ЮрФак: изучение права онлайн

Взыскание ущерба, причиненного преступлением против интеллектуальной собственности: процессуальные аспекты

Автор: Сойников М.А.

Оглавление

Введение

Понятие преступления против интеллектуальной собственности

Гражданский иск в уголовном процессе как механизм защиты имущественных прав потерпевших от преступлений против интеллектуальной собственности

Анализ практики разрешения гражданских исков по уголовным делам о преступлениях против интеллектуальной собственности

Заключение

Библиография


Введение

За 2017 г. за преступления, посягающие на интеллектуальную собственность, было осуждено 719 человек[1]. А за первое полугодие 2018 г. – 276 человек[2]. Несмотря на такие сравнительно небольшие показатели, преступные посягательства на интеллектуальную собственность причиняют значительный вред не только правообладателям, терпящим материальные убытки и репутационные потери, но и потребителям, получающим вместо оригинальной продукции контрафакт. Исследование различных аспектов рассмотрения и разрешения уголовных дел о преступлениях против интеллектуальной собственности, в том числе гражданских исков потерпевших от таких посягательств, будет способствовать повышению эффективности противодействия деяниям рассматриваемой категории.

Понятие преступления против интеллектуальной собственности

Понятие "преступление против интеллектуальной собственности" относится к доктринальным, поскольку Уголовный кодекс Российской Федерации не содержит отдельной главы о преступных деяниях, посягающих на объекты, относящиеся в соответствии с гражданским законодательством к результатам интеллектуальной деятельности. Такие преступления рассредоточены по разным главам УК РФ: статьи 146 и 147 (нарушение авторских и смежных прав, нарушение изобретательских и патентных прав соответственно) находятся в гл. 19 "Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина"; статья 180 (незаконное использование средств индивидуализации) и статья 183 (в части незаконного получения и разглашения сведений, составляющих секрет производства) – в гл. 22 "Преступления в сфере экономической деятельности"[3]; а такие объекты, как селекционное достижение и топология интегральной микросхемы, и вовсе не обеспечены уголовно-правовой охраной, что представляется серьезным пробелом действующего уголовного законодательства.

Под преступлением против интеллектуальной собственности понимается умышленное общественно опасное деяние, предусмотренное УК РФ, посягающее на личное неимущественное и (или) исключительное право обладателя на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации[4].

Общественная опасность преступлений против интеллектуальной собственности выражается в том, что: а) существенно (крупный ущерб, крупный размер и т.п.) нарушаются права на результаты интеллектуальной деятельности; б) правообладатели не получают положенный им по закону гонорар, следовательно, снижается стимул дальнейшей творческой деятельности; в) правообладатель, затрачивая определенные финансовые средства на создание интеллектуального продукта, не получает ожидаемой прибыли от его коммерческого использования; г) нарушаются права государства, недополучающего налоговые поступления от законного использования объектов интеллектуальных прав[5].

Гражданский иск в уголовном процессе как механизм защиты имущественных прав потерпевших от преступлений против интеллектуальной собственности

Если потерпевшими от таможенных, налоговых и большинства экологических преступлений являются публично-правовые субъекты, то потерпевшими от преступлений против интеллектуальной собственности выступают преимущественно субъекты частноправовые: физические лица (авторы и в отдельных случаях их правопреемники) и юридические лица[6] (обладатели исключительных прав).

Одним из наиболее эффективных способов защиты как имущественных, так и личных неимущественных прав потерпевших от преступлений против интеллектуальной собственности является институт гражданского иска в уголовном процессе[7]. Его преимущества заключаются в следующем: 1) в отличие от гражданского процесса, где каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается, сбор и фиксацию доказательств в уголовном судопроизводстве осуществляют органы предварительного расследования; представителю потерпевшего (гражданского истца) остается только предоставлять соответствующим должностным лицам объяснения, документы, видеозаписи и иные доказательства; 2) в рамках уголовного процесса первоочередной задачей обвиняемого является смягчение грозящего уголовного наказания либо вообще освобождение от него, поэтому он с большей долей вероятности возместит причиненный ущерб, нежели в дальнейшем в рамках гражданского процесса.

Есть у института гражданского иска в уголовном процессе один очевидный минус с точки зрения представителей потерпевших – это большая вероятность оставления иска без рассмотрения и передача вопроса о его удовлетворении на рассмотрение суда в порядке гражданского судопроизводства. Однако данный минус не представляет каких-либо серьезных проблем: во-первых, при совпадении потерпевшего и гражданского истца их интересы в уголовном процессе представляет, как правило, один и тот же представитель (представители), что не влечет для потерпевшего каких-либо дополнительных расходов. Участвовавший в уголовном процессе представитель потерпевшего (к примеру, юрисконсульт хозяйственного общества – правообладателя) с большой долей вероятности будет участвовать и в процессе гражданском, а значит, он будет  со всеми обстоятельствами причинения преступлением вреда интересам правообладателя; на руках у него также будет приговор, обладающий преюдициальным значением.

Анализ практики разрешения гражданских исков по уголовным делам о преступлениях против интеллектуальной собственности

Анализ дел о преступлениях против интеллектуальной собственности показывает, что рассмотрение гражданских исков по данной категории уголовных дел завершается, как правило, одним из следующих результатов:

1. Полное удовлетворение исковых требований. Как правило, это происходит при полном признании обвиняемым своей вины (в частности, при рассмотрении уголовного дела в особом порядке), при отсутствии возражений относительно размера гражданского иска. Так, приговором мирового судьи судебного участка N 1 Сеймского округа г. Курска от 23.01.2018 по делу N 1-4/2018 Л. был признан виновным по ч. 1 ст. 180 УК РФ (три эпизода), а гражданский иск представителя правообладателя исключительных прав на незаконно использованные товарные знаки на сумму 769 245 руб. был удовлетворен в полном объеме[8].

В приведенном примере примечательно то, что приговор был вынесен мировым судьей – ведь в гражданском процессе рассмотрение мировым судьей дела по спору об использовании результатов интеллектуальной деятельности, да еще и при цене иска более 50 000 руб., невозможно в силу п. 5 ч. 1 ст. 23 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации[9]. В уголовном же процессе подсудность гражданского иска определяется подсудностью уголовного дела, в котором он предъявлен (ч. 10 ст. 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, далее – УПК РФ)[10].

2. Частичное удовлетворение исковых требований. Данный результат бывает обусловлен наличием в деле нескольких потерпевших (и, следовательно, гражданских истцов), правовые позиции которых при рассмотрении уголовного дела с гражданским иском могут и не совпадать. Так, участники организованной группы произвели в целях сбыта немаркированную алкогольную продукцию, подлежащую обязательной маркировке акцизными марками, в крупном размере (п. "а" ч. 6 ст. 171.1 УК РФ), при этом использовали для маркировки алкогольной продукции заведомо поддельные федеральные специальные марки (п. "б" ч. 6 ст. 327.1 УК РФ). Также они незаконно использовали чужие товарные знаки (ч. 4 ст. 180 УК РФ).

Три из четырех гражданских истцов – правообладателей товарных знаков заявили гражданские иски на сумму по 10 000 руб. каждый (что соответствует минимальному размеру компенсации согласно п. 1 ч. 4 ст. 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации). Четвертый же потерпевший – АО "Татспиртпром" – заявил гражданский иск на сумму 346 432 руб. 73 коп., которая складывается из суммы балансовой стоимости двух товарных знаков (247 209 руб. 73 коп. и 99 223 руб. 00 коп. соответственно).

Разрешая последний иск, Советский районный суд г. Орска Оренбургской области в приговоре от 15.11.2018 по делу N 1-207/2018 исходил из того, что исключительные права на указанные товарные знаки истцом не утрачены, в связи с чем оснований для взыскания полной балансовой стоимости не имеется. Определяя размер исковых требований, подлежащих удовлетворению, суд исходил из п. 1 ч. 4 ст. 1515 ГК РФ и с учетом изъятой алкогольной продукции счел необходимым удовлетворить иск частично, взыскав в пользу общества 10 000 руб.[11]

Также рекомендуется Вам:

3. Оставление иска без рассмотрения. Такой результат основан на ч. 2 ст. 309 УПК РФ, согласно которой при необходимости произвести дополнительные расчеты, связанные с гражданским иском, требующие отложения судебного разбирательства, суд может признать за истцом право на удовлетворение иска и передать вопрос о размере возмещения иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства[12]. Например, приговором Далматовского районного суда Курганской области от 27.11.2018 по делу N 1-88/2018 в отношении К. гражданские иски правообладателей исключительных прав на товарные знаки суд оставил без рассмотрения, посчитав, что для их разрешения требуется исследование дополнительных доказательств в связи с тем, что подсудимый и его защитник исковые требования не признали, пояснили, что они не согласны с методикой их расчета, у них имеются вопросы по иску к представителям истцов[13].

В данном случае понятно, что необходимо произвести дополнительные расчеты, и это требует отложения судебного разбирательства, однако судам следует формулировать в приговорах основания для оставления исков без рассмотрения более четко, приближенно к тексту уголовно-процессуальных норм. А если у стороны защиты имеются вопросы к представителям гражданских истцов – закон не воспрещает задавать такие вопросы в ходе судебного разбирательства по уголовному делу, поэтому подобные указания (обоснования) в приговорах видятся излишними, не основанными на законе.

4. В ряде случаев суды удовлетворяют требования частично и оставшуюся часть требований оставляют без рассмотрения. Это, как правило, обусловлено множественностью субъектов на стороне гражданского ответчика и (или) истца. К примеру, к подсудимому Г. были предъявлены 5 исков представителями 6 правообладателей исключительных прав на средства индивидуализации в отношении табачных изделий. Представителем еще одного правообладателя гражданский иск был предъявлен к Г. и его соучастнице Н. Приговором Шуйского городского суда Ивановской области от 31.10.2018 по делу N 1-134/2018 гражданские иски к Г. были удовлетворены частично (в связи с частичным добровольным возмещением Г. вреда, причиненного преступлением). Иск же АО "Погарская сигаретно-сигарная фабрика" к Г. и Н. о взыскании с них 634 015 руб. 40 коп. суд оставил без рассмотрения, поскольку гражданский истец не участвовал в судебном разбирательстве по уголовному делу, не ходатайствовал о рассмотрении иска в его отсутствие, прокурор в судебном заседании не высказал своего мнения относительно иска, а подсудимая Н. фактически заявила о несогласии с заявленными исковыми требованиями[14].

Данные выводы суда представляются не соответствующими фактическим обстоятельствам дела и не основанными на законе. Так, в приговоре указано, что подсудимая Н. полностью возместила причиненный ею ущерб АО "Погарская сигаретно-сигарная фабрика", предоставив сведения о перечислении данной организации 317 007 руб. 70 коп., что составляет ровно половину предъявленных к Г. и Н. исковых требований. Участие же в судебном разбирательстве является правом, а не обязанностью гражданского истца (п. 14 ч. 4 ст. 44 УПК РФ); разрешение вопроса о возможности рассмотрения дела в отсутствие кого-либо из участников процесса осуществляется по правилам ст. 272 УПК РФ[15]; из текста приговора следует, что Г. предъявленные по делу гражданские иски полностью признал и частично выплатил требуемые суммы, а Н. не только признала, но и фактически полностью выплатила сумму ущерба, что позволяет суду рассмотреть гражданский иск в отсутствие гражданского истца (п. 3 ч. 2 ст. 250 УПК РФ)[16]. Мнение же прокурора по поводу гражданских исков в данном случае никакого значения не имеет, поскольку иски предъявлены не им, не в защиту публичных интересов, а представителями коммерческих организаций в защиту интересов данных организаций.

К сожалению, приведенный в качестве примера приговор не был обжалован (хотя бы в части гражданского иска), и соотнести изложенные доводы в пользу его незаконности и необоснованности с постановлениями вышестоящих судов не представляется возможным.

5. Прекращение производства по гражданскому иску. Как правило, такой результат рассмотрения гражданского иска по уголовному делу обусловлен прекращением производства по делу в связи с примирением с потерпевшим и возмещением ему вреда, причиненного преступлением.

Так, Л. был привлечен к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 272, ч. 1 ст. 273, ч. 2 ст. 146 УК РФ за то, что скопировал из неустановленного источника в сети Интернет в постоянную память накопителя на жестких магнитных дисках своего рабочего компьютера нелицензионную (контрафактную) версию программного продукта. Л., обладая познаниями в области компьютерной техники, имея навыки и опыт работы на персональных ЭВМ, незаконно и вопреки воле правообладателя, без вступления с ним в договорные отношения использовал ранее скопированную в сети Интернет нелицензионную (контрафактную) версию программного продукта путем установки в постоянную память накопителя на жестких магнитных дисках своего рабочего компьютера, а также путем использования полезных свойств и функций данного программного продукта в своей трудовой деятельности.

При рассмотрении дела по существу представитель потерпевшего (гражданского истца) ходатайствовал о прекращении уголовного дела в отношении Л. в связи с примирением сторон, поскольку причиненный имущественный вред возмещен подсудимым в полном объеме, претензии материального характера к Л. отсутствуют. Кроме того, в связи с полным возмещением вреда просил прекратить производство по заявленному гражданскому иску. Государственный обвинитель не возражал относительно прекращения производства по гражданскому иску.

Постановлением районного суда Л. освобожден от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим, производство по гражданскому иску о взыскании с Л. в пользу гражданского истца 351 370 руб. 32 коп. в счет ущерба, причиненного преступлением, прекращено ввиду отказа истца от исковых требований[17].

Такое решение по гражданскому иску позволяет соблюсти баланс интересов обвиняемого и потерпевшего: последний уже не сможет обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства и взыскать сумму ущерба, поскольку ранее она была выплачена. Прекращение производства по гражданскому иску влечет невозможность повторного обращения в суд с теми же требованиями к тому же самому лицу.

При этом данное правило закреплено в ст. 221 ГПК РФ. А уголовно-процессуальный закон не содержит аналогичной нормы либо положения, отсылающего к гражданскому процессуальному законодательству. И этот пробел представляется необходимым восполнить в целях достижения единообразия в правоприменительной практике.

Заключение

Таким образом, результат рассмотрения гражданских исков в уголовных делах о преступлениях против интеллектуальной собственности обусловлен рядом материально-правовых и процессуальных факторов. Во-первых, данные преступления часто сопряжены с преступлениями в сфере экономической деятельности, против порядка управления, являются многоэпизодными и совершаются, как правило, в соучастии. Это обусловливает наличие как нескольких обвиняемых, так и представителей нескольких гражданских истцов, правовые позиции которых при рассмотрении уголовного дела с гражданским иском могут и не совпадать.

Во-вторых, суды при рассмотрении и разрешении гражданских исков по делам о преступлениях против интеллектуальной собственности зачастую допускают нарушения процессуальных прав, которые остаются неустраненными: приоритетным в таких делах всегда выступает уголовно-правовое начало, и если осужденные согласны с характером назначенного наказания, они, как правило, не обжалуют приговоры в части разрешения гражданских исков.

В-третьих, действующее уголовно-процессуальное законодательство содержит ряд пробелов в части искового производства: так, не установлены конкретные случаи и пределы применения норм ГПК РФ к искам, рассматриваемым в рамках уголовных дел. Их можно было бы обозначить в УПК РФ путем ссылок на конкретные статьи (их части, пункты) ГПК РФ. Это позволило бы повысить эффективность не только правовой защиты объектов интеллектуальной собственности, но и института гражданского иска в уголовном процессе в целом.

Библиография

1. Авдонкин В.С. Полномочия председательствующего по обеспечению права потерпевшего на участие в судебном разбирательстве уголовного дела в суде первой инстанции // Судья. 2017. N 4. С. 20 – 28.

2. Глебовский Я.А. Некоторые вопросы разграничения подсудности гражданских дел между районным судом и мировым судьей // Мировой судья. 2015. N 3. С. 23 – 26.

3. Ложкина Д.Ю. Уголовно-правовая защита прав на интеллектуальную собственность // Правовые, социально-гуманитарные и экономические проблемы в фокусе научных исследований: материалы Всероссийской научно-практической конференции. Хабаровск: Дальневосточный гос. ун-т путей сообщения, 2016. С. 229 – 232.

4. Магомедова З.И. Иски, вытекающие из уголовного дела // Мировой судья. 2018. N 8. С. 37 – 40.

5. Мисник И.В. Участие потерпевших – юридических лиц в уголовном судопроизводстве // Законность. 2017. N 7. С. 48 – 50.

6. Сычева О.А. Гражданский иск в уголовном судопроизводстве // Мировой судья. 2015. N 5. С. 28 – 33.

7. Титов С.Н. Положения Уголовного кодекса Российской Федерации о преступлениях против интеллектуальной собственности: проблема объединения // Симбирский научный вестник. 2012. N 1 (7). С. 127 – 131.

8. Трунцевский Ю., Бондарев М. Понятие и виды преступлений против интеллектуальной собственности // Уголовное право. 2009. N 1. С. 48 – 53.

9. Черновол И.В. Возмещение ущерба, причиненного преступлением // Законность. 2010. N 6. С. 32 – 34.

10. Шестак В.А. О некоторых особенностях предъявления и поддержания гражданского иска в ходе судебного разбирательства по уголовным делам // Российская юстиция. 2017. N 2. С. 62 – 65.

 


[1] Отчет о числе осужденных по всем составам преступлений Уголовного кодекса Российской Федерации и иных лицах, в отношении которых вынесены судебные акты по уголовным делам, за 12 месяцев 2017 г. // URL: http://cdep.ru/userimages/sudebnaya_statistika/2018/k3-svod-2017.xls (дата обращения: 27.03.2019).

[2] Отчет о числе осужденных по всем составам преступлений Уголовного кодекса Российской Федерации и иных лицах, в отношении которых вынесены судебные акты по уголовным делам, за 6 месяцев 2018 г. // URL: http://cdep.ru/userimages/sudebnaya_statistika/2018/k3-svod_vse_sudy-l-2018.xls (дата обращения: 27.03.2019).

[3] Титов С.Н. Положения Уголовного кодекса Российской Федерации о преступлениях против интеллектуальной собственности: проблема объединения // Симбирский научный вестник. 2012. N 1 (7). С. 127.

[4] Ложкина Д.Ю. Уголовно-правовая защита прав на интеллектуальную собственность // Правовые, социально-гуманитарные и экономические проблемы в фокусе научных исследований: материалы Всерос. науч.-практ. конференции. Хабаровск: Дальневосточ. гос. ун-т путей сообщения, 2016. С. 231.

[5] Трунцевский Ю., Бондарев М. Понятие и виды преступлений против интеллектуальной собственности // Уголовное право. 2009. N 1. С. 49.

[6] Мисник И.В. Участие потерпевших – юридических лиц в уголовном судопроизводстве // Законность. 2017. N 7. С. 48.

[7] Черновол И.В. Возмещение ущерба, причиненного преступлением // Законность. 2010. N 6. С. 32.

[8] Приговор мирового судьи судебного участка N 1 Сеймского округа г. Курска от 23.01.2018 по делу N 1-4/2018 // URL: http://seimsky-kursk1.krs.msudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&op=sd&number=22347672&delo_id=1540006 (дата обращения: 27.03.2019).

[9] Глебовский Я.А. Некоторые вопросы разграничения подсудности гражданских дел между районным судом и мировым судьей // Мировой судья. 2015. N 3. С. 24.

[10] Сычева О.А. Гражданский иск в уголовном судопроизводстве // Мировой судья. 2015. N 5. С. 31.

[11] Приговор Советского районного суда г. Орска Оренбургской области от 15.11.2018 по делу N 1-207/2018 // URL: https://sovetsky-orb.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=l&name_op=doc&number=261690640&delo_id=1540006&new=0&text_number=l (дата обращения: 27.03.2019).

[12] Магомедова З.И. Иски, вытекающие из уголовного дела // Мировой судья. 2018. N 8. С. 37.

[13] Приговор Далматовского районного суда Курганской области от 27.11.2018 по делу N 1-88/2018 // URL: https://dalmatovsky–krg.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=l&name_op=doc&number=118014623&delo_id=1540006&new=0&text_number=l&case_id=116309440 (дата обращения: 27.03.2019).

[14] Приговор Шуйского городского суда Ивановской области от 31.10.2018 по делу N 1-134/2018 // URL: https://shuisky-iwn.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&name_op=case&_id=57528329&_delold=1540006&_caseType=&_new=0&_doc=l&srv_num=l (дата обращения: 27.03.2019).

[15] Авдонкин В.С. Полномочия председательствующего по обеспечению права потерпевшего на участие в судебном разбирательстве уголовного дела в суде первой инстанции // Судья. 2017. N 4. С. 23.

[16] Шестак В.А. О некоторых особенностях предъявления и поддержания гражданского иска в ходе судебного разбирательства по уголовным делам // Российская юстиция. 2017. N 2. С. 64.

[17] Постановление Петушинского районного суда Владимирской области от 13.12.2017 по делу N 1-206/2017 // URL: https://petushinsky-wld.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=l&name_op=doc&number=164198322&delo_id=1540006&new=0&text_number=l (дата обращения: 27.03.2019).

Рекомендуется Вам: