ЮрФак: изучение права онлайн

Раздел общего имущества супругов: материальное и коллизионное регулирование

Автор: Войтович Е.П.

Трансформация брачно-семейных связей в современной России требует адекватного правового регулирования семейных отношений. С момента принятия Семейного кодекса РФ[1] (далее – СК РФ) прошло более двадцати лет, но экономические, социальные и политические преобразования, изменения отраслевого законодательства, произошедшие за этот период, на нормах основного семейного закона страны практически не отразились. "За более чем двадцатилетний срок его действия, – отмечает П.В. Крашенинников, – в Кодекс было внесено всего 27 изменений, из которых более четверти носят технический характер или связаны с изменениями в системе органов государственной власти и местного самоуправления, организационно-правовых форм юридических лиц"[2]. Из данного утверждения не следует отсутствие необходимости изменять или дополнять семейный закон. В корректировке нуждаются нормы, регулирующие личные и имущественные отношения членов семьи. Безусловно, делать ее необходимо осторожно и взвешенно, с учетом результатов правоприменения. Рассмотрим некоторые из них.

Особую озабоченность вызывает применение нотариусами и судами материальных и коллизионных норм о разделе общего имущества супругов. Нотариальная практика порой игнорирует коллизионные предписания отечественного законодательства и международных соглашений, подчиняющие имущественные отношения супругов праву того или иного государства.

В соответствии с п. 2 ст. 38 СК РФ имущество супругов может быть разделено между ними по соглашению. Природа данного соглашения представлена в юридической литературе двумя подходами: 1) семейный договор (Е.И. Гладковская, Н.Ф. Звенигородская, А.Н. Левушкин, С.Ю. Чашкова); 2) гражданско-правовой договор (Д.Б. Савельев, Е.А. Чефранова)[3]. При этом превалируют взгляды, указывающие на семейно-правовую природу данного соглашения. Использование того или иного подхода имеет решающее значение при определении применимых коллизионных норм и компетентного права.

Так, квалификация соглашения о разделе имущества супругов в качестве семейно-правового договора приводит к применению правил ст. 161 СК РФ, устанавливающих "личные неимущественные и имущественные права и обязанности супругов определяются законодательством государства, на территории которого они имеют совместное место жительства, а при отсутствии совместного места жительства законодательством государства, на территории которого они имели последнее совместное место жительства. Личные неимущественные и имущественные права и обязанности супругов, не имевших совместного места жительства, определяются на территории Российской Федерации законодательством Российской Федерации".

Напротив, гражданско-правовая природа соглашения о разделе общего имущества требует применения коллизионных положений Гражданского кодекса РФ[4] (далее – ГК РФ). Действительно, в соответствии со ст. 1210 ГК РФ стороны договора при его заключении или в последующем могут выбрать по соглашению между собой право, подлежащее применению к их правам и обязанностям. Применение этого правила вполне согласуется с тезисом о гражданско-правовой природе соглашения о разделе имущества супругов, а также соответствует тенденции расширения сферы договорного регулирования семейных отношений. Однако рассуждения о применимом праве неизменно приводят к проблеме выбора компетентного правопорядка в случае, когда стороны договора не воспользовались вышеуказанным правилом. И вот тут сторонников применения правил гражданского законодательства к супружеским соглашениям ждет разочарование – при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве (ст. 1211 ГК РФ) к договору применяется право… стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора. Очевидно, что такой стороны в рассматриваемом соглашении попросту нет, а правило ст. 1211 ГК РФ неприменимо к соглашениям супругов о разделе общего имущества.

На необходимость применения к имущественным отношениям супругов (а значит, и отношениям, связанным с разделом супружеского имущества) коллизионных норм СК РФ обращал внимание Верховный Суд РФ в гражданском деле по иску Деревянко Э.О. к Устиновой Л.Б. о признании права собственности: "Суждения суда апелляционной инстанции о том, что при определении права, подлежащего применению к данным правоотношениям, необходимо руководствоваться российским законодательством, а именно положениями п. 1 ст. 1205… Гражданского кодекса РФ, несостоятельны, поскольку в данном случае спор вытекает из семейных правоотношений"[5].

Очевидно, что потенциальными "потребителями" ст. 161 СК РФ являются супруги, имеющие (имевшие) место жительства на территории РФ. Именно к их имущественным отношениям будут применяться материальные и коллизионные правила российского семейного законодательства. Сложно представить ситуацию, при которой супруги-иностранцы, не имеющие и не имевшие места жительства в Российской Федерации, будут производить здесь раздел общего имущества, хотя исключать ее полностью нельзя (например, при нахождении недвижимого имущества в России). В то же время у супруга – гражданина РФ, состоящего в браке с иностранцем и проживающего за пределами территории РФ, возникновение потребности в разделе имущества, находящегося в России, весьма вероятно. Как известно, реализовать ее можно, заключив соглашение или разделив имущество в судебном порядке.

Положения п. 1 ст. 161 СК РФ не подлежат применению, если международным договором установлено иное (ст. 6). Вместе с тем большинство договоров о правовой помощи исходят из принципов места жительства или гражданства супругов (договоры РФ с Азербайджаном, Болгарией, Литвой, Молдовой, Чехией, Эстонией и др.). И лишь незначительная их часть – из места нахождения имущества (договоры с Египтом, Кубой, Латвией, Монголией).

Нотариальное удостоверение соглашения о разделе имущества супругов, в котором участвует иностранный гражданин или лицо без гражданства, требует внимательного отношения нотариуса к его условиям. Несмотря на отсутствие в семейном законодательстве конкретизирующих данное соглашение положений, следует признать необходимым достижение договоренности о предмете и способах раздела общего имущества[6]. При отсутствии таких условий соглашение является незаключенным. Иллюстрацией сказанного может служить следующий пример: истица предъявила требование об обязании супруга – ответчика – передать в собственность имущество и признать право единоличной собственности на отдельные объекты. В процессе рассмотрения дела стороны квалифицировали состоявшееся соглашение, удостоверенное нотариальной конторой КНР, как брачный договор (истец), соглашение о разделе имущества (ответчик). Решением районного суда в удовлетворении исковых требований отказано. Суд пришел к выводу о том, что соглашение об определении режима совместной собственности, которое подчиняется законодательству РФ, а именно нормам СК РФ о брачном договоре и ГК РФ о договоре в пользу третьего лица, является незаключенным[7].

Одним из условий заключаемого супругами соглашения может стать условие о применимом праве. Несмотря на то что действующая редакция п. 2 ст. 161 СК РФ допускает такой выбор лишь сторонами брачного договора или соглашения об уплате алиментов, при условии, что супруги не имеют общего гражданства или совместного места жительства, выбор компетентного права применительно к соглашению о разделе имущества хотелось бы осуществить с помощью механизма восполнения пробела в семейном законодательстве, закрепленного ст. 4 СК РФ, которая допускает применение гражданского законодательства к семейным отношениям. Однако это возможно лишь при условии, что семейные отношения не урегулированы семейным законодательством и применение норм гражданского законодательства не противоречит существу семейных отношений. В рассматриваемом же случае имущественные отношения супругов урегулированы, что не позволяет распространить правило п. 2 ст. 161 СК РФ на соглашение о разделе общего имущества супругов.

Отсутствие подобной возможности у супругов является недостатком нормативного регулирования и должно быть восполнено законодателем[8]. Естественно, выбор сторонами иностранного права потребует более тщательной проработки его условий, разъяснения сторонам последствий выбранного иностранного права. При этом коллизионное правило п. 2 ст. 161 СК РФ будет корреспондировать с положением ст. 104 Основ законодательства РФ о нотариате[9] о том, что нотариус в соответствии с законодательством Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации применяет нормы иностранного права.

В 2015 г. ст. 38 СК РФ пополнилась правилом об обязательном нотариальном удостоверении соглашения о разделе общего имущества, нажитого супругами в период брака. Действие нормы рассчитано как на граждан РФ, так и иностранцев. В то же время раздел VII СК РФ не содержит специальных предписаний о форме семейных соглашений. Подлежат ли применению коллизионные правила ГК РФ? В соответствии с п. 1 ст. 1209 ГК РФ форма сделки подчиняется праву страны, подлежащему применению к самой сделке. Однако сделка не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования права страны места совершения сделки к форме сделки. Данное правило не создает коллизии норм, поэтому нотариальное удостоверение соглашения возможно и в том случае, если супруги в момент обращения к российскому нотариусу не имеют места жительства в Российской Федерации. Не является такое соглашение недействительным с точки зрения его формы и требований, предъявляемых к ней российским правом, и тогда, когда стороны выбрали право, подлежащее применению к самому соглашению.

Помимо заключения соглашения о разделе общего имущества, оно может быть разделено в судебном порядке (п. 3 ст. 38 СК РФ). В целом суды не испытывают особых сложностей при разрешении споров о разделе общего имущества, а статистика свидетельствует лишь о некотором увеличении их количества[10]. В то же время практика 2018 г. обозначила две принципиальные проблемы: суд какого государства является компетентным для разрешения спора о разделе зарубежной супружеской собственности, если сторонами спорного правоотношения являются российские граждане? право какого государства надлежит применять российскому суду при разрешении таких дел?

Следует отметить, что в российском процессуальном законодательстве отсутствуют специальные правила о компетенции иностранных судов в разрешении подобных споров. Исключение составляют международные договоры. Например, в соответствии со ст. 22 Договора между СССР и Республикой Куба о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам компетентными в решении вопросов в отношении недвижимого имущества супругов являются учреждения Договаривающейся Стороны, на территории которой находится это имущество. Статья 23 Договора между Российской Федерацией и Монголией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам устанавливает следующее правило: "К правоотношениям, касающимся недвижимого имущества, применяется законодательство и компетентны учреждения Договаривающейся Стороны, на территории которой находится недвижимое имущество"[11].

При отсутствии международного договора подлежат применению правила подсудности, установленные Гражданским процессуальным кодексом РФ[12] (далее – ГПК РФ). Так, Иванова обратилась в суд с иском к Иванову о разделе совместно нажитого имущества, находящегося как на территории Российской Федерации, так и за ее пределами (в Республике Сингапур и в Республике Франция). Решением суда первой инстанции в удовлетворении иска Ивановой отказано. Последующим определением, а также определением апелляционной инстанции исковое заявление Ивановой возвращено, разъяснено, что истец вправе обратиться с данными требованиями в компетентный суд по месту нахождения движимого и недвижимого имущества. Верховный Суд РФ признал практику возвращения подобных исковых заявлений существенным нарушением норм процессуального законодательства и отметил: "ГПК РФ не относит требование о разделе совместно нажитого имущества супругов (граждан Российской Федерации), находящегося на территории иностранных государств, к исключительной компетенции иностранных судов, в связи с чем на данные требования распространяются общие правила подсудности, установленные главой 3 ГПК РФ. Такого рода иски подлежат рассмотрению судами общей юрисдикции РФ, если иное не предусмотрено международным договором"[13].

Вынесение российским судом решения о разделе зарубежной супружеской собственности вместе с тем не означает его безусловного признания, а при необходимости – и исполнения в иностранном государстве. Самарский областной суд, обобщая подобную практику, сформулировал для судов следующую рекомендацию: "…представляется необходимым при разрешении споров в отношении недвижимого имущества, расположенного на территории иностранных государств, учитывать отсутствие обязанности исполнения решения судов Российской Федерации компетентными органами иностранного государства, осуществляющими регистрацию прав собственности на объекты недвижимости, поэтому принимаемый судом вариант распределения имущества между сторонами, с учетом конкретных обстоятельств дела, должен по возможности быть наименее обременительным для его исполнения сторонами"[14]. Дополним: процедура придания законной силы иностранному судебному решению может существенно отличаться от отечественной, что способно сделать затруднительным или даже невозможным признание и исполнение российского судебного решения о разделе имущества супругов.

Вопрос о применимом праве разрешается на основе коллизионных норм СК РФ, а также международных договоров с участием России. Российские суды демонстрируют явную склонность к разрешению споров супругов о разделе имущества на основе норм российского права, часто игнорируя применимые коллизионные предписания[15]. Но во всех ли случаях они подлежат применению? В названных определениях Верховного Суда РФ спор о разделе общего имущества возник между супругами – гражданами РФ, местом жительства которых является Россия. Судами всех уровней правильно определен его состав на основе норм СК РФ. В то же время ссылка на ст. 161 СК РФ является избыточной. Раздел VII СК РФ "Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства", как следует из его названия, адресован в том числе супругам, один из которых является иностранцем. Представляется, что нет необходимости решать коллизионный вопрос там, где он отсутствует. Существующее правоприменительное решение приводит к механическому воспроизведению судами ст. 161 в тексте судебного акта, а иногда и к применению российского права вопреки коллизионным предписаниям[16].

Подводя итог, отметим: соглашение о разделе общего имущества супругов, являясь семейно-правовым договором, подчиняется действию коллизионных норм семейного законодательства РФ и международных договоров, регулирующих имущественные отношения супругов. Учет этих норм является обязательным при нотариальном удостоверении соглашения. Возможность выбора супругами применимого к соглашению права в настоящее время СК РФ не закреплена, что делает затруднительным включение подобного условия в текст договора.

По требованиям о разделе общего имущества супругов, в том числе объектов, находящихся за рубежом, компетентны суды общей юрисдикции РФ, если иное не предусмотрено международным договором. Применение судами коллизионных норм в спорах о разделе общего имущества супругов – граждан РФ – является избыточным.

Также рекомендуется Вам:

Литература

1. Войтович Е.П. Коллизионное регулирование имущественных отношений супругов в Российской Федерации / Е.П. Войтович, Н.Ю. Чернусь // Семейное и жилищное право. 2018. N 2. С. 7 – 11.

2. Войтович Е.П. Правовое регулирование семейных отношений с участием иностранцев в Российской Федерации: итоги и перспективы / Е.П. Войтович // Актуальные проблемы российского права. 2017. N 5(78). С. 137 – 141.

3. Гладковская Е.И. Семейный договор как основание изменения законного режима имущества супругов / Е.И. Гладковская // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2014. N 3. С. 116 – 124.

4. Звенигородская Н.Ф. Договор супругов о разделе имущества: взгляд на проблему / Н.Ф. Звенигородская // Семейное и жилищное право. 2009. N 5. С. 20 – 23.

5. Крашенинников П.В. Нужен ли России новый Семейный кодекс? / П.В. Крашенинников // Семейное и жилищное право. 2017. N 1. С. 3 – 7.

6. Левушкин А.Н. Правовая природа соглашения супругов о разделе общего имущества / А.Н. Левушкин // Юридический мир. 2011. N 3. С. 30 – 33.

7. Матвеева Н.А. Нотариальное удостоверение соглашения о разделе общего совместного имущества супругов / Н.А. Матвеева // Нотариус. 2016. N 5. С. 20 – 21.

8. Савельев Д.Б. Соглашения в семейной сфере: Учебное пособие / Д.Б. Савельев. М.: Проспект, 2017. 144 с.

9. Чашкова С.Ю. Система договорных обязательств в российском семейном праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук / С.Ю. Чашкова. М., 2004. 27 с.

 


[1] Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ // СПС "КонсультантПлюс".

[2] Крашенинников П.В. Нужен ли России новый Семейный кодекс? [Электронный ресурс] // Семейное и жилищное право. 2017. N 1. С. 3 – 7. Доступ из СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 12.02.2019).

[3] Подробнее см.: Гладковская Е.И. Семейный договор как основание изменения законного режима имущества супругов [Электронный ресурс] // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2014. N 3. С. 116 – 124. Доступ из СПС “КонсультантПлюс” (дата обращения: 14.02.2019); Звенигородская Н.Ф. Договор супругов о разделе имущества: взгляд на проблему [Электронный ресурс] // Семейное и жилищное право. 2009. N 5. С. 20 – 23. Доступ из СПС “КонсультантПлюс” (дата обращения: 14.02.2019); Чашкова С.Ю. Система договорных обязательств в российском семейном праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2004 [Электронный ресурс]. URL: http://lawtheses.com/sistema-dogovornyh-obyazatelstv-v-rossiyskom-semeynom-prave (дата обращения: 14.02.2019); Савельев Д.Б. Соглашения в семейной сфере: Учебное пособие [Электронный ресурс]. М.: Проспект, 2017. 144 с. Доступ из СПС “КонсультантПлюс” (дата обращения: 14.02.2019); Левушкин А.Н. Правовая природа соглашения супругов о разделе общего имущества [Электронный ресурс] // Юридический мир. 2011. N 3. С. 30 – 33. Доступ из СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 14.02.2019).

[4] Гражданский кодекс Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ // СПС "КонсультантПлюс".

[5] Определение Верховного Суда РФ от 21 января 2014 г. N 78-КГ13-35 [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из СПС "КонсультантПлюс".

[6] Савельев Д.Б. Соглашения в семейной сфере: Учебное пособие [Электронный ресурс]. М.: Проспект, 2017. 144 с. Доступ из СПС “КонсультантПлюс” (дата обращения: 14.02.2019); Матвеева Н.А. Нотариальное удостоверение соглашения о разделе общего совместного имущества супругов [Электронный ресурс] // Нотариус. 2016. N 5. С. 20 – 21. Доступ из СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 14.02.2019).

[7] Решение Куйбышевского районного суда г. Иркутска от 4 июля 2017 г. [Электронный ресурс]. URL: http://sudact.ru/regular/doc/MBE4m9TRkvbd/ (дата обращения: 14.02.2019).

[8] Войтович Е.П. Правовое регулирование семейных отношений с участием иностранцев в Российской Федерации: итоги и перспективы // Актуальные проблемы российского права. 2017. N 5(78). С. 139.

[9] Основы законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. N 4462-1 // СПС "КонсультантПлюс".

[10] Сводные статистические сведения о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей: за первое полугодие 2018 г. рассмотрено с вынесением решения 10 873 дела о разделе совместно нажитого имущества между супругами, в 2017 г. – 22 814, в 2016 г. – 21 400. В 2015 г. и ранее данная категория дел в отдельную строку не выделялась. URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=3417 (дата обращения: 14.02.2019).

[11] Договор между СССР и Республикой Куба о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам [Электронный ресурс] // Ведомости ВС СССР. 1986. N 36. Ст. 743. Доступ из СПС “КонсультантПлюс” (дата обращения: 13.02.2018); Договор между Российской Федерацией и Монголией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам [Электронный ресурс] // СЗ РФ. 2008. N 22. Ст. 2490. Доступ из СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 13.02.2018).

[12] Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ // СПС "КонсультантПлюс".

[13] Определение Верховного Суда РФ от 18 сентября 2018 г. N 4-КГ18-76 [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из СПС “КонсультантПлюс” (дата обращения: 27.01.2019). Аналогичная позиция отражена в Определении Верховного Суда РФ от 4 декабря 2018 г. N 78-КГ18-67 [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 27.01.2019).

[14] Справка по результатам обобщения судебной практики разрешения судами Самарской области дел по спорам, связанным с разделом совместно нажитого супругами в браке имущества, рассмотренных в 2017 – 2018 годах [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 27.01.2019).

[15] Войтович Е.П., Чернусь Н.Ю. Коллизионное регулирование имущественных отношений супругов в Российской Федерации // Семейное и жилищное право. 2018. N 2. С. 9.

[16] Там же. С. 9 – 10.

Рекомендуется Вам: