ЮрФак: изучение права онлайн

Информационное гражданское общество в “эпоху разобщенности”

Автор: Либанова С.Э.

Свершившуюся в XXI в. информационную (компьютерную) революцию следует признать очевидным фактом. Научный и практический интерес представляет поиск ключа для объединения и развития гражданского общества в России в эпоху разобщенности в век цифровизации (цифровые права и электронный документооборот), определяемого конституционными принципами. Каким станет под влиянием информационной революции гражданское общество: информационным (информированным) или программируемым (кем и в чьих интересах), какова роль права и правовой культуры в процессе программирования развития общества, каким будет ключ выбранной государством модели цифровизации?

Соглашаясь с Д. Беллом и признавая нынешнюю эпоху "эпохой разобщенности", XXI в. веком информационной (компьютерной) революции и цифровизации, право и закон "осевыми принципами" обеспечения развития гражданского общества, полагаем возможным концептуально признать: 1. Правовую культуру, основанную на признании верховенства права – верховенства Конституции РФ и ее базовых принципов-гарантий (высшая ценность – человек (ст. ст. 2, 17, 18), народовластие (ст. ст. 3, 32), верховенство права (ст. ст. 4, 15)), как универсальный методологический ключ гармонизации отношений, объединяющий объективные особенности эпохи и века[1]; 2. Информационную революцию как вызов обществу, а развитие гражданского общества – логичным ответом, руководствуясь концепцией "вызов-ответ" выдающегося ученого Арнольда Тойнби.

Предлагаемая концепция позволит разобщенность гражданского общества обратить в его объединение путем конституционного культурно-правового просвещения. Свободный доступ каждого к информации о правах и оцифрованному праву (кодификация законодательства и судебная практика) позволит повысить уровень правового развития гражданского общества и качество реализации им своих конституционных прав и свобод, в том числе осуществление эффективного общественного контроля за конституционным правоприменением в деятельности государственных органов.

Компьютерная революция способна содействовать развитию правовой культуры в обществе, а следовательно, и развитию самого гражданского общества, объединяя его посредством культурно-правового (кросс-культурного понимания истины бытия) признания высшей ценностью человека, его прав и свобод на основе верховенства права в правоприменительной деятельности. Полагаем, что правовая культура, в том числе познаваемая гражданским обществом через цифровизацию прав, призвана обеспечить сбалансированное противостояние власти при узурпировании конституционных прав гражданского общества государством.

Ранее автором неоднократно высказывался тезис о необходимости защиты в XXI в. не только конституционных прав и свобод человека, но и конституционных прав и свобод гражданского общества и даже самой Конституции при помощи конституционно-правового механизма обеспечения этих трех объектов, включающего демокурию[2] (профессионально-правовой общественный контроль особых институтов гражданского общества, состоящих из юристов, за деятельностью органов власти). Гармоничное интегрирование деятельности институциональных систем государства и гражданского общества рассматривается нами как результат системности в реализации демокурии и ценностная установка (ключ) социального программирования развития общества.

Обоснованием заявленного в названии статьи тезиса является концепция "вызов-ответ" Арнольда Тойнби, которую он разработал в рамках социологического детерминизма цивилизаций[3]. "Вызов" – это какое-либо внешнее воздействие, которое угрожает существованию социальной системы. Если "вызова" долгое время нет, цивилизация деградирует и в конце концов умирает. Когда происходит вызов, возможны два варианта развития событий, зависящих от корреляции двух параметров: сила вызова и сила сопротивления. В случае если вызов будет сильнее сопротивления, социальная система, в нашем случае гражданское общество, так и не разовьется, даже без легального упразднения конституционных прав и свобод. В XXI в. – век гибридных технологий, возможен "слом" духа активности и созидания у лучших представителей гражданского общества, влекущий состояние бессильной злобы перед сложившимися обстоятельствами, на которые невозможно повлиять. В результате активные представители гражданского общества или маргинализируются, или перейдут в органы власти. В случае же достойного ответа на "вызов" эта борьба даст энергию пассионарной части гражданского сообщества для изменения качества структуры современного гражданского общества и способности достойно отвечать современным вызовам в эпоху глобальной разобщенности, преодолев правовую безграмотность и нигилизм.

Определение нашей эпохи как эпохи разобщенности подробно освещено американским социологом и футурологом Д. Беллом в его научном труде "Эпоха разобщенности: Размышления о мире XXI в." (2007 г.). Особая ценность идеи Д. Белла заключается в точном определении особенностей современного мира, отличающегося масштабом и многообразием. "И любая попытка сконструировать схему, – заключает ученый, – которая адекватно описывала бы и прошлое, и настоящее, неизбежно разобьется об эти различия"[4].

Отметив наличие множественности определений "кросс-культуры", мы взяли за основу данное Д. Мацумото: "…точка зрения при понимании истины и принципов, касающихся человеческого поведения в разных культурах"[5]. Кросс-культурный подход выходит далеко за рамки простых методологических изменений в изысканиях, проводимых для проверки гипотез, связанных с истиной и знанием. Представляется целесообразным права человека рассматривать как основу межкультурной коммуникации. Именно такой подход позволяет определить требуемый государственно-правовому развитию в век цифровизации права механизм гармоничного интегрирования институциональных систем государственных органов и институтов гражданского общества по обеспечению высшей ценности всего общества – конституционных прав и свобод человека, позволяющий сохранить в процессе информационной революции "человеческое лицо" у общества в целом.

Альберт Эйнштейн говорил, что человечество пережило в 1945 г. атомный взрыв, но к концу столетия ему предстоит пережить не менее важный – информационный взрыв. Он начался с изобретения транзисторных радиоприемников, запуска искусственных спутников Земли, международного телевещания.

Информационное общество – общество, в котором большинство работающих занято производством, хранением, переработкой и реализацией информации, особенно высшей ее формы – знаний. В информационном обществе изменяется весь уклад жизни, система ценностей, возрастает значимость культурного досуга по отношению к материальным ценностям. По сравнению с индустриальным обществом, где все направлено на производство и потребление товаров, в информационном обществе производятся и потребляются интеллект, знания, что приводит к увеличению доли умственного труда.

Дэниел Белл, как сторонник информационного общества[6], признавал его своеобразным новым этапом развития теории постиндустриального общества, выделяя пять основных компонентов: 1) в экономическом секторе – переход от производства товаров к расширению сферы услуг; 2) в структуре занятости – доминирование профессионального и технического классов, создание новой "меригократии"; 3) центральное место теоретических знаний как осевого принципа общества; 4) особую роль технологии и технологических оценок как ориентации будущего; 5) принятие решений на основе новой "интеллектуальной технологии". Подчеркивая, что понятие постиндустриального общества является аналитической конструкцией, он системно рассмотрел изменения, происходящие в трех основных относительно автономных сферах общества: социальной структуре, политической системе и сфере культуры (к социальной структуре Белл несколько нетрадиционно относит экономику, технологию и систему занятости)[7].

Особый научный интерес в свете рассматриваемой проблемы представляет третья сфера – культуры и третий компонент – центральное место теоретических знаний как осевой принцип общества.

Именно из культурного пространства как пространства, в котором живет, формируется, развивается и творит человек, человечество черпает готовые варианты решения множества жизненных проблем. Пространство хранит в себе память обо всех событиях, деяниях и творениях человечества, пополняясь в результате их культурной деятельности. "Культурное пространство – это все многообразие моделей и идеалов человеческой деятельности и все отношения культуры"[8].

Развитие общества, в первую очередь гражданского общества в "эпоху разобщенности", отличающееся масштабностью и многообразием, на новом этапе развития постиндустриального общества, определенном как информационное общество, в сфере культуры должно базироваться на осевом принципе общества – центральном месте теоретических знаний.

Признавая знания (информацию в широком смысле) осью развития информационного общества именно в сфере культуры, необходимо найти универсальный методологический ключ, необходимый каждому и всем вместе, без которого невозможно продолжение жизни на земле, объединяющий общество во всех сферах его существования. Полагаем, что это кросс-культура, положенная в основу интернет-общения как вида современной правовой культуры постиндустриального общества.

Если развитие общества программируемо, то правомерно встает вопрос о возможности определения цели программирования в виде выполнения государством задач по развитию гражданского общества. Развитое гражданское общество – это определенное состояние общественных отношений, дающее возможность всему народу и каждому человеку участвовать в государственном управлении, контроле за этим управлением, тесно взаимодействовать с контролирующими органами власти по привлечению нарушителей к ответственности, а также распределять общественные ресурсы и управлять ими.

Международные принципы создания информационного общества и подходы к его созданию определены Окинавской хартией глобального информационного общества (2000 г.), Декларацией принципов "Построение информационного общества – глобальная задача в новом тысячелетии" (2003 г.), Планом действий Тунисского обязательства (2005 г.).

Наличие свободы, основой которой является правовая культура всех слоев населения, в том числе полученная благодаря свободе доступа к информации через Интернет, позволит формировать развитое во всех отношениях гражданское общество, корреспондирующее с правовым государством.

Первые шаги в этом направлении уже широко применяются на законодательном уровне. Основными принципами "Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 – 2030 годы" являются: а) обеспечение прав граждан на доступ к информации; б) обеспечение свободы выбора средств получения знаний при работе с информацией; в) сохранение традиционных и привычных для граждан (отличных от цифровых) форм получения товаров и услуг; г) приоритет традиционных российских духовно-нравственных ценностей и соблюдение основанных на этих ценностях норм поведения при использовании информационных и коммуникационных технологий; д) обеспечение законности и разумной достаточности при сборе, накоплении и распространении информации о гражданах и организациях; е) обеспечение государственной защиты интересов российских граждан в информационной сфере (п. 3)[9]. Приказом Генпрокуратуры России от 14 сентября 2017 г. N 627 "Об утверждении Концепции цифровой трансформации органов и организаций прокуратуры до 2025 года" регламентированы цели и задачи цифровой трансформации органов прокуратуры, среди которых обозначено развитие свободного, устойчивого и безопасного взаимодействия органов прокуратуры с гражданами, организациями, институтами гражданского общества, органами государственной власти и местного самоуправления. Основы государственной политики Российской Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан, утвержденные Президентом РФ 28 апреля 2011 г.[10], подтверждают рассуждения автора о концепции кросс-культуры как основополагающего принципа интернет-общения и универсального методологического ключа, объединяющего общество во всех сферах его существования.

Также рекомендуется Вам:

Программируемое гражданское общество должно быть конституционализировано в отличие от традиционного общества, т.е. иметь несравнимо большее влияние на государство в целом, а также на его различные органы и организации.

Предлагаемый автором конституционно-правовой механизм обеспечения прав и свобод человека и гражданского общества, основанный на принципах-гарантиях Конституции РФ, призван обеспечить гармоничное интегрирование государства и общества в сфере гарантирования конституционных прав и свобод человека при четком ограничении приоритета интересов государства (ст. 55 Конституции РФ). Именно их реальное обеспечение государством позволит стать ему реально правовым, а гражданскому обществу начать информационно развиваться в получении обширных знаний о своих правах и способах их защиты, что явится эволюционным ответом на вызовы времени и цифровизацию в целом.

Литература

1. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество / Д. Белл. М.: Academia, 1999. 944 с.

2. Белл Д. Социальные рамки информационного общества / Д. Белл // Новая технократическая волна на Западе. М.: Прогресс, 1986. С. 330 – 342.

3. Белл Д. Эпоха разобщенности: Размышления о мире XXI в. / Д. Белл, В.Л. Иноземцев. М.: Центр исследований постиндустриального общества, 2007. 304 с.

4. Кармин А.С. Основы культурологии. Историография культуры / А.С. Кармин. СПб.: Лань, 1997. 512 с.

5. Либанова С.Э. Демокурия: Монография / С.Э. Либанова. Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2014. 256 с.

6. Мацумото Д. Психология и культура / Д. Мацумото. СПб.: Питер, 2002. 416 с.

7. Тойнби А. Дж. Постижение истории / А.Дж. Тойнби; пер. с англ.; сост. А.П. Огурцов; вступ. ст. В.И. Уколовой; закл. ст. Е.Б. Рашковского; авт. коммент. Д.Э. Харитонович, Н.И. Колышкина. М.: Прогресс, 1991. 730 с.

 


[1] Принцип-гарантия – это элемент конституционно-правового механизма обеспечения прав и свобод человека и гражданского общества, соответствующего механизмам и международно-правовой защиты прав человека и в России (ст. 15 Конституции РФ). Отдельные принципы, закрепленные в Конституции РФ, могут эффективно реализоваться только в единстве с однопорядковыми по сути конституционными гарантиями. Это позволяет объединить их в единую научную категорию – "принцип-гарантия Конституции", используя цивилизационный методологический подход, ориентирующий на изучение развития мира в социокультурном, цивилизационном аспекте. См.: Либанова С.Э. Демокурия: Монография. Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2014. 318 с.

[2] Там же. 318 с.

[3] Тойнби А. Дж. Постижение истории / Пер. с англ.; сост. А.П. Огурцов; вступ. ст. В.И. Уколовой; закл. ст. Е.Б. Рашковского; авт. коммент. Д.Э. Харитонович, Н.И. Колышкина. М.: Прогресс, 1991. 736 с.

[4] Белл Д., Иноземцев В.Л. Эпоха разобщенности: Размышления о мире XXI в. М.: Центр исследований постиндустриального общества, 2007. С. 212.

[5] Мацумото Д. Психология и культура. СПб.: Питер, 2002. С. 10.

[6] Белл Д. Социальные рамки информационного общества // Новая технократическая волна на Западе. М., 1986; Он же. Грядущее постиндустриальное общество. М.: Academia, 1999; Белл Д., Иноземцев В.Л. Указ. соч.; и др.

[7] Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество.

[8] Кармин А.С. Основы культурологии. Историография культуры. СПб.: Лань, 1997. С. 203.

[9] Указ Президента РФ от 9 мая 2017 г. N 203 "О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 – 2030 годы" // Российская газета. 2017. 10 мая.

[10] Основы государственной политики Российской Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан (утв. Президентом РФ 28.04.2011) // Российская газета. 2011. 14 июля.

Рекомендуется Вам: