ЮрФак: изучение права онлайн

Коллекторская деятельность как вид экономической деятельности в Российской Федерации: теория и практика применения

Авторы: Левушкин А.Н., Згонников А.П.

В настоящее время все более расширяются возможности сферы предпринимательской деятельности. Одним из таких достаточно новых направлений предпринимательства как вида экономической деятельности является коллекторская деятельность. В науке справедливо указывается, что "генезис норм предпринимательского права начинается в разнородной, смешанной группе рыночных отношений, которые тем не менее в реальной жизни выглядят как определенное поведение субъектов предпринимательской деятельности по поводу обращения товаров, работ, услуг и денег"[1].

В судебной практике справедливо отмечается, что "…любая деятельность субъектов гражданского оборота имеет экономическую основу. При этом понятие "иная экономическая деятельность" не имеет точного определения и носит субъективный, оценочный характер"[2].

Вместе с тем реализация свободы экономической деятельности не означает предоставление бизнесу неограниченных возможностей, это в большей степени относится к коллекторам, которые должны организовать свою деятельность на профессиональных началах.

При осуществлении такого вида экономической деятельности наиболее очевидно проявляется необходимость обеспечения баланса частных и публичных отношений. Основные тенденции межотраслевого регулирования обусловлены проблематикой системной организации межотраслевых связей частного права, соотношения норм различных отраслей, включая и соотношение с различными публично-правовыми отраслями. Некоторые направления модернизации правового регулирования отраслевых институтов обусловлены публичной деятельностью государства и иных публично-правовых образований, их ролью в области частного и публичного права[3].

Интересы предпринимательского, коллекторского сектора экономики должны быть согласованы с интересами государства, обеспечивающего реализацию общих интересов и интересов отдельных граждан – должников по денежным обязательствам.

К сожалению, многие участники гражданского оборота и предпринимательской деятельности не способны удовлетворить требования своих кредиторов, что явилось основной причиной возникновения достаточно нового направления экономической деятельности и сферы свободного предпринимательства в современной России – коллекторской деятельности, которая направлена на взыскание задолженности с неплатежеспособных должников.

Следует признать, что отношения с участием коллекторских агентств и граждан в последнее время приобрели особую социально-правовую напряженность, поскольку государство длительное время уклонялось от прямого нормативного регулирования этих отношений. В цивилистической науке абсолютно справедливо неоднократно указывалось на необходимость регулирования как данной группы отношений, так и в целом проблемы определения правового статуса коллекторских агентств, запретов и ограничений в их деятельности[4]. Государство долгое время дистанцировалось от фактически сложившихся в правоприменительной практике коллекторских правоотношений, что предопределяет необходимость защиты прав участников данных отношений.

Как известно, взыскание имеющихся задолженностей осуществляется все возрастающим количеством коллекторских агентств. Организации, осуществляющие коллекторскую деятельность в нашей стране, получают все большее распространение в кредитной сфере. Коллекторская деятельность – это экономическая, предпринимательская деятельность, направленная на получение прибыли от деятельности по взысканию (возврату) имеющихся задолженностей и связанных с ней дополнительных услуг, осуществляемая самостоятельно, на свой риск и под свою имущественную ответственность.

В настоящее время регламентация коллекторской деятельности осуществляется Федеральным законом от 3 июля 2016 г. N 230-ФЗ "О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон "О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях"[5].

Федеральный закон от 3 июля 2016 г. N 230-ФЗ "О защите прав и законных интересов физических лиц…" направлен на защиту прав и законных интересов граждан, которые имеют задолженность перед кредитором по ранее взятым на себя договорным обязательствам и не погашают указанную денежную задолженность в установленные сроки. Нормативные предписания, установленные в данном законодательном акте, имеют целью обеспечить защиту прав и законных интересов физических лиц и установить правовые гарантии должников при возврате просроченной задолженности, возникшей из ранее принятых на себя ими денежных обязательств (ч. 1 ст. 1 3акона)[6].

Коллекторские агентства осуществляют свою деятельность на договорных началах, как правило, с кредиторами имеет место заключение договоров цессии, возмездного оказания услуг, комиссии или агентских договоров. Заслуживают внимания предложенные в науке И.В. Сарнаковым формы взаимодействия кредиторов и коллекторских агентств, которые оформляются в виде: 1) доверенности, выданной кредитной организацией; 2) договора по оказанию услуг по возврату долга; 3) уступки права требования коллекторскому агентству; 4) агентского договора[7].

Деятельность коллектора должна реализовываться в рамках правового поля. В случае совершения правонарушения, "ущемления" прав должников, злоупотребления коллекторами своими правами возможно привлечение их к юридической ответственности в соответствии с гражданским, административным или уголовным законодательством.

К сожалению, приходится констатировать, что на сегодняшний день имеют место многочисленные нарушения со стороны коллекторских агентств (служб) действующего российского законодательства. Представляется, что в современных экономических условиях главная цель коллекторов – взыскать долги любым способом. Соответственно, на первый план выходят зачастую аморальные, а порой и попросту неправомерные действия лиц, осуществляющих принудительное исполнение обязательств должников.

Вместе с тем процесс сокращения легальных коллекторских агентств будет сопровождаться увеличением количества нелегальных взыскателей. Так называемые "серые" коллекторы, как правило, осуществляют деятельность с нарушением условий, предъявляемых действующим законодательством к профессиональной деятельности коллекторов.

В литературе небезосновательно указывается, что до настоящего времени в России трудно оценить масштабы деятельности "серых" коллекторских агентств. Анализ содержания Закона может свидетельствовать о том, что для достижения целей защиты прав должников при взыскании задолженности по денежным обязательствам коллекторами поставлены следующие ключевые задачи: а) установление существенных ограничений в части дозволенных способов взаимодействия взыскателя с должником; б) предъявление повышенных требований к коммерческим организациям, которые стремятся получить статус профессионального взыскателя; в) установление контроля за деятельностью профессиональных взыскателей со стороны органов государственной власти и управления[8].

В ходе реформы законодательства, регулирующего предпринимательские и коммерческие отношения, появились правила о нескольких новых специальных договорных предпринимательских конструкциях. В правоприменительной деятельности очевидны отдельные результаты реформы обязательственного права, направленные на применение специальных договоров[9]. Как известно, отнесение договора к определенному виду именуется его квалификацией. Внешними видовыми признаками конкретного предпринимательского договора и обязательства являются наименование договора, сфера применения и его стороны. Как показывает анализ законодательства и разных видов юридической предпринимательской практики, это абсолютно взаимозависимые категории для целей идентификации предпринимательского договора по его виду. Полагаем, что договор об осуществлении коллекторской деятельности относится к предпринимательским договорам.

Рассмотрим один из примеров из судебной практики. Челябинский областной суд при рассмотрении дела N 11-7078/2017 о признании недействительным договора цессии установил, что А. обратился в суд с иском к ПАО "Сбербанк России", ООО "Югорское коллекторское агентство" (далее по тексту – Агентство) о признании недействительным (ничтожным) договора цессии, заключенного 22 сентября 2016 г. между Банком и Агентством.

В обоснование иска указал, что 1 августа 2012 г. между ним и ПАО "Сбербанк России" заключен кредитный договор N 7313. Решением Миасского городского суда Челябинской области от 24 декабря 2013 г. с него в пользу ПАО "Сбербанк России" взыскана задолженность по данному договору. 22 сентября 2016 г. между Банком и Агентством заключен договор уступки прав требования N 14, в соответствии с которым Банк переуступил Агентству право требования, основанное на решении Миасского городского суда Челябинской области. Агентство не является специальным субъектом банковской деятельности, если учитывать отсутствие у него лицензии на право осуществления банковской деятельности, заключенный между ответчиками договор цессии противоречит требованиям ст. 13 Федерального закона "О банках и банковской деятельности", Закону Российской Федерации "О защите прав потребителей" и ст. 388 Гражданского кодекса Российской Федерации. На основании ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации договор уступки прав требования является недействительным, ничтожным.

Представитель ответчика ПАО "Сбербанк России" К. в судебном заседании возражала против удовлетворения заявленных исковых требований.

Также рекомендуется Вам:

Суд постановил решение, которым в удовлетворении исковых требований А. отказал.

В апелляционной жалобе истец А. просит решение суда отменить, принять по делу новое решение об удовлетворении его исковых требований в полном объеме. В обоснование апелляционной жалобы ссылается на то, что при заключении кредитного договора не давал согласие на уступку прав требования третьим лицам. Запрет на уступку прав требования лицам, не имеющим лицензии на осуществление банковской деятельности, предусмотрен в п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей". Не согласен с заменой стороны взыскателя в исполнительном производстве. Полагает, что не мог оспорить договор цессии, заключенный между Банком и Агентством по незнанию.

В возражениях на апелляционную жалобу представитель ответчика ПАО "Сбербанк России" просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу А. – без удовлетворения.

Заслушав объяснения представителя ответчика ПАО "Сбербанк России" С., проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражения на них, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены решения суда.

Вступившим в законную силу решением Миасского городского суда Челябинской области от 30 октября 2015 г. с А. в пользу Банка взыскана сумма задолженности по кредитному договору. В удовлетворении встречных исковых требований А. к Банку о взыскании неосновательного обогащения судом отказано.

Установив, что уступка права требования по кредитному договору имела место после вступления в законную силу решения суда о взыскании с А. в пользу Банка задолженности по кредитному договору, приняв во внимание, что сторонами в кредитном договоре было согласовано условие об уступке прав требования третьим лицам, а доказательств нарушения законных прав и интересов А. оспариваемой сделкой не представлено, суд первой инстанции в соответствии со ст. 388 Гражданского кодекса Российской Федерации обоснованно отказал А. в удовлетворении исковых требований о признании недействительным договора уступки прав требования (цессии).

Судебная коллегия с данными выводами суда первой инстанции согласна, поскольку они соответствуют обстоятельствам дела и требованиям закона, регулирующего спорные правоотношения.

Как следует из положений п. 1 ст. 421 ГК РФ, граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Согласно положениям ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона (п. 1). Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 2).

По мнению судебной коллегии, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что к ООО "Югорское коллекторское агентство" перешли права Банка, установленные вступившим в законную силу судебным решением. Уступка прав (требований) имела место на стадии исполнения решения суда.

Доводы А. о несогласии с заменой стороны взыскателя в исполнительном производстве не могут повлечь отмену решения суда, поскольку о недействительности оспариваемого договора не свидетельствуют.

С учетом изложенного судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда первой инстанции постановлено с соблюдением требований норм материального и процессуального права, не противоречит собранным по делу доказательствам, а доводы апелляционной жалобы А. не опровергают правильность выводов суда и не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке[10].

В литературе отмечается, что применение действующих правовых средств в первую очередь производится для защиты прав должников, тогда как сфера взыскания задолженности организаций не урегулирована. В условиях жесткого надзора и контроля в сфере взыскания задолженности физических лиц законом уделяется мало внимания возможностям коллекторских организаций для защиты прав кредиторов[11].

На защиту прав должников направлена и ст. 4 Закона N 230-ФЗ, в которой установлены механизмы взаимодействия коллекторов с должниками. Такие взаимоотношения можно реализовать: посредством личных встреч и телефонных переговоров (непосредственное взаимодействие); телеграфных, а также текстовых, голосовых и иных сообщений по сетям электросвязи, в том числе подвижной радиотелефонной связи (то есть путем направления телеграмм, сообщений по электронной почте, смс-сообщений и др.); почтовых отправлений по месту жительства должника или по месту его пребывания.

Пункт 1 ч. 3, п. 1 ч. 5 ст. 7 Закона N 230-ФЗ устанавливают важные гарантии прав должников, в соответствии с которыми личные встречи и телефонные переговоры с должником допустимы только в рабочие дни в период с 8 до 22 часов, а в выходные и нерабочие праздничные дни – с 9 до 20 часов по местному времени по месту жительства должника или по месту его пребывания, известным кредитору или коллекторской организации.

Вместе с тем в практике достаточно часто имеют место грубые нарушения данных законодательных установлений, в том числе преступления. Так, например, по словам директора школы N 1285 г. Москвы Ярославы Алпатовой, от учебного заведения добиваются уплаты долгов за родителей. Как указывается в СМИ, черные коллекторы терроризируют школу N 1285 на северо-западе Москвы. Мобильные телефоны сотрудников, а также стационарный номер учебного заведения поставили на автообзвон со скрытого номера. Как написала директор школы в Facebook, коллекторское агентство требует взыскать долги с родителей одного из учащихся.

"В полицию поступили сообщения о том, что на телефон учебного заведения и личный номер директора осуществлялись звонки с требованиями воздействовать на одного из родителей учащегося для погашения задолженности по кредиту. Также звучали угрозы жизни и здоровью в адрес родственников должника. В результате оперативно-розыскных мероприятий сотрудники полиции задержали подозреваемого, им оказался 28-летний житель столицы", – сказали в полиции. По факту угроз возбуждено уголовное дело, в отношении подозреваемого избрана мера пресечения в виде домашнего ареста[12].

В СМИ описан и другой пример злоупотреблений со стороны коллекторов. Инцидент с поджогом двери должника произошел в Москве. Мужчина взял в кредит 60 тысяч рублей и просрочил платеж, перед Новым годом ему и его семье стали поступать угрозы. Коллекторы оставляли записки и метили дверь краской, после чего совершили поджог. Угарным газом отравилась супруга должника и двое детей.

Судебные приставы, узнавая о подобных ситуациях, как правило, тут же проводят проверку. По словам генерального директора Центра развития коллекторства Дмитрия Жданухина, на коллекторов накладываются огромные штрафы: "Общение с третьими лицами возможно только при наличии согласия как должника, так и самого лица, с которым пытаются общаться. Это незаконно еще и потому, что частота звонков четко урегулирована законом, они не могут быть слишком частыми. Разбираться в данном случае скорее должны не правоохранительные органы, а служба судебных приставов, которая надзирает за деятельностью коллекторских агентств и кредиторов. В данном случае возможен достаточно крупный штраф. Если выяснится, что агентство, которое применило такой креативный технический прием, занимается чужими долгами, но в реестре коллекторских агентств не состоит, штраф может быть очень крупным (до 2 млн рублей). Это так называемые квазиколлекторские агентства. Если нарушения повторяются, возможно исключение из реестра коллекторских агентств, организация не сможет легально осуществлять деятельность по возврату задолженности"[13].

Возможно определение основных средства защиты прав при взыскании задолженности по денежным обязательствам физических лиц коллекторами. К таковым следует отнести:

1) нормативно-правовые средства, установленные нормами российского законодательства и выступающие способом легитимации коллекторской деятельности;

2) договорное регулирование как особое средство защиты прав и интересов должников – физических лиц по денежным обязательствам от неправомерных и недобросовестных действий коллекторов;

3) весьма эффективным средством правового воздействия на коллекторов и механизмом защиты должников следует признать государственный надзор и контроль за коллекторскими агентствами в области взыскания просроченной задолженности физических лиц. Представляется, что публично-правовое, властное воздействие является гарантией законности осуществления деятельности коллекторов;

4) при совершении коллекторами противоправных действий в отношении должника закон предусматривает необходимость их привлечения к административной, уголовной, гражданско-правовой ответственности;

5) законодательством предусмотрена возможность саморегулирования коллекторских организаций, что предполагает установление механизмов самоконтроля.

Библиографический список

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 03.08.2018 N 339-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.

2. Федеральный закон от 03.07.2016 N 230-ФЗ "О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон "О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях" (ред. от 12.11.2018) // Собрание законодательства РФ. 2016. N 27 (часть I). Ст. 4163.

3. Апелляционное определение Челябинского областного суда от 05.06.2017 N 11-7078/2017 // СПС "КонсультантПлюс".

4. Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 10 марта 2016 г. N 02АП-1410/2016 // СПС "Гарант".

5. Вайпан В.А. Теория "правового калейдоскопа": отражение социально справедливых экономических отношений в предпринимательском праве // Право и экономика. 2018. N 10. С. 5 – 9.

6. В Москве задержали коллектора, угрожавшего коллективу школы. URL: https://news.mail.ru/incident/36043998/?frommail=1.

7. Илюшина М.Н. Договорные основы деятельности коллекторских агентств: запреты и ограничения // Законы России: опыт, анализ, практика. 2010. N 8 – 11.

8. Илюшина М.Н. Новеллы законодательства о потребительском кредитовании в гражданско-правовом механизме профессиональной деятельности коллекторских агентств // Законы России: опыт, анализ, практика. 2014. N 8. С. 11 – 17.

9. Илюшина М.Н. Правовые основы правосубъектности коллекторских агентств // Проблема правосубъектности: Материалы Международной научно-практич. конференции 25 февраля 2011 г. Вып. 9. Самара: СГА, 2011. С. 251 – 256.

10. Илюшина М.Н. Проблемы становления законодательства о правовом регулировании деятельности коллекторских агентств // Журнал PRODOLGI. 2012. N 5 (9).

11. Лапшин В.Ф. Регламентация коллекторской деятельности в Российской Федерации: современное состояние и влияние на преступность в кредитной сфере // Безопасность бизнеса. 2018. N 4. С. 22 – 27.

12. Левушкин А.Н. К вопросу о понятии, предмете и системе семейного права России и других государств – участников СНГ на современном этапе развития // Семейное и жилищное право. 2013. N 5. С. 36 – 39.

13. Левушкин А.Н. Специальные договорные конструкции: рамочный, опционный и абонентский договоры // Актуальные проблемы российского права. 2018. N 2. С. 19 – 26.

14. Сарнаков И.В. Правовые формы взаимодействия кредитных организаций и коллекторских агентств на рынке банковских услуг // Юрист. 2015. N 2. С. 33 – 37.

15. "Требуют вышвырнуть детей": коллекторы терроризируют школу на северо-западе Москвы. URL: https://news.mail.ru/incident/35973011/.

16. Филонов А.В. Средства правового регулирования коллекторской деятельности // Юрист. 2017. N 22. С. 33 – 36.

 


[1] Вайпан В.А. Теория "правового калейдоскопа": отражение социально справедливых экономических отношений в предпринимательском праве // Право и экономика. 2018. N 10. С. 6.

[2] Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 10 марта 2016 г. N 02АП-1410/2016 // СПС "Гарант".

[3] См.: Левушкин А.Н. К вопросу о понятии, предмете и системе семейного права России и других государств – участников СНГ на современном этапе развития // Семейное и жилищное право. 2013. N 5. С. 39.

[4] См.: Илюшина М.Н. Договорные основы деятельности коллекторских агентств: запреты и ограничения // Законы России: опыт, анализ, практика. 2010. N 8; Илюшина М.Н. Проблемы становления законодательства о правовом регулировании деятельности коллекторских агентств // Журнал PRODOLGI. 2012. N 5 (9); Илюшина М.Н. Правовые основы правосубъектности коллекторских агентств // Проблема правосубъектности: Материалы Международной научно-практической конференции 25 февраля 2011 г. Вып. 9. Самара: СГА, 2011. С. 251 – 256; Илюшина М.Н. Новеллы законодательства о потребительском кредитовании в гражданско-правовом механизме профессиональной деятельности коллекторских агентств // Законы России: опыт, анализ, практика. 2014. N 8. С. 11 – 17.

[5] Федеральный закон от 03.07.2016 N 230-ФЗ "О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон "О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях" (ред. от 12.11.2018) // Собрание законодательства РФ. 2016. N 27 (часть I). Ст. 4163.

[6] Лапшин В.Ф. Регламентация коллекторской деятельности в Российской Федерации: современное состояние и влияние на преступность в кредитной сфере // Безопасность бизнеса. 2018. N 4. С. 22 – 27.

[7] См.: Сарнаков И.В. Правовые формы взаимодействия кредитных организаций и коллекторских агентств на рынке банковских услуг // Юрист. 2015. N 2. С. 33.

[8] Лапшин В.Ф. Регламентация коллекторской деятельности в Российской Федерации: современное состояние и влияние на преступность в кредитной сфере // Безопасность бизнеса. 2018. N 4. С. 22 – 27. С. 24.

[9] См.: Левушкин А.Н. Специальные договорные конструкции: рамочный, опционный и абонентский договоры // Актуальные проблемы российского права. 2018. N 2. С. 19 – 26.

[10] Апелляционное определение Челябинского областного суда от 05.06.2017 N 11-7078/2017 // СПС "КонсультантПлюс".

[11] См.: Филонов А.В. Средства правового регулирования коллекторской деятельности // Юрист. 2017. N 22. С. 33 – 36.

[12] "Требуют вышвырнуть детей": коллекторы терроризируют школу на северо-западе Москвы. URL: https://news.mail.ru/incident/35973011/.

[13] В Москве задержали коллектора, угрожавшего коллективу школы. URL: https://news.mail.ru/incident/36043998/?frommail=1.

Рекомендуется Вам: