ЮрФак: изучение права онлайн

Цифровая информатизация и информационная безопасность в современном здравоохранении: конституционно-правовой подход к проблеме

Автор: Тимофеев И.В.

Одним из важных направлений модернизации здравоохранения современной России является его цифровая информатизация, а также связанная с ней задача обеспечения информационной безопасности как пациента, так и медицинского работника. Актуальность этого направления совершенствования отечественного здравоохранения связана с тем, что в настоящее время объемы информации о пациенте и медицинских вмешательствах становятся чрезвычайно значительными, способы передачи медицинской информации на этапах медицинской помощи нередко оказываются несостоятельными, а система сохранения, передачи и защиты этой информации все еще далека от совершенства. Все это является тормозящим фактором улучшения доступности и качества медицинской помощи и усугубляется в ряде случаев возникновением проблемы информационной безопасности в области здравоохранения.

Цифровая информатизация позволяет в целом существенно повысить уровень медицинского знания и увеличить возможности оказания медицинской помощи за счет высокотехнологичных медицинских вмешательств. Она же позволяет формировать такие аспекты развития принципа, как доступность и качество медицинской помощи, которые напрямую влияют на конституционное содержание права на охрану здоровья и медицинскую помощь и становятся сущностными в формировании смысловой, аксиологической и праксиологической коннотации положений ч. 1 ст. 41 Конституции Российской Федерации.

Среди позитивных направлений модернизации следует отметить то, что в России работает такой первичный информатизационный проект, как электронная запись на прием к врачу. Ожидается создание базы для введения единой электронной медицинской карты пациента и в конечном итоге формирование единого информационного пространства в медицине. Эта система должна позволить врачу при необходимости в любой точке России получить доступ к медицинским документам пациента. Одним из ключевых ожиданий от создания этой системы является возможность внедрения электронной системы управления качеством медицинской помощи – электронного бенчмаркинга. Это персонально повысит эффективность работы в каждом конкретном случае оказания медицинской помощи с последующим выходом на повышение эффективности работы всей отрасли в целом.

Улучшению доступности медицинской помощи будет способствовать создание "личного кабинета" пациента, когда он заранее будет знать имя врача и расписание его работы, а также не потеряет результаты анализов, направления и другие больничные документы. В своем "личном кабинете" пациент сможет гораздо быстрее записаться на прием к врачу, узнать результаты анализов, ознакомиться с графиком работы специалистов, заказать выписки и иные медицинские документы из своей карты. Здесь же будут храниться направления и больничные листы, которые в любой момент можно будет распечатать. Кроме того, пациент имеет возможность осуществлять контроль за медицинской организацией, которая оказывала ему медицинскую помощь. Это дает дополнительную возможность устранения различного рода медицинских приписок. К единой базе данных необходимо также подключить аптеки. В этом случае не будет необходимости заполнять бумажный рецепт. Причем, если речь идет о хронических заболеваниях и постоянном приеме препаратов, возможно даже, что очередное назначение можно будет проводить без личного присутствия пациента.

Однако, кроме позитивного начала, цифровая информатизация в здравоохранении может нести и негативные издержки в виде нарушения информационной безопасности. Это может быть связано как с неинформированием пациента о потенциальных для него угрозах здоровью и жизни, так и с несанкционированной передачей медицинской информации третьим лицам или превышением объема раскрытия ее в процессе оказания медицинской помощи, что необходимо учитывать при совершенствовании правового регулирования, обусловленного введением современных информационных технологий в медицине. При этом крайне важным является соблюдение законодателем и правоприменителями баланса конституционно защищаемых ценностей (жизнь, здоровье, достоинство и др.).

В практике Конституционного Суда Российской Федерации[1] понятие "медицинская информация" является выражением взаимосвязи конституционного права на охрану здоровья и медицинскую помощь (ч. 1 ст. 41 Конституции Российской Федерации) и конституционного права свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ч. 4 ст. 29 Конституции Российской Федерации). Такая информация может касаться самого гражданина, реализующего право на охрану здоровья и медицинскую помощь, и выступать в этом случае как предмет информированного добровольного согласия либо касаться другого лица, получившего (получающего) медицинскую помощь, являясь предметом врачебной тайны. Законодательное решение вопроса о праве третьих лиц на медицинскую информацию, составляющую врачебную тайну, предполагает соблюдение надлежащего баланса защищаемых Конституцией Российской Федерации ценностей, а также учета мотивов и целей обращения за соответствующими сведениями.

В качестве примера для демонстрации и предложения поиска путей решения важной проблемы в плане информационной безопасности является ситуация избыточного раскрытия в средствах массовой информации и информационно-телекоммуникационной сети Интернет сведений, составляющих врачебную тайну ребенка, в целях сбора благотворительных пожертвований на лечение ребенка. В результате размещения указанных сведений в СМИ или в сети Интернет в свободный доступ могут попадать в том числе персональные данные ребенка (год рождения, Ф.И.О., адрес проживания), особенные приметы ребенка, т.е. информация, позволяющая идентифицировать личность ребенка. С учетом темпов развития информационных технологий в целом и информационно-телекоммуникационной сети Интернет в частности, а также масштабов ее внедрения во все сферы жизнедеятельности общества, преданная огласке информация может быть актуализирована по прошествии времени любым заинтересованным лицом, в том числе с целью навредить ребенку. Окончательное изъятие такой информации из сети Интернет невозможно, следовательно, нельзя предугадать, когда и с какими отсроченными негативными последствиями может столкнуться ребенок. Поэтому с момента разглашения сведений, составляющих врачебную тайну ребенка, крайне сложно гарантировать защиту его конституционных прав на охрану достоинства личности, неприкосновенность частной жизни, личную тайну, защиту его чести и доброго имени (ст. ст. 21 и 23 Конституции Российской Федерации)[2]. Достоинство личности, как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ в своих решениях[3], является основой всех прав и свобод человека и необходимым условием их существования и соблюдения.

Развитие информационных технологий привело к увеличению объема оборота информации в сети Интернет, как следствие, появилась потребность в развитии механизмов правового контроля за размещением информации, носящей личный характер, что нашло свое отражение в развитии такого правового института, как право на забвение информации. В Российской Федерации право на забвение информации было введено в практику Федеральным законом от 13 июля 2015 г. N 264-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" и статьи 29 и 402 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации"[4]. Благодаря внесенным данным Законом изменениям каждый из россиян получил возможность обратиться к владельцу (оператору) поисковой системы с требованием прекратить выдачу сведений об указателе страницы сайта в сети Интернет, позволяющих получить доступ к информации о заявителе, распространяемой с нарушением законодательства Российской Федерации или утратившей значение для заявителя. Но стоит отметить, что после удовлетворения подобного запроса информация все равно продолжает оставаться в сети Интернет, но найти ее уже можно только зная адрес конкретного сайта, на котором она размещена, поисковая система перестает выдавать в результатах поиска адрес соответствующего ресурса. Предусмотренный механизм не гарантирует владельцу информации того, что она вновь по прошествии времени не появится в сети Интернет. Таким образом, эффективной защиты от распространения информации вопреки воле владельца информации на данный момент нет, а имеется только возможность бороться с последствиями ее распространения.

На наш взгляд, отечественный законодатель необоснованно прибегает в вопросе регулирования процесса разглашения сведений, составляющих врачебную тайну ребенка, с согласия законного представителя к разрешительной дискреции, наделяя последнего практически неограниченными полномочиями по принятию окончательного решения. Определяя порядок разглашения законным представителем сведений, составляющих врачебную тайну, законодателю необходимо было учитывать: во-первых, специфику данных сведений[5] и важность сохранения их конфиденциальности как необходимое условие гарантии защиты его конституционных прав на охрану достоинства личности, неприкосновенность частной жизни, личную тайну, защиту его чести и доброго имени (ст. ст. 21 и 23 Конституции Российской Федерации)[6]; во-вторых, специфику распространения информации в сети Интернет – невозможность ее окончательного удаления и возможность ее актуализации по прошествии времени; в-третьих, как следует из вышеизложенного, необходимость обезличивания сведений, составляющих врачебную тайну, в целях обеспечения информационной безопасности ребенка (т.е. сокрытие информации, позволяющей установить личность ребенка).

Как нам видится, при разглашении сведений, составляющих врачебную тайну ребенка, необходимо придерживаться принципа разумной достаточности информации о ребенке и его заболевании и не допускать размещения в сети Интернет (или СМИ) наряду с данными диагноза ребенка его паспортных данных и особых примет, позволяющих установить его личность. При этом разглашаемые сведения, составляющие врачебную тайну ребенка, должны быть обезличены в целях исключения в дальнейшем возможности установления его личности.

Таким образом, говоря о правовой регламентации в отношении защиты сведений, составляющих врачебную тайну ребенка, мы вынуждены констатировать факт правовой незащищенности ребенка, обусловленный наличием возможной угрозы его чести и достоинству, в связи с разглашением указанных сведений с согласия его законного представителя. Безусловно, разрешение выявленной проблемы правового регулирования – задача важная и непростая, которая может потребовать внесения изменений не только в отраслевой Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", но и в ряд других федеральных законов. Но уже на данном этапе очевидно, что в основе разрешения данной проблемы лежит обезличивание сведений, составляющих врачебную тайну ребенка, подлежащих разглашению.

Анализ правотворческих инициатив показал наличие обеспокоенности федерального законодателя неконтролируемым распространением недостоверной информации, распространяемой под видом достоверных сообщений, с созданием опасности жизни и здоровью граждан, что нашло отражение в поправках в марте 2019 г. к Федеральному закону от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации"[7]. Действительно, такая негативная практика в медицине не только может нанести вред здоровью, но и подрывает доверие пациента к медицинскому работнику.

Очевидно, что нужно не только выявлять проблемы, связанные с информатизацией отрасли, но и пытаться изменить среду, которая может их порождать. В этом может помочь алгоритмизация с выходом на стандартизацию оказания медицинской помощи. Например, разумное развитие стандартизации и внедрение порядков оказания медицинской помощи, протоколов лечения должно позволить упростить передачу информации о пациенте, оценку показанности, включая определение риска оперативного вмешательства, анестезии и их осложнений, оценку перевода пациента внутри и вне лечебного учреждения и т.п.

В целом содержание мер для обеспечения информационной безопасности условно можно разделить на три группы, в зависимости от вида и способа распространения или ограничения информации. Во-первых, это меры обязательного информирования пациента, например, о рисках медицинского вмешательства, что составляет содержание правового института добровольного информированного согласия. Во-вторых, наоборот, предупреждение нераспространения медицинской информации о пациенте, которая относится к понятию "врачебная тайна", а в случаях, допускающих ее распространение, ограничение избыточности (по отношению к целям распространения) этих сведений. В-третьих, меры ограничения и пресечения распространения недостоверной или избыточной информации, например, в рекламных целях о "новых методах диагностики и лечения".

 


[1] Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 9 июня 2015 г. N 1275-О // СПС "КонсультантПлюс".

[2] Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // СПС "КонсультантПлюс".

Также рекомендуется Вам:

[3] Постановление Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. N 4-П // СЗ РФ. 1995. N 19. Ст. 1764; Постановление Конституционного Суда РФ от 15 января 1999 г. N 1-П // СЗ РФ. 1999. N 4. Ст. 602; Определение Конституционного Суда РФ от 15 февраля 2005 г. N 17-О // СЗ РФ. 2005. N 16. Ст. 1479.

[4] Федеральный закон от 13 июля 2015 г. N 264-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" и статьи 29 и 402 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс".

[5] Врачебная тайна включена Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г. N 188 "Об утверждении Перечня сведений конфиденциального характера" в перечень сведений конфиденциального характера. См.: СПС "КонсультантПлюс".

[6] Конституция Российской Федерации.

[7] Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" // СЗ РФ. 2006. N 31 (часть 1). Ст. 3448.

Рекомендуется Вам: