ЮрФак: изучение права онлайн

О проблемах правового регулирования электронных доказательств в цивилистическом процессе

Автор: Котлярова В.В.

В науке процессуального права под доказательствами понимаются сведения о фактах, имеющие значение для правильного рассмотрения дела (ч. 1 ст. 55 ГПК РФ, ч. 1 ст. 64 АПК РФ). При этом в юридической литературе сложился общепринятый подход, согласно которому доказательство есть совокупность содержания (сведений о фактах) и формы (средства доказывания)[1].

В цивилистическом процессе законодатель по-разному подходит к раскрытию видов средств доказывания. Так, в гражданском процессуальном праве закреплен исчерпывающий перечень средств доказывания, к которым отнесены объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные и вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, заключение эксперта (ч. 1 ст. 55 ГПК РФ), но в научной литературе высказывается точка зрения относительно возможности его расширительного толкования[2]. Арбитражным процессуальным правом установлен открытый перечень источников доказательств, в который включены, помимо перечисленных выше, консультации специалистов и иные документы и материалы (ч. 2 ст. 64 АПК РФ).

Второй подход представляется более оправданным, поскольку в свете активного развития информационного общества, проведения широкомасштабной судебной реформы, внедрения электронного правосудия само процессуальное законодательство постоянно трансформируется и в современных реалиях должно быть более гибким для восприятия новых форм информационных технологий, в перспективе применяемых в гражданском судопроизводстве, в том числе и электронных доказательств. Еще в 70-х годах прошлого века по арбитражным делам стали приниматься в качестве письменных доказательств документы, подготовленные с помощью электронно-вычислительной техники, поскольку они содержали данные об обстоятельствах, имеющих значение для дела[3]. С развитием телекоммуникационных технологий и электронного документооборота в настоящее время в суды общей юрисдикции и арбитражные суды могут быть поданы в электронном виде исковое заявление и другие документы процессуального характера посредством информационных систем ГАС "Правосудие" и "Мой арбитр"[4], судебные заседания могут проводиться с помощью использования систем видеоконференц-связи (ст. 155.1 ГПК РФ, ст. 153.1 АПК РФ), аудиопротоколирование в арбитражном процессе является основным средством фиксации хода судебного заседания (ст. 155 АПК РФ), в гражданском процессе на факт использования средств аудиозаписи для фиксирования хода разбирательства указывается в письменном протоколе (ст. 230 ГПК РФ).

Следствием развития информационных технологий явилось появление электронных доказательств, применение которых находит отражение в судебной практике. Нельзя отрицать факт, что участники гражданского судопроизводства все чаще сталкиваются с ними и давно назрела необходимость признать их автономность в качестве самостоятельного средства доказывания на законодательном уровне. Однако в настоящее время до сих пор нормативно не установлены ни понятие "электронные доказательства", ни критерии, которым они должны отвечать, ни их возможные виды, что порождает множество проблем их применения на практике.

В то же время в доктрине давно поднимается и обсуждается проблема электронных доказательств. Так, одни авторы полагают целесообразным относить их к письменным доказательствам в силу прямого указания закона, которыми признаются документы в форме цифровой, графической записи, полученные посредством факсимильной, электронной или другой связи, подписанные электронной подписью документы или выполненные иным способом, позволяющим установить достоверность документа (ст. 71 ГПК РФ, ст. 75 АПК РФ). В связи с этим в научной литературе высказывалось предложение о переименовании "письменных доказательств" в "документальные доказательства"[5]. Согласно другой точке зрения, электронные доказательства можно относить либо к письменным в тех случаях, когда сведения о фактах содержат человеческую мысль, либо к вещественным, когда представляется "фотоснимок либо иное отражение реальной действительности, которое не содержит мысль"[6]. Другие процессуалисты допускают возможность выделения электронных средств доказывания в качестве самостоятельного вида в силу специфики самого электронного носителя информации, но поскольку форма информации остается прежней (письменные знаки, вещественный код и т.д.), то такие сохраненные в электронной форме данные могут быть отнесены к письменным, вещественным доказательствам или аудио- или видеозаписи[7]. В последнее время в научной литературе учеными все чаще стала высказываться точка зрения, представляющаяся наиболее убедительной и отвечающей современным потребностям общества, о необходимости выделения электронных средств доказывания в качестве самостоятельного средства доказывания[8]. Так, Е.А. Наховой справедливо отмечается иная правовая природа таких доказательств, когда об их допустимости и достоверности можно судить по возможности "идентификации автора, от которого исходит электронное доказательство"[9]. Еще ранее М.В. Горелов писал об отличительных признаках электронных документов, среди которых можно выделить не только форму, но и особый процесс создания и закрепления информации на определенном носителе[10].

Нельзя не признать, что с каждым годом электронные доказательства все чаще применяются на практике, появляются новые их вариации, но, поскольку законодателем до сих пор не регламентированы их понятие, виды и не выработаны критерии, возникают трудности признания их судом в качестве доказательств и их оценки.

Рассмотрим электронную переписку сторон посредством электронной почты, используемой контрагентами как средство коммуникации и ведения бизнеса, которая может быть признана доказательством, если договором предусмотрена такая возможность обмена письмами и сообщениями. Данный подход находит свое подтверждение в судебной практике. Так, Постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа по делу о взыскании задолженности по договору подряда отменен судебный акт апелляционной инстанции, требование удовлетворено частично, во взыскании задолженности по оплате дополнительных работ отказано, поскольку смета об увеличении стоимости проекта или иные доказательства согласования заказчиком дополнительных работ на заявленную сумму не представлены. Как следует из материалов дела, между сторонами был заключен договор подряда по устройству напольного покрытия в торговом центре, по условиям которого по окончании работ подрядчик по электронной почте уведомляет заказчика о готовности результата работ к сдаче. Истец направил по электронной почте уведомление о вручении документов: акты выполненных работ, счет и счет-фактуру. Указанные акты заказчиком не подписаны, работы в полном объеме не оплачены, что послужило поводом для обращения подрядчика в арбитражный суд. Апелляционный суд при оценке направленного истцом электронного письма посчитал его ненадлежащим извещением о готовности работ. Однако суд кассационной инстанции указал, что стороны условиями договора предусмотрели электронный способ уведомления о готовности работ к сдаче, факт направления уведомления подтвержден протоколом осмотра доказательств нотариусом и не имеется оснований для отказа истцу в удовлетворении требований в полном объеме[11]. По аналогичному делу суд апелляционной инстанции в судебном заседании исследовал скриншоты, представленные истцом в подтверждение факта выполнения им работ в установленные договором сроки и факта направления им на электронный адрес ответчика проектной документации и акта выполненных работ. Суд установил факт своевременности направления результата работ, что подтверждено электронной перепиской сторон и согласуется с условиями договора. Кроме того, факт получения проектной документации подтвержден замечаниями, изложенными в письме, подписанном предпринимателем и отправленном в ответ[12].

Однако в ряде случаев, например по делам публичного характера, при доказывании совершения незаконных действий при выявлении правонарушения суды исходят из того, что отсутствие соглашения об обмене электронными документами и (или) отсутствие электронной подписи в отправляемых и получаемых документах не влекут безусловной невозможности использовать указанные материалы в качестве доказательств. Так, Постановлением Президиума ныне упраздненного ВАС РФ дело в части оспаривания решения и предписания антимонопольного органа направлено на новое рассмотрение, поскольку непредставление подлинных документов, подтверждающих совершение запрещенных действий, или надлежащим образом заверенных копий государственным органом не может быть основанием для вывода о недоказанности их совершения. Поэтому в случае доказывания совершения незаконных действий распечатки сообщений электронной почты, информации с жестких дисков и иных носителей, заверенные антимонопольным органом, который получил их в ходе проверки, являются надлежащими доказательствами по делам о нарушении антимонопольного законодательства[13]. Данный подход вполне оправдан, поскольку указанные доказательства были получены в результате официально проводимого государственным органом в рамках своей компетенции контроля в отношении субъектов предпринимательской деятельности, т.е. наличествуют данные о лице (антимонопольном органе), сделавшем распечатку, адрес сайта или страницы сети Интернет, дата и время получения данных, сведения о программном обеспечении и компьютерной технике, что в совокупности позволяет признать такие доказательства надлежащими. Та же ситуация фактически складывается в отношении признания скриншотов надлежащим доказательством.

И все же, несмотря на цифровизацию судопроизводства и активное развитие информационных технологий, надо признать, что одним из надежных способов представления доказательств, в том числе и электронных, является обращение к институту обеспечения доказательств. Так, при доказывании по гражданским делам и экономическим спорам в случае необходимости представления электронных доказательств участники гражданского судопроизводства обеспечивают их в досудебном порядке посредством обращения к нотариусу. В соответствии со ст. ст. 102, 103 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате нотариус в присутствии сторон и заинтересованных лиц осуществляет фиксацию информации, содержащейся в электронной переписке, составляя протокол осмотра сайта, являющийся допустимым доказательством в суде. Так, истцом было заявлено требование о взыскании задолженности, в обоснование которого им была представлена копия договора купли-продажи деревянного сруба по установленной цене, подписанного только продавцом. Ответчиком представлена копия договора купли-продажи сруба, подписанного обеими сторонами, датированного ранее, и с указанием более низкой цены, а также документ, подтверждающий произведенную оплату по указанному договору. Подлинник договора ни одна из сторон представить не смогла вследствие обмена по электронной почте сканированными образами текста документа с подписями. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом вышестоящей инстанции, в удовлетворении исковых требований было отказано. Однако Судебной коллегией по гражданским делам ВС РФ дело было направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, поскольку суды пришли к взаимоисключающим выводам, что фактически цена договора не была согласована, но покупателем была перечислена сумма, являющаяся ценой договора. Верховный Суд РФ обратил внимание на электронную переписку сторон. Продавец представил в дело нотариальный протокол осмотра своего электронного ящика в подтверждение факта согласования более высокой цены договора. Указанный протокол являлся доказательством, имевшим существенное значение для правильного разрешения дела, но не явившимся предметом исследования и оценки нижестоящими судами[14].

Аналогичная ситуация складывается в отношении электронных сообщений, передаваемых посредством современных мессенджеров (мобильных приложений, например, WhatsApp, Viber и др.). Не имеет доказательственной силы переписка в мобильном приложении, в том числе ее распечатки и скриншоты, если она нотариально не заверена, поскольку не отвечает требованиям, предъявляемым к доказательствам, так как невозможно доподлинно установить отправителя, адресата, дату, время отправки. Как показывает судебная практика, доказательственное значение будет иметь электронная переписка, заверенная нотариусом в установленном законом порядке, и будет признана судом относимым, допустимым и достоверным доказательством. Так, к примеру, по гражданскому делу о взыскании задолженности по договору подряда и встречному иску о взыскании убытков, стоимости демонтажных работ и испорченного материала суд принял в качестве одного из доказательства заверенную нотариально переписку между Заказчиком и Подрядчиком в приложении Viber, признав его письменным доказательством[15].

Таким образом, совершенно очевидно, что вопрос признания электронных доказательств самостоятельными средствами доказывания и установления видов и критериев отнесения их к таковым уже давно требует нормативного разрешения, поскольку в современном обществе российское процессуальное законодательство должно быть адаптивным к новым формам информационных технологий и совершенствоваться с учетом последних технологических тенденций, что будет способствовать формированию единообразной судебной практики.

Литература

1. Балашов А.К. Электронные доказательства в системе правосудия по гражданским делам / А.К. Балашов, И.К. Балашова // Администратор суда. 2015. N 3. С. 23 – 29.

2. Вершинин А.П. Электронный документ: правовая форма и доказательства в суде / А.П. Вершинин. М.: Городец, 2000. 248 с.

3. Ворожбит С.П. Электронные средства доказывания в гражданском и арбитражном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук / С.П. Ворожбит. СПб., 2011. 25 с.

4. Горелов М.В. Электронные доказательства в гражданском судопроизводстве России: вопросы теории и практики: Автореф. … канд. юрид. наук / М.В. Горелов. Екатеринбург, 2005. 21 с.

5. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. М.А. Викут. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2014. 627 с.

6. Митрофанова М.А. Электронные доказательства и принцип непосредственности в арбитражном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук / М.А. Митрофанова. Саратов, 2013. 26 с.

7. Нахова Е.А. Проблемы электронных доказательств в цивилистическом процессе / Е.А. Нахова // Ленинградский юридический журнал. 2015. N 4. С. 301 – 312.

8. Шкурова П.Д. Электронный документ как самостоятельное средство доказывания в гражданском и административном судопроизводстве / П.Д. Шкурова // Юридические исследования. 2017. N 8. С. 58 – 68.

Также рекомендуется Вам:

 


[1] Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. М.А. Викут. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2014.

[2] Там же. (Автор комментария – Р.М. Нигматдинов.)

[3] Инструктивные указания Госарбитража СССР от 29 июня 1979 г. N И-1-4 "Об использовании в качестве доказательств документов, представленных с помощью электронно-вычислительной техники" // СПС "КонсультантПлюс".

[4] Приказ Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 27 декабря 2016 г. N 251 "Об утверждении Порядка подачи в федеральные суды общей юрисдикции документов в электронном виде, в том числе в форме электронного документа" // Бюллетень актов по судебной системе. 2017. N 2; Приказ Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 28 декабря 2016 г. N 252 "Об утверждении Порядка подачи в арбитражные суды Российской Федерации документов в электронной форме, в том числе в форме электронного документа" // Бюллетень актов по судебной системе. 2017. N 2.

[5] Митрофанова М.А. Электронные доказательства и принцип непосредственности в арбитражном процессе: Автореф. … канд. юрид. наук. Саратов, 2013. С. 4, 14 – 15.

[6] Вершинин А.П. Электронный документ: правовая природа и доказательства в суде. М.: Городец, 2000. С. 106.

[7] Ворожбит С.П. Электронные средства доказывания в гражданском и арбитражном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2011. С. 7 – 8.

[8] Балашов А.Н., Балашова И.Н. Электронные доказательства в системе правосудия по гражданским делам // Администратор суда. 2015. N 3. С. 23 – 29; Шкурова П.Д. Электронный документ как самостоятельное средство доказывания в гражданском и административном судопроизводстве // Юридические исследования. 2017. N 8. С. 58 – 68; и др.

[9] Нахова Е.А. Проблемы электронных доказательств в цивилистическом процессе // Ленинградский юридический журнал. 2015. N 4. С. 301 – 312.

[10] Горелов М.В. Электронные доказательства в гражданском судопроизводстве России: вопросы теории и практики: Автореф. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2005. С. 9.

[11] Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25 марта 2016 г. N Ф07-2348/2016 по делу N А56-19748/2015 // СПС "КонсультантПлюс".

[12] Определение Верховного Суда Российской Федерации от 21 ноября 2014 г. N 303-ЭС14-3842 по делу N А73-12821/2013 // СПС "КонсультантПлюс".

[13] Постановление Президиума ВАС РФ от 12 ноября 2013 г. N 18002/12 по делу N А47-7950/2011 // СПС "КонсультантПлюс".

[14] Определение Верховного Суда Российской Федерации от 19 сентября 2017 г. N 78-КГ17-56 // СПС "КонсультантПлюс".

[15] Решение Ленинского районного суда г. Тюмени 2-413/2017 от 11 октября 2017 г. URL: http://sudact.ru/regular/doc/NupH9NwElYdv/.

Рекомендуется Вам: