ЮрФак: изучение права онлайн

Правовая сущность корпоративных отношений в Российской Федерации

Автор: Дюкарев В.В.

Проведенная в последние годы модернизация гражданского законодательства в определенной степени изменила систему и структуру Гражданского кодекса Российской Федерации[1] (далее – ГК РФ).

Признаем вместе с В.К. Андреевым, что объявление корпоративного элемента в качестве составляющей гражданско-правового регулирования, особое позиционирование способности соучастников принимать решения, имеющие правовое значение для организации, констатация возможности реализации взаимодействия должник – кредитор дают основания полагать, что юридическая сущность корпоративных отношений основана на праве, а не на спекулятивных мнениях или иностранном законодательстве, а ГК РФ регулирует некоторые отношения и в сфере управления[2].

Закрепление в нормативных актах специфических возможностей соучастия и управления корпорацией, помимо юридического статуса субъектов и новых видов отношений, повлекло гражданско-правовое определение таких категорий, как "корпоративный договор", "решение собрания", "корпоративные права", "корпоративные обязанности" и "корпоративная ответственность".

Создается некоторое впечатление, что названный институт, его элементы разрабатывались учеными и принимались правоведами, опираясь на уже имеющийся опыт правового регулирования этой сферы. В этой связи имеет место опасение: не компиляция ли нами всего этого из нормативных актов и прецедентов континентальной или англосаксонской правовых семей?[3] Причем "корпоративное" так имплементировалось в нашу правовую систему, что в области подготовки кадров была установлена научная специальность "корпоративное право"[4].

Корпоративное право претендует сегодня на "отраслевой апломб", хотя, не будучи урегулированным самостоятельным кодифицированным актом, представляет собой подсистему ГК РФ, в котором наличествуют имеющие отраслевые связи своды предписаний и положений таких сфер, как гражданская, предпринимательская и корпоративная. Причем гражданско-правовые предписания представляют собой основу, фундамент, а корпоративные правила обладают некоторым исключительным характером. Однако растворенность в базовом законодательстве усложняет поиск этих самых корпоративных правил в различных частях ГК РФ.

Проводя анализ правовой природы категорий "корпоративное", "корпорация", на наш взгляд, нужно исходить из понимания того, что граждане (физические лица) и юридические лица обозначены как равноправные участники отношений, регулируемых гражданским законодательством. В этой связи следует трактовать юридическое лицо как социальную реальность, где ее субъекты приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе, т.е. гражданский закон в общем плане не делает различий в их правовом положении в гражданском обороте. А Конституция РФ[5] признает право каждого на объединение с гарантией права на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, владея, пользуясь и распоряжаясь своим имуществом как единолично, так и совместно с другими лицами.

Таким образом, рассуждая о взаимоотношениях юридического лица и его участников, физических лиц, мы приходим к выводу о том, что корпорация, олицетворяя их равное положение, склоняет чашу весов в сторону правового статуса именно участников. Что есть такое юридическое лицо, оно есть суть столкновений элементов, его составляющих. Хотя исследователи иногда представляют свои точки зрения. Например, А.В. Габов высказал тезис о том, что, несмотря на отсутствие в законодательстве самого термина "юридическое лицо", артель, товарищество и другие образования признавались субъектами права, отличными от физических лиц. Е.В. Богданов же утверждает, что субъектом права может быть только человек (физическое лицо). Физическое лицо, например, исполняющее обязанности директора (органа) юридического лица, реализует в гражданском обороте собственную правосубъектность[6].

Юридическое лицо, независимо от его организационно-правовой формы, может быть создано на основании решения учредителя (учредителей). Такая формулировка вызвана тем, что в соответствии с Федеральным законом от 3 июля 2016 г. N 236-ФЗ "О публично-правовых компаниях в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации"[7] юридические лица, создаваемые Российской Федерацией, учреждаются на основе специальных федеральных законов. Юридические лица могут участвовать на основании типового устава, утвержденного уполномоченным государственным органом. Гражданский кодекс РФ[8], помимо правосубъектности юридического лица, подчеркивает в том числе и правомочия членов корпорации.

Эти правомочия не связаны тесно с самой способностью организации участвовать в гражданских правоотношениях, потому что они не относятся к категории юридического лица, а представляют собой возможности его учредителей и членов. Связь с таким юридическим лицом дает возможность претендовать на правомочия в отношении этой организации, которую участники создали. Вместе с полномочиями, определенными для членов организации вообще, имеется еще право делить доходы, предназначенные для передачи участникам; претендовать на квоту материальных средств или их денежный эквивалент при прекращении деятельности корпорации, если имеется остаток после удовлетворения требований кредиторов; выступать с инициативой о прекращении членства других участников.

Наравне с необходимостью исполнять предписанные для всех обязанности член корпорации, например хозяйственного общества, должен пополнять уставный капитал и другое имущество своей организации посредством внесения вкладов в соответствии с предписаниями учредительного документа – устава[9].

Сущность и правовая природа внутрикорпоративной жизни юридического лица отражаются в наиболее широкой возможности членов этой организации реализовывать свои правомочия участника. При этом возможность действовать и требовать, а также необходимость исполнять и отвечать зачастую не объединены в неразрывный процесс. В этой связи претензионное и должное участников образуется самостоятельно и не является основанием для обращения за помощью к корпорации в целом.

Следует помнить, что речь идет о правомочиях, которые отличаются от общих, универсальных, присущих правосубъектности вообще. Здесь особый случай, здесь ими обладает определенное сообщество субъектов, взаимодействующее по особым правилам, где требуется превентивное согласование с другими себе подобными. Смысл всего этого таков, что реализация своих возможностей для каждого члена такого коллектива допустима не с точки зрения единоличного поведения, а в рамках договорных отношений, являющихся в соответствии с ГК РФ внутренней сутью данной корпоративной организации. Особым случаем, помимо общих требований, является достижение совместного результата членов корпорации, если каждый их голос имеет значение и это является важным для организации. По этим причинам нет необходимости позиционировать право на участие, поскольку оно не являет собой какой-либо независимой юридической субстанции. В том числе и потому, что сущность корпоративного также подразумевает связь с руководящей деятельностью хозяйствующим субъектом[10].

Из указанных правоотношений следуют возможности членов организации выступать в ее интересах по вопросам компенсации материального вреда, признания недействительными сделок в соответствии с ГК РФ и требовать реституции или восстановления нарушенных прав. Реализация полномочий представителя при этом означает, что член организации действует во имя и для пользы данной корпорации по желанию и свободно. Представление интересов рассматривается в данном случае более широко, чем определяет гражданское законодательство. Оно подразумевает заботу о совершении действий, влекущих возникновение гражданских прав и обязанностей, и полномочия истца по пресечению нарушений законных интересов корпорации ее управляющими должностными лицами. Такое представительство закреплено нормативным актом, и явствует конституционное выражение посредством, например, судебного иска по правилам гражданского законодательства.

Члены корпорации, ратующие за сатисфакцию и компенсацию в связи с нарушением прав и интересов своего юридического лица, в процессе взаимодействия с себе подобными обязаны известить своих компаньонов о планах на судебную перспективу, что, безусловно, будет способствовать укреплению доверия внутри сообщества и повышению ответственности ее участников. Смысл в том, что члены корпорации, проигнорировавшие требования товарищей-истцов, лишаются в соответствии с законом права судебного спора по данному предмету.

Получается, что члены корпорации, выражая заботу о ней, действуя своей волей в ее интересах, ограждают ее от неправомерных действий и возможных злоупотреблений со стороны ее руководства и иных должностных лиц, определяющих ее политику или подвергающих ее своему влиянию. Например, члены обособленных подразделений зависимого и дочернего характера могут обжаловать поведение головного юридического лица, приведшее в результате его деятельности к возникновению вреда и ущемлению их прав и законных интересов.

Обратим внимание на то, что регулирование деятельности корпорации изобилует такими терминами, как "голосование", "договор об учреждении", "решение собрания", "корпоративный договор". Например, учредители общества заключают в письменной форме договор об учреждении общества, определяющий порядок осуществления действий или совместной деятельности (п. 5 ст. 11 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью"[11]). В решении об учреждении хозяйственного общества помимо прочего указываются также сведения о результатах голосования учредителей юридического лица.

Законодательством[12] в качестве оснований, из которых возникают гражданские права и обязанности, названы решения собраний. В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ[13] под решениями собраний понимаются решения гражданско-правового сообщества, т.е. определенной группы лиц, наделенных полномочиями принимать решения на собраниях, с которыми закон связывает юридические требования, обязательные для всех лиц, имеющих право участвовать в таком собрании.

Решение собрания представляется монолитным результатом действия многих, где, в отличие от соглашения, в силу которого возникают права и обязанности, общая воля не представляет собой процесс – основание-реализация. Вопросы, подлежащие решению на собрании корпорации, не ставятся как предложение заключить соглашение, а итоговый результат – решение – не определяется как согласие к взаимодействию. В этой связи сомнительными представляются суждения некоторых исследователей[14] о том, что решение собрания следует считать действиями, направленными на возникновение прав и обязанностей.

Действительно, ведь решение собрания имеет кардинально другую основу юридического факта с точки зрения неприменимости здесь автономии воли и диспозитивности как возможности выбора модели поведения по своему усмотрению. В данном случае имеет место закрепление определенного правила поведения, отражающее скорее императив, повеление, руководство к действию, необходимость поступать, как указывает вектор, и потому при возникновении разногласий здесь не работают последствия уклонения, например, от нотариального удостоверения или государственной регистрации сделки[15].

Также рекомендуется Вам:

Итак, решение общего собрания корпорации по смыслу законодательства[16] может представлять собой юридический факт как обстоятельство, являющееся основой гражданского правоотношения. Отсюда исходит и возможность для членов такой организации защищаться посредством доказывания его оспоримости. Это формат взаимосвязи корпорации и ее членов. Что же касается реализации правомочий и интересов участников в споре друг с другом, то это уже прерогатива корпоративного договора.

Корпоративному договору значительное внимание уделяется в исследованиях[17]. ГК РФ определяет применимость относительно его общих положений об обязательствах[18]. Как юридический факт, этот договор обладает спецификой. Например, он может обязать членов организации голосовать по определенной проблематике либо свобода его заключения может быть ограничена в отношении некоторых вопросов непубличного общества.

Таким образом, в настоящей статье автор сделал попытку обратить внимание на некоторые важные элементы правовой сущности корпоративных отношений. Вопросы корпоративной сферы вошли в наш лексикон совсем недавно, а аспекты правового регулирования корпораций пока только едва достигают цели. Однако абсолютно ясно, что корпоративное существует объективно, нам же предстоит, приноравливаясь к данности, понять его содержание и эффективно использовать закономерности, которые проявляются в аспектах членства, форм и методов управления, договорного регулирования.

Литература

1. Андреев В.К. Корпоративное право современной России: Монография / В.К. Андреев, В.А. Лаптев. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2017. 239 с.

2. Андреев В.К. Права, обязанности и ответственность участников хозяйственного общества / В.К. Андреев // Гражданское право. 2016. N 1. С. 3 – 5.

3. Андреев В.К. Создание хозяйственного общества / В.К. Андреев // Предпринимательское право. 2017. N 4. С. 9 – 15.

4. Андреев В.К. Существо корпоративного договора / В.К. Андреев // Модернизация гражданско-правового регулирования договорных отношений: Сб. науч. ст. М.: Бибком, 2014. 326 с.

5. Богданов Е.В. Развитие гражданского права в России: тенденции, перспективы, проблемы: Монография / Е.В. Богданов, Д.Е. Богданов, Е.Е. Богданов. М.: Юнити; Закон и право, 2014. 334 с.

6. Степанов Д.И. Корпоративный договор: подходы российского и немецкого права к отдельным вопросам регулирования / Д.И. Степанов, В.А. Фогель, Х.-И. Шрамм // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2012. N 10. С. 22 – 69.

7. Юридические лица в российском гражданском праве: В 3 т. / Отв. ред. А.В. Габов, О.В. Гутников, С.А. Синицын. Т. 1: Создание, реорганизация и ликвидация юридических лиц / А.В. Габов, К.Д. Гасников, В.П. Емельянцев, Ю.Н. Кашеварова; Отв. ред. А.В. Габов. М.: ИНФРА-М, 2015. 278 с.

 


[1] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ (ред. от 03.08.2018) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2019) // СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.

[2] Андреев В.К. Права, обязанности и ответственность участников хозяйственного общества // Гражданское право. 2016. N 1.

[3] Андреев В.К. Создание хозяйственного общества // Предпринимательское право. 2017. N 4.

[4] Приказ Министерства образования и науки Российской Федерации от 10 января 2012 г. N 5 "О внесении изменений в Номенклатуру специальностей научных работников, утвержденную Приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 25 февраля 2009 г. N 59" (утратил силу Приказом Минобрнауки РФ от 23.10.2017 N 1027 "Об утверждении номенклатуры научных специальностей, по которым присуждаются ученые степени") (12.00.07. Корпоративное право; конкурентное право; энергетическое право) // СПС "КонсультантПлюс".

[5] Статьи 30, 34, 35 Конституции Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // СЗ РФ. 2014. N 31. Ст. 4398.

[6] Богданов Е.В., Богданов Д.Е., Богданов Е.Е. Развитие гражданского права в России: тенденции, перспективы, проблемы. М.: Юнити; Закон и право, 2014. С. 76. Критику этого взгляда, не основанного на ГК РФ и не учитывающего существование юридического лица как социально-экономической данности, см.: Андреев В.К., Лаптев В.А. Корпоративное право современной России: Монография. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2017. С. 76 – 79.

[7] Федеральный закон от 3 июля 2016 г. N 236-ФЗ "О публично-правовых компаниях в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (ред. от 28.11.2018) // СЗ РФ. 2016. N 27 (часть I). Ст. 4169.

[8] Статья 48 Гражданского кодекса Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ.

[9] Там же. Статьи 65, 67.

[10] Андреев В.К. Права, обязанности и ответственность участников хозяйственного общества.

[11] Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (ред. от 23.04.2018) // СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 785.

[12] Статья 8 Гражданского кодекса Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ.

[13] Пункт 103 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" // Российская газета. 2015. 30 июня.

[14] Андреев В.К. Создание хозяйственного общества // Предпринимательское право. 2017. N 4. (Речь идет о Е.А. Крашенинникове и Ю.В. Байгушевой.)

[15] Статья 165 Гражданского кодекса Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ.

[16] Подпункт 1.1 п. 1 ст. 8 Гражданского кодекса Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ.

[17] См., напр.: Степанов Д.И., Фогель В.А., Шрамм Х.-И. Корпоративный договор: подходы российского и немецкого права к отдельным вопросам регулирования // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2012. N 10.

[18] Статья 67.2 Гражданского кодекса Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ.

Рекомендуется Вам: