ЮрФак: изучение права онлайн

Правовое регулирование инвестиционных отношений с иностранным элементом: опыт России и Китая

Авторы: Белых В.С., Алексеенко А.П.

Известно, что любое государство заинтересовано в осуществлении разумной и сбалансированной инвестиционной и инновационной политики. Национальные и иностранные инвестиции – это мощный инструмент развития экономики. Однако эффективность его использования во многом зависит от того, как в государстве выстроена и реализуется соответствующая политика, а также ее правовая основа. Россия не первый год сталкивается с оттоком капитала и сложностями в привлечении иностранных инвестиций. Для того чтобы решить связанные с этим проблемы, в РФ постоянно ведется нормотворческая работа. Так, относительно недавно был принят предусматривающий льготы инвесторам, ведущим деятельность в ряде муниципальных образований Дальнего Водостока, Федеральный закон "О свободном порте Владивосток"[1], а также Федеральный закон "О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации"[2], устанавливающий льготы для инвестиций на Дальний Восток и в монопрофильные муниципальные образования. Однако эффективность данных нормативных правовых актов пока неочевидна. По прогнозам ученых, для восстановления и инвестиционного обновления парка физически и морально изношенного основного капитала отечественных промышленных предприятий требуется порядка 500 млрд долл. США. К этой астрономической сумме надо прибавить средства на уровне 10 – 11% от указанной суммы для обеспечения режима простого воспроизводства активной части выработавших свой ресурс фондов[3]. Таким образом, очевидно, что отечественной экономике нужны масштабные инвестиции.

В этой связи представляется необходимым показать плюсы и минусы российской инвестиционной политики, причем сделать это в сравнительно-правовом ключе с Китайской Народной Республикой. Выбор КНР неслучаен. Для данного сравнения есть свои веские причины. Во-первых, Россия и КНР – это государства, в которых долгое время применялся командно-административный подход в экономике, а сейчас обе эти страны находятся в процессе ухода от него. Конституция КНР (1982 г.) провозгласила политику социалистической рыночной экономики[4]. В Основном Законе России (ст. 1) написано: "Российская Федерация – Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления". На практике РФ – "управляемая демократия"[5]. Во-вторых, Россия и КНР являются партнерами. После введения экономических санкций, в том числе об ограничениях поставок энергоресурсов на Запад, Россия выбрала альтернативный вариант – поставки газа и нефти в Азию, и прежде всего в Китай. Процесс сближения России и Китая заметно усилился на этом фоне, что обусловлено не только экономической выгодой от такого сотрудничества, но и геополитическими причинами[6]. Геополитические интересы России определяются ее географическим положением, территорией, населением, уровнем развития экономики.

В-третьих, в Россию согласно данным Центрального банка РФ в 2018 г. поступило прямых иностранных инвестиций на сумму 8 млрд 816 млн долл. США[7]. В свою очередь, в КНР объем прямых иностранных инвестиций составил 885,61 млрд долл. США, увеличившись в годовом исчислении на 0,9%[8].

В-четвертых, в 2019 г. в Китае был принят первый в этой стране единый Закон "Об иностранных инвестициях", который представляет существенный интерес для изучения ввиду идеи разработки инвестиционного кодекса в РФ.

В России имеется достаточно большое количество нормативных правовых актов, посвященных регулированию инвестиционных отношений. Действует целый ряд федеральных законов, в частности: "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений" от 25.02.1999, "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации" от 09.07.1999, "О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение" от 29.04.2008, "О Российском фонде прямых инвестиций" от 02.06.2016 и другие. Такое разнообразие порождает идею о создании инвестиционного кодекса, который позволит упорядочить нормативный массив, сгладить имеющиеся противоречия и, по мнению представителей руководства РФ, привлечь инвестиции[9]. Ведь, как справедливо отмечается в литературе, "в настоящее время законодательная основа инвестиционной деятельности состоит из не согласованных между собой специальных законов, принятых в разные периоды времени и нередко преследующих противоположные цели, зачастую не основанных на рыночных принципах"[10].

Примечательно, что в КНР, инвестиционная привлекательность которой выше, чем у России, только недавно был принят единый закон об иностранных инвестициях. В Китае пока действуют три закона: Закон КНР "О совместных предприятиях с китайским и иностранным участием" от 13.04.1988, Закон КНР "О предприятиях иностранного капитала" от 12.04.1986, Закон КНР "О совместных предприятиях с китайским и иностранным капиталом" от 01.07.1979, кроме того, действуют несколько десятков подзаконных актов, касающихся инвестиций в ту или иную сферу[11]. Между тем с 01.01.2020 вступает в силу Закон КНР "Об иностранных инвестициях"[12], принятый 15.03.2019 Всекитайским собранием народных представителей. Как отмечают китайские[13] и отечественные авторы[14], данный Закон принят, чтобы защитить законные права и интересы иностранных инвесторов и предприятий с иностранными инвестициями, обеспечить упорядоченное развитие и эффективное управление иностранными инвестициями, выстроить систему инвестиционного законодательства.

Закон КНР "Об иностранных инвестициях" в ст. 2 закрепляет понятие иностранных инвестиций, ранее такого понятия не было, была лишь легальная дефиниция предприятия с иностранными инвестициями. Статья 4 Закона вводит правило о предоставлении иностранным инвесторам национального режима, за исключением сфер, в которых иностранные инвестиции ограниченны. Ранее законодательство КНР не содержало каких-либо положений о режиме инвестиций, а иностранным инвесторам в соответствии с положениями международных договоров предоставлялся, как отмечают китайские авторы, "высший национальный" и "низший национальный" режимы[15].

Кроме названного выше, Закон закрепил следующие гарантии для иностранных инвесторов: защита иностранных владельцев интеллектуальной собственности (ст. 22), запрет экспроприации без компенсации (ст. 20), свободный перевод инвестиций в юани или валюту (ст. 21), гарантия неразглашения государственными служащими КНР коммерческой тайны компаний с иностранными инвестициями, которая стала известна им (ст. 23), запрет местным правительствам принимать нормативные правовые акты, противоречащие общенациональному законодательству в сфере инвестиций (ст. 24, 25), право на обжалование действий государственных органов власти (ст. 26), право объединяться в ассоциации и участвовать в торгово-промышленных палатах (ст. 27). Данные положения Закона можно назвать революционными, так как ранее национальный режим предоставлялся только тем инвесторам, государства которых имели соответствующие международные договоры о защите и поощрении инвестиций.

Примечательно, что аналогичные названным выше положения уже давно имеются в российском законодательстве и включены в ФЗ "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации" (ст. 5 – 15), что, однако, не сделало РФ более привлекательным, чем Китай, местом для инвестиций. Инвестиционная привлекательность государства не зависит от декларирования тех или иных гарантий иностранным инвесторам в законодательстве, а зависит от возможности их реализации, а также от многих иных факторов, указанных нами выше. В России политическая элита и юридическое сообщество сосредоточены на дальнейшем совершенствовании действующего законодательства об инвестиционной деятельности, как уже говорилось, планируется принять инвестиционный кодекс. В Китае к этому алгоритму относятся более чем спокойно, реализовав его лишь через 40 лет с момента начала реформ открытости. Конечно, в плане удобства можно выступать только за принятие либо инвестиционного кодекса, либо консолидированного закона об инвестиционной деятельности и инвестициях в России. Однако только этим шагом проблем не решить, а работать в плане привлечения инвестиций, как показал опыт КНР, можно и вовсе опираясь на многочисленные подзаконные акты.

Примечательно, что, закрепив в Законе "Об иностранных инвестициях" гарантии в отношении иностранных инвесторов, Китай также установил основы управления ими, которые, как отмечают исследователи, призваны способствовать контролю над структурой зарубежного капитала[16]. Так, согласно ст. 14 данного Закона Китай приветствует инвестиции в регионы и сферы деятельности, которые определены в качестве приоритетных. В этом случае инвесторы могут пользоваться даже преференциальным режимом, в том числе преференциями на локальном уровне. Данное положение закона закрепило уже давно сложившуюся практику, когда местные и провинциальные правительства самостоятельно принимали решение об освобождении иностранных инвесторов от тех или иных налогов соответствующего уровня.

В ст. 28 – 30 Закона легализованы положения, касающиеся ограничительных изъятий из национального режима. Теперь Каталог-руководство отраслей для иностранных инвестиций[17] по управлению иностранными инвестициями получил нормативное обоснование. Ранее он использовался без какого-либо упоминания в Законе, но фактически оказывал большое влияние на отраслевое распределение иностранных капиталовложений, так как именно он закреплял "поощряемые, разрешенные, ограничиваемые и запрещенные"[18] для инвестирования сферы.

В соответствии со ст. 32 и 33 Закона предприятия с иностранными инвестициями обязаны соблюдать требования китайского законодательства в сфере социального страхования и охраны трудовых прав работников, а также в сфере конкуренции. В целях проверки соблюдения ими таких требований органы государственной власти обязаны осуществлять соответствующий надзор. Сами же предприятия с иностранными инвестициями согласно ст. 34 обязаны представлять отчеты со всей необходимой информацией департаментам Министерства коммерции на местах. Такая информация будет анализироваться согласно ст. 35, и на ее основе будет приниматься решение, вредит ли деятельность предприятия с иностранными инвестициями национальной безопасности КНР. Примечательно, что за несоблюдение данных требований установлены достаточно жесткие последствия. Так, в том случае, если уже действующее предприятие с иностранными инвестициями или иностранный инвестор не предоставляют необходимую государственному органу информацию, то согласно ст. 37 данного Закона на них может быть наложен штраф от 100 до 500 тыс. юаней.

Представляется важным также указать на то, что Закон КНР "Об иностранных инвестициях" содержит положения, касающиеся ответственности иностранных инвесторов. Так, в ст. 36 Закона указано, что если иностранный инвестор осуществляет инвестиции в те отрасли, куда вложение капитала запрещено, то компетентный государственный орган выдает предписание о прекращении инвестиционной деятельности и налагает запрет на распоряжение имуществом предприятия с иностранными инвестициями, акциями, а также осуществляет иные меры, если это необходимо. Доходы, полученные от такого незаконного инвестирования, подлежат конфискации. При этом в соответствии со ст. 38 Закона КНР "Об иностранных инвестициях" компетентные органы ведут реестр таких правонарушителей.

Итак, в своем инвестиционном законодательстве Китай, предоставляя иностранным инвесторам гарантии, не забывает установить для них и ограничения, и специальную ответственность за нарушение инвестиционного законодательства. При этом отдельное внимание на себя обращает то, что возможность допуска инвестиций в страну оценивается на предмет национальной безопасности. В России схожий механизм также закреплен, однако он касается только инвестиций в хозяйственные общества, которые признаны стратегическими, а также случаев, когда инвестирование иностранцем осуществляется на территории закрытых административно-территориальных образований[19]. Из этого следует, что положения инвестиционного законодательства КНР более строгие, чем российские. Поэтому вряд ли будет уместно в целях повышения инвестиционной привлекательности России предоставлять иностранным инвесторам слишком широкие права в стратегических отраслях, которые будут затем негативно сказываться на национальной безопасности и развитии местного бизнеса.

Примечательно, что китайским руководством поощряется не только поступление иностранных инвестиций, но и экспорт инвестиций в другие страны. Однако здесь действуют достаточно строгие правила контроля и надзора. Так, Министерством коммерции КНР в 2014 г. были приняты "Меры по управлению инвестициями за рубеж". Согласно им китайским предприятиям запрещается инвестировать за границу, если это: 1) посягает на суверенитет, безопасность и публичные интересы КНР, нарушает законы КНР; 2) вредит отношениям КНР с другими государствами (регионами); 3) нарушает международные договоры, которые заключила КНР; 4) приводит к экспорту запрещенной продукции или технологий[20].

Таким образом, КНР подходит к регулированию иностранных инвестиций достаточно взвешенно. При этом, несмотря на то что в ее законодательстве содержится достаточно много ограничений инвестиционной деятельности, инвесторы все же идут в эту страну. Следовательно, России следует сосредоточиться не на включении в нормативные правовые акты новых гарантий защиты иностранных инвестиций, а на совершенствовании и устранении коллизий инвестиционного, предпринимательского, таможенного и налогового законодательств, механизмов реализации декларируемых гарантий. Кроме того, важно также повышать инвестиционную привлекательность посредством политических мер, направленных на развитие сотрудничества России со странами – экспортерами капитала. Известно также, что факторами, которые имеют значение для привлечения инвестиций, являются: а) условия для предпринимательства, б) экономическая стабильность, в) налоговая среда, г) инновации, д) технологическая экспертиза, е) динамичность, ж) уровень коррупции, з) рынок квалифицированного труда[21]. Итак, как видим, Китай имеет колоссальный опыт привлечения инвестиций, что говорит об умелом использовании законодательства в качестве инструмента, позволяющего создать благоприятный инвестиционный климат.

При этом, кроме указанного выше, важно осуществлять контроль за привлечением иностранных инвестиций в стратегические для безопасности России сферы деятельности. В этом плане опыт КНР, связанный с допуском иностранного капитала и управления им, может быть чрезвычайно полезен для России, в том числе для осуществления модернизации. Ведь модернизация – многоаспектное понятие. Любой положительный опыт в сфере модернизации экономики следует только приветствовать, а не наклеивать ярлыки.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Алексеенко А.П. Китайский подход к регулированию вывоза инвестиций за рубеж // Бизнес, менеджмент и право. 2018. N 5. С. 45 – 47.

2. Алексеенко А.П. Правовое регулирование отношений в сфере прямых иностранных инвестиций в Российской Федерации и Китайской Народной Республике: сравнительно-правовой аспект: Монография / А.П. Алексеенко; Под общ. ред. В.С. Белых; Уральская школа предпринимательского права. М.: Проспект, 2018. 192 с.

Также рекомендуется Вам:

3. Белых В.С. Россия: вчера, сегодня, завтра. М.: Проспект, 2017. 248 с.

4. БРИКС: контуры многополярного мира: Монография / О.А. Акопян, Н.М. Бевеликова, К.М. Беликова и др.; Отв. ред. Т.Я. Хабриева. М.: ИЗиСП; Юриспруденция, 2015. 300 с.

5. Вайпан В.А. Теория справедливости: Право и экономика: Монография. М.: Юстицинформ, 2017. 280 с.

6. Гавров С.Н. Модернизация России: постимперский транзит: Монография / Предисловие Л.С. Перепелкина. М.: МГУДТ, 2010. 269 с.

7. Ильин М.С., Тихонов А.Г. Финансово-промышленная интеграция и корпоративные структуры: мировой опыт и реалии России. М.: Альпина Паблишер, 2002. 287 с.

8. Кун Цинцзян. Связь и координация между Законом КНР "Об иностранных инвестициях" и соответствующими законами // Журнал Шанхайского университета внешней торговли и экономики [электронный ресурс]. URL: http://kns.cnki.net/kcms/detail/31.2089.F2019040L1000.002.html (дата обращения: 01.05.2019).

9. Ли Ляньци. Правовая система предприятий с иностранным капиталом КНР и тенденции ее развития // Lex russica. 2014. N 1. С. 41 – 49.

10. Правовые основы бизнеса в Китае / Отв. ред. А.Е. Молотников, В. Шань. М.: РКЮО, 2018. 568 с.

11. Трощинский П.В. Развитие китайского законодательства в последние годы // Международное публичное и частное право. 2015. N 3. С. 36 – 40.

12. Цуй Фань, У. Сунбо. Закон КНР "Об иностранных инвестициях" и создание новой системы управления иностранными инвестициями // Вопросы международной торговли. 2019. N 4. С. 1 – 12.

13. Alekseenko A.P., Chengyuan W. Restrictions on foreign investment in Russian and Chinese law // Russian Law: theory and practice. 2017. N 1. С. 115 – 121.

 


[1] Федеральный закон от 13.07.2015 N 212-ФЗ "О свободном порте Владивосток" // СПС "КонсультантПлюс".

[2] Федеральный закон от 29.12.2014 N 473-ФЗ "О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс".

[3] Ильин М.С., Тихонов А.Г. Финансово-промышленная интеграция и корпоративные структуры: мировой опыт и реалии России. М.: Альпина Паблишер, 2002. С. 67.

[4] Правовые основы бизнеса в Китае / Отв. ред. А.Е. Молотников, В. Шань. М.: РКЮО, 2018. С. 24.

[5] Белых В.С. Россия: вчера, сегодня, завтра. М.: Проспект, 2017. С. 208.

[6] См.: Гавров С.Н. Модернизация России: постимперский транзит: Монография / Предисловие Л.С. Перепелкина. М.: МГУДТ, 2010. 269 с.

[7] Статистика внешнего сектора [электронный ресурс] / Официальный сайт Банка России. URL: https://www.cbr.ru/statistics/?PrtId=svs (дата обращения: 01.05.2019).

[8] Прямые иностранные инвестиции: первая десятка стран и регионов // Исследовательский центр министерства коммерции КНР. URL: http://data.mofcom.gov.cn/lywz/topten.shtml (дата обращения: 01.05.2019).

[9] Минфину поручили до мая внести в Госдуму законопроекты в рамках "инвестиционного кодекса" [электронный ресурс] // ТАСС. URL: https://tass.ru/ekonomika/6274777 (дата обращения: 01.05.2019).

[10] См.: Вайпан В.А. Теория справедливости: Право и экономика: Монография. М.: Юстицинформ, 2017. 280 с.

[11] См.: Алексеенко А.П. Правовое регулирование отношений в сфере прямых иностранных инвестиций в Российской Федерации и Китайской Народной Республике: сравнительно-правовой аспект: Монография / А.П. Алексеенко; Под общ. ред. В.С. Белых; Уральская школа предпринимательского права. М.: Проспект, 2018. 192 с.

[12] Закон КНР "Об иностранных инвестициях" от 15.03.2019 // Всекитайское собрание народных представителей. URL: http://www.npc.gov.cn/npc/xinwen/2019-03/15/content_2083532.htm (дата обращения: 01.05.2019).

[13] Кун Цинцзян. Связь и координация между Законом КНР "Об иностранных инвестициях" и соответствующими законами // Журнал Шанхайского университета внешней торговли и экономики. URL: http://kns.cnki.net/kcms/detail/31.2089.F.20190401.1000.002.html (дата обращения: 01.05.2019).

[14] См.: Трощинский П.В. Развитие китайского законодательства в последние годы // Международное публичное и частное право. 2015. N 3. С. 36 – 40.

[15] См.: Ли Ляньци. Правовая система предприятий с иностранным капиталом КНР и тенденции ее развития // Lex russica. 2014. N 1. С. 41 – 49.

[16] См.: Цуй Фань, У. Сунбо. Закон КНР "Об иностранных инвестициях" и создание новой системы управления иностранными инвестициями // Вопросы международной торговли. 2019. N 4. С. 1 – 12.

[17] Каталог-руководство отраслей для иностранных инвестиций, утв. Приказом Национальной комиссии развития и реформ и Министерства коммерции от 28 июня 2017 г. N 4. URL: http://www.ndrc.gov.cn/zcfb/zcfbl/201706/t20170628_852857.html (дата обращения: 01.05.2019).

[18] См.: БРИКС: контуры многополярного мира: Монография / О.А. Акопян, Н.М. Бевеликова, К.М. Беликова и др.; Отв. ред. Т.Я. Хабриева. М.: ИЗиСП; Юриспруденция, 2015. 300 с.

[19] Alekseenko A.P., Chengyuan W. Restrictions on foreign investment in Russian and Chinese law // Russian Law: theory and practice. 2017. N 1. С. 115 – 121.

[20] Алексеенко А.П. Китайский подход к регулированию вывоза инвестиций за рубеж // Бизнес, менеджмент и право. 2018. N 5. С. 45 – 47.

[21] ТОП-15 стран, куда стоит инвестировать прямо сейчас. URL: https://prian.ru/pub/36254.html (дата обращения: 01.05.2019).

Рекомендуется Вам: