ЮрФак: изучение права онлайн

Право на изображение: особенности правового регулирования и способы защиты

Автор: Фридман В.Э.

Своей современной редакцией право на изображение обязано Вводному закону к части IV Гражданского кодекса [1]. Таким образом, законодатель обозначил определенную связь данного права с правами интеллектуальной собственности, но природа этого права, как и способы его защиты, не перестают дискутироваться в российской юридической литературе [2, с. 13 – 25] и находят неоднозначное воплощение в судебном толковании норм закона. В данной статье мы рассмотрим некоторые дискуссионные моменты.

Использование фото, видео или произведения искусства с изображением гражданина допускается только с его согласия (за исключением случаев, прямо указанных в законе), в случае смерти гражданина – с согласия ближайших родственников, т.е. детей и пережившего супруга, а при их отсутствии – с согласия родителей. Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда, в случае смерти гражданина и всех перечисленных в п. 1 ст. 152.1 ГК РФ лиц (супруг, переживший изображенное лицо, дети, родители) какого-либо согласия для обнародования и использования изображения данного гражданина не требуется [3, п. 49]. Это разъяснение, на наш взгляд, не учитывает положений ст. ст. 150, 152 ГК РФ, согласно которым неприкосновенность частной жизни, честь и достоинство, личная и семейная тайна и иные нематериальные блага, принадлежавшие умершему, могут осуществляться и защищаться другими лицами, в том числе иными наследниками правообладателя. По нашему мнению, распоряжение правом на обнародование изображения гражданина, т.е. воплощение его в каком-либо материальном носителе, по аналогии с правом обнародования, например, личной переписки или дневников наследодателя, может принадлежать также и иным наследникам по закону: этот перечень гораздо шире того круга лиц, который указан в ст. 152.1, и включает в себя наследников второй и последующих очередей (братья/сестры, дедушки/бабушки, племянники, дяди/тети наследодателя).

С точки зрения доктрины право на изображение носит двойственный характер: это идеальное (нематериальное) благо, поскольку в нем проявляется внешний облик человека, а также это материальное благо, поскольку изображение фиксируется на материальном носителе, объективируется в качестве вещи [4, с. 188]. Таким образом, регулирование отношений по поводу создания, обнародования и использования изображения гражданина регулируются целым рядом норм гражданского права, включая без ограничений ст. ст. 150, 152, 152.1, 1251, 1252, 1268 ГК РФ.

Так, согласно закону не требуется получение согласия на использование изображения гражданина в следующих случаях, указанных в ст. 152.1:

1. Использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах. В большинстве случаев такое использование имеет место в средствах массовой информации в отношении политиков или знаменитостей. Данное исключение в основном применимо к так называемым "публичным фигурам", занимающим государственную должность или играющим существенную роль в сфере политики, экономики, спорта, искусства, а само изображение используется в связи с общественно значимым интересом к данному лицу и (или) в связи с текущей политической или общественной дискуссией. Здесь решающее значение имеет актуальность того или иного события.

Отсюда можно сделать вывод, что, например, изображения, используемые в мемуарах, как правило, не покрываются данным исключением. В судебной практике по делам СМИ была высказана точка зрения, что "публичный человек" должен осознавать, что такой статус влечет за собой усиление внимания в отношении его частной и публичной жизни. Так, использование изображения казачьего атамана в репортаже о проведенном общественно-политическом мероприятии (казачьем круге), было признано надлежащим, так как публичное лицо не возражало против фотографирования и, более того, добровольно позировало фотографу [5]. Однако суды при принятии решения о правомерности использования изображений или информации признают надлежащим не любое использование изображений в СМИ. При этом они не всегда опираются только на тот факт, что изображенное лицо является “публичной фигурой”. Например, если единственной целью является удовлетворение обывательского интереса к жизни публичного лица или его семьи, либо извлечение прибыли, ответственности со ссылкой на данное исключение избежать не получится [3, п. 44; 6].

2. Изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (например, концертах, спортивных мероприятиях) при условии, что такое изображение не является основным объектом использования. Согласно разъяснениям Верховного Суда к данному исключению относятся кино- и фотосъемка, а также видеозапись открытого судебного заседания [7, п. 34]. Кроме того, под данное исключение попадает групповая (но не портретная съемка) по предварительной договоренности: например, групповая фотография с выпускного вечера в учебном заведении или групповой снимок сотрудников на корпоративном мероприятии. Обычно о проведении групповой съемки участники и их представители информируются заранее. Зачастую такая съемка оплачивается заказчиком, а ее участники позируют профессиональному фотографу или оператору.

Таким образом, в данном случае главными критериями являются:

– наличие устного согласия;

– информационный характер группового снимка, где основным является информирование о мероприятии или достижении, причем изображение какого-либо из участников, как правило, не является основным объектом, занимающим  часть в композиции фото- или видеоизображения.

Согласно разъяснению Пленума Верховного Суда, если изображенные на коллективном фотоснимке граждане очевидно выразили свое согласие на фотосъемку и при этом не запретили обнародование и использование фотоснимка, то один из граждан вправе обнародовать и использовать такое изображение без получения дополнительного согласия на это от иных изображенных лиц, за исключением случаев, если такое изображение содержит информацию о частной жизни указанных лиц [3, п. 45].

3. Согласие на обнародование и использование изображения также не требуется, когда гражданин позировал за плату. Здесь речь может идти о фотомоделях или актерах, снимающихся для рекламы тех или иных товаров, в том числе модных аксессуаров, одежды и т.п. При коммерческих съемках заключать договор об использовании изображения рекомендуется до их начала, хотя в судебной практике есть случаи признания надлежащими договоров, заключенных сторонами постфактум при отсутствии разногласий между сторонами.

4. Согласие на обнародование и использование изображения также не требуется, когда изображение обнародуется и используется в целях защиты правопорядка и государственной и общественной безопасности. В данном случае в качестве примера можно привести публикацию фотографий в связи с розыском граждан, пропавших без вести, либо лиц, являющихся виновными или подозреваемыми в правонарушении.

В то же время нормы ст. 152.1 тесно связаны с нормами ст. 150 ГК РФ "Нематериальные блага", в число которых входит право на неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право на честь и доброе имя и т.п. Имя человека, как и его изображение, является одним из нематериальных благ, и в определенных случаях оно может играть роль бренда, индивидуализирующего или продвигающего ту или иную продукцию. Например, обычной практикой является регистрация имен знаменитых актеров или дизайнеров моды в качестве товарных знаков для индивидуализации продукции. Так, исследователи ссылаются на практику посмертного лицензирования имени "Мэрилин Монро" для маркировки одежды, модных аксессуаров, ювелирных изделий, косметики [8, с. 134].

В России судебная практика об использовании изображений неоднозначна. В одном из дел по иску моделей, оказывавших услуги в рамках договора о проведении рекламной фотосессии украшений, были заявлены требования об удалении фотографического изображения из сети Интернет, о запрете на будущее распространять их фотографические изображения (в оригинале или переработанные), а также о взыскании с ответчика денежной компенсации за причинение морального вреда. Истицы основывали свой иск на нарушении их неимущественного права на неприкосновенность частной жизни и права на защиту изображения. Мосгорсуд отменил отказное решение районного суда по делу 33-15630, указав, что в деле отсутствуют доказательства наличия согласия истиц на обнародование фотографии с их изображением. Исследователи считают, что в данном случае Мосгорсуд истолковал содержание ст. ст. 152.1 и 1268 ГК РФ в их совокупности и сделал вывод о том, что право на охрану изображения гражданина "сформулировано законодателем как абсолютное", т.е. может быть противопоставлено любому лицу, в том числе заказавшему съемку, и "гражданин вправе требовать применения соответствующих мер гражданско-правовой защиты от любого лица, неправомерно использующего его изображение" [8, с. 171].

Периодически сообщается о подаче российской или зарубежной знаменитостью иска к СМИ о распространении информации, нарушающей неприкосновенность частной жизни. В 2015 г. западные СМИ опубликовали информацию с краткими выдержками из материалов одного из многочисленных исков, поданных голливудской актрисой Риз Уизерспун (Reese Witherspoon) против ювелирных компаний, торговых сетей и интернет-площадок, распространявших рекламу ювелирных украшений, которые якобы приобрела сама актриса, а также рекламу колец, которые якобы являются копиями ее обручального кольца. Как сообщалось, Риз Уизерспун в тот период владела компанией Draper James, занимающейся производством и продажей одежды и косметики.

Для индивидуализации продукции данной фирмы актриса подала заявку на регистрацию своего имени в качестве товарного знака. Решение судьи Джеральда Розенберга было принято не в пользу Уизерспун. Основным аргументом отказного решения было не отсутствие у актрисы прав на частную жизнь (что никто не отрицает), а отсутствие, по мнению суда, различительной способности у товарного знака Reese Witherspoon. В частности, судья пришел к выводу о том, что, несмотря на известность оскароносной актрисы, нет доказательств приобретенной различительной способности данного товарного знака именно в отношении оспариваемой (ювелирной) продукции[1].

Нормы ст. 152.1 также тесно связаны с нормами ст. 1268 ГК РФ. Так, право на обнародование (т.е. осуществление действий или согласие на осуществление действий, которые впервые делают произведение доступным для всеобщего сведения) произведения изобразительного искусства, фотографии и т.п. зависит от наличия согласия изображенного на фото или картине лица.

В частности, возможна такая ситуация: лицо, заказавшее для себя портрет и позировавшее для его написания художнику, может не согласиться на выдачу согласия автору на обнародование данного произведения любым способом: например, в случае выхода каталога картин художника с репродукцией собственного портрета заказчик может предъявлять ему претензии на основании ст. 152.1 и ст. 1268 ГК РФ.

Также рекомендуется Вам:

Возникает вопрос, может ли художник создать авторскую копию портрета заказчика – публичного лица в интерьере заказчика, но с какими-либо вариациями по сравнению с оригиналом, а затем публично выставить такую копию? С одной стороны, согласно императивной норме ст. 1233 ГК, защищающей свободу творчества, автора нельзя ограничить в создании произведения на ту или иную тему, в том числе нельзя ему запретить создавать реплики и вариации на тему собственных работ – авторских повторений [9]. С другой стороны, из приведенной выше судебной практики прослеживается тенденция признания права на изображение в качестве абсолютного, т.е. такого, которое может быть противопоставлено любому лицу, в том числе и самому художнику-портретисту в приведенном нами примере.

Если же произведение не было обнародовано во время жизни автора, его наследники, иные лица или организации, обладающие исключительными правами на его произведения, могут принимать решения и давать согласия о посмертном обнародовании произведений с использованием фотографий, личных писем, дневников, если только автор сам не запретил их обнародование. Согласно п. 3 ст. 1268 ГК такой запрет может содержаться в завещании, письмах, дневниках и тому подобном. Следовательно, как минимум в течение срока действия авторских прав опубликование фото, портретов, личной переписки в случае прямого запрета наследодателя, т.е. автора, невозможно. Существует также мнение о том, что запрет автора на обнародование бессрочен, поэтому произведение, обнародование которого запрещено автором, в принципе не может перейти в режим общественного достояния и после истечения срока действия авторского права [4, с. 300 – 301].

Данный вывод нам представляется ультимативным и не основанным на нормах закона, так как подобного рода тотальный запрет препятствовал бы праву общества на получение информации и тормозил бы научно-исследовательскую работу. Безусловно, любое литературоведческое или историческое исследование, посвященное знаменитым писателям или известным личностям прошлого, должно максимально деликатно обходиться с фактами личной жизни, но полностью запретить их использование, на наш взгляд, было бы неправомерно. Такая точка зрения о невозможности ограничить использование наследия знаменитых деятелей культуры высказывалась в свое время известным дореволюционным ученым Я. Канторовичем в его труде "Литературная собственность" [10, с. 65 – 69; с. 114].

Отметим, что обнародование изображения самим гражданином в сети Интернет и общедоступность такого изображения сами по себе еще не свидетельствует о согласии на свободное использование такого изображения, если только это прямо не предусмотрено условиями пользования сайтом, на котором гражданином размещено изображение [3, п. 43]. Поэтому в каждом конкретном случае следует исходить из того, что на использование изображения требуется согласие, если только данный случай не подпадает под исключения, прямо установленные законом.

Кроме того, при использовании изображений, т.е. фотографий, выполненных третьими лицами, следует соблюдать нормы авторского права, закрепленные, в частности, в ст. ст. 1228, 1257, 1259 IV части ГК РФ, а также нормы административного права (ст. 7.12 Административного кодекса РФ). Общепризнано, что произведения фотографического искусства охраняются авторским правом (ст. ст. 1229, 1259 ГК РФ). Также и иные произведения, содержащие изображение гражданина, могут охраняться авторским правом. Однако для охраны авторским правом необходимо существование произведения в объективной форме и наличие творческого труда автора, вложенного в его создание [4, с. 281]. Представляется, что далеко не каждая любительская фотография отвечает критериям творчества. Так, например, было бы неправильно наделять авторскими правами всех лиц, которые размещают в социальных сетях фотографии, сделанные с помощью своих мобильных телефонов.

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ согласие на обнародование и использование изображения гражданина представляет собой сделку [3, п. 46]. Сделка может быть совершена в письменной или устной форме, а также путем конклюдентных действий (ст. 158 ГК РФ), если иное не установлено законом или договором. При рекламных съемках с участием несовершеннолетних моделей или актеров согласие на использование изображения должно быть получено от их родителей или законных представителей. При этом молчаливого согласия, на наш взгляд, недостаточно: такое согласие должно быть обязательно осуществлено письменно. На основании обзора российской судебной практики некоторыми исследователями делается вывод о том, что согласие совершеннолетних профессиональных моделей на участие в фотосъемке еще не означает согласия на обнародование изображения [8, с. 171 – 172]. Нам такой вывод не кажется бесспорным, так как в юридической доктрине существует устойчивая точка зрения о том, что согласие на платную фото- видео- киносъемку, данное профессиональной моделью или актером, подразумевает предоставление права на обнародование и последующее использование изображения [4, с. 189 – 190; 2, с. 13 – 25].

Однако с учетом неоднозначной судебной практики одних конклюдентных действий может быть достаточно, и мы, со своей стороны, рекомендуем все отношения по обнародованию и использованию индивидуальных изображений, в том числе полученных при профессиональной съемке, оформлять письменным договором с соответствующими положениями, предусматривающими передачу права на использование изображения как в неизменном виде, так и в переработке (например, с использованием программы Adobe Photoshop). Предпочтительнее, чтобы все возможные способы использования были прямо указаны либо в договоре, либо в отдельном документе – стандартном приложении к договору (релизе).

Итак, сделка в письменной форме может быть односторонней, т.е. в виде письменного согласия, подписываемого самым изображаемым или в случае с несовершеннолетними – родителем или законным представителем. Либо такая сделка может быть двусторонней – в виде договора о дальнейшем обнародовании и коммерческом использовании изображений, причем данный договор заключается между заказчиком или организатором съемки и самим изображаемым лицом (моделью, актером, знаменитостью).

В случае с несовершеннолетними договор подписывается родителями или представителями изображаемого, а при достижении возраста 14 лет несовершеннолетний также подписывает договор вместе с родителями или законными представителями. В том и в другом случае для действительности согласия достаточно простой письменной формы: регистрации или нотариального заверения не требуется.

Договор может быть подписан как в виде единого документа, так и путем обмена документами, в том числе и по электронной почте (ст. 161 ГК РФ, ч. 2 ст. 434 ГК РФ). Возможен и такой вариант: договором с агентством может быть предусмотрено подписание письменного согласия родителем или законным представителем на использование изображения, а сама форма согласия прилагаться как шаблон к договору.

Стоит иметь в виду, что если согласие на обнародование было все же дано в устной форме либо путем совершения конклюдентных действий (таких как, например, приход и позирование при фотографировании участников квеста, при телевизионных съемках ток-шоу и т.п.), то таким согласием охватывается использование изображения в том объеме и в тех целях, которые явствуют из обстановки, в которой оно совершалось. При этом бремя доказывания правомерности обнародования и использования изображения гражданина возлагается на лицо, его осуществившее [3, п. п. 47 – 48].

Оформление письменного согласия более четко и определенно закрепляет право на его обнародование и использование, а также помогает избежать возможных разногласий по поводу целей и объема использования. Согласие должно содержать как минимум:

– условия о сроке, на который дается разрешение на использование изображения;

– перечисление способов использования, например, в рекламе, путем нанесения изображений на тот или иной товар;

– условие о территории, на которой данное право предоставляется (в отсутствие указания иного, территорией будет считаться, по аналогии закона, территория Российской Федерации);

– размер вознаграждения, порядок и сроки его выплаты.

Следует иметь в виду, что согласие на использование изображения может быть отозвано в любое время, независимо от того, было ли оно дано письменно или устно. При этом лицо, которое использовало изображение в коммерческих целях, может потребовать возмещения причиненных ему таким отзывом убытков [3, п. 49], что перекликается с соответствующими нормами ст. 1269 ГК "право на отзыв".

Каковы же способы защиты права на изображение? Лица, чьи права были нарушены, а от имени несовершеннолетнего – родители или законные представители, могут потребовать от ответчика компенсации морального вреда и возмещения убытков, нанесенных таким нарушением. Моральный вред, согласно судебному толкованию, может заключаться в нравственных переживаниях и (или) физических страданиях лица, в том числе в связи с нарушением тайны личной жизни, распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию. Обоснованность заявленной компенсации за нанесение морального вреда доказывается истцом [11].

Следует иметь в виду, что согласно судебной практике в качестве компенсации при размещении материалов без согласия изображенного лица либо его законного представителя возможно требовать возмещение убытков одновременно за несколько видов нарушений:

– за нарушение права гражданина на неприкосновенность частной жизни (ст. 150 ГК РФ);

– нарушение порядка обнародования и использования изображения (ст. 152 ГК РФ) [12].

На практике размер возмещения, назначенного судом, невелик. В то же время сам судебный процесс и дискуссия вокруг него в СМИ и социальных сетях могут навредить деловой репутации. Из текущей судебной практики можно сделать вывод о том, что суммы денежных компенсаций морального вреда в отношении частных лиц, не являющихся публичными фигурами, как правило, не превышают 5 000 – 10 000 рублей.

Однако материальные носители с нанесенными на них (воплощенными в них) изображениями, например, календари или сувенирная продукция, изготовленные без согласия изображенного лица (либо его законного представителя или наследника), могут быть по решению суда изъяты и уничтожены, а соответствующая информация удалена с сайта на основании судебного решения. Отметим, что в случае наличия вступившего в силу решения Мосгорсуда о нарушении правил использования персональных данных (среди которых и индивидуальный облик человека), как и в случае нарушения авторских прав, сайт, на котором обнародованы изображения, может быть заблокирован Роскомнадзором [13, ст. ст. 15.6, 15.6-1].

Кроме того, если имеет место одновременное нарушение авторских прав на фотографии, то сумма компенсации за незаконное использование изображений может быть более значительной и взыскивается, помимо компенсации морального вреда, за использование изображений без получения согласия. Например, в одном из дел, рассмотренных Судом по интеллектуальным правам по кассационной инстанции, компенсация составила 250 000 рублей за размещение 25 фотографий на сайте ответчика [14]. В другом деле суды запретили индивидуальному предпринимателю в г. Пензе использование изображения истца на производной продукции (зажигалках) и постановили выплатить компенсацию за нарушение авторских прав на использование любительской (!) фотографии, а также за неправомерное использование изображения без получения согласия истца по ее гражданскому иску [15].

В качестве итоговых выводов хочется отметить, что оборотоспособность права на изображение, в том числе необходимость оформления письменных согласий или договоров на обнародование и использование, включая переработку изображения, приближает его по статусу к имущественным правам на интеллектуальную собственность. Следовательно, наиболее логичным было бы распространение на него всех тех способов защиты права, которые указаны в ст. ст. 12, 1251, 1252 ГК РФ, включая, помимо прочего:

– право требовать пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

– право требовать возмещения убытков либо право требовать выплаты законной компенсации вместо доказывания размера убытков;

– право требовать уничтожения продукции с незаконным использованием (нанесением) изображения гражданина.

Однако, согласно недавним разъяснениям Пленума Суда по интеллектуальным правам, обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина не относится к интеллектуальным правам, и в случае посягательства на соответствующее нематериальное благо не подлежат применению способы защиты, предусмотренные ст. ст. 1251 и 1252 ГК РФ [7, п. 34].

В западной судебной практике много примеров разбирательств об использовании в рекламе образов Джеймса Бонда, Человека-паука, Супермена, а также образов из литературных или драматических произведений. Речь идет в том числе и об использовании образа в переработке, но в этом измененном образе все еще узнаваем тот или иной известный персонаж, созданный на экране знаменитостью [16, с. 17]. Нам известен пример из российской административной практики рассмотрения споров о ненадлежащей рекламе, когда ФАС по Орловской области рассматривала на соответствие законодательству рекламу услуг Национального банка “Траст” с использование образа, созданного актером Брюсом Уиллисом в кинофильме “Крепкий орешек” [17, с. 69]. В ходе административного расследования было установлено, что в рекламе банка, в нарушение законодательства о рекламе, содержалась неполная информация о финансовой услуге [18], однако вопросы законности использования образа в данном деле не получили освещения.

В другом деле об аннулировании регистрации территориального отделения партии рассматривалась законность использования в материалах предвыборной агитации знаменитой фотографии Че Гевары, однако упор в решении суда был сделан не на использование образа знаменитого политического деятеля без согласия наследников, а на нарушении авторских прав на конкретное фотоизображение Че Гевары авторства Альберто Корды[2] и на созданный на его основе в 1968 году черно-красный постер авторства ирландского художника Джима Фицпатрика [19]. При этом как таковой вопрос об использовании изображения без согласия не рассматривался, насколько можно судить из опубликованных решений.

Таким образом, можно ожидать, что в дальнейшем перспективы оспаривания незаконного использования изображений в качестве нематериального блага не слишком радужны, с учетом ограниченности способов защиты права. В то же время остается возможность (в зависимости от обстоятельств) апеллировать к нормам авторского права, когда идет речь о нарушении прав на изображения, полученные в результате профессиональной фотосъемки, или на изображения актера в той или иной роли, например, в качестве персонажа аудиовизуального произведения.

Литература

1. Федеральный закон от 18.12.2001 N 231-ФЗ.

2. Гаврилов Э.П. Защита внешнего облика и охрана изображения гражданина // Хозяйство и право. 2015. N 10.

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25.

4. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ: В 2 т. Т. 2. Части третья, четвертая ГК РФ / Под ред. Т.А. Абовой, М.М. Богуславского, А.Г. Светланова. М.: Юрайт, 2009.

5. Апелляционное определение Саратовского областного суда от 24 апреля 2013 г. по делу N 33-2423.

6. Определение ВС РФ от 29.09.2015 N 5-КГ15-122.

7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.2019 N 10.

8. Шебанова Н.А. "Модное" право: Монография. М.: Норма; Инфра-М, 2018.

9. Гаврилов Э.П. Исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности как права, связанные с личностью автора // Хозяйство и право. 2008. N 9.

10. Канторович Я. Литературная собственность. С.-Петербург, 1895.

11. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10.

12. Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 10.11.2014 N 33-16111.

13. Закон от 27.07.2006 N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и защите информации".

14. Постановление Суда по интеллектуальным правам от 02.04.2014 по делу А23-4120/2012.

15. Апелляционное определение Саратовского областного суда от 24.04.2013 по делу 33-2423.

16. Фридман В.Э. Охрана частей и структурных элементов произведения как объектов авторского права в России и США: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата наук. М., 2005.

17. Фридман В.Э. Как использовать персонаж без претензий со стороны правообладателя // Справочник руководителя учреждения культуры. 2016. N 9.

18. Постановление 19-го Апелляционного суда от 22.05.2015 по делу N А48-162/2015.

19. Определение Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации от 9 сентября 2014 г. N 30-АПГ14-6.

 


[1] Judge Leans Against "Reese Witherspoon" as a Protectable Slogan. URL: https://www.hollywoodreporter.com/thr-esq/judge-leans-reese-witherspoon-as-843541 (дата обращения 14.06.2019).

[2] Данная фотография известна под названием "Героический партизан".

Рекомендуется Вам: