ЮрФак: изучение права онлайн

электронное правосудие, разумный срок судопроизводства, ускорение судопроизводства, цифровые технологии в системе правосудия

Автор: Белякова А.В.

Актуальность данного вопроса возрастает с каждым днем, так как современное общество активно использует цифровые технологии в различных сферах жизни.

В настоящее время в Российской Федерации действует информационная система Государственная автоматизированная система "Правосудие" (далее – ГАС "Правосудие). Она позволяет заинтересованным лицам подать иск и пакет документов с российские суды в электронном виде, а также предоставлена возможность отслеживать ход дела в режиме онлайн. Фактически данная система позволяет формировать электронное дело и отследить информацию о ходе его рассмотрения. Для того чтобы получить заверенную копию судебного решения, необходимо непосредственно обратится в экспедицию или канцелярию соответствующего суда.

В науке данному вопросу посвящено значительное количество трудов. Например, Л.К. Терещенко[1] отмечает, что "использование современных информационных технологий в судебной деятельности – это не только доступ к информации, это еще и качественные изменения судопроизводства, позволяющие организовать электронное правосудие. С разной степенью активности многие государства занимаются формированием условий для электронного правосудия, что, несомненно, является общемировой тенденцией".

В настоящее время проблема развития цифровых технологий в системе правосудия России, в научной литературе[2] рассматривается с различных точек зрения. Несмотря на это остаются вопросы, требующие дальнейшего изучения особенностей развития электронного правосудия в России и влияния цифровых технологий на судопроизводство.

Большую роль в данном случае играет и система права, действующая в России, а также соотношение с проблемой внедрения современных технологий в систему правосудия (например, для полноценного развития цифровизации правосудия необходима установка серверов, создание программ по обработке электронных обращений, создание и внедрение программ по формированию электронных дел, разработка и внедрение программного обеспечения по защите персональных данных участников правосудия, разработка программного обеспечения по автоматическому учету и анализу поступивших обращений и т.п.). В настоящее время происходит только становление и развитие цифрового правосудия в Российской Федерации.

Развитие цифровых технологий в системе правосудия позволит не только оптимизировать судопроизводство, но и будет существенно способствовать ускорению судопроизводства. В первую очередь это должно выражаться в существенном сокращении времени при подаче документов в суд и их обработку. Этому должно способствовать программное обеспечение автоматического учета и анализа подаваемых материалов. В настоящее время возможна только подача документов в электронном виде, а дальнейший учет и обработка осуществляться сотрудниками аппарата суда. Таким образом, эффективность в реализации программы по цифровизации правосудия в Российской Федерации зависит от качества и содержания программного обеспечения, а также элементов данных программ. Следует отметить, что внутренний и межведомственный электронный документооборот также должен существенным образом повысить эффективность правосудия и оптимизировать разумность сроков судопроизводства, так как получение и отправка запросов, экспертиз, тех или иных справок посредством электронной почты с использованием цифровой подписи может существенным образом позволить сократить сроки судебного разбирательства. Нельзя не отметить значение электронного документооборота при отправке и получении принятого судебного акта по существу, так как в настоящее время это существенным образом влияет на сроки судопроизводства. Принятие всех вышеуказанных мер по развитию электронного документооборота в Российской Федерации позволило бы существенным образом сократить сроки судопроизводства.

Важное значение для становления электронного правосудия в Российской Федерации имеет нормативно-правовое регулирование данного вопроса. Так как соотношение современных информационно-технических технологий с правовой системой должно иметь четкую правовую регламентацию. Это необходимо для устранения правовых коллизий, отсутствия подмены понятий и создания эффективного электронного правосудия. Для этого необходимо развитие понятийного аппарата, устранение противоречий в нормативно-правовых актах разной юридической силы, регулирующих данные правоотношения, формирование единых информационных технологий в судебной системе России для судов всех уровней. Также необходимо проработать программное обеспечение в системе правосудия с учетом специфики данной сферы. Для этого необходимо принятие базового нормативно-правового акта, регулирующего особенности данного правового института.

Гражданский процесс традиционно включает в себя устные и письменные начала отправления правосудия. Развитие информационно-коммуникационных технологий привело к формированию "модели электронного судопроизводства", иного способа осуществления правосудия.

Как следует из содержания федеральной целевой программы "Развитие судебной системы России на 2013 – 2020 годы" (далее – Программа)[3], в Российской Федерации предусматривается создание "мобильного правосудия, электронного правосудия, внедрение программных средств аналитического обеспечения деятельности и осуществления сканирования всех поступающих в суды документов, а также формирование электронных дел и формирование электронного архива судебных дел позволят обеспечить доступ граждан к правосудию, качественную и эффективную работу судов".

Также в настоящее время действует Концепция информатизации Верховного Суда Российской Федерации[4], регламентирующая особенности развития цифровых технологий в Верховном Суде Российской Федерации.

В целях реализации программы был принят Приказ Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 17 февраля 2017 г. N 25 "Об утверждении Инструкции по делопроизводству в Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации"[5], регламентирующий ряд основных понятий электронного правосудия. В частности, были установлены понятия: электронный документооборот; система электронного документооборота Судебного департамента (СЭД); межведомственный электронный документооборот; ведомственный электронный документооборот и т.п. Был также принят Приказ Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 11 сентября 2017 г. N 168 "Об утверждении Порядка подачи мировым судьям документов в электронном виде, в том числе в форме электронного документа"[6], регламентирующий особенности подачи исковых документов посредством сети Интернет, а также основания, условия и порядок подачи документов в электронном виде мировым судьям.

В 2016 г. был принят Приказ Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 27 декабря 2016 г. N 251 "Об утверждении Порядка подачи в федеральные суды общей юрисдикции документов в электронном виде, в том числе в форме электронного документа"[7], регламентирующий особенности электронного правосудия в судах общей юрисдикции Российской Федерации.

Таким образом, в настоящее время реализация информатизации правосудия и внедрения информационно-коммуникационных технологий происходит дифференцированно. Это связанно с отсутствием базового закона, регламентирующего особенности данного института.

В науке также отсутствует единый подход к понимаю термина "электронное правосудие". Например, по мнению М.Н. Зарубиной и М.М. Новикова[8], электронное правосудие – это "система разрешения споров с применением информационных технологий; право на совершение процессуальных действий в электронной форме; как совокупность информационных систем". По мнению Андреева В.К. и Лаптева В.А.[9], "электронное правосудие – это возможность подачи документов в суд в электронном виде через систему "Мой арбитр" на основании ч. 1 ст. 41 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации". Следует отметить точку зрения о том, что "электронное правосудие – это использование информационно-коммуникационных технологий в реализации правосудия с целью повышения эффективности и качества деятельности государственных служб. Оно включает в себя электронное общение и обмен данными, а также доступ к информации судебного характера"[10].

В научной литературе также используется понятие "киберправосудие", под которым понимается комплексная модель системы правосудия, вся совокупность элементов которой размещена на единой цифровой платформе, обеспечивающей полный цикл отправления правосудия, расширяющую возможности доступа к правосудию, характеризующуюся переходом к цифровым технологиям аналитики данных, использованием технологий искусственного интеллекта для повышения качественных характеристик принятия решений, сокращения издержек и сроков рассмотрения дел[11].

Особо следует отметить мнение В.В. Яркова, который понимает под "электронным правосудием руководство процессом и судебным разбирательством; оборот судебных документов; доступ к судебной информации; судебные извещения; правовой поиск; внутренние судебные процедуры"[12].

Нельзя не обратить внимание на точку зрения С.С. Безрукова[13] о том, что невозможен полный переход исключительно только к электронному правосудию, так как "информация на электронных (цифровых) носителях уязвима не меньше[14], чем на привычных бумажных. Такая информация может быть легко изменена, а для опровержения сомнений в ее неизменности и достоверности, высказанных, к примеру, стороной защиты, потребуется производство сложных технических экспертиз".

Это связанно с тем, что в настоящее время отсутствует единое информационное поле электронного правосудия в Российской Федерации, а также внедрение и развитие данного правового института на территории России происходит тоже дифференцированно. Особенность заключается в отсутствии гарантированной защиты серверов данной системы, а также разработка данного программного обеспечения с учетом особенностей российской правовой системы.

Особо хотелось бы отметить, что необходимо понимать под термином "электронное правосудие" в широком смысле – это судопроизводство, осуществляемое в судах Российской Федерации посредством информационно-коммуникационных средств, в том числе с использованием аудио- и видеосвязи.

Также рекомендуется Вам:

Подача документов в суды России в электронном формате посредством сети Интернет, а также ведение картотеки электронных дел представляет собой "электронный документооборот в системе правосудия". Под понятием "модель электронного судопроизводства" следует понимать ведение дел в судах с использованием цифровых технологий с момента подачи дела в суд и до момента вынесения судебного акта по существу дела, в том числе и отправления правосудия в судебных заседаниях с использованием информационно-коммуникационных средств (аудио- и видеосвязи).

Исходя из этого следует, что не совсем верно отождествлять понятие "электронное правосудие" с подачей документов в цифровом виде, так как это представляет собой электронный документооборот в системе правосудия.

Существенным условием для развития электронного правосудия и ускорения судопроизводства является использование цифровой подписи при вынесении судебного акта по существу, а также возможности лицами, участвующими в деле в "личном кабинете" автоматизированной системы электронного дела, не только ознакомиться с вынесенным судебным актом, но и получить вступивший в законную силу судебный акт. Это позволит уменьшить нагрузку на сотрудников аппарата суда, в частности экспедицию судов и канцелярию судов.

Проблемой реализации данного предложения является то, что несмотря на цифровизацию общества некоторым категориям граждан (граждане почтенного возраста или проживающие в отдаленных регионах государства) данная модель судопроизводства будет недоступна. В связи с этим необходимо предусмотреть сохранение письменных и устных начал судопроизводства, так как полная цифровизация системы правосудия может привести к ограничению принципа доступности правосудия, что будет противоречить ст. 46 Конституции Российской Федерации.

Эффективность электронного правосудия в иностранных государствах обусловлена, во-первых, экономикой данных государств; во-вторых, территориальным признаком этих стран, а также более ранним переходом к "модели электронного правосудия".

Например, основанием для формирования электронного правосудия в Германии послужил Закон от 1 апреля 2005 г. "Об использовании электронных форм коммуникации в судопроизводстве"[15]. Принятый нормативно-правовой акт позволил сформировать систему электронного документооборота в системе судов Германии, а также создать систему электронного правосудия. Особенность электронного правосудия Германии заключается в том, что документы, подаваемые в электронном формате, должны быть заверены электронной подписью. Способом подачи документов может быть как отправка по электронной почте, так и загрузка на электронный почтовый ящик суда[16].

Представляется также интересным опыт по созданию электронного правосудия в США. Там была создана система "Управление делами/Электронный архив дел". Она является специализированной системой электронного документооборота, обеспечивающей движение электронных документов в суде и их хранение. Для предоставления доступа к материалам судебных дел в США существует система "Открытый электронный доступ к судебным материалам".

Система "Управления делами" обслуживает поступление и хранение документов в электронном виде, а "Открытый электронный доступ к судебным материалам" обеспечивает предоставление публичного доступа к документам.

Следует отметить также опыт становления и развития электронного правосудия в Австралии.

В судебной системе Австралии реализуется концепция электронного правосудия (так называемая e-court стратегия). E-court стратегия направлена на то, чтобы максимально использовать новые технологические возможности для повышения доступности суда и реализации "системы управления делами". E-court стратегия в австралийской судебной системе предусматривает следующие новые технологические возможности: подача документов в суд в электронной форме; общение и обмен документами в электронной форме между судом и участниками процесса, между сторонами в судебном процессе; управление судебными делами; электронное хранение данных; онлайн-заседания; информирование юристов и рядовых граждан о деятельности судов; обеспечение доступности судебных актов по гражданским делам для широких слоев общественности.

Важным элементом австралийской e-court стратегии выступает система электронного поиска (e-search), которая позволяет любому пользователю получить доступ к необходимой информации через Интернет с помощью веб-браузера. Система включает в себя несколько взаимосвязанных баз данных; пользователям предоставляется возможность свободно перемещаться по ссылкам между документами различных баз, получать доступ к соответствующим документам например, к копии стенограммы судебного заседания[17].

В связи с этим в Российской Федерации при реализации тех или иных программ нужно учитывать особенности социально-экономического развития страны, а также территориальный фактор, уровень и качество жизни граждан.

Развитие информационно-коммуникационных технологий в системе правосудия позволит существенно сократить нагрузку на сотрудников аппарата суда, так как при создании компьютерных программ, которые самостоятельно будут обрабатывать материалы, поступающие в суды в цифровом формате, и будут самостоятельно формировать электронное дело. Реализация этого возможна только при создании узкопрофильного программного обеспечения с учетом специфики данной отрасли. Так как развитие электронного правосудия зависит только от использованного программного обеспечения и его параметров, потому что оптимизация правосудия посредством использования информационных технологий и введения электронного документооборота должны снижать количество сотрудников суда, осуществляющих данную деятельность. В настоящее время такого не происходит. Необходимо также учитывать, что, несмотря на развитие цифровых технологий, существуют отдельные категории граждан, которым они не доступны (например, граждане почтенного возраста или лица, проживающие в отдельных уголках страны или сельской местности). В связи с этим информационные технологии в системе судопроизводства являются только дополнительными механизмами и инструментами по повышению эффективности и оптимизации в отправлении правосудия.

Разработкой данного программного обеспечения должны заниматься не только IT-специалисты, но и профессиональные юристы, судьи и судебные представители, так как проблемой реализации "электронного правосудия" является сочетание информационно-коммуникационных технологий с юриспруденцией и существующей системой правосудия.

Принятие базового нормативно-правового акта, регламентирующего основные положения реализации программы, а также регламентирующие понятийный аппарат данного правового института и определяющие основные способы и направления ее реализации в современной российской правовой системе, позволило бы сформировать данный институт в полной мере.

Исходя из всего вышесказанного следует, что модель электронного правосудия может быть реализована как один из существующих способов отправления правосудия.

Литература

1. Андреев В.К. Корпоративное право современной России: монография / В.К. Андреев, В.А. Лаптев. 2-е изд., перераб. и доп. Москва: Проспект, 2017. 352 с.

2. Афанасьев С.Ф. О некоторых новеллах электронного документооборота в современном цивилистическом судебном процессе / С.Ф. Афанасьев, В.Ф. Борисова // Законы России: опыт, анализ, практика. 2017. N 10. С. 51 – 54.

3. Безруков С.С. Электронное правосудие: современное состояние и ближайшие перспективы / С.С. Безруков // Служебные преступления: вопросы теории и практики правоприменения: материалы Международной научно-практической конференции (г. Хабаровск, 17 мая 2018 г.): сборник научных статей / под редакцией Т.Б. Басовой, К.А. Волкова. Хабаровск: Юрист, 2018. С. 28 – 34.

4. Брановицкий К.Л. Информационные технологии в гражданском процессе Германии (сравнительно-правовой анализ) / К.Л. Брановицкий. Москва: Волтерс Клувер, 2010. 200 с.

5. Булгакова Е.В. Киберправосудие / Е.В. Булгакова, И.С. Денисов, В.Г. Булгаков // Администратор суда. 2018. N 4. С. 13 – 16.

6. Василькова С.В. Доктринальный и практический аспекты применения категории "процессуальный риск" в сфере электронного правосудия / С.В. Василькова // Вестник гражданского процесса. 2018. N 4. С. 87 – 95.

7. Зарубина М.Н. К вопросу о сущности электронного правосудия в Российской Федерации / М.Н. Зарубина, М.М. Новикова // Администратор суда. 2017. N 1. С. 9 – 12.

8. Кустов А.М. Проблемы применения видеозаписи при расследовании преступлений против личности / А.М. Кустов, Р.А. Кокорев // Труды Академии управления МВД России. 2018. N 1 (45). С. 73 – 77.

9. Лаптев В.А. Электронное правосудие и электронный документооборот как условие модернизации регуляторной среды для бизнеса / В.А. Лаптев, Н.И. Соловяненко // Российский судья. 2017. N 2. С. 16 – 21.

10. Правосудие в современном мире: монография / под редакцией В.М. Лебедева, Т.Я. Хабриевой. Москва: Норма; ИНФРА-М, 2012. 719 с.

11. Решетняк В.И. Электронное правосудие в гражданском процессе Австралии / В.И. Решетняк // Российский юридический журнал. 2016. N 3. С. 174 – 178.

12. Рожкова М.А. Актуальные проблемы унификации гражданского процессуального и арбитражного процессуального законодательства: монография / М.А. Рожкова, М.Е. Глазкова, М.А. Савина; под общей редакцией М.А. Рожковой. Москва: Изд-во ИЗиСП; ИНФРА-М, 2015. 304 с.

13. Романенкова С.В. Понятие электронного правосудия, его генезис и внедрение в правоприменительную практику зарубежных стран / С.В. Романенкова // Арбитражный и гражданский процесс. 2013. N 4. С. 26 – 31.

14. Смоленский И.Н. Идентификация лица (субъекта арбитражного процесса) в электронном правосудии / И.Н. Смоленский // Вестник гражданского процесса. 2018. N 1. С. 248 – 255.

15. Соколов Н.А. Особенности электронного правосудия в арбитражных судах России / Н.А. Соколов // Арбитражный и гражданский процесс. 2018. N 4. С. 3 – 6.

16. Шарифуллин Р.А. Проблемы и перспективы внедрения информационных технологий в деятельность судебной системы России / Р.А. Шарифуллин, Р.С. Бурганов, Р.Г. Бикмиев // Российский судья. 2018. N 8. С. 49 – 53.

17. Шарифуллин Р.А. Элементы электронного правосудия / Р.А. Шарифуллин, Р.С. Бурганов, Р.Г. Бикмиев // Российский судья. 2018. N 6. С. 57 – 62.

18. Ярков В.В. Электронное правосудие / В.В. Ярков // ЭЖ-Юрист. 2006. N 41.

 


[1] Правосудие в современном мире: монография / под ред. В.М. Лебедева, Т.Я. Хабриевой. М., 2012. С. 229.

[2] Афанасьев С.Ф., Борисова В.Ф. О некоторых новеллах электронного документооборота в современном цивилистическом судебном процессе // Законы России: опыт, анализ, практика. 2017. N 10. С. 51 – 54; Зарубина М.Н., Новикова М.М. К вопросу о сущности электронного правосудия в Российской Федерации // Администратор суда. 2017. N 1. С. 9 – 12; Шарифуллин Р.А., Бурганов Р.С., Бикмиев Р.Г. Проблемы и перспективы внедрения информационных технологий в деятельность судебной системы России // Российский судья. 2018. N 8. С. 49 – 53; Шарифуллин Р.А., Бурганов Р.С., Бикмиев Р.Г. Элементы электронного правосудия // Российский судья. 2018. N 6. С. 57 – 62; Лаптев В.А., Соловяненко Н.И. Электронное правосудие и электронный документооборот как условие модернизации регуляторной среды для бизнеса // Российский судья. 2017. N 2. С. 16 – 21; Соколов Н.А. Особенности электронного правосудия в арбитражных судах России // Арбитражный и гражданский процесс. 2018. N 4. С. 3 – 6; Смоленский И.Н. Идентификация лица (субъекта арбитражного процесса) в электронном правосудии // Вестник гражданского процесса. 2018. N 1. С. 248 – 255; Василькова С.В. Доктринальный и практический аспекты применения категории "процессуальный риск" в сфере электронного правосудия // Вестник гражданского процесса. 2018. N 4. С. 87 – 95.

[3] Постановление Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2012 г. N 1406 "О федеральной целевой программе "Развитие судебной системы России на 2013 – 2020 годы" (в ред. от 03.10.2018) // СПС "КонсультантПлюс".

[4] Утвержденная Приказом Верховного Суда Российской Федерации от 10 декабря 2015 г. N 67-П // СПС "КонсультантПлюс".

[5] Приказ Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 17 февраля 2017 г. N 25 "Об утверждении Инструкции по делопроизводству в Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс".

[6] Приказ Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 11 сентября 2017 г. N 168 "Об утверждении Порядка подачи мировым судьям документов в электронном виде, в том числе в форме электронного документа" // Бюллетень актов по судебной системе. 2017. N 10, октябрь.

[7] Приказ Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 27 декабря 2016 г. N 251 "Об утверждении Порядка подачи в федеральные суды общей юрисдикции документов в электронном виде, в том числе в форме электронного документа" // Бюллетень актов по судебной системе. 2017. N 2. Февраль.

[8] Зарубина М.Н., Новикова М.М. Указ. соч. С. 9 – 10.

[9] Андреев В.К., Лаптев В.А. Корпоративное право современной России: монография. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2017. 352 с.

[10] Рожкова М.А., Глазкова М.Е., Савина М.А. Актуальные проблемы унификации гражданского процессуального и арбитражного процессуального законодательства: монография / под общ. ред. М.А. Рожковой. М.: Изд-во ИЗиСП; ИНФРА-М, 2015. 304 с.

[11] Булгакова Е.В., Денисов И.С., Булгаков В.Г. Киберправосудие // Администратор суда. 2018. N 4. С. 13 – 16.

[12] Ярков В.В. Электронное правосудие // ЭЖ-Юрист. 2006. N 41.

[13] Безруков С.С. Электронное правосудие: современное состояние и ближайшие перспективы // Служебные преступления: вопросы теории и практики правоприменения: сборник материалов Международной научно-практической конференции (17 мая 2018 г., г. Хабаровск) / Ф.М. Абубакиров, В.В. Агильдин, Е.Ю. Антонова и др.; под ред. Т.Б. Басовой, К.А. Волкова; Хабаровский краевой суд, Российское объединение судей в Хабаровском крае, Дальневосточный филиал Российской академии правосудия. Хабаровск: Юрист, 2018. 132 с.

[14] Кустов А.М., Кокорев Р.А. Проблемы применения видеозаписи при расследовании преступлений против личности // Труды Академии управления МВД России. 2018. N 1 (45). С. 74.

[15] Брановицкий К.Л. Информационные технологии в гражданском процессе Германии (сравнительно-правовой анализ). М.: Волтерс Клувер, 2010. 200 с.

[16] Романенкова С.В. Понятие электронного правосудия, его генезис и внедрение в правоприменительную практику зарубежных стран // Арбитражный и гражданский процесс. 2013. N 4. С. 26 – 31.

[17] Решетняк В.И. Электронное правосудие в гражданском процессе Австралии // Российский юридический журнал. 2016. N 3. С. 174 – 178.

Рекомендуется Вам: