ЮрФак: изучение права онлайн

Информационно-правовые аспекты регулирования банковской деятельности

Автор: Кукушкин В.М.

Информация и информационные отношения, возникающие в связи с ее использованием, являются важной составляющей в банковской деятельности и соответствующем правовом регулировании. В настоящее время банковская деятельность активно развивается, и одним из важных двигателей этого процесса является развитие информационных технологий, в связи с чем появляются новые банковские продукты, банковские операции получают новые формы реализации. Информационные отношения как общественные отношения развиваются и имеют важное значение и для других сфер деятельности. Подтверждением этого является появление информационного законодательства и формирование самостоятельного научного направления. Именно в связи с тем, что информационные отношения имеют большое значение для различных субъектов и сфер деятельности, необходимо определить правильное направление развития информационного законодательства. Приоритетом здесь должен явиться не поиск сущности информационного права и законодательства как самодостаточных направлений изучения, а то, как наиболее удачно и качественно урегулировать отношения, связанные по тем или иным причинам с использованием информации. Безусловно, значимым здесь является и терминологический аспект с учетом того что терминология – это во многом основа правового регулирования.

Рассмотрим на некоторых примерах вопросы взаимодействия информационного и банковского законодательств.

Как уже было отмечено выше, информационные отношения занимают важное место в системе банковских правоотношений. Они возникают при осуществлении банковских операций, связанных с исполнением гражданско-правовых договоров (например, обязанность информирования клиентов по договору банковского счета); в связи с особой ролью банка как участника налоговых отношений и выполнением обязанностей, предусмотренных налоговым законодательством, как агента валютного контроля, как субъекта отношений, возникающих в связи с противодействием легализации преступных доходов; обусловлены наличием института банковской тайны как специального правового режима информации и пр. Во всех указанных и иных случаях отношения, связанные с использованием информации, регулируются гражданским, банковским либо иным специальным, в основном финансовым, законодательством. Соответствующие нормы, как правило, достаточно системно регулируют данные отношения, хотя и здесь существуют вопросы, требующие разрешения. Например, различие между ст. 857 ГК РФ и ст. 26 ФЗ от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности", где определяется состав информации, составляющей банковскую тайну. Так, в ст. 857 ГК РФ говорится, что понятием банковской тайны охватываются сведения о клиенте, а в профильной ст. 26 этого нет. Однако эти и другие вопросы, думается, найдут свое разрешение в процессе совершенствования нормативных актов.

В большей степени настораживает, что в процессе регулирования иных, небанковских, отношений принимаются нормы, которые, по существу вторгаясь в сферу банковского регулирования, не учитывают специфики этих отношений, в результате чего возникают проблемы разного характера. Без преувеличения одним из таких примеров является ФЗ от 27.07.2006 N 152-ФЗ "О персональных данных", который, пытаясь урегулировать обработку персональных данных во всех случаях, не сумел этого сделать. Уже история вступления этого Закона в силу и череда вносимых в него изменений говорят о том, что в этом Законе сразу было что-то не так. И в настоящее время проблемы регулирования остаются. Так, например, согласно п. 5 ч. 1 ст. 6 ФЗ "О персональных данных" обработка персональных данных может производиться без получения согласия субъекта персональных данных, если она необходима для исполнения договора, стороной которого либо выгодоприобретателем или поручителем по которому он является, а также для заключения договора по инициативе субъекта персональных данных или договора, по которому он будет являться выгодоприобретателем или поручителем. В итоге остается непонятно, по какой причине законодатель перечислил и, соответственно, ограничил роли, в которых может выступать субъект персональных данных. Таким образом, в случае, когда субъект персональных данных – залогодатель, необходимо получить отдельное согласие.

Интересно и то, что согласно ст. 12 ФЗ от 21.12.2013 N 353-ФЗ "О потребительском займе (кредите)" при уступке прав по договорам потребительского кредита кредитор вправе передавать персональные данные заемщика и лиц, предоставивших обеспечение по договору потребительского кредита (займа), в соответствии с законодательством РФ о персональных данных. Безусловно, должен возникнуть вопрос о том, понимать ли под таким соответствием наличие специального согласия, или же оно подразумевается в силу ранее заключенных и обеспечивающих его договоров займа.

Примечательно следующее: несмотря на то что закон, очевидно, создавался на основе актов ЕС, формулировки и идеи применительно к рассмотренному вопросу использованы не были. Так, например, согласно ст. 7 Директивы 95/46/ЕС Европейского парламента и Совета Европейского союза от 24 октября 1995 г. "О защите прав частных лиц применительно к обработке персональных данных и о свободном движении таких данных" государства-участники обеспечат, что личные данные будут обрабатываться только в том случае, если, в частности, обработка необходима для исполнения контракта, в котором субъект данных является стороной, или для принятия мер до заключения контракта по просьбе субъекта данных, или для выполнения юридического обязательства, субъектом которого является контролер. Указанная норма значительно лучше, однако в ФЗ "О персональных данных" пошли своим путем.

Таким образом, ФЗ "О персональных данных" создал определенные сложности при его исполнении в процессе банковской деятельности, не говоря о некоторых технических требованиях, что уже выходит за пределы правовой тематики. На практике в настоящее время положения ФЗ "О персональных данных" во многом исполняются формально или не исполняются вообще, что также является показателем наличия проблем регулирования и значения этого Закона для общества и государства. Между тем в п. 18 Основных положений о защите неприкосновенности частной жизни и международных обменов персональными данными (Рекомендации Совета ОЭСР от 23 сентября 1980 г.) говорится, что странам – членам ОЭСР следует избегать принятия законов, политических установок и практических правил во имя защиты неприкосновенности частной жизни и индивидуальных свобод, которые могут создать препятствия для международных обменов персональными данными сверх меры, необходимой для обеспечения такой защиты. Вышеуказанная Директива 95/46/ЕС Европейского парламента и Совета Европейского союза от 24 октября 1995 г. "О защите прав частных лиц применительно к обработке персональных данных и о свободном движении таких данных" обращает внимание на то, что системы обработки данных должны не только уважать их фундаментальные права и свободы, но и способствовать экономическому и социальному прогрессу, расширению торговли и благосостояния граждан, а различие в степенях защиты прав и свобод граждан применительно к обработке персональных данных, допускаемое государствами-участниками, может создать преграды в осуществлении ряда видов экономической деятельности на уровне Сообщества.

Развитие банковской деятельности во многом обусловлено техническим прогрессом. В настоящее время уже, вероятно, нет кредитных организаций, которые бы не предоставляли услуги по дистанционному банковскому обслуживанию. Между тем регулирование этих отношений лишь частичное и разрозненное. Среди нормативных актов, которые участвуют в этом процессе, кроме некоторых основных положений ГК РФ, можно назвать ФЗ от 06.04.2011 N 63-ФЗ "Об электронной подписи", ФЗ от 27.06.2011 N 161-ФЗ "О национальной платежной системе", некоторые документы ЦБ РФ.

В частности, ФЗ "О национальной платежной системе", претендуя на регулирование отношений с использованием электронных средств платежа, на самом деле мало что регулирует в этом сегменте. В итоге основным регулятором этих отношений так и остается договор между банком и клиентом. Многие из образцов таких договоров действительно подробно и качественно регулируют эти отношения, при этом часто с разработкой собственного терминологического аппарата и правовых конструкций, чего, по существу, нет в законодательстве, и могли бы быть примером для соответствующего правового акта. Существует и много других информационно-правовых аспектов в банковском регулировании, и они играют важную роль в банковской деятельности в целом.

Приведенные примеры и рассуждения приводят к выводу о том, что в настоящее время, упоминая информационное право, следует понимать его как комплексную отрасль законодательства, соглашаясь здесь с существующими мнениями в литературе[1].

Думается, что было бы ошибкой пытаться кодифицировать информационное законодательство, и не только в настоящее время из-за неподготовленности этого процесса, а в принципе, исходя из того, что этот путь развития информационного законодательства представляется неверным. Между тем идеи о кодификации высказываются. Так, прямо предлагается регулировать правовые режимы информации путем проведения систематизации и кодификации[2]. В этом случае, поскольку информационные отношения возникают в различных сферах деятельности, неизбежно возникнут конфликты и коллизии между различными отраслями права и законодательства, отраслевое законодательство более динамично, специфика регулирования информационных отношений должна отражаться именно там.

Будет нелишним вспомнить о том, что вопрос об информационных отношениях в юридической науке обсуждается уже давно. Так, О.А. Красавчиков в числе организационно-правовых отношений выделял организационно-информационные отношения, при которых "в силу гражданских организационных прав и обязанностей стороны имущественного правоотношения обязаны обмениваться определенного рода информацией"[3]. При этом отмечалось, что в каждой отрасли права "имеется немало организационных норм, которые регулируют соответствущие организационные отношения"[4], что справедливо и для настоящего времени. На примере правового регулирования банковской деятельности видно, что в структуре банковских правоотношений в достаточной степени присутствуют и информационные отношения. Их регулирование возможно лишь в рамках сугубо банковского законодательства.

Огромный массив банковского законодательства, имеющийся сегодня, безусловно, ставит вопрос о его кодификации. Но даже и здесь необходимо не торопиться, а разработать концепцию развития банковского законодательства, которая пока что отсутствует. При кодификации банковского законодательства в зависимости от внутренней структуры информационным отношениям, возникающим при осуществлении банковской деятельности, должно быть уделено особое внимание. Именно так, учитывая в том числе и динамику развития банковского законодательства, должно быть построено регулирование информационных отношений в банковской деятельности. Общие же нормы информационного законодательства могут содержаться в отдельных законодательных актах, которые существуют и в настоящее время, хотя их значение для регулирования общественных отношений было сомнительно как ранее, так и сейчас[5]. Скорее всего, это может касаться и иных сфер деятельности, где информационные отношения так же, как и в банковской деятельности, играют важную роль. Высказанные идеи могут иметь значение при реализации нормативной составляющей Программы "Цифровая экономика Российской Федерации"[6].

Библиографический список

1. Зверева Е.А. Правовой режим информации в отношениях с участием субъектов предпринимательской деятельности. М.: Юстицинформ, 2008.

2. Красавчиков О.А. Категории науки гражданского права. Избранные труды: В 2 т. М.: Статут, 2005. Т. 1. С. 55.

3. Терещенко Л.К. Правовой режим информации: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2011. С. 47.

 


[1] См., напр.: Зверева Е.А. Правовой режим информации в отношениях с участием субъектов предпринимательской деятельности. М.: Юстицинформ, 2008.

Также рекомендуется Вам:

[2] Терещенко Л.К. Правовой режим информации: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2011. С. 47.

[3] Красавчиков О.А. Категории науки гражданского права. Избранные труды: В 2 т. М.: Статут, 2005. Т. 1. С. 55.

[4] Там же. С. 49.

[5] Имеется в виду ФЗ от 27.07.2006 N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации".

[6] Утв. распоряжением Правительства Российской Федерации от 28 июля 2017 г. N 1632-р.

Рекомендуется Вам: