ЮрФак: изучение права онлайн

Виртуальные валюты в Японии и меры по предотвращению недобросовестного поведения

Автор: Михеева И.Е.

Оглавление

Понятие и правовая природа виртуальных валют в Японии

Правовые особенности виртуальных валют в Японии как средства платежа

Виды виртуальных валют Японии

Риски использования виртуальных валют

Меры по минимизации недобросовестного поведения на рынке виртуальных валют в Японии

Литература


Понятие и правовая природа виртуальных валют в Японии

Япония является одной из первых стран, на законодательном уровне признавших виртуальные валюты.

Всплеск интереса к криптовалютам в Японии эксперты объясняют рядом факторов: наличие с 2016 г. правового регулирования бирж криптовалют (Агентством по финансовым услугам), стабильная иена (спекулянты ищут заработок на волатильных активах) и удобство криптовалют в расчетах (Япония — крупный экспортер)[1].

Изменениями, внесенными в Закон от 24 июня 2009 г. N 54 от 1999 г. "О платежных услугах"[2] (далее — Закон о платежных услугах), которые вступили в силу 1 апреля 2017 г., законодатель создал еще более благоприятную среду для использования виртуальных валют в стране. Законом о платежных услугах введено понятие "виртуальные валюты", определены операции с виртуальными валютами, а также установлены требования к лицам, осуществляющим операции с криптовалютами. Закон в новой редакции вступил в силу 1 апреля 2017 г.

Согласно п. 5 ст. 2 главы 1 Закона о платежных услугах под виртуальной валютой понимается любое электронное выражение стоимости из следующих:

1) стоимость (ограничиваясь той, что записана на электронном устройстве или любом другом объекте с использованием электронных средств, и исключая японскую валюту, иностранные валюты и активы, выраженные в таких валютах (то же самое применяется в следующем пункте)), которая может быть использована в отношении неограниченного круга лиц для целей оплаты покупки или аренды товаров или получения услуг, а также может быть приобретена или продана неограниченному кругу лиц, выступающих в качестве контрагентов, и которая может быть передана с помощью электронных систем обработки данных;

2) стоимость, которая может быть взаимно обменяна со стоимостью, указанной в предыдущем пункте, с неограниченным кругом лиц — контрагентов и которая может быть передана с помощью электронных систем обработки данных.

С учетом требований Закона о платежных услугах, как отмечает Saito So, под первое определение подпадают такие виртуальные валюты, как биткоин, эфириум, лайткоин и другие виртуальные валюты, которые могут быть использованы в качестве средства платежа. В свою очередь, второй пункт определения включает виртуальные валюты, которые не могут быть использованы в качестве средства платежа самостоятельно, но могут быть обменяны на первый тип виртуальной валюты. Токены, которые могут быть обменяны только на второй тип виртуальных валют, не подпадают под определение второго типа виртуальных валют[3].

Таким образом, Закон о платежных услугах предусмотрел различное использование виртуальных валют с учетом характера совершаемой операции.

Следует напомнить, что в блокчейн-индустрии наблюдается высокая неопределенность статуса криптовалюты[4].

В одних странах их признают инвестиционным активом или товаром, в других — платежной единицей, в третьих объявляют вне закона. В каких-то государствах и вовсе сталкиваются разные подходы к легализации криптовалюты[5].

Япония же продемонстрировала промежуточный подход[6]. Закон о платежных услугах разделил все виртуальные валюты на два типа. Тип 1 — это способные передаваться в цифровом виде приравненные к активам носители стоимости, которые могут использоваться для осуществления платежей за товары и услуги и обмена как на другие виртуальные валюты, так и на фиатные валюты. Тип 2 — это способные передаваться в цифровом виде приравненные к активам носители стоимости, которые могут быть обменяны на другие виртуальные активы[7].

Разделение виртуальных валют в зависимости от их использования создает неопределенность в понимании их правовой природы, в связи с чем на практике возникают сложности.

С целью исключения неопределенности понятия "виртуальные валюты" Агентство по финансовым услугам Японии (FSA) (далее также — Агентство) предложило объединить биткоин и другие виртуальные валюты в единую категорию под названием "криптоактивы".

Также рекомендуется Вам:

По мнению регулятора, это необходимо для более четкого определения понятия виртуальных денег и предотвращения недопонимания инвесторов при классификации активов и причисления их к законным платежным средствам. Отчет, в котором говорится о двойном толковании термина "виртуальная валюта", был представлен консультативной группой FSA. Ожидается, что в ближайшее время регулятор пересмотрит соответствующие законы и нормативные акты, в том числе Закон о платежных услугах, который предусматривает использование виртуальных валют.

Агентство решило объединить имена биткоинов и других виртуальных валют, которые торгуются онлайн, как если бы они были деньгами, в категорию, называемую "криптоактивы". Консультативная группа Агентства составила отчет, в котором указывалось, что термин "виртуальная валюта" может вызвать недопонимание, и потребовала изменить этот термин.

Виртуальные валюты, которые защищены от подделок с помощью криптографии, на английском языке обычно называют криптовалютой. Однако министры финансов и управляющие центральными банками Группы 20 крупнейших экономик на встрече в марте пришли к выводу, что таким валютам "не хватает ключевых атрибутов суверенных валют", и использовали термин "криптоактивы" для их описания[8].

Закон о виртуальной валюте хоть и признал криптовалюты Bitcoin и Ethereum деньгами, имеющими "функции, схожие с деньгами", но не объявил их легализированной валютой, а лишь официальным платежным средством, которое может "выполнять функции валюты". Согласно закону фирмы теперь могут использовать криптовалюту для взаиморасчетов друг с другом. Кроме того, компании и частные лица могут покупать эти виртуальные деньги как товар[9].

Таким образом, можно сделать вывод, что Законом о платежных услугах в Японии предусмотрена двойственная правовая природа виртуальных валют, виртуальные валюты могут являться средством платежа, т.е. стороны могут оплачивать услуги, товары и т.д., а также активом, который может быть использован для обмена, продажи и т.д. При этом следует отметить, что понятие "актив" является в большей степени экономическим, а не правовым, а денежные средства по общему правилу относятся к имуществу, и, соответственно, криптовалюты во втором значении можно признать другим имуществом.

Правовые особенности виртуальных валют в Японии как средства платежа

В соответствии с разделами 402.1 и 402.2 Гражданского законодательства Японии иностранная валюта обладает установленной ликвидностью, а также является безусловным средством платежа. Виртуальные валюты не являются иностранной валютой и в отличие от нее могут приниматься к оплате лишь при условии, что лица, вовлеченные в сделку, согласились с данным способом оплаты.

Отдельные авторы, анализируя правовую природу криптовалют, отмечают, что бесспорным является то, что денежные суррогаты представляют собой средство платежа и их основная цель — заменить деньги[10]. Однако полномасштабно это может произойти лишь в будущем.

В рамках действующего регулирования виртуальная валюта в Японии может использоваться при оплате как средство платежа, соответственно, в договоре в качестве валюты долга платежа может быть указана национальная валюта Японии, а криптовалюта может быть указана в качестве валюты платежа, если стороны об этом договорятся.

Разграничение валюты в обязательстве применительно к долгу и платежу имеет важное практическое значение, прежде всего для определения суммы валюты платежа, необходимой для погашения долга в полном объеме.

Данный вопрос не является новым в теории права. Еще в начале XX в. Л. Лунц отмечал, что в денежном обязательстве "большинство исследователей различает следующие элементы: 1) денежную единицу, в которой исчислена сумма обязательства, — так называемую валюту долга; 2) денежные знаки, которые являются средством погашения денежного обязательства, или так называемую валюту платежа. Это различение обычно проводится в связи с обязательствами в иностранной валюте"[11].

Данное разъяснение остается актуальным и для современной практики исполнения денежного обязательства, в котором валюта долга и валюта платежа различаются, что актуально при использовании виртуальных валют в качестве средства платежа.

Учитывая положения Закона о платежных услугах, можно сделать вывод о том, что в Японии независимо от валюты, в которой согласована валюта долга, стороны могут предусмотреть, что платеж будет осуществляться в виртуальной валюте, при этом виртуальные валюты не становятся законным средством, поскольку такое условие зависит от соглашения сторон.

Виды виртуальных валют Японии

В Японии пользуются большим спросом известные виртуальные валюты, при этом в стране также эмитируются и местные криптовалюты.

Японские криптовалюты выделяются на фоне прочих виртуальных денег тем, что имеют поддержку местного населения. Наверное, ни в одной стране отечественные монеты не пользуются такой популярностью, как в Японии, несмотря на то что их цена и капитализация значительно ниже, чем главные мастодонты этого рынка (биткоин, эфириум, дэш и проч.). В Японии разрабатывается своя собственная виртуальная валюта — J-Coin, которую называют детищем банкиров.

Монета J-Coin будет использоваться для обслуживания транзакций онлайн-банкинга, созданного на основе технологий блокчейна. Аналогично тому, как сейчас работают ВебМани, Киви или Яндекс.Деньги, только на основе криптографии и блокчейна[12].

J-Coin будет сильно отличаться от других криптовалют. Во-первых, у нее будет банк-эмитент (для управления ею была создана отдельная компания), во-вторых, стоимость новой валюты будет привязана к иене[13].

Риски использования виртуальных валют

Легализация виртуальных валют в Японии предоставила новые возможности, связанные с использованием блокчейн-технологий, в то же время появились и дополнительные риски, ранее не известные, в том числе связанные с недобросовестным поведением.

В связи с отсутствием кредитора последней инстанции, системы страхования вложений в виртуальную валюту, колебаний курса инвесторы виртуальной валюты полностью берут на себя риск неисполнения договорных обязательств эмитентом токена/криптовалюты[14].

Меры по минимизации недобросовестного поведения на рынке виртуальных валют в Японии

Следует отметить, что меры по минимизации недобросовестного поведения на рынке виртуальных валют в Японии обусловлены не только вышеуказанными рисками, но и сложным характером операций с виртуальными валютами, являющимися результатом сочетания новых финансовых схем и высоких цифровых технологий, а также системными рисками.

Обозначим основные меры, применяемые в Японии по защите прав пользователей финансовых услуг при совершении операции с виртуальными валютами.

Во-первых, в Японии создана Ассоциация обмена виртуальных валют (JVCEA)[15] (далее также — Ассоциация обмена), являющаяся единственной саморегулируемой организацией в Японии, деятельность которой одобрена Агентством по финансовым услугам[16]. Ассоциация контролирует все операции обмена виртуальной валюты в стране.

Согласно ст. 4 Устава Ассоциация должна обеспечить надлежащее внедрение индустрии обмена виртуальными валютами и способствовать ее разумному развитию и защите интересов пользователей индустрии обмена виртуальными валютами.

В рамках возложенные на JCVEA задач предложены в том числе следующие меры защиты потребителей:

— использование только 4-кратного кредитного плеча для маржинальной торговли;

— установление лимита на количество цифровых активов, управляемых онлайн в горячих кошельках, принадлежащих биржам;

— прекращение рекламы, продвижение или поощрение спекулятивной торговли криптобиржами в стране.

Во-вторых, в Законе о платежных услугах предусмотрен повышенный контроль за деятельностью трейдеров по обмену виртуальных валют.

Трейдер по обмену виртуальных валют должен предоставить потребителю информацию:

— о том, что приобретаемая виртуальная валюта не является японской валютой или иностранной валютой;

— о взыскиваемом с потребителя комиссионном вознаграждении;

— о содержании договора об обмене виртуальной валютой;

— о том, что существует риск потери из-за колебаний в стоимости обрабатываемой виртуальной валюты, этот факт и его причины;

— адреса/контакты бизнес-офисов, которые отвечают на жалобы/консультации пользователей;

— срок договора, порядок расторжения контракта (включая метод расчета вознаграждения, компенсации или расходов);

— другие вопросы, которые считаются полезными для содержания договора.

Кроме того, трейдер по обмену виртуальных валют должен обеспечить защиту потребителя при обмене виртуальными валютами и надлежащее и надежное функционирование операций по обмену виртуальными валютами.

При торговле или обмене виртуальных валют важно предоставлять точную информацию, чтобы пользователи не принимали ложных решений.

Согласно Руководству по организациям обмена виртуальных валют, все, что касается указанных вопросов, необходимо заранее предоставить пользователю объяснение/информацию в письменном виде или другим "соответствующим способом", чтобы пользователь мог понять это должным образом[17].

В-третьих, использование новых цифровых технологий первоначально внедряется в режиме тестирования, учитывая, что такие технологии имеют развитую и сложную информационную систему и существует риск несанкционированного доступа к информации о клиентах и их денежных средствах.

Литература

1. Генкин А. Блокчейн: Как это работает и что ждет нас завтра / А. Генкин, А. Михеев. М.: Альпина Паблишер, 2018. 587 с.

2. Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве / Л.А. Лунц. 2-е изд., испр. М.: Статут; КонсультантПлюс, 2004. 348 с.

3. Меркулова Ю.К. Криптовалюта как средство платежа с точки зрения международного частного права / Ю.К. Меркулова // Молодой ученый. 2018. N 43. С. 135 — 139.

4. Саженов А.В. Криптовалюты и денежные суррогаты: аспекты соприкосновения и разъединения понятий / А.В. Саженов // Приложение "Право и бизнес" к журналу "Предпринимательское право". 2018. N 1. С. 57 — 60.

5. Ситник А.А. Правовое регулирование и контроль за обращением виртуальных валют в Японии / А.А. Ситник // Юридическая наука в России и Китае. 2016. N 1. С. 130 — 140.

6. Saito So. Guidance Note on the Japanese Virtual Currency Legislation and Overview on Registration Requirement thereunder / So Saito // So Law Office. 04.07.2017. URL: http://www.so-law.jp/wp-content/uploads/2017/07/Japanese_VC_Act_and_Registration-Overview_170704.pdf (дата обращения: 18.01.2019).

 


[1] Блокчейн: Как это работает и что ждет нас завтра / Артем Генкин, Алексей Михеев. М.: Альпина Паблишер, 2018. С. 399.

[2] URL: http://elaws.e-gov.go.jp/search/elawsSearch/elaws_search/lsg0500/detail?lawId=421AC0000000059&openerCode=1> (дата обращения: 01.04.2019).

[3] Saito So. Guidance Note on the Japanese Virtual Currency Legislation and Overview on Registration Requirement thereunder // So Law Office. 04.07.2017. URL: http://www.so-law.jp/wp-content/uploads/2017/07/Japanese_VC_Act_and_Registration-Overview_170704.pdf (дата обращения: 18.01.2019). См.: Ситник А.А. Правовое регулирование и контроль за обращением виртуальных валют в Японии // Юридическая наука в России и Китае. 2016. N 1. Ежегодник. С. 130 — 140.

[4] URL: https://forknews.io/legal/000304-pravovoj-status-kriptoval.html (дата обращения: 18.01.2019).

[5] URL: https://coinmania.com/o-pravovom-regulirovanii-kriptovalyut-v-raznyh-stranah/ (дата обращения: 18.01.2019).

[6] URL: https://forknews.io/legal/000304-pravovoj-status-kriptoval.html (дата обращения: 18.01.2019).

[7] Меркулова Ю.К. Криптовалюта как средство платежа с точки зрения международного частного права // Молодой ученый. 2018. N 43. С. 135 — 139. URL: https://moluch.ru/archive/229/53254/ (дата обращения: 26.01.2019).

[8] Журнал "The Japan News" от 18.12.2018. URL: http://the-japan-news.com/news/article/0005414889 (дата обращения: 26.01.2019).

[9] URL: https://forknews.io/analitics/000304-pravovoj-status-kriptoval.html (дата обращения: 26.01.2019).

[10] Саженов А.В. Криптовалюты и денежные суррогаты: аспекты соприкосновения и разъединения понятий // Предпринимательское право. Приложение "Право и бизнес". 2018. N 1.

[11] Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. 2-е изд., испр. М.: Статут, 2004 (Классика российской цивилистики). URL: http://civil.consultant.ru/elib/books/13/page_17.html.

[12] URL: http://kotnebankrot.com/yaponskie-kriptovalyuty-spisok-populyarnyx-variantov-2018-top-5-3-novyx-yaponskix-ico/ (дата обращения: 26.01.2019).

[13] URL: https://coinspot.io/law/asia-and-africa/vostok-delo-tonkoe-kriptovalyuty-v-yaponii/ (дата обращения: 26.01.2019).

[14] URL: http://tv-bis.ru/kriptovalyuta/741-riski-ispolzovaniya-kriptovalyut-i-meryi-ih-neytralizatsii.html (дата обращения: 01.04.2019).

[15] URL: https://jvcea.or.jp/about/ (дата обращения: 26.01.2019).

[16] URL: https://news.bitcoin.com/japanese-regulator-rules-cryptocurrency-service-providers/ (дата обращения: 24.01.2019).

[17] Руководство по организациям обмена виртуальных валют. URL: https://topcourt-law.com/virtual_currency/virtual_currency_low (дата обращения: 24.01.2019).

Рекомендуется Вам: