждает и то обстоятельство, что в случае продажи супругами такой приватизированной квартиры и приобретения на данные средства новой право собственности на последнюю возникает уже у обоих супругов.

Немало проблем возникает при включении в состав общей совместной собственности супругов определенных долговых обязательств, в том числе кредитных средств. Судебная практика свидетельствует об увеличении количества споров, связанных с разделом долгов супругов. Проблема в первую очередь касается отнесения долгов к общим либо частным, что обусловлено отсутствием в законодательстве четких критериев такого деления, вследствие чего они на настоящий момент в большей степени определяются судебной практикой.

Как правило, к общим долгам супругов относят те обязательства, в которых оба супруга являются должниками. Например, оба супруга являются созаемщиками либо один из них является поручителем, а другой обязан выплачивать долг. К общим долгам могут быть отнесены также и обязательства, в которых должником является один из супругов, но все полученное по кредиту используется либо потрачено на нужды семьи. Например, кредит был взят на имя одного из супругов для покупки недвижимости, автотранспортного средства, мебели, бытовой техники и т.д. Ключевым моментом в этом случае является то, что данные средства были взяты на нужды семьи. На практике именно эта разновидность долговых обязательств вызывает наибольшее количество споров, поскольку нередко бывает непросто доказать, что кредитные средства были потрачены на нужды семьи, особенно когда неясны цели кредита либо когда кредит был взят для личных целей.

Согласно правовой позиции Верховного Суда РФ, сформулированной им в 2016 г., при заключении одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим, если судом установлено, что все полученное по обязательствам одним из супругов было использовано на нужды семьи. При этом бремя доказывания указанных обстоятельств лежит на стороне, претендующей на распределение долга. Верховный Суд РФ исходил при этом из того, что семейным и гражданским законодательством (ст. 35 СК РФ, ст. 253 ГК РФ) установлена презумпция согласия одного супруга на действия другого по распоряжению общим имуществом. Но данная презумпция ни в коем случае не касается случаев возникновения у одного из супругов долговых обязательств перед третьими лицами. Бремя доказывания всех обстоятельств, свидетельствующих о том, что обязательство является общим, по мнению высшей судебной инстанции, лежит на стороне, требующей распределения долга, т.е. на стороне, взявшей кредит, что освобождает другую сторону от доказывания обратного[7].

Разъяснения Верховного Суда РФ имели важное значение для правоприменительной практики, так как до этого в большинстве случаев суды исходили из предположения о том, что взятый в период брака одним из супругов кредит расходовался им исключительно на нужды семьи и, соответственно, автоматически подпадал под режим совместной собственности супругов. Следовательно, он подлежал разделу, если другой супруг не представлял доказательств того, что кредит был взят для личных целей супруга.

Верховный Суд РФ четко разъяснил, что для распределения долга между супругами долговое обязательство должно являться общим (ст. 39 СК РФ), т.е. возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи либо быть обязательством одного из супругов, по которому все полученные деньги были потрачены на нужды семьи.

Также рекомендуется Вам:

Хотелось бы обратить внимание еще на один противоречивый момент. Так, супруги по кредитному договору обычно несут ответственность в солидарном порядке, что соответствует п. 2 ст. 45 СК РФ, в то время как согласно п. 3 ст. 39 СК РФ супруги при возникновении общих долговых обязательств должны отвечать по ним каждый в размере своей доли. Как известно, солидарная ответственность по сравнению с долевой и субсидиарной является наиболее строгой, так как в данном случае возможен любой вариант погашения задолженности — полностью либо частично любым из супругов или обоими супругами. Возникает вопрос: справедлива ли данная ситуация, особенно в случае, если один из супругов все же не знал о существовании кредита, но не сумел это доказать? По понятным причинам такая ситуация выгодна не только кредитным организациям (банкам), но и недобросовестным супругам, однако она противоречит интересам и несправедлива по отношению к супругам заемщиков, которые не давали согласия на получение супругом кредита.

Полагаем, что назрела необходимость более детального регламентирования на законодательном уровне отношений относительно общих долговых обязательств супругов. Считаем целесообразным закрепить требование о наличии обязательного письменного согласия супруга на получение кредита другим супругом. В спорной ситуации оно являлось бы подтверждением общности их долговых обязательств, в то время как отсутствие такого согласия свидетельствовало бы о личном долге супруга.

Таким образом, с учетом изложенного в состав общей совместной собственности супругов, подлежащей разделу, входит имущество, нажитое ими в период брака, перечисленное в п. 2 ст. 34 СК РФ, в том числе при определенных обстоятельствах самовольная постройка и незавершенное строение; долговые (кредитные) обязательства, возникшие по инициативе обоих супругов в интересах семьи либо обязательства одного из супругов, по которым все полученное по ним было потрачено на нужды семьи.

В заключение следует отметить, что в связи с усилением на современном этапе диспозитивных начал в семейном праве Российской Федерации, в том числе введением договорного режима супружеского имущества, у супругов появилась реальная возможность самостоятельно определять состав общей совместной, долевой или раздельной собственности путем заключения брачного договора либо соглашения о разделе имущества. Это, на наш взгляд, было бы разумным шагом, особенно когда речь идет о недвижимом имуществе, ведении бизнеса и т.п. При этом, однако, нельзя не признать особую значимость законного режима имущества супругов как самого востребованного в нашем обществе, под который, помимо общего имущества, также подпадает и личное имущество супругов, вследствие чего считаем необходимым более детальное его регламентирование в аспекте рассмотренных нами проблем.

Библиографический список

1. Антокольская М.В. Семейное право. М., 2002.

2. Кузнецова И.М. Семейное право: Учебник. М.: Юристъ, 1999.

3. Рясенцев В.А. Советское семейное право. М., 1982.

4. Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. М., 1997.

5. Тархов В.А. Имущественные отношения супругов. Саратов, 1969.

 


[1] См.: Рясенцев В.А. Советское семейное право. М., 1982. С. 94.

[2] См.: Кузнецова И.М. Семейное право: Учебник. М.: Юристъ, 1999. С. 29; Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. М., 1997. С. 55.

[3] См.: Тархов В.А. Имущественные отношения супругов // Ленинские идеи и новое законодательство о браке и семье. Саратов, 1969. С. 55; Антокольская М.В. Семейное право. М., 2002. С. 180.

[4] Некоторые вопросы судебной практики по гражданским делам, изученным в Верховном Суде Российской Федерации // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1992. N 8. С. 13; Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 1. С. 8.

[5] См.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 24 июня 2014 г. N 18-КГ14-51 // http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70603832/ (дата обращения: 25.09.2018).

[6] Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. N 28. Ст. 959.

[7] См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2016) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 13 апреля 2016 г.) // http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_196727/ (дата обращения: 25.09.2018).

Рекомендуется Вам: