ЮрФак: изучение права онлайн

Цифровые технологии в энергетике

Авторы: Вильданова М.М., Урманов Л.В.

Цифровизация важна в российской экономике не только для совершенствования самих технологий. На сегодняшний день это метод, с помощью которого может эволюционировать энергетическая отрасль и вся промышленность в целом. В будущем возможна трансформация данного явления в более широкое, предусматривающее не только создание цифровых конструкций, но и преобразование в движущую силу, обеспечивающую развитие всех направлений жизни общества.

В России вопросы новых компьютерных технологий стали предметом обсуждения несколько десятилетий назад[1]. Этот период времени связан с развитием компьютеризации в различных сферах. Первые нормативные правовые акты, обозначившие меры в области цифровизации, были приняты в 2017 г. В частности, Указом Президента РФ от 9 мая 2017 г. N 203 была утверждена Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 – 2030 годы, в которой определяется, что развитие цифровой экономики является стратегически важным вопросом для России и определяющим ее конкурентоспособность на мировой арене. В Указе Президента Российской Федерации от 7 мая 2018 г. N 204 "О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года" особое внимание уделено преобразованию энергетической инфраструктуры посредством внедрения цифровых технологий и платформенных решений. Цифровизация энергетической отрасли идет в рамках ведомственного проекта "Цифровая энергетика", сформированного Минэнерго России при участии компаний топливно-энергетического комплекса. В самых общих чертах структура ведомственного проекта сводится к следующим направлениям: подготовительный этап, заключающийся в создании условий для разработки и развития цифровых технологий в отраслях топливно-энергетического комплекса; цифровизация электроэнергетики, нефтегазового комплекса, угольной промышленности.

Если обратиться к процессам цифровизации в энергетике, то весьма репрезентативным является уровень использования информационных технологий в биржевой торговле нефтью и газом. Сначала Закон РФ от 20 февраля 1992 г. N 2383-1 "О товарных биржах и биржевой торговле" регулировал биржевые торги товаром. В программно-технических комплексах бирж фиксировались встречные заявки, формировались пары участников торгов и после проведения торгов оформлялись письменные сделки. Основные условия покупки/продажи конкретного товара (вид товара, цена, количество) содержались в заявках участников. Остальные условия поставки определялись согласно типовым договорам каждой из нефтяных компаний, которые были готовы поставлять товар только на своих условиях. Дискуссионным являлся вопрос о том, в какой момент сделки считаются заключенными: в момент фиксации в программно-техническом комплексе биржи или после торгов, в момент подписания договора? Сделки, совершенные в указанном выше смешанном порядке, нельзя назвать электронными сделками, тем более что по ходу исполнения обязательств могли быть изменены и существенные условия.

Изменения законодательства создали возможность для построения электронной биржевой торговли. Так, следующие законы входят в действующую нормативную правовую базу: Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 325-ФЗ "Об организованных торгах" (далее – Закон N 325-ФЗ); Федеральный закон от 7 февраля 2011 г. N 7-ФЗ "О клиринге, клиринговой деятельности и центральном контрагенте"; Федеральный закон от 6 апреля 2011 г. N 63-ФЗ "Об электронной подписи" (далее – Закон N 63-ФЗ); Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" (далее – Закон N 149-ФЗ); АПК РФ и ГПК РФ, содержащие нормы, обеспечивающие признание в судах электронных документов, в том числе цифровых документов, в качестве равноценных доказательств иным письменным доказательствам.

Согласно ст. 4 Закона N 325-ФЗ в правилах организованных торгов бирж должны содержаться порядок и условия подачи заявок, порядок установления соответствия заявок друг другу и порядок фиксации такого соответствия.

В соответствии со ст. 18 Закона N 325-ФЗ договор на организованных торгах заключается на основании двух зарегистрированных разнонаправленных заявок, полное или частичное соответствие которых друг другу установлено и зафиксировано в реестре договоров биржи. Договор считается заключенным в момент фиксации биржей соответствия заявок друг другу путем внесения записи о заключении соответствующего договора в реестр договоров. При этом составление одного документа, подписанного сторонами, не осуществляется, и простая письменная форма договора считается соблюденной.

На биржах электронный документооборот может осуществляться по-разному. Как правило, порядок документооборота определяется внутренними документами и соглашениями между инфраструктурными организациями (биржей, клиринговой организацией, расчетными банками), а также договорами, на основании которых обеспечивается технический доступ к программно-техническому комплексу. Биржа оказывает участникам торгов комплекс услуг с использованием автоматизированных рабочих мест для удаленного доступа к системе электронных торгов. Возможно также оказание услуг с использованием шлюза, которым является аппаратно-программный комплекс, представляющий интерфейс между системой электронных торгов и внешними системами участника торгов, предназначенный для обмена информацией.

Трейдеры участников торгов, как правило, работают на удаленных рабочих местах. Заявки формируются трейдерами в электронном виде, подписываются простой электронной подписью и усиленной неквалифицированной подписью, созданными в соответствии с Законом N 63-ФЗ и Законом N 149-ФЗ. Таким образом, обеспечивается безопасность доставки заявок по сети Интернет или иным каналам связи на биржу. При получении электронных документов работниками биржи проверяется правильность заполнения заявок и соблюдение форматов, установленных внутренними документами. При этом снимается усиленная неквалифицированная подпись. В случае несоблюдения правил, предъявляемых к электронным документам, заявки отклоняются. Во всех остальных случаях заявки направляются в соответствующей электронной форме в клиринговую организацию. В ходе организованных торгов клиринговая организация осуществляет проверку гарантийного обеспечения по каждой заявке. При наличии достаточного обеспечения исполнения обязательств проверенная электронная заявка направляется на биржу. Заявки включаются в реестр заявок в порядке поступления из клиринговой организации. При этом заявка содержит простую электронную подпись, т.е. все участники торгов во время торгов в любой момент времени идентифицируются. При "столкновении" взаимных встречных заявок регистрируются договоры, которые включаются в реестр договоров. Подписания каких-либо двусторонних договоров не требуется.

Участники торгов могут получить выписку из реестра со всеми параметрами договоров через личный кабинет на сайте биржи, который представляет собой систему дистанционного обслуживания клиентов биржи. Выписка заверяется уполномоченным лицом биржи путем проставления усиленной неквалифицированной электронной подписи.

После окончания торгов клиринговая организация осуществляет расчет обязательств из договоров, заключенных на бирже, а также отслеживает исполнение обязательств по договорам поставки газа, нефти и нефтепродуктов, создавая дополнительные гарантии соблюдения прав участников. Правда, контроль клиринговой организации за исполнением обязательств по заключенным договорам не осуществляется автоматически в рамках какой-либо системы. С учетом вышеизложенного можно сделать вывод о широком внедрении новых технологий в биржевой торговле. Однако пока имеет место определенная фрагментарность их применения даже в такой технологичной сфере, как биржевая торговля.

Вопрос о "самоисполнимости" договоров путем использования системы смарт-контрактов, связанных с внедрением блокчейн-технологий на биржах, было бы полезно проанализировать с целью использования в энергетической отрасли. Представляется, что обращение к таким системам является уже обозримым будущим. Конечно, осуществление инвестиционных проектов, внедрение технологий не может быть реализовано в кратчайшие сроки, так как должны быть разработаны стратегия, бизнес-план и финансовые документы, определяющие модель развития и т.д. Но общий принцип заключает в том, что такие проекты предполагается реализовать в срок, не превышающий десятилетие. Ключевые эффекты использования новых технологий должны привести к гарантированному обеспечению электроэнергией, газом, нефтью все сферы жизнедеятельности, снижению капитальных и операционных затрат, повышению уровня безопасности и снижению уровня аварийности добычи полезных ископаемых, производства нефтепродуктов, а также транспортировки энергоресурсов. Все это в свою очередь будет стимулировать создание дополнительных механизмов, обеспечивающих внедрение цифровых технологий в энергетике.

Вопрос о том, что является смарт-контрактом, продолжает вызывать споры среди ученых и практиков. С нашей точки зрения, следует присоединиться к тем, кто в настоящее время считает смарт-контракт техническим исполнением заключенного договора[2]. В смарт-контрактах используются технологии криптовалют для создания последовательных блоков данных (блокчейн), содержащих информацию о статусе и условиях исполнения сделок. Постоянно растущая по мере появления новых сделок и их исполнения цепочка блоков может быть организована в виде распределенного реестра, обеспечивающего неизменность данных за счет нескольких уровней криптографической защиты.

Высокая для современного уровня развития вычислительной техники криптографическая стойкость применяемых алгоритмов шифрования и возможность фиксации времени совершения событий и операций в реестре теоретически позволяют обеспечивать высокую доказательную ценность при рассмотрении споров. Например, ст. 11 разъяснения Верховного народного суда КНР от 7 сентября 2018 г. N 16 определяет, что цифровые данные, собранные и записанные с помощью блокчейна с цифровой подписью, могут быть представлены в качестве доказательств в суде[3]. Это мнение следует за решением, принятым 28 июня 2018 г. интернет-судом Ханчжоу, который принял доказательства из цепочки блоков по делу о контрафакции[4]. Признание технологии блокчейн в качестве доказательственной базы открывает широкий набор ее потенциальных приложений в сфере торговли энергетическими ресурсами, например, такими как определение происхождения, сертификация, отслеживание активов, торговое финансирование, биржевой и внебиржевой постторговый процесс, создание распределенных клиринговых сетей для внебиржевых деривативов.

Наиболее значимые проекты цифровизации, осуществляемые мировыми лидерами цифровых технологий (Apple, Amazon, Google), обещают радикально трансформировать существующие бизнес-модели. Целью данных проектов является создание специализированных цифровых экосистем, ядром которых являются ИТ-платформы, отражающие последовательность исполнения реальных производственных процессов. Основная задача такого ядра – взаимодействие с клиентами, которые могут являться как участниками цепочек создания стоимости, так и потребителями результатов производственного процесса. Для повышения уровня доверия внутри экосистемы используются технологии блокчейн, в том числе и смарт-контракты. При этом, учитывая, что блокчейн изначально создавался для обеспечения транзакций криптовалют, в экосистемы зачастую включаются и эти цифровые средства обмена.

Несмотря на обширные исследования и создание работающих прототипов, до сих пор не было крупномасштабного внедрения смарт-контрактов в ключевых отраслях реального сектора глобальной экономики. Отсутствие в настоящий момент историй успеха во многом связано с необходимостью цифровизации существующих сложных, а порой даже критических бизнес-процессов. Для эффективного решения данных задач требуются традиционные для крупных проектов ресурсы – трудовые, финансовые, организационные. Кроме того, необходимо также учитывать специфику технологии блокчейн.

Смарт-контракт может существовать и "самоисполняться" только в рамках специализированных цифровых экосистем, где для каждого условия запрограммированной в нем сделки должен быть предоставлен способ проверки реализации этого условия, в том числе если условие реализовано в реальном мире. Это означает, что без создания цифровых двойников всех основных бизнес-процессов крупнейших игроков какой-либо отрасли использование смарт-контрактов в этой отрасли не будет в достаточной мере эффективным.

К технологическим ограничениям смарт-контрактов также можно отнести использование значительных вычислительных мощностей для создания криптозащиты каждого из информационных блоков, значительный временной интервал, требующийся для добавления информации о вновь созданном блоке во все узлы распределенного реестра (в настоящее время около 10 мин., что не позволяет использовать блокчейн в режиме реального времени для высокоскоростных процессов).

Вышеперечисленные факторы в определенной степени увеличивают риски инвестиционных проектов отраслевого уровня по внедрению смарт-контрактов. Дополнительным фактором, увеличивающим неопределенности в реализации проектов, является, как ни странно, ускоренное развитие вычислительной техники. Системы криптозащиты смарт-контрактов строятся на том, что зашифрованные данные не могут быть взломаны в течение разумного периода времени злоумышленниками, использующими эффективные алгоритмы подбора ключей. Однако развитие квантовых компьютеров, обладающих несравнимо большей производительностью, может обесценить данный способ защиты. По разным оценкам, произойти это может в течение ближайших 10 – 15 лет, то есть в рамках периода, соизмеримого с горизонтом планирования крупного инвестиционного проекта отраслевого уровня.

Еще одной проблемой, требующей глубокой проработки, является связка смарт-контрактов и искусственного интеллекта. Поскольку смарт-контракты функционируют в цифровых экосистемах, решения об их существенных условиях и/или выполнении этих условий могут приниматься системами с искусственным интеллектом. При этом с математической точки зрения при составлении смарт-контракта могут быть использованы алгоритмы любой сложности. При этом уже сейчас разработчики искусственного интеллекта столкнулись с проблемой невозможности интерпретации (объяснения) оптимальных решений, принятых искусственным интеллектом. При решении технических задач данная проблема решается с помощью всестороннего тестирования, но при рассмотрении юридических вопросов такой подход возможен не всегда.

Также рекомендуется Вам:

Руководители нефтяной отрасли считают высоковероятным начало торговли энергетическими ресурсами с расчетами в криптовалюте[5]. При этом отмечается, что основными рисками внедрения новых технологий являются отсутствие регуляторной базы, более высокий уровень волатильности криптовалют, требующий создания дополнительного резервирования, и повышенная прозрачность операций клиентов в рамках экосистемы, вызывающая необходимость защиты значимой коммерческой информации.

Найти баланс между доступностью клиентских данных и защитой коммерческой информации внутри экосистемы возможно в случае включения в нее биржи. В этом смысле внедрение технологии блокчейн является для бирж скорее возможностью, чем угрозой, так как они, реализуя функции допуска участников торгов, контроля за манипулированием на рынке, организации расчетов и раскрытия информации, могут выполнять роль своеобразного стабилизатора и информационного шлюза экосистемы.

Если попытаться условно представить исполнение договора поставки купленных на биржевых торгах нефтепродуктов на условиях франко-труба, который "самостоятельно управляется" на технологическом уровне, то данные смарт-контракта должны последовательно по мере его исполнения отражаться в каждом из блоков блокчейна: поступление заявок от участников торгов; проверка информации об обеспечении в клиринговой организации; заключение договора поставки нефтепродуктов на бирже; процесс доставки товара, означающий передачу биржевого товара поставщиком покупателю путем сдачи товара в систему магистральных нефтепродуктопроводов из резервуара нефтепродуктов производителя (с фиксацией информации о форс-мажоре в случае его наступления); фиксация передачи нефтепродуктов путем подписания акта приемки-передачи, что влечет за собой переход права собственности на товар. На каждом этапе указанная информация должна передаваться в электронном виде организатору торговли, клиринговой организации, юридическим лицам, обеспечивающим доставку товара по системе магистральных нефтепродуктопроводов, участникам торгов и их клиентам.

При этом важно, что передаваемая информация защищена от возможного вмешательства третьих лиц, а субъекты правоотношений получили комплексную защиту как в области возникающих у них прав и обязанностей, так и персональных данных уполномоченных физических лиц, осуществляющих выполнение соответствующих функций в рамках общих производственных процессов. В целях обеспечения контроля за функционированием всей информационно-технологической платформы, в том числе в части предупреждения технических сбоев, целесообразно участие оператора/организатора поставок, правовой статус которого должен быть урегулирован дополнительно.

В дальнейшем цифровизация будет направлена на создание и координацию всех процессов управления, производства, реализации энергетических ресурсов на биржевом и внебиржевом рынке.

Литература

1. Концептуальные основы правового обеспечения информатизации России / Г.В. Белов, И.Л. Бачило, В.А. Копылов // Проблемы информатизации. 1992. N 2. С. 36 – 41.

2. Теткин М. Игорь Сечин: в будущем расчеты за нефть могут проводиться в криптовалюте / М. Теткин. URL: https://www.rbc.ru/crypto/news/5cf92f199a79475bb1868607 (дата обращения: 06.06.2019).

 


[1] Концептуальные основы правового обеспечения информатизации России / Г.В. Белов, И.Л. Бачило, В.А. Копылов // Проблемы информатизации. 1992. N 2. С. 36 – 41.

[2] La Blockchain . Les clefs d'une revolution. Paris, 2016. P. 123.

[3] Разъяснение Верховного народного суда КНР от 7 июля 2018 г. N 16. URL: http://www.court.gov.cn/zixun-xiangqing-116981.html (дата обращения: 03.06.2019).

[4] Решение интернет-суда первой инстанции Ханчжоу от 28 июня 2018 г. URL: https://mp.weixin.qq.com/s/W4HhYfwM8JUtBlWpQi2kqQ (дата обращения: 03.06.2019).

[5] Теткин М. Игорь Сечин: в будущем расчеты за нефть могут проводиться в криптовалюте. URL: https://www.rbc.ru/crypto/news/5cf92f199a79475bb1868607 (дата обращения: 06.06.2019).

Рекомендуется Вам: