ЮрФак: изучение права онлайн

Органы государственной и муниципальной власти в социальных сетях: цели присутствия

Автор: Аверин А.В., Погодина И.В., Авдеев Д.А.

"Одним из важных требований, предъявляемых к органам публичной власти, является необходимость создания ими сайтов в сети Интернет. При этом для обеспечения максимальной реализации принципа транспарентности органов власти, представляется, что в условиях современного общества возможностей сайтов недостаточно, следует задействовать и сторонние ресурсы, имеющие максимальную пользовательскую аудиторию (например, социальные сети и мессенджеры)"[1].

По данным исследований, социальные сети являются наиболее посещаемыми сайтами. Интересно, что порядка 45% опрошенных совершеннолетних россиян пользуются хотя бы одной из социальных сетей почти каждый день[2]. Свои страницы имеют и многие органы государственной власти, в том числе и исполнительной. Представляется, что ведение социальных страниц органами власти – не просто дань моде, а объективная необходимость, продиктованная требованием времени.

В свете сказанного данная тематика требует особого внимания научного сообщества. Несмотря на широкое освещение в специальной литературе вопросов правового регулирования отношений в информационном обществе (И.Л. Бачило, Л.К. Терещенко), электронного правительства (Е.Г. Иншакова, И.Ю. Богдановская, И.В. Петрин), электронной демократии (Я.В. Антонов, В.А. Овчинников), отдельные аспекты позиционирования органов публичного управления в социальных сетях не нашли своего отражения. В настоящей статье мы остановимся на анализе целей присутствия органов власти в социальных медиа.

Представляется бесспорным, что органы публичной власти заинтересованы в использовании социальных сетей. В зарубежных источниках подчеркивается, что использование технологий социальных сетей органами управления предусматривает несколько ключевых возможностей:

1) демократическое участие и вовлеченность. Использование технологий социальных сетей для привлечения общественности к участию в деятельности правительства, поощрение диалога на основе широкого участия и обеспечение права голоса при обсуждении вопросов разработки и осуществления политики;

2) совместное "производство", в рамках которого правительства и общественность совместно разрабатывают, проектируют и предоставляют государственные услуги для улучшения качества обслуживания, предоставления и реагирования;

3) краудсорсинг решений и инноваций. Поиск инноваций через общественные знания и таланты в разработке инновационных решений масштабных общественных проблем. Для содействия краудсорсингу правительство публикует данные и другие материалы, чтобы общественность имела базу, позволяющую принимать участие в обсуждении проектов власти и принятии решений[3].

Современные социальные медиа предоставляют органам публичной власти инструменты, необходимые для своевременного охвата различных слоев населения. Современные социальные сети также предоставляют государственным учреждениям возможность привлекать общественность, открывая беседы, улучшая коммуникации и получая обратную связь.

Безусловно, использование социальных сетей важно не только для федеральных органов власти, но и для органов местного самоуправления. Исследователи сформулировали основные возможности социальных сетей для органов муниципальной власти:

1) предупреждение преступности и помощь полиции (органы полиции публикуют советы по предупреждению преступности, информацию, используют каналы социальных сетей для поиска данных о разыскиваемых преступниках в этом районе);

2) предупреждения об авариях, серьезных изменениях в прогнозах погоды (социальные сети могут помочь муниципалитетам за короткое время донести важную информацию о безопасности до пострадавших районов);

3) регистрация на мероприятия и занятия (парки и зоны отдыха используют социальные медиа, чтобы напомнить обществу о предстоящих мероприятиях и занятиях для регистрации);

4) заседания администраций и советов (для муниципалитетов, которые предлагают онлайн или записанное видео публичных собраний, обмен ссылками на видео в социальных сетях может напоминать гражданам об услугах и поощрять их к просмотру и участию в решении вопросов местного самоуправления);

5) публичные объявления (объявления об общественных услугах являются эффективным методом повышения осведомленности о проблемах, которые важны для населения);

6) информация о ремонте сооружений и строительстве дорог (публикация обновлений о возможных задержках или маршрутах, чтобы их избежать, может помочь снизить разочарование граждан);

7) вакансии (чтобы помочь заполнить открытые должности муниципальных образований, вакансии размещают на сайте Linkedin, Facebook и Twitter со ссылками на полные описания должностей)[4].

Обратимся к опыту российских органов государственной власти, имеющих свои страницы в социальных сетях. Результаты мониторинга активности органов власти в социальных сетях, проведенного в ноябре 2017 г. МИСУ "Полития" по заказу Комитета цифровых коммуникаций РАСО, позволяют установить следующую закономерность: наиболее активны в социальных сетях те федеральные органы исполнительной власти, которые столкнулись с серьезными вызовами в своей работе или вовлечены в решение глобальных задач. В качестве примеров авторы исследования приводят Министерство обороны Российской Федерации, Министерство иностранных дел Российской Федерации. Однако, по заключению исследователей, максимальная активность названных ведомств в социальных медиа объясняется не только традиционно повышенным общественным вниманием к сферам их ведения, но и субъективным фактором – позицией руководства и лиц, ответственных за информационную политику, к новым форматам общения[5].

Наш анализ деятельности сообществ федеральных органов исполнительной власти позволил выделить несколько типов материалов, которые размещают федеральные органы исполнительной власти в социальных сетях:

1) новостные материалы о деятельности ведомства. Причем важно, что эти тексты не просто копируют содержание сайтов, а адаптируются к форматам, принятым в социальных сетях. В частности, тексты дополняются яркими фотографиями, видеоматериалами и "подкастами" (аудиоблогами);

Также рекомендуется Вам:

2) разъяснение нормативных правовых актов (как нормативных, так и индивидуальных), принятых ведомством. Здесь также применяются те формы, которые привычны для подписчиков. К примеру, в группе Федеральной антимонопольной службы России "ВКонтакте" опубликована серия материалов о преимуществах государственно-частного партнерства, причем авторы сообщений использовали различные способы донесения информации[6];

3) материалы спецпроектов, связанных с деятельностью ведомства. К примеру, для популяризации прохождения срочной военной службы в группе Министерства обороны Российской Федерации существует проект #Яслужил, в рамках которого подписчики делятся личными историями службы в армии[7]. Министерство здравоохранения Российской Федерации периодически публикует социальную рекламу, призывающую к необходимости ведения здорового образа жизни, профилактике табакокурения[8].

Очевидным преимуществом социальных сетей является возможность получения обратной связи от пользователей. Для этого используется инструмент комментирования. Желающие могут оставить комментарий под какой-либо новостью, задав вопрос или выразив мнение, и получить ответ от представителей ведомства. Отметим, что с правовой точки зрения ведомство не обязано отвечать на комментарий в социальной сети[9], но это необходимо, прежде всего, для его репутации. Кроме того, это повышает удовлетворенность от получения той или иной государственной услуги.

Следует подчеркнуть, что простота создания аккаунта в социальных сетях влечет определенные риски, связанные с выступлениями от имени государственного органа неуполномоченных на то лиц. Для этого рядом авторов, в том числе и зарубежных, предлагается создать Цифровой реестр. В этом реестре следует "регистрировать официальные аккаунты органов государственного управления в социальных сетях, что позволит внести ясность в правовой статус данных аккаунтов"[10]. Таким образом может быть решена проблема верификации страниц публичных органов.

Аккаунты в социальных сетях в настоящее время являются вариантом связи с общественностью. Авторы учебников по данной дисциплине определяют связи с общественностью как функцию управления, которая создает и поддерживает взаимовыгодные отношения со многими заинтересованными сторонами. Таким взаимополезным отношениям, несомненно, будет способствовать присутствие государственных органов в социальных сетях.

Большая часть исследований по связям с общественностью позиционирует социальные сети как средства для ведения диалога[11].

Известно, что данные, собранные из социальных сетей в Интернете, представляют социальную, экономическую и культурную информацию, которая может быть использована властями для лучшего понимания тенденций, процессов, происходящих в обществе, моделей поведения, которые могут влиять на индивидуальную динамику деятельности государственного органа. Социальные сети являются информативной средой для изучения рисков и угроз для конфиденциальности и безопасности, которые влияют на участие и качество жизни в современном обществе.

Бесспорно, что "полноценный общественный контроль невозможен без информационной открытости системы государственного управления и свободного доступа к информации о деятельности органов государственной и местной власти"[12]. Представляется, что социальные сети выступают одним из важнейших каналов информирования населения о работе публичного органа.

Таким образом, можно сформулировать следующие цели присутствия органов государственной власти в социальных сетях:

а) обеспечение доступности информации о работе органа управления (новое прочтение принципа транспарентности власти);

б) оперативная коммуникация с населением посредством соответствующих БММ-инструментов;

в) создание положительного имиджа государственного (муниципального) органа в информационном поле;

г) обобщение общедоступной в социальных сетях информации, размещаемой пользователями, для понимания тенденций общественного развития.

Резюмируя вышесказанное, следует констатировать, что социальные сети в государственном управлении могут использоваться в качестве одной из интернет-технологий развития системы электронного правительства, они однозначно должны способствовать созданию положительного имиджа государственного органа, содействовать его маркетингу, коль скоро мы говорим о сервисном государстве, включая помощь в преодолении любого дисбаланса власти.

Литература

1. Гриб В.В. Формы обеспечения доступа к информации о деятельности органов государственной и местной власти / В.В. Гриб // Государственная власть и местное самоуправление. 2016. N 9. С. 3 – 12.

2. Парфенчик А.А. Использование социальных сетей в государственном управлении / А.А. Парфенчик // Вопросы государственного и муниципального управления. 2017. N 2. С. 186 – 200.

3. Петрин И.В. Открытость информации в деятельности государственных органов / И.В. Петрин, Д.А. Авдеев // Государственная власть и местное самоуправление. 2019. N 1. С. 23 – 27.

4. Bertot J.C. Engaging the public in open government: The policy and government application of social media technology for government transparency / J.C. Bertot, P.T. Jaeger, S. Munson, T. Glaisyer // IEEE Computer. 2010. Vol. 43(11). P. 53 – 59.

5. Smith B.G. Social media dialogues in a crisis: A mixed-methods approach to identifying publics on social media / Smith B.G., Smith S.B., Knighton D. // Public Relations Review. 2018. Vol. 44. Iss. 4. P. 562 – 573.

 


[1] Петрин И.В., Авдеев Д.А. Открытость информации в деятельности государственных органов // Государственная власть и местное самоуправление. 2019. N 1. С. 26.

[2] Каждому возрасту – свои сети. Пресс-выпуск N 3577 от 12 февраля 2018 г. // ВЦИОМ. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=116691 (дата обращения: 20.04.2019).

[3] Bertot J.C., Jaeger P.T., Munson S., Glaisyer T. Engaging the public in open government: The policy and government application of social media technology for government transparency IEEE // Computer. 2010. N 43 (11). P. 53 – 59.

[4] Seven Ways Local Government Can Use Social Media // Civicplus. URL: https://www.civicplus.com/blog/ce/seven-ways-local-government-can-use-social-media (дата обращения: 17.04.2019).

[5] Активность федеральных органов исполнительной власти в социальных сетях // РАСО. URL: https://www.raso.ru/news/24111/ (дата обращения: 20.04.2019).

[6] Официальная страница Федеральной антимонопольной службы Российской Федерации // ВКонтакте. URL: https://vk.com/fas_rus (дата обращения: 22.04.2019).

[7] Официальная страница Министерства обороны Российской Федерации // ВКонтакте. URL: https://vk.com/mil (дата обращения: 22.04.2019).

[8] Официальная страница Министерства здравоохранения Российской Федерации. URL: https://vk.com/minzdravru (дата обращения: 22.04.2019).

[9] По крайней мере, на такие обращения не распространяет свое действие Федеральный закон от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" // СЗ РФ. 2006. N 19. Ст. 2060.

[10] Парфенчик А.А. Использование социальных сетей в государственном управлении // Вопросы государственного и муниципального управления. 2017. N 2. С. 186 – 200.

[11] Smith B.G., Smith S.B., Knighton D. Social media dialogues in a crisis: A mixed-methods approach to identifying publics on social media // Public Relations Review. 2018. Vol. 44. Iss. 4. P. 562 – 573. URL: https://doi.org/10.1016/j.pubrev.2018.07.005.

[12] Гриб В.В. Формы обеспечения доступа к информации о деятельности органов государственной и местной власти // Государственная власть и местное самоуправление. 2016. N 9. С. 3.

Рекомендуется Вам: