ЮрФак: изучение права онлайн

Криминалистика и цифровые технологии

Авторы: Гриб В.Г., Тюнис И.О.

Сегодня невозможно себе представить современное общество без компьютера, сотового телефона, цифровой фото- и видеокамеры, пластиковой платежной карты, современных информационных и телекоммуникационных систем и технологий. На протяжении всей истории человечества внедрение в нашу жизнь передовых достижений науки и техники выступало необходимым условием развития общественных отношений, но вряд ли кто осмелиться утверждать, что эти процессы всегда проходили легко, без проблем "костра" (авт.), находили безоговорочное признания и принимались обществом. При всей своей привлекательности и поистине прорывных перспективных возможностях цифровые информационные технологии исключением не стали.

Актуальность рассматриваемых проблем, с одной стороны, определяется приоритетом реализации государственной политики по трансформации науки и технологий, как стратегической задачи развития Российской Федерации[1]. Особый акцент делается на распространении использования информационных технологий в социально-экономической сфере, государственном управлении, бизнесе, здравоохранении, создании "Умных городов"[2] и т.д. С другой стороны, по оценкам и российских, и зарубежных ученых, приходится наблюдать нарастающие темпы использования этих технологий в криминальной среде[3].

По данным Генеральной прокуратуры Российской Федерации, в 2017 г. число преступлений в сфере информационно-телекоммуникационных технологий увеличилось с 65,9 тыс. до 91,6 тыс. Самыми распространенными киберпреступлениями стали неправомерный доступ к компьютерной информации (ст. 272 УК РФ), создание, использование и распространение вредоносных компьютерных программ (ст. 273 УК РФ)[4]. При этом если в 2017 г. зарегистрировано 1 883 таких преступления (+ 7,7%), то за первое полугодие 2018 г. – 1 233 (+ 3,4%). На 19,6% по указанным статьям уменьшилось количество расследованных преступлений (с 903 до 726), на 30,5% (с 790 до 1 031) выросло число нераскрытых преступлений. Показатели раскрываемости составили 41,3%.

По оценке руководителя организационно-аналитического отдела Главного управления процессуального контроля СК России Д.А. Кунева, с 2013 по 2016 г. количество этих преступлений увеличилось в шесть раз – с 11 тыс. до 66 тыс., и это с учетом отмеченной руководителем ведомства высокой латентности и, соответственно, условной объективности картины официальной статистики[5]. Причина такого положения дел заключается в том, что возможности объективной оценки уровня преступности в данной сфере, по-видимому, не успевают за динамикой развития информационных технологий[6]. Примером тому могут служить блокчейн-технологии, выступающие основой функционирования системы криптовалют. К сожалению, правовая неопределенность данного платежного инструмента и огромные технологические возможности по передаче информации в виртуальном пространстве служат питательной средой для совершения различного рода правонарушений и преступлений. Причем практика показала, что криптовалюта может выступать как платежное средство – средство совершения преступления, так и являться предметом преступного посягательства.

При этом глобализация информационных телекоммуникационных возможностей свидетельствует о международном, транснациональном характере исследуемых проблем. В январе текущего, 2019 г. орган исполнительной власти ЕС анонсировал создание Европейского агентства по кибербезопасности[7], в это же время президент США подписывает приказ о создании так называемой специальной группы, задача которой – борьба с мошенническими схемами и отмыванием денег с помощью криптовалют[8].

Иными словами, пора признать, что преступления, совершаемые с использованием информационных технологий, не ограничиваются территориями государств и совершением только компьютерных преступлений, а сами технологии применяются представителями криминальных структур всего мира как средство при незаконной банковской деятельности, легализации преступных доходов, совершении мошенничества, незаконного оборота оружия, наркотических средств и целого ряда других преступлений.

Неудивительно, что к проблеме приковано пристальное внимание не только государственных финансовых регуляторов и юридического сообщества в целом, но и специалистов в области уголовного права и процесса, криминологии, оперативно-разыскной деятельности, судебной экспертизы.

Не принижая достоинства этих исследований и разрабатываемых ими рекомендаций, которые, несомненно, позволяют найти решения по отдельным аспектам исследуемой проблемы, мы хотим остановиться на проблемах криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений с использованием возможностей современных цифровых технологий, их внедрения в правоприменительную практику.

По нашему мнению, это многоаспектная проблема, зависящая от множества факторов, требующая решения не только технических, но и целого комплекса организационных, правовых, научно-технических, методических и иных вопросов, ответы на которые в большинстве, на наш взгляд, дает именно криминалистика как прикладная, синтетическая наука.

На протяжении всей истории развития криминалистики процесс освоения и внедрения передовых достижений науки и техники для решения самого широкого круга вопросов, возникающих при раскрытии и расследовании преступлений, носил закономерный, общий и устойчивый характер. Современный уровень развития криминалистической науки и привлекаемые ею в сферу уголовного судопроизводства достижения других наук значительно расширили возможности выявления и использования доказательственной информации. Применяемые для этого научно-технические средства и методы в результате научной творческой адаптации и проверки правоприменительной практикой стали выступать органическим элементом всех составляющих систему науки разделов. Как справедливо отмечал в свое время видный криминалист Р.С. Белкин: "…их совокупности, надлежащим образом систематизированные, соответственно входят в содержание криминалистической техники, криминалистической тактики и криминалистической методики"[9].

Постоянное применение и совершенствование всего комплекса этих средств и методов выступает закономерным проявлением служебной функции криминалистики в обеспечении потребностей практики борьбы с преступностью. Неудивительно, что появление информационных цифровых технологий и их проникновение во все сферы жизнедеятельности современного общества и государства стали объектом пристального внимания ученых-криминалистов.

Системный подход и его конструктивные возможности в оценке сложных проблем, в том числе проблемы использования технико-криминалистических средств, обычно пользуются термином "криминалистическая техника", под которым понимается "система научных положений и разработанных на их основе технических (в широком смысле) средств, приемов и методик, предназначенных для собирания, исследования и использования доказательств и иных мер раскрытия и предупреждения преступлений"[10].

Оставляя за рамками нашего исследования дискуссию о соотношении понятий, мы придерживаемся традиционной позиции, которая не ограничивает содержательное значение технико-криминалистического обеспечения, а, наоборот, является закономерной тенденцией развития криминалистической науки и практики.

В литературе появилось большое количество работ под названиями "компьютерная криминалистика", "цифровая криминалистика", позиционирующиеся как науки о раскрытии преступлений, связанных с компьютерной информацией, изучающей вопросы исследования доказательств в виде компьютерной информации, методы поиска, получения и закрепления таких доказательств применительно к российскому законодательству[11]. Несомненно, результаты этих исследований заслуживают достойной оценки в контексте развития средств и методов криминалистической техники как одного из разделов криминалистики, и полностью охватываемые ее предметом, принимая с определенной долей условности, теоретические категории "компьютерной" или "цифровой криминалистики". Думается, суть проблемы заключается даже не в том, как мы ее назовем или каким термином обозначим, а в том, как это скажется на достижении конкретного результата деятельности по раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений и чем будет обеспечено наиболее полное и всестороннее достижение этой цели. При этом применение системно-структурного метода познания, конструктивность которого в изучении сложных проблем, как было отмечено, общепризнанна, может являться основой исследования не только проблемы применения криминалистической техники в целом, но и составляющих ее элементов, а применительно к теме нашего исследования – средств и методов, основанных на использовании информационных, цифровых технологий.

Описываемые процессы представляются нам объективно взаимосвязанными, т.е. эффективное функционирование отдельных элементов, и в частности рассматриваемой группы средств, закономерно будет зависеть от эффективности функционирования системы криминалистической техники в целом, и наоборот. Это положение подтверждает и философское понимание термина "система", определяемого как специфически выделенное из окружающей среды множество элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, которое образует определенную целостность, единство[12], так и реально сложившаяся практика, которая при оценке возможностей применения предлагаемых наукой рекомендаций и технико-криминалистических средств, о чем подчеркивалось нами ранее, является одним из основополагающих критериев.

Некоторые исследователи данной проблемы отмечают, что для ее решения был бы поучителен зарубежный опыт и что отечественная криминалистика осваивает достижения научно-технического прогресса, на 15 – 20 лет отставая по многим позициям от криминалистики в развитых странах[13]. Полагаем, что с этим трудно согласиться, подтверждением тому являются многочисленные результаты отечественных научных разработок в области криминалистической техники. Это, например, автоматизированные информационно-поисковые системы "Папилон" для регистрации и оперативного поиска информации по дактилоскопическим отпечаткам, высокоинтенсивные источники света "ИКС-450", "МИКС-450", эхолоты, тепловизоры, георадары и др., по многим позициям превосходящие зарубежные аналоги или, по крайней мере, не уступающие им. Так в чем же причина?! Изучение практики показывает, что как у нас, так и за рубежом суть проблемы заключается не только и не столько в уровне развития криминалистической техники, сколько в неэффективном ее использовании практикой. По данным ГИЦ МВД России, в 2016 и 2017 гг. при дактилоскопировании примерно 1/3 дактилоскопических карт с точки зрения перспектив их дальнейшей машинной обработки были на местах изготовлены некачественно.

Для изучения и оценки степени готовности практических работников органов внутренних дел к применению криминалистической техники, а в частности имеющихся сегодня в любом подразделении цифровых средств фото- и видеофиксации, мы провели анкетирование следователей, оперативных работников и экспертов-криминалистов, выпускников юридических вузов. Из анализа ответов установлено, что значительное количество следователей (около 40%) и оперативных работников (57%) не имеют четкого представления о возможности использования цифровых фотокамер для фиксации следов и обстановки места происшествия. Работники экспертно-криминалистических подразделений показали более высокий процент осведомленности – 83% – и отметили необходимость унификации процессуальной регламентации оформления результатов применения этих средств. Таким образом, существует также проблема "качественного некомплекта", и в частности профессиональной подготовки экспертного состава. В свою очередь, приходится признать, что недостатки в технико-криминалистической подготовке отрицательно сказываются и на практическом использовании криминалистической техники[14]. Причина низкого уровня применения средств и методов криминалистики свидетельствует не столько о техническом, сколько о многоаспектном характере проблемы, требующем комплексного подхода к поиску ее решений.

Учитывая вышеизложенное, полагаем, что недостатки в применении информационных, цифровых технологий для раскрытия и расследования преступлений обусловлены, с одной стороны, общими – организационными, правовыми вопросами применения криминалистической техники в целом. А с другой стороны, частными – научно-техническими, тактическими и методическими вопросами, определяющими возможности использования средств и методов, основанных на информационно-цифровых технологиях, как структурного элемента системы криминалистической техники.

Авторы – специалисты в области уголовно-правовых дисциплин уверены, что дальнейшие научные исследования в этом направлении позволят найти аргументированные ответы на интересующие правоприменительную практику вопросы: унификации понятийного аппарата, процессуального использования информационных технологий в работе с доказательственной информацией при ее собирании и исследовании, особенностей профессиональной подготовки субъектов применения научно-технических средств и методов, использования в расследовании специальных познаний и т.д.

Также рекомендуется Вам:

Литература

1. Белкин Р.С. Курс криминалистики: В 3 т. / Р.С. Белкин. М.: Юристъ, 1997. Т. 1: Общая теория криминалистики. 408 с.

2. Гаврилин Ю.В. Собирание доказательств в виде сведений на электронных носителях в уголовном судопроизводстве России: необходимо совершенствование процессуальной формы / Ю.В. Гаврилин, А.В. Победкин // Труды Академии МВД России. 2018. N 3 (47). С. 106 – 112.

3. Ищенко Е.П. Криминалистика / Е.П. Ищенко, А.А. Топорков; под ред. Е.П. Ищенко. М.: ИНФРА-М; Контракт, 2007. 746 с.

4. Маркарян А.А. Интеграция достижений естественных и технических наук в криминалистике: Дис. … канд. юрид. наук / А.А. Маркарян. М., 1994. 179 с.

5. Мещеряков В.А. Цифровая криминалистика / В.А. Мещеряков // Библиотека криминалиста. 2014. N 4. С. 231 – 241.

6. Осипенко А.Л. Сетевая компьютерная преступность: теория и практика борьбы / А.Л. Осипенко. Омск: Омская акад. МВД России, 2009. 479 с.

7. Помпушко И.П. Совершенствование правовых и организационных основ применения криминалистической техники: Дис. … канд. юрид. наук / И.П. Помпушко. М., 1996. 189 с.

8. Федотов Н.Н. Форензика – компьютерная криминалистика / Н.Н. Федотов. М.: Юридический Мир, 2007. 432 с.

References

1. Goodman M. International Dimensions of Cybercrime / M. Goodman // Cybercrimes: A Multidisciplinary Analysis / Ed. by S. Ghosh, E. Turrini. Berlin: Heidelberg, 2010. P. 17 – 18.

 


[1] Указ Президента РФ от 1 декабря 2016 г. N 642 "О Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс".

[2] Распоряжение Правительства РФ от 28 июля 2017 г. N 1632-р "Об утверждении программы "Цифровая экономика Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс".

[3] См., напр.: Goodman M. International Dimensions of Cybercrime // Cybercrimes: A Multidisciplinary Analysis / Ed. by S. Ghosh, E. Turrini. Berlin: Heidelberg, 2010. P. 17 – 18; Гаврилин Ю.В., Победкин А.В. Собирание доказательств в виде сведений на электронных носителях в уголовном судопроизводстве России: необходимо совершенствование процессуальной формы // Труды Академии МВД России. 2018. N 3 (47). С. 106 – 112.

[4] Официальный сайт Генеральной прокуратуры Российской Федерации. URL: https://genproc.gov.ru/smi/news/news-1431104/ (дата обращения: 17.01.2019).

[5] URL: https://liacademy.ru/conferences (дата обращения: 17.01.2019).

[6] Осипенко А.Л. Сетевая компьютерная преступность: теория и практика борьбы. Омск: Омская акад. МВД России, 2009. С. 11.

[7] URL: https://happycoin.club/es-usilivaet-otvetstvennost-za-prestupleniya-s-ispolzovaniem-kriptovalyut/ (дата обращения: 19.01.2019).

[8] URL: https://altwiki.ru/news/v-ssha-byla-sozdana-gruppa-po-borbe-s-kriptovalyutnymi-prestupleniyami.html (дата обращения: 19.01.2019).

[9] Белкин Р.С. Курс криминалистики: В 3 т. М.: Юристъ, 1997. Т. 1: Общая теория криминалистики. С. 149.

[10] Там же. С. 274.

[11] См., напр.: Федотов Н.Н. Форензика – компьютерная криминалистика. М.: Юридический Мир, 2007. 432 с.; Мещеряков В.А. Цифровая криминалистика // Библиотека криминалиста. 2014. N 4.

[12] Большой Российский энциклопедический словарь. М.: БРЭ, 2003. С. 1437.

[13] См., напр.: Маркарян А.А. Интеграция достижений естественных и технических наук в криминалистике: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1994. С. 22 – 23; Помпушко И.П. Совершенствование правовых и организационных основ применения криминалистической техники: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1996. С. 44.

[14] Ищенко Е.П., Топорков А.А. Криминалистика / Под ред. Е.П. Ищенко. М.: ИНФРА-М; Контракт, 2007. С. 52 – 64.

Рекомендуется Вам: