ЮрФак: изучение права онлайн

Субъект регистрации незаконных сделок с недвижимым имуществом

Автор: Николаева Л.М.

В период динамического развития рынка недвижимости "…охрана прав на недвижимое имущество является предметом особой заботы не только законодателя, но и практически каждого члена общества, поскольку обладание именно таким имуществом определяет уровень благосостояния лица"[1].

Наибольшую ценность недвижимое имущество приобретает после его государственной регистрации, которая представляет собой юридический акт признания и подтверждения возникновения, изменения, перехода, прекращения права определенного лица на недвижимое имущество или ограничения такого права и обременения недвижимого имущества (далее – государственная регистрация прав)[2].

В целях пресечения фактов дестабилизации указанного процесса ст. 170 Уголовного кодекса РФ (далее – УК РФ) предусмотрена ответственность за регистрацию незаконных сделок с недвижимым имуществом. Несмотря на редкие случаи ее применения, сегодня наблюдается весьма повышенный интерес ученых и практиков к правовой природе и содержанию данного уголовно-правового запрета, в том числе к проблемам его реализации в правоприменительной деятельности.

Одним из дискуссионных моментов при применении нормы на практике является установление субъекта преступления.

Диспозиция ст. 170 УК РФ предусматривает уголовную ответственность должностного лица, тем самым устанавливает специального субъекта преступления.

Понятие должностного лица уголовный закон раскрывает в гл. 30 "Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления".

Под должностным лицом, согласно примечанию к ст. 285 УК РФ, понимается лицо, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющее функции представителя власти либо выполняющее организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, государственных компаниях, государственных и муниципальных унитарных предприятиях, акционерных обществах, контрольный пакет акций которых принадлежит Российской Федерации, субъектам Российской Федерации или муниципальным образованиям, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации[3].

Вместе с тем данное примечание имеет оговорку, что характеристика должностного лица распространяется только на субъектов, упоминаемых в гл. 30 УК РФ, следовательно, возникает вопрос о возможности распространения определения должностного лица на иные составы преступления, входящие в другие главы Уголовного кодекса РФ.

В правоприменительной деятельности мы видим, что примечание к ст. 285 УК РФ рассматривается как общее понятие, что в свою очередь вполне объяснимо, поскольку такой подход вполне логичен и опирается на одно из основных правил законодательной техники: если в законе используется какой-либо термин, то он должен нести одинаковую смысловую нагрузку во всех его статьях, где он указывается[4].

Противоположной точки зрения придерживается Б.В. Волженкин: "Хотя в примечании к ст. 285 УК РФ сказано, что соответствующее определение относится к статьям главы "Преступление против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления", какие-либо аргументы против распространения данного определения на другие статьи УК, в которых содержится это понятие, вряд ли можно привести"[5].

Комитет Государственный Думы Федерального Собрания РФ по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, рассмотрев законопроект о распространении п. 1 примечания к ст. 285 УК РФ о должностном лице на уголовный закон в целом, указал, что "по мнению Комитета, для поддержания системности положений УК РФ, минимизации несогласованности его положений понятие "должностное лицо" должно быть определено в Общей части УК РФ"[6], но, как мы видим, на законодательном уровне данная идея так и не была реализована.

В научных кругах существуют различные мнения по вопросу устранения данного противоречия.

Так, Н.Н. Алексеенко предлагает корректировку определения должностного лица и расширение сферы действия указанного понятия либо законодательное закрепление дефиниции относительно каждого состава преступления[7]. Закрепление понятия "должностное лицо" для каждого состава уголовного закона в отдельности видится нецелесообразным, в полной мере такой подход не восполнит законодательный пробел, а, напротив, нарушит единообразие его применения.

М.Г. Леонов видит решение вопроса в дополнении примечания п. 1 ст. 285 УК РФ словами "…и других статьях настоящего Кодекса"[8], такой же позиции придерживается Т.Б. Басова[9]. С авторами следует согласиться, поскольку такое уточнение позволит избежать неясности в определении должностного лица на законодательном уровне.

Правовая природа преступления ст. 170 УК РФ предусматривает следующие группы его разновидностей: регистрация заведомо незаконных сделок с недвижимым имуществом, умышленное искажение сведений государственного кадастра недвижимости и (или) Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, занижение кадастровой стоимости объектов недвижимости.

Необходимо отметить, что до настоящего времени законодатель так и не обратил внимания на то, что Федеральным законом от 13 июля 2015 г. N 218-ФЗ "О государственной регистрации недвижимости" принято решение об объединении двух структур, государственного кадастра недвижимости и Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, в Единый государственный реестр недвижимости, и не внес соответствующие изменения в диспозицию статьи.

Согласно ст. 3 Федерального закона N 218-ФЗ государственный кадастровый учет, государственная регистрация права, ведение Единого государственного реестра недвижимости осуществляются уполномоченным Правительством РФ органом исполнительной власти и его территориальными органами[10].

Постановлением Правительства РФ от 1 июня 2009 г. N 457 установлено, что таким органом является Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестр)[11].

Из этого следует, что субъектами преступления, предусмотренного ст. 170 УК РФ, выступают должностные лица Росреестра.

Также рекомендуется Вам:

Между тем сегодня предоставление государственных и муниципальных услуг осуществляется не только органами государственной власти, но и созданными в целях оптимизации процедуры предоставления государством услуг многофункциональными центрами, сотрудники которых также становятся участниками процесса государственной регистрации сделок с недвижимым имуществом.

Согласно действующему законодательству, должностные лица многофункциональных центров не осуществляют внесение сведений в Единый реестр недвижимости, их должностные обязанности заключаются в проверке пакета необходимых для регистрации документов, подтверждении личности лица, предоставившего документы, после чего вся документация в порядке, определенном соглашением о взаимодействии, передается в регистрирующий орган. Таким образом, должностные лица МФЦ выступают так называемыми посредниками между потребителями государственных услуг и Росреестром.

Из этого следует, что сотрудник многофункционального центра не может являться субъектом преступления, предусмотренного ст. 170 УК РФ, поскольку не способен повлиять на результат регистрации сделки, определение кадастровой стоимости, а также внести изменения в Единый государственный реестр недвижимости.

Но при этом стоит отметить, что не исключается возможность совершения незаконных действий на стадии приема документов, например, принятия документов, заверенных подписью не уполномоченного на то лица.

На наш взгляд, в таком случае действия сотрудника МФЦ, исходя из его функциональных обязанностей, не будут охватываться составом ст. 170 УК РФ, а будут квалифицироваться по ст. 285 УК РФ.

Аналогичная квалификация будет иметь место при совершении преступления в сговоре с сотрудником Росреестра, поскольку ст. 170 УК РФ не предусматривает совершение преступления в соучастии, что в современных условиях является существенным недостатком анализируемого состава преступного деяния.

Подводя итог, следует отметить, что вопрос определения субъекта преступления в условиях развития современной жизнедеятельности общества и уголовного законодательства требует дальнейшего решения путем совершенствования положений ст. 170 УК РФ, поскольку категория "субъект преступления" является наиболее подверженной изменениям как на практике, так и в теории уголовного права.

Литература

1. Алексеенко Н.Н. Характеристика субъекта регистрации незаконных сделок с землей / Н.Н. Алексеенко // Российский следователь. 2009. N 2. С. 4 – 5.

2. Басова Т.Б. Уголовная ответственность за должностные преступления: проблемы правотворчества и правоприменения в условиях административной реформы РФ: Дис. … д-ра юрид. наук / Т.Б. Басова. Владивосток, 2005. 403 с.

3. Волженкин Б.В. Экономические преступления / Б.В. Волженкин. СПб.: Юридический центр Пресс, 1999. 296 с.

4. Леонов М.Г. Уголовная ответственность за воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности: Дис. … канд. юрид. наук / М.Г. Леонов. Саратов, 2009. 188 с.

5. Сидоров Б.В. Определение должностного лица в УК РФ и проблемы совершенствования его законодательной конструкции / Б.В. Сидоров, М.М. Фахриев // Вестник экономики, права и социологии. 2008. N 1. С. 81 – 89.

6. Синельникова В.Н. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество – существенный элемент охраны прав субъектов гражданского оборота РФ / В.Н. Синельникова // Право и государство. 2015. N 1 (66). С. 74 – 80.

 


[1] Синельникова В.Н. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество – существенный элемент охраны прав субъектов гражданского оборота РФ // Право и государство. 2015. N 1 (66). С. 74.

[2] Федеральный закон от 13 июля 2015 г. N 218-ФЗ "О государственной регистрации недвижимости" // СПС "КонсультантПлюс".

[3] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ // СПС "КонсультантПлюс".

[4] Сидоров Б.В., Фахриев М.М. Определение должностного лица в УК РФ и проблемы совершенствования его законодательной конструкции // Вестник экономики, права и социологии. 2008. N 1. С. 84 – 85.

[5] Волженкин Б.В. Экономические преступления. СПб., 1999. С. 141.

[6] Решение Комитета Государственной Думы Федерального Собрания РФ по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству от 12 января 2008 г. N 5(3) "О проекте Федерального закона N 272994-3 "О внесении изменений в статьи 140 и 285 Уголовного кодекса Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс".

[7] Алексеенко Н.Н. Характеристика субъекта регистрации незаконных сделок с землей // Российский следователь. 2009. N 2. С. 4 – 5.

[8] Леонов М.Г. Уголовная ответственность за воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2009. С. 98.

[9] Басова Т.Б. Уголовная ответственность за должностные преступления: проблемы правотворчества и правоприменения в условиях административной реформы РФ: Дис. … д-ра юрид. наук. Владивосток, 2006. С. 195.

[10] Федеральный закон от 13 июля 2015 г. N 218-ФЗ "О государственной регистрации недвижимости" // СПС "КонсультантПлюс".

[11] Постановление Правительства РФ от 1 июня 2009 г. N 457 "О Федеральной службе государственной регистрации, кадастра и картографии" // СПС "КонсультантПлюс".

Рекомендуется Вам: