ЮрФак: изучение права онлайн

Понятие криптовалют в контексте совершенствования российского законодательства

Авторы: Егорова М.А., Ефимова Л.Г.

В зарубежной и российской литературе термин "криптовалюты" нередко употребляется наряду с другими аналогичными наименованиями этого технического явления: "виртуальная валюта", "цифровая валюта", "электронные деньги". Поэтому для поиска оптимального определения исследуемого понятия необходимо установить соотношение между указанными терминами.

Цифровая валюта – наиболее общее понятие, под которым понимается особая форма валюты, существующая только в цифровом (электронном) виде. Цифровая валюта нематериальна, операции с ней и хранение возможны только при наличии подключенных к сети Интернет или иной назначенной сети электронных кошельков. Цифровые валюты могут быть использованы для оплаты товаров и услуг, чаще всего на определенных интернет-порталах, в социальных сетях или на игровых сайтах.

По способу регулирования цифровые валюты обычно подразделяют на регулируемые цифровые валюты центральных (национальных) банков и виртуальную валюту.

Регулируемая цифровая валюта представляет собой цифровую валюту, регулируемую центральным (национальным) банком соответствующего государства[1]. Регулируемая цифровая валюта в настоящее время существует только в виде идеи, поскольку ряд стран, в числе которых Великобритания, Швеция и Уругвай, находятся на стадии планирования и обсуждения запуска цифровых версий своих фиатных денег.

К понятию "виртуальная валюта" следует отнести электронные деньги, широко выпускаемые во многих странах мира, а также криптовалюты.

В большинстве стран существует законодательство о выпуске и обращении электронных денег. Речь идет прежде всего о Директиве Европейского парламента и Совета от 16 сентября 2009 г. 2009/110/ЕС о допуске к деятельности организаций электронных денег и ее осуществлении, а также о пруденциальном надзоре за этими организациями, об изменении Директив 2005/60/ЕС и 2006/48/ЕС и об отмене Директивы 2000/46/ЕС[2].

В Директиве 2009/110/ЕС указаны следующие признаки электронных денег:

– это денежные ценности, которые зафиксированы в электронной форме;

– представляют собой право требования к эмитенту, которое возникло против предоставления денежных средств посредством платежных операций;

– могут быть приняты в качестве денег любым физическим или юридическим лицом, отличным от эмитента.

Российское право также содержит нормы о выпуске и об обращении электронных денег: определение электронных денег содержится в п. 18 ст. 3 Федерального закона от 27 июня 2011 г. N 161-ФЗ "О национальной платежной системе".

Таким образом, под виртуальной валютой, как правило, понимаются нерегулируемые центральным (национальным) банком цифровые деньги, которые находятся в сфере контроля только своего разработчика, организации-учредителя или определенного сетевого протокола и принимаются к оплате в виртуальном мире.

Виртуальные валюты могут быть:

– конвертируемыми, которые возможно обменять на фиатные деньги, и неконвертируемыми, возможность обмена которых на фиатную валюту исключена. К числу таких валют относятся, например, виртуальные деньги, использование которых ограничено рамками онлайн-игры;

– централизованными, у которых имеются центральный администратор, он регулирует выпуск валюты, обеспечивает централизованный платежный реестр и вправе выводить валюту из обращения, и децентрализованными. В последнем случае центральный администратор отсутствует, а реестр операций хранится распределенно.

Согласно рекомендациям Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF), криптовалюты являются разновидностью виртуальных денег, а именно представляют собой децентрализованные, конвертируемые, распределенные, основанные на математических принципах пиринговые виртуальные валюты с открытым исходным кодом, у которых нет центрального администратора и отсутствует централизованный контроль или надзор[3].

Аналогичные подходы содержатся в национальном праве различных стран.

Согласно обзору Центрального банка РФ, криптовалюта – децентрализованная виртуальная валюта, основанная на математических алгоритмах и защищенная методами криптографии, выпуск которой осуществляется на основе распределенных реестров. Центральный банк поясняет, что распределенные реестры представляют собой систему распределенного хранения и одновременной обработки и обновления практически любой информации на разных носителях у всех участников. При этом блокчейн является одним из вариантов реализации сети распределенных реестров, в котором данные о совершенных транзакциях структурируются в виде последовательности связанных блоков транзакций[4].

Совет Федерации Швейцарии также определил криптовалюту как виртуальную валюту, цифровое представление значения, которое обращается в Интернете, выполняет функции денег, то есть используется в качестве оплаты за реальные товары и услуги, однако нигде не принимается в качестве законного платежного средства[5].

Также рекомендуется Вам:

Таким образом, криптовалюта – цифровая валюта, основанная на применении криптографии для создания и контроля новых единиц валюты и осуществления транзакций. Поскольку криптовалюта не подлежит централизованному регулированию, ее можно отнести к виртуальной валюте либо, с учетом особенностей, выделить в отдельную разновидность цифровой валюты[6].

Криптовалюта – революционное явление цифровой экономики, которое одновременно вызывает значительный интерес у частного сектора и серьезное беспокойство со стороны публичных структур. Криптовалюты открывают совершенно новые возможности для предпринимательской деятельности, инвестиций, но при этом являются идеальным инструментом для осуществления нелегальных операций, вплоть до легализации денежных средств, полученных преступным путем, и финансирования терроризма. Ключевыми характеристиками криптовалюты являются децентрализованность, анонимность, трансграничность. Именно данные качества этого инновационного явления, наряду с многочисленными возможностями, несут определенные правовые проблемы и риски для юридических и физических лиц, которые используют биткоины, а также для безопасности государства в целом.

Сама идея создания децентрализованной системы платежей, в которой переводы могут осуществляться совершенно анонимно, была озвучена Милтоном Фридманом еще в 1999 г. Со временем данная идея развивалась, и в наиболее проработанном виде она была воплощена в 2009 г., когда неизвестное лицо (группа лиц) под псевдонимом "Сатоши Накамото" представило миру такую криптовалюту, как биткоин[7].

Биткоин был выпущен с использованием технологии Blockchain. Поэтому говорят, что Bitcoin – это первый протокол Blockchain, или Blockchain, версия 1.0.

Достаточно быстро появились тысячи новых криптовалют, участники протоколов которых попытались улучшить идею Сатоши Накамото. Так возникли различные альткоины: Namecoin, Litecoin, Peercoin[8], MonaCoin, Cardano и т.п.

Наиболее известной после биткоина криптовалютой является эфир (или Ethereum). В 2013 г. появилось описание принципов работы сети, а в 2014 г. проведено первое ICO. Создатель эфира В. Бутерин увидел новые возможности для использования технологии Blockchain. Поэтому эфир нередко называют Blockchain, версия 2.0[9].

В настоящее время каждый желающий может выпустить собственную криптовалюту при наличии соответствующих технических, организационных и финансовых возможностей. Однако нет никаких гарантий, что такая криптовалюта будет принята сообществом пользователей компьютерных технологий.

Учитывая, что виртуальные валюты появились сравнительно недавно и деятельность по их выпуску продолжает совершенствоваться, криптовалюты изучены мало. Поэтому все определения криптовалют, сформулированные в различных источниках, как правило, являются взаимно противоречивыми. Помимо определений, приведенных выше, предлагается сравнить следующие очевидно противоречивые определения криптовалют.

Например, в соответствии с п. 5 ст. 2 гл. 1 Закона Японии "О платежных услугах"[10] под виртуальной валютой понимается стоимость, которая может быть использована в отношении неограниченного круга лиц для целей совершения платежей.

Согласно другому мнению, биткоин – это децентрализованная распределенная электронная система платежей, основанная на доверии и не использующая посредников для осуществления расчетов[11]. Создатель биткоина, Сатоши Накамото, также определял его как одноранговую платежную систему. По другому определению, данному Р. Гринбергом, биткоин – это цифровая, децентрализованная, частично анонимная валюта, не поддерживаемая правительством или каким-либо юридическим лицом, не подлежащая обмену на золото или биржевые товары, основанная на одноранговых сетях и криптографии[12]. Биткоин также определяется в литературе как одноранговая цифровая валюта с открытым исходным кодом[13].

С другой стороны, эфир определяется в литературе как огромный децентрализованный компьютер, который непрерывно проводит вычисления в режиме 24 часа в сутки[14].

Представляется, что все указанные точки зрения являются правильными, однако они отражают какой-либо один аспект изучаемого явления. Отсюда и противоречия.

Можно предположить, что термин "криптовалюты" является многоаспектным. В связи с изложенным представляется необходимым предложить техническое, экономическое и правовое определение криптовалют, что будет отражать различные аспекты указанного явления.

В техническом аспекте криптовалюты являются алгоритмическим кодом, результатом работы компьютерной программы, которая, в свою очередь, является производной двух технологий: во-первых, асимметричного криптографического шифрования и, во-вторых, блокчейн-технологии, на базе которой формируется сеть peer-to-peer (P2P).

Все транзакции в сети с криптовалютами осуществляются с использованием криптографических ключей. Открытые криптографические ключи используются для создания криптовалюты и проверки адреса кошелька, на котором хранится криптовалюта. Закрытые ключи применяются для получения доступа к кошельку, на котором хранится криптовалюта, для осуществления перевода и для цифровой подписи транзакции. По общему правилу все транзакции с криптовалютами помещаются в блоки, которые связываются в единую последовательность – блокчейн, при этом в каждом новом блоке имеется ссылка на предыдущий. Данные о произведенных операциях, включая сведения о размерах перевода, об адресах отправителя и получателя, фиксируются в блокчейне. Таким образом, необходимость в использовании посредников при осуществлении транзакций отпадает.

Добавление новых блоков происходит в процессе майнинга, который обеспечивают специальные субъекты – майнеры, осуществляющие запуск программ по решению ряда вычислительных задач, в результате которых происходит создание нового блока транзакций. Майнеры получают вознаграждение, которое является некой составной частью общего объема новых монет, полученных в результате эмиссии, сопряженной с процессом майнинга.

Преимуществ у криптовалюты несколько. Как уже было ранее выявлено при обозначении основных характеристик криптовалюты, они децентрализованы, а, следовательно, транзакции с ними чрезвычайно безопасны: для того, чтобы завладеть криптовалютой, злоумышленникам необходимо взломать не один сервер, а множество компьютеров. Данная система также делает невозможным блокирование транзакций со стороны государства или банков, благодаря чему абсолютное большинство транзакций успешно осуществляются. Трансграничные транзакции криптовалюты проходят мгновенно, в отличие от транзакций фиатной валюты. Еще одним преимуществом такой криптовалюты, как биткоин, является, например, то, что его инфляция абсолютно предсказуема: заявлено, что всего будет выпущен 21 млн биткоинов, причем в настоящий момент в обороте уже находится 16,5 млн биткоинов. Также еще одной особенностью криптовалюты является ее анонимность[15].

Таким образом, биткоин представляет собой одноранговую, частную, анонимную и децентрализованную сеть, работающую независимо от банковской системы или правительства.

В этом отношении интересно определение криптовалют, которое сформулировано в некоторых юридических источниках. Например, под криптовалютами авторы исследования предлагают понимать цифровую (виртуальную) валюту, "создание и контроль за которой базируются на криптографических методах (математических алгоритмах), в отношении которой установлена полная децентрализация (отсутствие внешнего или внутреннего администратора в сети, гарантирующего (подтверждающего) корректность операций системы, в том числе отсутствие возможности воздействовать на транзакции участников системы)"[16].

Указанное определение в целом точно отражает технический аспект криптовалют. Однако оно содержит элемент их экономического понятия. Так, криптовалюты названы "цифровой (виртуальной) валютой", т.е. деньгами. Деньги, как известно, определенное экономическое отношение.

Алгоритмический код, названный криптовалютами, вне общественных отношений изначально просто цифра, которая не является ни деньгами, ни ценными бумагами, ни любым другим имуществом. Код также не имеет собственной стоимости. Однако если соответствующие общественные отношения сложились, этот алгоритмический код может выполнять любые функции, в том числе функции денег. Иными словами, участники соответствующего протокола договариваются, что в отношениях между ними через алгоритмический код они будут определять количество принадлежащего каждому из них имущества, и это имущество можно использовать в качестве эквивалента стоимости товаров, приобретаемых в торговых сетях, согласившихся принимать криптовалюту в качестве средства платежа.

Представляется, что такие известные криптовалюты, как биткоин и эфир, на сегодняшний день выполняют функции денег, поскольку являются средством платежа во всем мире[17]. В настоящее время криптовалюты активно принимаются к оплате, например, на PayPal, многих иных платформах, при этом объем транзакций биткоина в определенный момент превысил транзакции Western Union.

Указанные криптовалюты продаются на специализированных биржах, в результате деятельности которых складывается курс обмена соответствующей криптовалюты на фиатные деньги, т.е. складывается цена криптовалюты, которую иногда ошибочно называют стоимостью.

В этом отношении более взвешенную и осторожную позицию занимают швейцарские исследователи, которые применительно к криптовалютам используют не термин "стоимость", а термин "представление стоимости". В Отчете Федерального совета Швейцарии "О виртуальных валютах в ответ на запросы Швааб (13.3687) и Вейбель (13.4070)" указано, что "виртуальная валюта – это цифровое представление стоимости, которая может быть продана в Интернете. Хотя виртуальная валюта принимает форму денег, поскольку ее можно использовать как средство оплаты реальных товаров и услуг, она нигде не принимается в качестве законного платежного средства. Виртуальные валюты существуют только в виде цифрового кода и поэтому не имеют физического аналога, например в виде монет или купюр. Учитывая, что виртуальные валюты можно продать, они могут быть квалифицированы как актив".

Другим признаком криптовалют является способ их эмиссии.

В глоссарии к Отчету Федерального совета Швейцарии указано, что виртуальные валюты выпускаются и контролируются нерегулируемым учреждением или сетью компьютеров. Указанный признак является важным критерием для разграничения криптовалют и иных форм денег, фиксируемых на электронном носителе длительного пользования.

Этот признак был использован Федеральной службой по надзору за финансовыми рынками Швейцарии (FINMA) в пресс-релизе от 19 сентября 2017 г. FINMA сообщила, что начиная с 2016 г. и в течение более одного года Ассоциация Quid pro Quo выпускала собственную криптовалюту E-Coin. FINMA назвала ее "псевдокриптовалютой". Вместе с компаниями Digital Trading AG и Marcelco Group AG Ассоциация предложила заинтересованным сторонам интернет-платформу для торговли и передачи указанных электронных монет. Три юридических лица приняли через эту платформу средства от нескольких сотен пользователей на общую сумму не менее 4 млн франков и управляли этими средствами на виртуальных счетах. По мнению FINMA, эта деятельность соответствует пассивным банковским операциям и остается незаконной до получения разрешения, предусмотренного законодательством о финансовых рынках.

FINMA также сообщила, что E-Coin не является настоящей криптовалютой. В отличие от классических криптовалют, которые хранятся децентрализованно и основаны на технологии блокчейн, все операции с E-Coin контролировались исключительно их провайдерами. Они создавали резервные копии всех транзакций на своем локальном сервере. Вопреки заявлению эмитентов, электронные монеты были покрыты материальными ценностями не на 80%, как требуется, а в гораздо меньших объемах. Электронные монеты выпускались в больших объемах без предоставления достаточной встречной стоимости, что наносило ущерб инвесторам[18].

Таким образом, настоящие криптовалюты могут эмитироваться только децентрализованно с использованием технологии блокчейн. Если у выпуска появляется централизованный эмитент при сохранении иных признаков, присущих настоящим криптовалютам, то речь может идти не о криптовалютах, а о выпуске электронных денег. Как было показано выше, электронные деньги также являются разновидностью виртуальных денег, как и криптовалюты, но имеют другие признаки.

В частности, главным отличием электронных денег от криптовалют является наличие у электронных денег центрального эмитента и отсутствие его у криптовалют. Другим важным отличием криптовалют от электронных денег является способ их эмиссии и хранения. Криптовалюты хранятся и выпускаются децентрализованно, а информация об электронных деньгах и операциях с ними может быть централизована на одном сервере. Имеются и иные отличия, например обязательное применение асимметричного криптографического шифрования при создании криптовалют и т.п.

Учитывая, что криптовалюты можно продать на виртуальной бирже за фиатные деньги, а также использовать в качестве средства платежа, обоснован вывод, что с юридической точки зрения криптовалюты являются имуществом в цифровой форме. Криптовалюты не являются законным средством платежа, но могут быть использованы в качестве средства оплаты товаров, работ и услуг (частные деньги).

Если соединить все описанные особенности криптовалют, то можно предложить следующее комплексное определение виртуальных (или цифровых) денег через совокупность их признаков:

– это цифровой код – результат функционирования соответствующей компьютерной программы;

– могут создаваться с помощью соответствующего протокола[19], функционирующего децентрализованно с использованием технологии блокчейн;

– являются разновидностью цифрового имущества, выполняющего в обществе функции средства платежа;

– являются децентрализованной пиринговой валютой, которая эмитируется и хранится децентрализованно с использованием технологии блокчейн;

– не имеют физической формы, то есть не могут существовать в виде монет или банкнот.

Кроме того, биткоин в широком смысле можно назвать децентрализованной распределенной электронной системой платежей, основанной на доверии и не использующей посредников для осуществления расчетов[20], учитывая, что именно для этих целей он и был создан.

Криптовалюты являются денежными средствами, однако они не имеют национальной принадлежности и могут приниматься во всем мире. Именно поэтому их оборот невозможно игнорировать. Отношение различных государств к "экспансии" криптовалют, в обороте которых они видят конкурента выпускаемым ими фиатным деньгам, также различается.

В ряде стран обращение криптовалюты запрещено. К их числу относится Алжир, Боливия, Вьетнам, Египет, Ирак, Марокко, Непал, ОАЭ, Пакистан. Неявный запрет на криптовалюты действует в Бахрейне, Бангладеш, Китае, Колумбии, Доминиканской Республике, Индонезии, Иране, Кувейте, Литве, Макао, Омане, Катаре, Саудовской Аравии, Тайване, Таиланде[21].

В Европейском союзе криптовалюта была классифицирована Европейским центральным банком как конвертируемая, децентрализованная виртуальная валюта. Документа, который бы напрямую регулировал криптовалюту, пока нет, в связи с чем европейским банкам было рекомендовано воздерживаться от проведения операций с криптовалютами до установления их правового режима. Однако уже были предприняты попытки урегулирования отдельных вопросов в отношении криптовалют. Так, в 2017 г. в Директиву ЕС о борьбе с отмыванием денежных средств были внесены изменения, направленные на снижение риска использования криптовалюты в целях отмывания доходов, полученных преступным путем.

В Японии криптовалюты могут использоваться в качестве средства платежа, а деятельность площадок по покупке и продаже криптовалюты лицензируется.

В США единая концепция правового регулирования биткоина так и не была определена. Нью-Йоркский департамент финансовых услуг в 2014 г., обращаясь к теме криптовалют, использовал понятия "цифровая валюта" и "электронные деньги". В ряде штатов (Вашингтон, Нью-Йорк, Южная Каролина, Джорджия, Пенсильвания, Нью-Гэмпшир, Нью-Мексико) обращение криптовалюты разрешено, в остальных штатах данный вопрос не урегулирован.

В Канаде криптовалюту разрешено использовать в целях оплаты товаров и услуг по правилам бартерных сделок, законным платежным средством она не признается. Канадское налоговое агентство характеризует криптовалюту как цифровой товар в целях налогообложения.

Ряд государств сформировали свое отношение к криптовалютам как к частным деньгам, средствам платежа. Такой подход выработался, например, в Великобритании, где законодательство о криптовалютах находится в процессе становления. В Германии криптовалюту (в частности, биткоин) также признали формой частных денег, облагаемой налогом в качестве капитала, а в соответствии с немецким законом о банковской деятельности биткоин признан расчетной единицей. В Испании в 2014 г. криптовалюта была законодательно отнесена к электронным средствам платежа применительно к игорному бизнесу. Было установлено, что операции с криптовалютами не облагаются налогом на добавленную стоимость. В Швейцарии криптовалюта находится на одном уровне с иностранными валютами и операции с криптовалютами не облагаются налогом на добавленную стоимость. При этом операции с криптовалютами подпадают под регулирование законодательства о борьбе с отмыванием денежных средств, полученных преступных путем, а для ряда операций с криптовалютами действуют требования о получении лицензии для их осуществления. В Эстонии детальное правовое регулирование также отсутствует, а криптовалюта признается альтернативным средством платежа.

В Израиле, в соответствии с проектом налоговой службы, криптовалюту предполагается рассматривать в качестве актива, подлежащего налогообложению. Как налогооблагаемое имущество рассматривает криптовалюту и Норвегия.

22 декабря 2017 г. Президент Белоруссии А.Г. Лукашенко подписал Декрет "О развитии цифровой экономики", который разрешает использование криптовалют в целях покупки/ продажи, майнинга. Введены требования по регистрации обменных площадок и криптовалютных обменников, являющихся резидентами Парка высоких технологий (особой экономической зоны со специальным налогово-правовым режимом), при соблюдении ими требований к минимальному объему капитала.

20 февраля 2018 г. Правительство Венесуэлы выпустило государственную криптовалюту – петро (petro, или petromoneda), которая, по словам Президента страны, обеспечена запасами нефти, бензина, золота и алмазов.

В целях развития цифровой экономики в Российской Федерации Указом Президента РФ от 9 мая 2017 г. N 203 утверждена Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 – 2030 годы. Эффективная реализация этого документа невозможна без комплексного преобразования инфраструктурной среды, а также правового регулирования объектов цифровой экономики.

В России на правотворческом уровне идет активная работа по воплощению этой Стратегии в жизнь.

Министерством финансов РФ был подготовлен законопроект N 419059-7 "О цифровых финансовых активах"[22]. Данный законопроект, наряду с законопроектом N 373645-7 "О системе распределенного национального майнинга"[23] (впоследствии он был отклонен), были разработаны с целью создания нормативной базы для правового регулирования отношений, возникающих в области информационных технологий. Они предваряют появление новых объектов экономических отношений, а также создают условия для совершения и исполнения сделок в цифровой среде, в том числе сделок, позволяющих предоставлять массивы сведений (информацию).

18 марта 2019 г. был принят Федеральный закон N 34-ФЗ "О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации", который дополнил ГК РФ статьей 141.1 "Цифровые права".

В соответствии с п. 1 ст. 141.1 ГК РФ цифровыми правами признаются названные в таком качестве в законе обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам. Осуществление, распоряжение, в том числе передача, залог, обременение цифрового права другими способами или ограничение распоряжения цифровым правом возможны только в информационной системе без обращения к третьему лицу.

Следовательно, под цифровыми правами понимается право на объект, в том числе право на криптовалюты. Однако принятый Закон не содержит определения объекта права, хотя такая возможность была. К сожалению, из текста действующего Федерального закона N 34-ФЗ была исключена статья 141.2, которая содержала определение цифровых денег[24]. В соответствии с п. 1 ст. 141.2 ГК РФ в редакции законопроекта N 424632-7, представленного к первому чтению, "цифровыми деньгами может признаваться не удостоверяющая право на какой-либо объект гражданских прав совокупность электронных данных (цифровой код или обозначение), созданная в информационной системе, отвечающей установленным законом признакам децентрализованной информационной системы, и используемая пользователями этой системы для осуществления платежей".

Указанное определение в полной мере отвечает изложенному выше понятию криптовалюты. Оно было исключено на основании Официального отзыва Правительства РФ на проект федерального закона N 424632-7, принятого Государственной Думой в первом чтении 22 мая 2018 г. Смысл замечаний Правительства РФ сводился к следующему: "…отнесение цифровых денег к законным платежным средствам не соответствует статье 75 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой денежной единицей в Российской Федерации является рубль, а введение и эмиссия других денег в Российской Федерации не допускается".

Во-первых, как представляется, указанный вывод является спорным[25].

Во-вторых, отказ от включения определения цифровых денег в Гражданский кодекс РФ не означает, что этим устанавливается запрет выпуска и оборота этих цифровых денег. Получается, что регулировать цифровые деньги, включая криптовалюты, нельзя, а выпускать можно. Такой подход является как минимум нелогичным.

В связи с изложенным представляется обоснованным вновь вернуться к вопросу о дополнении ст. 128 ГК РФ новым видом объектов гражданского права – цифровыми деньгами – в контексте совершенствования законопроекта "О цифровых финансовых активах".

Библиография

1. Обзор Банка России по криптовалютам, ICO и подходам к их регулированию. Москва. Декабрь 2017 г. // URL: http://www.cbr.ru/content/document/file/36009/rev_ico.pdf.

2. Цинделиани И.А., Нигматулина Л.Б. Криптовалюта как объект гражданско-правового и финансово-правового регулирования // Финансовое право. 2018. N 7.

3. Цинделиани И.А. Правовая природа цифровых финансовых активов: частноправовой аспект // Юрист. 2019. N 3.

4. Bech M., Garratt R.L. Central bank cryptocurrencies. URL: https://www.bis.org/publ/qtrpdf/r_qt1709f.html.

5. Brito J., Castillo A. Bitcoin: A Primer for Policymakers (Mercatus Center, 2013). URL: https://www.mercatus.org/publication/bitcoin-primer-policymakers.

6.  de presse La FINMA retire du  des fournisseurs de monnaie virtuelle et met en garde contre les pseudo-cryptomonnaies. URL: https://www.finma.ch/fr/news/2017/09/20170919-mm-coin-anbieter/.

7. Grinberg R. Bitcoin: An Innovative Alternative Digital Currency // Hastings Science & Technology Law Journal. 2011. N 5.

8. Satoshi Nakamoto. Bitcoin: A Peer-to-Peer Electronic Cash System. URL: https://bitcoin.org/bitcoin.pdf.

9. The Law Library of Congress. Regulation of Cryptocurrency Around the World. URL: https://www.loc.gov/law/help/cryptocurrency/world-survey.php.

10. Velde F.R. Bitcoin: A Primer. URL: https://socionet.ru/publication.xml?h=repec:fip:fedhle:y:2013:i:dec:n:.

11. Virtual Currencies – Key Definitions and Potential AML/CFT Risks. URL: http://www.fatf-gafi.org/publications/methodsandtrends/documents/virtual-currency-definitions-aml-cft-risk.html.

12. Virtual Currencies. Monetary Dialogue. July 2018. Policy Department for Economic, Scientific and Quality of Life Policies. URL: http://www.europarl.europa.eu/committees/en/econ/monetary-dialogue.html.

 


[1] Bech M., Garratt R.L. Central bank cryptocurrencies. URL: https://www.bis.org/publ/qtrpdf/r_qt1709f.html.

[2] Опубликована 10.10.2009 в официальном журнале Европейского союза L 267. С. 7 – 17. URL: http://eurlex.europa.eu/legal-content/FR/TXT/HTML/?uri=CELEX:32009L0110&from=FR.

[3] Virtual Currencies – Key Definitions and Potential AML/CFT Risks. URL: http://www.fatf-gafi.org/publications/methodsandtrends/documents/virtual-currency-definitions-aml-cft-risk.html.

[4] Обзор Банка России по криптовалютам, ICO и подходам к их регулированию. Москва. Декабрь 2017 г. URL: http://www.cbr.ru/content/document/file/36009/rev_ico.pdf.

[5] Bericht des Bundesrates zu virtuellen  in Beantwortung der Postulate Schwaab (13.3687) und Weibel (13.4070). URL: http://www.news.admin.ch/NSBSubscriber/message/attachments/35361.pdf.

[6] Virtual Currencies. Monetary Dialogue July 2018. Policy Department for Economic, Scientific and Quality of Life Policies. URL: http://www.europarl.europa.eu/committees/en/econ/monetary-dialogue.html.

[7] Satoshi Nakamoto. Bitcoin: A Peer-to-Peer Electronic Cash System. URL: https://bitcoin.org/bitcoin.pdf.

[8] Обучение от AMFortis. URL: http://amfortis-academy.ru/wpm/start.

[9] Обучение от AMFortis.

[10] См.: URL: http://elaws.e-gov.go.jp/search/elawsSearch/elaws_search/lsg0500/detail?lawId=421AC0000000059&openerCode=1.

[11] URL: http://amfortis-academy.ru/wpm/start. Обучение от AMFortis.

[12] Grinberg R. Bitcoin: An Innovative Alternative Digital Currency // Hastings Science & Technology Law Journal. 2011. N 5. Pp. 159 – 160.

[13] Brito J., Castillo A. Bitcoin: A Primer for Policymakers (Mercatus Center, 2013). URL: https://www.mercatus.org/publication/bitcoin-primer-policymakers.

[14] Обучение от AMFortis.

[15] Velde F.R. Bitcoin: A Primer. URL: https://socionet.ru/publication.xml?h=repec:fip:fedhle:y:2013:i:dec:n:317.

[16] См.: Цинделиани И.А., Нигматулина Л.Б. Криптовалюта как объект гражданско-правового и финансово-правового регулирования // Финансовое право. 2018. N 7. См. также: Цинделиани И.А. Правовая природа цифровых финансовых активов: частноправовой аспект // Юрист. 2019. N 3. С. 36.

[17] В настоящее время за криптовалюты можно приобрести недвижимость (Knox Group, ОАЭ), автомобили (автосалон Alza, Чехия), билеты в литовской авиакомпании Air Lituanica, ею можно оплатить обучение на Кипре, в США (Kings College) и Великобритании (University of Cumbria), в Университете прикладных наук Люцерна в Швейцарии и т.п. См.: URL: https://cryptomagic.ru/kriptovaluty/chto-mozhno-kupit.html.

[18] de presse La FINMA retire du  des fournisseurs de monnaie virtuelle et met en garde contre les pseudo-cryptomonnaies. URL: https://www.finma.ch/fr/news/2017/09/20170919-mm-coin-anbieter/.

[19] Протокол – совокупность правил определенной системы. Разграничивают протоколы Bitcoin и Ethereum, а также другие протоколы.

[20] Обучение от AMFortis.

[21] Согласно данным The Law Library of Congress на март 2019 г. Regulation of Cryptocurrency Around the World. URL: https://www.loc.gov/law/help/cryptocurrency/world-survey.php.

[22] Система обеспечения законодательной деятельности. URL: http://sozd.parliament.gov.ru/bill/419059-7.

[23] Система обеспечения законодательной деятельности. URL: http://sozd.parliament.gov.ru/bill/373645-7.

[24] Законопроект N 424632-7 "О Федеральном законе "О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" // Система обеспечения законодательной деятельности. URL: http://sozd.duma.gov.ru/bill/424632-7.

[25] Аргументацию см.: Ефимова Л.Г. Некоторые аспекты правовой природы криптовалют // Юрист. 2019. N 3. С. 12 – 19.

Рекомендуется Вам: