ЮрФак: изучение права онлайн

Принцип непосредственности в арбитражном процессе: особенности реализации в век информационных технологий

Автор: Бармина О.Н.

Принцип непосредственности в классическом виде представляет собой закрепленное в Арбитражном процессуальном кодексе РФ положение, согласно которому судьи арбитражного суда при рассмотрении спора обязаны лично принять и непосредственно исследовать все собранные по делу доказательства в судебном заседании и обосновать решение только исследованными в ходе рассмотрения дела доказательствами.

Содержание данного принципа закреплено в ст. 10 Арбитражного процессуального кодекса РФ, в соответствии с которой доказательства, которые не были предметом исследования в судебном заседании, не могут быть положены арбитражным судом в основу принимаемого судебного акта. Данный принцип детализируется в других положениях Кодекса, например ст. ст. 71, 78, 162 Арбитражного процессуального кодекса РФ.

Проиллюстрируем анализ действия принципа непосредственности в судебной практике.

Так, если суд положил в основу решения документ, не исследованный в судебном заседании непосредственно или приобщенный, но, например, плохо читаемый, что также приравнивается к не исследуемому, это является основанием для отмены судебного акта в связи с нарушением принципа непосредственности.

Например, в Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 20.02.2017 N Ф05-680/2017 по делу N А40-82174/16 указано, что суд первой инстанции в качестве основных доказательств признал постановление дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела и объяснение Г., полученное дознавателем, по существу, основываясь на оценке доказательств, которую дал дознаватель, а не на своей собственной. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела является производным документом процессуального характера, основанным на материалах, которые были предметом рассмотрения дознавателя. Положив эти документы в основу своего решения в качестве единственного и бесспорного доказательства, в отсутствие иных доказательств по делу суд нарушил принцип непосредственности исследования доказательств.

Объяснение Г. приобщено судом в материалы дела в плохо читаемой копии, в которой невозможно прочесть, сотрудником какой организации он являлся и в течение какого периода.

Таким образом, в данном примере подчеркнута необходимость непосредственного исследования первичных доказательств, их собственного анализа судом, а не заимствование отдельных выводов из документов, которые не являются преюдициальными фактами и не освобождают стороны от дальнейшего доказывания.

Для более полного понимания действия принципа в судебном заседании в настоящее время все чаще обращаются к примеру с делом судьи, который в ходе судебного заседания заснул в процессе, чем нарушил принцип непосредственности, то есть не воспринимал лично объяснения лиц, участвующих в деле[1].

С введением в арбитражный процесс упрощенного и приказного производства изменился общепризнанный подход к вызову сторон в процесс, в связи с этим, например, по данным видам производств не ведется протокол судебного заседания, поскольку не осуществляется вызов сторон в процесс, нет отложения рассмотрения дела, перерывов, назначений и т.д.

В свою очередь, это неизбежно привело к тому, что особенности действия отдельных принципов в арбитражном процессе существенно изменились.

В частности, рассмотрим реализацию упомянутого принципа непосредственности в упрощенном производстве. Дела в порядке упрощенного производства рассматриваются арбитражным судом по общим правилам искового производства, с особенностями, установленными главой 29 Арбитражного процессуального кодекса РФ.

Судья исследует доводы и доказательства, предоставленные участниками процесса, в частности, изложенные в представленных сторонами документах, объяснения, возражения или доводы лиц, участвующих в деле, и принимает решение на основании доказательств, представленных в течение установленных сроков. При необходимости выяснения дополнительных обстоятельств или исследования дополнительных доказательств, а также проведения осмотра и исследования доказательств по месту их нахождения, назначения экспертизы или заслушивания свидетельских показаний и т.д. возможен переход в общий порядок разрешения дела (вынесение судом определения о рассмотрении дела по общим правилам искового производства).

Таким образом, поскольку нет судебного заседания, восприятие доказательств происходит судьей единолично, без участия сторон, то следует вести речь о разном действии принципа непосредственности в зависимости от производства, в котором рассматривается конкретное дело.

Однако трансформация принципов арбитражного процесса в свете новых подходов и процедур не приводит к нарушению требований каких-либо правил арбитражного процесса; гарантии на судебную защиту, заявление ходатайств, возражений и т.д. соблюдаются должным образом.

Вместе с тем анализ законодательства и судебной практики показал, что введение новых процедур и правил привело к иному пониманию содержания основных гарантий в сфере арбитражного судопроизводства.

В частности, в связи с наличием принципа непосредственности по делам, рассматриваемым в упрощенном порядке, суд не может положить в основу решения доказательство, не исследованное лично, то есть такое доказательство, которое в материалах дела отсутствует или приобщено в плохо читаемой копии и т.д., следовательно, проверить, исследовал ли их суд, можно только по результатам рассмотрения такого дела, исходя из выводов, к которым пришел суд и которые он отразил в решении.

Однако по делам, рассматриваемым в упрощенном порядке, действует правило, согласно которому суд изготавливает в обязательном порядке только резолютивную часть решения, мотивировочную часть решения суд изготавливает по заявлению лиц, участвующих в деле, а также в случае поступления в суд жалобы.

В то же время Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.04.2017 N 10 "О некоторых вопросах применения судами положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации об упрощенном производстве" дал по этому вопросу следующее разъяснение.

В частности, в нем указано, что мотивированное решение может быть изготовлено только судьей, подписавшим резолютивную часть решения (ст. 157 ГПК РФ, ст. 10, ч. 2 ст. 18 АПК РФ).

Также рекомендуется Вам:

Поскольку в случае подачи апелляционных жалобы, представления по делу, рассматриваемому в порядке упрощенного производства, составление мотивированного решения является обязательным, апелляционная инстанция в случае обжалования резолютивной части решения по делу, рассмотренному в порядке упрощенного производства, и при отсутствии возможности у суда первой инстанции изготовить мотивированное решение (например, в случае прекращения полномочий судьи) отменяет такое решение.

Таким образом, может возникнуть ситуация, когда судья подписывает резолютивную часть решения, а после этого издается указ Президента Российской Федерации о назначении данного судьи в другой суд. При этих обстоятельствах в случае поступления заявления лица, участвующего в деле, с просьбой о составлении мотивированного решения (ч. 2 ст. 229 АПК РФ), суд не вправе изготовить его, поскольку прекращены полномочия данного судьи в суде, которому подсудно данное дело. Другой судья данного суда также не вправе вынести мотивированное решение по уже рассмотренному делу, так как будет нарушен принцип непосредственности судебного разбирательства.

Изложенные данные подтверждают то, что стороны имеют возможность в любом случае получить мотивировочную часть решения, знать, на основе каких конкретно доказательств суд пришел к определенным выводам, то есть действие принципа непосредственности в этом случае гарантируется с учетом особенностей упрощенного производства (нет судебного заседания, вызова сторон, мотивированного решения и т.д.).

Действие других функциональных принципов процесса, таких как состязательность, равноправие сторон, диспозитивность, обеспечивается тем, что в упрощенном порядке стороны могут заявить о переходе к рассмотрению дела по общим правилам искового производства, сторонам обеспечивается право на ознакомление с материалами дела как в электронном виде, так и при необходимости – с письменными материалами дела лично в здании суда; стороны могут заявлять ходатайства, представлять свои возражения и позиции по делу в установленные судом сроки. Суд, в свою очередь, обязан рассмотреть поступившие обращения, принять по ним определение, обеспечить размещение соответствующей информации для участников спора на сайте суда.

В век информационных технологий судьи исследуют не только бумажные носители информации, но и документы, полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи, в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети Интернет, а также документы, подписанные электронной подписью в порядке, установленном законодательством РФ.

Таким образом, суд рассматривает дело не только по доказательствам, представленным в письменном виде, но и на основании изучения документов, направленных сторонами в электронном виде через специальную автоматизированную систему.

Многие ученые и исследователи обращают на это внимание.

Так, М.А. Митрофанова отмечает, что "под влиянием глобальной компьютеризации происходит трансформация традиционного принципа непосредственности в "электронную непосредственность"[2], которую автор определяет как "законодательно установленное, основополагающее начало арбитражно-процессуального права, которое определяет способ, метод, форму восприятия и исследования судом средств доказывания через призму технических устройств на всех стадиях процесса, содержащих информацию для обстоятельств дела (установления истины)"[3].

Однако с учетом ведения судами электронного документооборота, наличия производств, которые осуществляются без вызова сторон, так или иначе происходит восприятие доказательств через призму технических средств не только судом, но и лицами, участвующими в деле.

В частности, подобным образом трансформируется действие иных функциональных принципов арбитражного процесса (состязательности, гласности, процессуального равноправия сторон, диспозитивности, сочетания устности и письменности), для более четкого понимания которых необходимо их соотносить с понятиями "электронный документ", "электронные доказательства", вид производства и т.д.

В соответствии с вышесказанным, можно сделать следующие выводы.

Трансформация принципов арбитражного процесса в свете новых подходов и процедур не приводит к нарушению требований каких-либо правил арбитражного процесса, в данном случае следует вести речь не об ограниченном их действии, а об ином понимании, при этом основные процессуальные гарантии этой сферы законодатель учитывает.

С учетом ведения судами электронного документооборота, наличия производств, которые осуществляются без вызова сторон, восприятие доказательств происходит через призму технических средств не только судом, но и лицами, участвующими в деле, в связи с чем в настоящее время неизбежна трансформация действия всех функциональных принципов арбитражного процесса (состязательности, гласности, процессуального равноправия сторон, диспозитивности, сочетания устности и письменности), а не только непосредственности. На эти особенности, по мнению автора, следует обращать внимание при изучении принципов процесса, уточнения их сути и значения в зависимости от применяемых производств и приобщаемых доказательств.

Список использованной литературы

1. Митрофанова М.А. Электронные доказательства и принцип непосредственности в арбитражном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук / М.А. Митрофанова. Саратов, 2013.

 


[1] Пресса о ВАС РФ: Неужели вы думаете, что судья должен быть унылым мизантропом? 04.02.2013 // http://www.arbitr.ru/press-centr/smi/77565.html (дата обращения: 20.01.2019).

[2] Митрофанова М.А. Электронные доказательства и принцип непосредственности в арбитражном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2013. С. 17.

[3] Там же.

Рекомендуется Вам: