ЮрФак: изучение права онлайн

Использование цифровых технологий в системе критериев оценки образовательных программ при проведении профессионально-общественной аккредитации

Автор: Ельникова Е.В.

Одной из современных тенденций развития общества является активное проникновение цифровизации как нового общественного явления в самые разные сферы общественной жизни. В рамках данной статьи будут рассмотрены многосторонние проявления цифровизации в образовательной среде, а также критерии оценки с позиций наличия и уровня цифровизации образовательных программ различных уровней высшего образования, реализуемых при подготовке юристов.

Среди факторов, обусловивших необходимость применения цифровых технологий при реализации образовательных программ по подготовке юристов, можно выделить следующие.

1. Значительное изменение повседневной жизни граждан благодаря использованию цифровых технологий в различных жизненных ситуациях, начиная от современных способов коммуникации, имеющих неоспоримые преимущества перед мобильной связью, с привлечением наиболее распространенных мессенджеров, таких как Facebook, Telegramm, Scype, Viber, WhatsApp, и заканчивая различными онлайн-сервисами при дистанционной торговле товарами, приобретении авиа-, авто- и железнодорожных билетов, уплате налогов, штрафов, пошлин, оплате коммунальных услуг, записи на прием к врачу и т.д.

2. Обеспечение готовности к работе с категорией обучающихся, знакомых с цифровыми технологиями при получении среднего общего и среднего профессионального образования, поскольку в настоящее время во многих школах уже широко используются электронные дневники, журналы, скоростной Интернет, ноутбуки, электронные интерактивные доски, электронные учебники. В Москве начиная с сентября 2017 г. была запущена облачная платформа "Московская электронная школа". Все это подтверждает поступательное формирование в российских школах цифровой электронной среды.

3. Разработка и успешное внедрение в Российской Федерации приоритетного проекта, связанного с развитием современной цифровой образовательной среды (паспорт проекта был утвержден 25.10.2016 президиумом Совета при Президенте РФ по стратегическому развитию и приоритетным проектам), целью которого является качественное и доступное онлайн-образование граждан страны с помощью цифровых технологий. Советом Федерации Федерального Собрания РФ Правительству РФ было рекомендовано обеспечить своевременную реализацию названного проекта в числе иных приоритетных проектов в сфере образования[1].

В рамках национального проекта "Образование", разработанного во исполнение Указа Президента РФ от 7 мая 2018 г. N 204 "О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года"[2], утвержден паспорт одного из десяти федеральных проектов "Цифровая образовательная среда", целью которого является "создание условий для внедрения к 2024 году современной и безопасной цифровой образовательной среды, обеспечивающей формирование ценности к саморазвитию и самообразованию у обучающихся образовательных организаций всех видов и уровней, путем обновления информационно-коммуникационной инфраструктуры, подготовки кадров, создания федеральной цифровой платформы"[3].

4. Обеспечение конкурентных преимуществ на рынке образовательных услуг, одними из наиболее важных в цифровую эпоху выступают доступность образовательного контента, в том числе возможность его использования в предпочтительное время и в удобной форме, а также уровень адаптации образовательного процесса к индивидуальным возможностям обучающегося. Современная парадигма обучения направлена на возрастание роли дистанционного обучения, развитие которого, помимо всего прочего, обеспечивает возможность получения вузами дополнительного финансирования в виде грантов на создание необходимых для развития онлайн-образования сервисов, разработку программного обеспечения, подготовку преподавателей к работе в режиме онлайн.

5. Активное проникновение цифровых технологий в сферы, связанные с профессиональной деятельностью юристов: осуществление государственных и муниципальных закупок в электронной форме; подача заявлений на государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, приобретение права на объекты недвижимости через портал государственных услуг; ведение в электронной форме различных реестров, в том числе связанных с деятельностью нотариусов; размещение на сайтах судов информации, связанной с рассмотрением дел, и т.д.; работа с правовыми системами посредством использования сети Интернет; защита прав на объекты интеллектуальной собственности, связанные с использованием сетевого пространства, и пр. Внедрение онлайн-технологий в профессиональную юридическую среду требует формирования у будущих юристов необходимых для работы с ними профессиональных компетенций[4], что не может быть достигнуто без качественного обновления государственных образовательных стандартов, создания новых образовательных программ в сфере юриспруденции, осуществления непрерывного мониторинга их реализации.

6. Оценка уровня применения информационных образовательных технологий при проведении профессионально-общественной аккредитации по юриспруденции, целью которой является проведение независимой оценки и подтверждение соответствия качества реализуемых образовательных программ со стороны профессионального сообщества, повышение качества подготовки выпускников, овладевших всеми необходимыми с учетом требований рынка труда компетенциями, а также повышение конкурентоспособности аккредитованных образовательных программ.

Правовые основы профессионально-общественной аккредитации были определены в ст. 96 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации" (далее – Закон N 273-ФЗ)[5], согласно которой профессионально-общественная аккредитация проводится в отношении образовательных программ и представляет собой признание соответствия качества и уровня подготовки выпускников, освоивших конкретную образовательную программу в определенной организации, осуществляющей образовательную деятельность, требованиям профессиональных стандартов, требованиям рынка труда к специалистам, рабочим и служащим соответствующего профиля. Указанная статья также предусматривает возможность составления рейтингов аккредитованных образовательных программ на основе результатов профессионально-общественной аккредитации с указанием реализующих их осуществляющих образовательную деятельность организаций. В соответствии с п. 6 ст. 96 Закона N 273-ФЗ аккредитующие организации вправе устанавливать порядок проведения профессионально-общественной аккредитации образовательных программ.

Указом Президента РФ от 26 мая 2009 г. N 599 "О мерах по совершенствованию высшего юридического образования в Российской Федерации"[6] проведение общественной аккредитации образовательных учреждений высшего профессионального образования, осуществляющих подготовку юридических кадров, было возложено на Общероссийскую общественную организацию "Ассоциация юристов России". В мае 2017 г. была создана самостоятельная автономная некоммерческая организация "Экспертный центр Ассоциации юристов России по оценке качества и квалификаций в области юриспруденции", которая на основе разграничения полномочий с Ассоциацией юристов России занимается непосредственно деятельностью, связанной с проведением аккредитационных экспертиз, включая формирование экспертной базы. Регламентация указанной деятельности осуществляется на основе Положения о профессионально-общественной аккредитации образовательных программ в области юриспруденции, утвержденного на заседании Президиума Ассоциации юристов России[7], которое содержит методику проведения аккредитации, аккредитационные показатели и критерии.

Одним из критериев оценки образовательной программы, внесенных в анкету самообследования в рамках проведения профессионально-общественной аккредитации, является эффективность современных используемых методов обучения, которые должны способствовать достижению установленных в образовательной программе компетенций. Уровень сформированности указанного критерия определяется, в частности, через использование элементов электронного обучения. Опыт проведения профессионально-общественной аккредитации показывает, что одни образовательные организации находятся на начальном этапе этого процесса, используя в основном для проверки сформированности компетенций входное и итоговое тестирование обучающихся, пакет "Антиплагиат.Вуз"[8], в других использование электронных методов обучения понимается более широко и представлено функционированием единой информационной образовательной среды.

Так, в НИУ ВШЭ с 2010 г. действует система online-поддержки учебного процесса LMS (Learning Management System[9]), которая содержит рабочие программы учебных дисциплин с перечнем прикрепленных для их изучения студентов. В каждой учебной дисциплине преподаватель имеет возможность размещать учебные материалы, осуществлять контроль знаний через тестирование, вести журнал успеваемости и получать отчеты по учебной деятельности студентов, собирать и хранить самостоятельные работы студентов (эссе, курсовые и дипломные работы, проекты и т.д.), общаться и проводить консультации со студентами. В отдельных, пока еще редких, случаях имеет место процесс инклюзии (встраивания) online-курсов в образовательную программу. Например, в рабочие программы учебных дисциплин магистерской программы "Международное частное право" НИУ ВШЭ по рекомендации Академического совета программы включены Online Courses на английском языке на платформе Coursera. Также обучающийся может самостоятельно выбрать массовый открытый онлайн-курс для перезачета дисциплины основного учебного плана по согласованию с руководителем программы и учебным офисом.

В рамках критерия "Эффективность системы оценивания результатов обучения" учитывается доступность для обучающихся в электронном виде процедур оценки их уровня знаний, умений, навыков в ходе освоения образовательных программ. В отдельных образовательных организациях обучающиеся посредством корпоративной почты могут взаимодействовать с преподавателем по вопросам учебного процесса (консультирование, проверка письменных работ, рассылка заданий) через собственный корпоративный почтовый ящик. При оценке уровня учебно-методического обеспечения образовательной программы принимается во внимание доступность для обучающихся учебно-методических материалов на официальном сайте вуза, во внутривузовской информационной системе, электронной библиотеке вуза.

Сопоставляя связанные с цифровыми технологиями критерии, внесенные в анкеты самообследования образовательной организации в рамках проведения профессионально-общественной аккредитации образовательных программ в зависимости от уровня высшего образования, следует отметить, что перечень критериев для уровней бакалавриата, специалитета и магистратуры во многом совпадает, некоторые различия имеют место для уровня аспирантуры. Так, необходимым критерием для уровня аспирантуры является наличие в организации электронно-информационной среды, которая соответствует установленным требованиям и обеспечивает реализацию прав и возможностей аспирантов. Однако с учетом имеющейся к настоящему времени ситуации специфичность этого критерия исключительно для уровня аспирантуры не вполне объяснима. Во многих организациях, реализующих образовательные программы уровней бакалавриата, специалитета и магистратуры, электронно-информационная среда создана (как правило, во исполнение внутренних актов) и успешно функционирует, предоставляя обучающимся дополнительные возможности, способствующие повышению эффективности освоения образовательной программы.

Представляется, что к настоящему времени работа по дифференциации критериев в зависимости от уровня высшего образования еще не завершена и нуждается в продолжении. Система критериев, используемых при оценке применения информационных образовательных технологий, должна быть выстроена с учетом уровня высшего образования, в рамках которого реализуется образовательная программа. Однако критерии, определяющие базовые условия, обеспечивающие возможность использования цифровых технологий в учебном процессе, должны быть унифицированы вне зависимости от уровня высшего образования. Так, все обучающиеся должны быть обеспечены индивидуальным доступом как минимум к одной электронной библиотечной системе (ЭБС), при этом для уровня аспирантуры можно закрепить в качестве обязательного критерия предоставление доступа к нескольким, а не к одной ЭБС. В настоящее время достаточно, чтобы все аспиранты были обеспечены доступом к одной или нескольким ЭБС, что требует дифференциации по количественному показателю.

Ускорение процесса внедрения цифровых технологий в образовательную среду может произойти при условии преодоления имеющихся в этой сфере проблем.

1. Необходимо более четко определить соотношение понятий "цифровые", "электронные", "информационные", "дистанционные" технологии и использовать их в соответствии с их содержанием, в том числе и в нормативных правовых актах, нередко употребляющих все эти понятия без необходимого их различия.

2. В государственных стандартах по направлениям подготовки укрупненной группы "Юриспруденция" отсутствуют цифровые компетенции как таковые, необходимо их закрепить и определить содержание.

Также рекомендуется Вам:

3. Требует преодоления скептическое отношение к электронному обучению, обусловленное во многом ограниченностью сложившихся моделей реализации дистанционного обучения, распространением представлений о невозможности гарантировать качество обучения вследствие противоречивости компетентностному подходу, низкой коммуникативности, обезличивания обучающихся. В лучшем случае исследователи указывают на двоякий характер содержания онлайн-образования, отмечая, что оно "имеет позитивное содержание, связанное с унификацией учебных программ, а также негативное, проявляющееся уменьшением коммуникативных навыков обучающихся"[10].

4. Важно осознать, что внедрение цифровых технологий не является самоцелью, и обеспечить "понимание цели высшего и профессионального образования как формирование личностной, профессиональной и информационной культуры специалиста, где цифровые технологии выступают в качестве мощного средства интеллектуальной поддержки и сопровождения образовательного процесса"[11]. Применение цифровых технологий будет способствовать реализации новых образовательных возможностей, позволяющих дополнить спектр известных ранее методов обучения.

Наиболее перспективными технологиями для реализации в образовательной деятельности являются: работа с большими данными, позволяющая использовать возможности искусственного интеллекта в образовательных и научных целях; облачные технологии, позволяющие объединить информационные ресурсы и упростить пользование ими; блокчейн, применение которого возможно в процессе подготовки магистерских диссертаций, выпускных квалификационных работ. Отмечая, что использование цифровых технологий становится неотъемлемым звеном подготовки юристов, И.В. Ершова и О.А. Тарасенко рассматривают в качестве перспективных технологий онлайн-курсы, онлайн-консультации, открытые мультимедийные учебники, обучение через социальные медиа, виртуальные симуляторы, мобильные игровые приложения, образовательные чат-боты[12].

5. Отсутствие дидактического обоснования использования цифровых технологий, стихийный характер их внедрения без необходимого психолого-педагогического анализа. Как отмечает Ю.В. Шаронин, цифровые технологии позволяют обозначить важное направление в современном образовании – возможности smart-дидактики, позволяющей реализовать "адресную", целевую подготовку кадров.

6. Отсутствие у большинства преподавателей необходимых знаний и навыков для работы в цифровой образовательной среде. В рамках реализации приоритетного проекта "Современная цифровая образовательная среда в Российской Федерации" созданы десять региональных центров компетенций в области онлайн-обучения, на базе которых преподаватели получают необходимые знания и навыки в сфере онлайн-технологий, разработки и экспертизы онлайн-курсов и их интеграции в образовательный процесс. К настоящему моменту единственным вузом, который прошел государственную аккредитацию образовательных программ с различными моделями включения массовых открытых онлайн-курсов других университетов, является Уральский федеральный университет. Таким образом, положено начало процессу интеграции онлайн-курсов с образовательными программами, что должно получить дальнейшее развитие с учетом того, что в ближайшие пять лет, по утверждению министра науки и высшего образования РФ Михаила Котюкова, около 20% образовательных программ вузов будут реализовываться дистанционно.

Литература

1. Ельникова Е.В. Проблемы определения содержания и методики преподавания учебной дисциплины "Введение в профессию и профессиональная этика" / Е.В. Ельникова // Вестник Университета имени О.Е. Кутафина. 2018. N 3. С. 126 – 134.

2. Ершова И.В. Цифровое преобразование подготовки юристов: от программной модели к практике реализации / И.В. Ершова, О.А. Тарасенко // Юридическое образование и наука. 2019. N 3. С. 16 – 21.

3. Цареградская Ю.К. Высшее юридическое онлайн-образование: миф или реальность / Ю.К. Цареградская // Юридическое образование и наука. 2019. N 1. С. 3 – 4.

4. Шаронин Ю.В. Цифровые технологии в высшем и профессиональном образовании: от личностно-ориентированной smart-дидактики к блокчейну в целевой подготовке специалистов / Ю.В. Шаронин // Современные проблемы науки и образования. 2019. N 1. С. 94.

 


[1] Постановление Совета Федерации ФС РФ от 25 октября 2017 г. N 396-СФ "О приоритетных направлениях развития образования в Российской Федерации" // СЗ РФ. 2017. N 45. Ст. 6609.

[2] Указ Президента РФ от 7 мая 2018 г. N 204 "О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года" // Российская газета. 2018. 7 мая.

[3] Паспорт национального проекта "Образование" утвержден Президиумом Совета при Президенте РФ по стратегическому развитию и национальным проектам, протокол от 24 декабря 2018 г. N 16 // СПС "КонсультантПлюс". Документ опубликован не был.

[4] Подробнее об определении необходимых для будущих юристов профессиональных компетенций и способах их формирования см.: Ельникова Е.В. Проблемы определения содержания и методики преподавания учебной дисциплины "Введение в профессию и профессиональная этика" // Вестник Университета имени О.Е. Кутафина. 2018. N 3. С. 126 – 134.

[5] Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации" // Российская газета. 2012. 31 декабря.

[6] Указ Президента РФ от 26 мая 2009 г. N 599 "О мерах по совершенствованию высшего юридического образования в Российской Федерации" // Российская газета. 2009. 29 мая.

[7] См. подр.: URL: www.expertcenteraur.ru.

[8] Интернет-сервис для вузов, предназначенный для оценки степени самостоятельности письменных работ обучающихся.

[9] URL: https://lms.hse.ru/.

[10] Цареградская Ю.К. Высшее юридическое онлайн-образование: миф или реальность // Юридическое образование и наука. 2019. N 1. С. 3 – 4.

[11] Шаронин Ю.В. Цифровые технологии в высшем и профессиональном образовании: от личностно-ориентированной smart-дидактики к блокчейну в целевой подготовке специалистов // Современные проблемы науки и образования. 2019. N 1.

[12] Ершова И.В., Тарасенко О.А. Цифровое преобразование подготовки юристов: от программной модели к практике реализации // Юридическое образование и наука. 2019. N 3. С. 16 – 21.

Рекомендуется Вам: