ЮрФак: изучение права онлайн

Концепция правового регулирования минимальной заработной платы в России

Автор: Абалдуев В.А.

Реализуемую в современной России концепцию регулирования минимальной заработной платы образуют определенные правовые решения, которые получили закрепление в трудовом законодательстве, конкретизируются и развиваются в материалах судебной практики.

Деятельность социального государства, призванного гарантировать вознаграждение за труд не ниже установленного федеральным законом минимального размера (п. 3 ст. 37 Конституции России), строится с использованием следующих основных элементов:

1) законодательного определения статуса минимального размера оплаты труда (МРОТ) в системе трудового права и обеспечения дифференциации данной гарантии в субъектах РФ, отраслях (по видам экономической деятельности) и на локальном уровне посредством актов социального партнерства;

2) нормативного закрепления и фактического обеспечения постоянно действующей связи МРОТ с объективным критерием стоимости жизни населения в целях реализации прав работников на достойную оплату труда;

3) определения права работников на минимальную заработную плату в зависимости от выполнения норм труда (норм выработки, норм рабочего времени), а также размеров такой оплаты в условиях неполной занятости;

4) указания на источники финансирования МРОТ работодателями бюджетной сферы, коммерческими организациями и индивидуальными предпринимателями;

5) определения состава выплат в структуре МРОТ и соотношения основной (тарифной части) оплаты труда работников и минимального размера оплаты труда;

6) определения границ и правил применения МРОТ в отношениях, не регулируемых нормами трудового права, но использующих данную правовую категорию как расчетную величину при оценке имущественных прав и обязательств.

1. Принципиальной новацией государственной политики в сфере трудового права постсоветского периода[1] стала легализация в нормах Трудового кодекса РФ статуса МРОТ как государственной гарантии, обеспечивающей реализацию прав работников на полную, своевременную и справедливую оплату труда (ст. ст. 2 и 130 ТК РФ)[2].

Несмотря на то что институт минимального размера оплаты труда представлен лишь несколькими нормами ТК РФ и Федерального закона от 19 июня 2000 г. N 82-ФЗ (ред. от 25 декабря 2018 г.) "О минимальном размере оплаты труда" (далее – ФЗ о МРОТ), он имеет определяющее значение в системе трудового права, а также в иных отраслевых отношениях. Это подтверждается практикой судов общей юрисдикции, арбитражных судов на самом высоком уровне[3] и столь же обширными материалами Конституционного Суда РФ. Конституционное правосудие в последние годы не только оценивает соответствие норм трудового права Основному Закону страны, но и активно толкует закон, определяет правопонимание в части применения МРОТ, а также, по сути, устанавливает обязательные для работодателей правила о том, какие элементы оплаты труда входят в состав МРОТ.

С 2008 г. субъектам РФ предоставлено право устанавливать региональными социально-партнерскими соглашениями размер минимальной заработной платы (ст. 133.1 ТК РФ). По различным данным, правом регионального регулирования минимальной заработной платы воспользовались 50 (или даже больше) субъектов РФ[4]. В научной литературе обоснованно предлагалось изучить этот опыт и сформировать единые, наиболее эффективные и юридически корректные правила такого регулирования[5].

Однако в настоящее время эта практика во многих субъектах РФ приостановлена (не обновляется) вследствие серьезного повышения МРОТ в 2018 г. Есть основания полагать, что ситуация с региональным коллективно-договорным регулированием минимальной заработной платы не изменится в 2020 г.[6] и в последующем, поскольку возможности субъектов РФ и прежде всего муниципальных образований не позволяют усилить социальную защиту работников в сравнении с новыми федеральными правилами пересмотра МРОТ. Работодатели России (за исключением г. Москвы и некоторых благополучных в этом смысле субъектов РФ) не могут улучшать положение работников в части минимальной оплаты труда, поскольку законодательный уровень уже критичен и для бюджетов, и тем более для многих работодателей, получающих доходы от собственной хозяйственной деятельности (особенно в сфере малого бизнеса).

Концепция договорного установления ставок минимальной оплаты, получившая отражение в ст. 133.1 ТК РФ, была во многом обусловлена крайне низкими федеральными размерами оплаты труда и отсутствием связи МРОТ с объективным измерителем стоимости жизни. Переход к более достойному МРОТ в федеральном законодательстве и правила его ежегодного повышения[7] неизбежно ведут к нивелированию роли социально-партнерских договоренностей в этой части. Договорное регулирование будет, как и раньше, юридически доступно, но фактически ограничено рамками отраслей, видов деятельности, регионов, организаций, где финансовые возможности и материальное состояние работодателей и сейчас гарантируют более высокий уровень оплаты труда.

Ныне регулятивное значение регионального правотворчества в этой сфере отношений сохраняется большей частью в регионах, где минимальная заработная плата автоматически определяется величиной прожиточного минимума трудоспособного населения[8].

Также более высокие отраслевые размеры минимальной заработной платы были предусмотрены некоторыми федеральными трехсторонними соглашениями по социально-трудовым вопросам. Пожалуй, единственным примером улучшения положения работников можно признать условие п. 3.1 Отраслевого соглашения по организациям нефтяной, газовой отраслей промышленности и строительства объектов нефтегазового комплекса Российской Федерации на 2014 – 2016 годы (продлено на 2019 г.). Соглашение дает работникам отрасли право на минимальную месячную тарифную ставку (оклад) рабочего 1-го разряда основного производства или месячную заработную плату (без учета компенсационных, стимулирующих и социальных выплат) не меньше величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации. Это соглашение, полагаем, устанавливает правильное соотношение минимальной оплаты и тарифной части заработка работника. Такого соотношения ТК РФ не гарантирует, о чем будет сказано ниже.

2. Законодательное признание МРОТ государственной гарантией в сфере оплаты труда работников должно находить отражение в критериях и правилах исчисления такой оплаты, ее составе с учетом структуры заработной платы, предусмотренной ст. 129 ТК РФ.

Важным политико-правовым новшеством, отмеченным в том числе экспертами Международной организации труда при оценке проектируемого в 2001 г. ТК РФ, является законодательное решение об установлении правовой связи между МРОТ и величиной прожиточного минимума трудоспособного населения. Однако судьба ч. 1 ст. 133 ТК РФ, отражающей это фундаментальное положение концепции государственной политики в части определения МРОТ, не решена до сих пор. Трудно сказать, начался ли в 2018 г. тот самый процесс поэтапного повышения минимального размера оплаты труда до размера прожиточного минимума, о котором сказано в ст. 421 ТК РФ. Также не очень понятно, о каких именно этапах идет речь и почему придание юридической силы ч. 1 ст. 133 ТК РФ обязательно должно быть поэтапным.

Тем не менее нельзя не признать, что связь МРОТ и прожиточного минимума[9] сейчас, несомненно, появилась.

В ходе изучения критериев МРОТ после принятия ТК РФ так и не были выявлены механизмы его расчета. Отмечен единственный случай совпадения МРОТ и величины прожиточного минимума в РФ, правда, с опозданием на два года[10]. Приходится констатировать, что, несмотря на декларированную в 2002 г. связь МРОТ и прожиточного минимума, такой связи не было. МРОТ рассчитывался органами государственной исполнительной власти по, возможно, достоверным, но не имеющим правового обоснования методикам и представлялся в ГД ФС РФ для законодательного закрепления.

Также рекомендуется Вам:

Ситуация в этой сфере принципиально изменилась с принятием Федерального закона от 28 декабря 2017 г. N 421-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части повышения минимального размера оплаты труда до прожиточного минимума трудоспособного населения". Но избранный российским законодателем вариант решения данного вопроса опять не позволяет ввести в действие ч. 1 ст. 133 ТК РФ, поскольку критерием пересмотра МРОТ избран прожиточный минимум не актуальный, а исчисленный органами государственной статистики за второй квартал предыдущего года (ст. 1 ФЗ о МРОТ).

Если это и есть поэтапное повышение МРОТ до прожиточного минимума в РФ, то, следуя логике законодателя, следующим решением будет введена связь МРОТ и прожиточного минимума за третий, а потом и за четвертый квартал предшествующего года. Указанный шаг российского законодателя можно оценить позитивно: во-первых, появилась определенная федеральным законом обязанность государства повышать минимальный размер оплаты труда в России; во-вторых, ясно установлен критерий такого пересмотра; в-третьих, закреплены точные сроки (момент) повышения МРОТ. Думаем, что такое регулирование можно рассматривать как способ индексации минимальной оплаты труда в зависимости от показателя стоимости жизни трудоспособного населения в России в целом.

Разумеется, величина прожиточного минимума, определяющая ныне МРОТ, не может быть признана показателем достойной оплаты труда. Тем более, как отмечалось в литературе, нельзя согласиться с тем, что российский законодатель гарантировал один и тот же минимум работникам высококвалифицированного и неквалифицированного труда[11], а также с тем, что в существующем регулировании получили полное и точное отражение стандарты минимальной оплаты, предусмотренные актами Международной организации труда и Европейской социальной хартией[12]. Но в целом возникшую связь МРОТ и прожиточного минимума в российском исполнении следует признать движением к цели реализации статуса МРОТ как реальной государственной гарантии по оплате труда работников.

3. В литературе[13], судебной практике и кадровой работе сложилось универсальное понимание связи нормирования труда с гарантией минимальной заработной платы: неполная занятость (работа на часть ставки и в режиме неполного рабочего времени) не обеспечивает получения заработной платы не ниже МРОТ. Однако анализ текста ч. 3 ст. 133 ТК РФ не позволяет говорить об однозначности такого понимания. В законе сказано: "Месячная заработная плата работника, полностью отработавшего за этот период норму рабочего времени и выполнившего нормы труда (трудовые обязанности), не может быть ниже минимального размера оплаты труда". Принято считать, что речь идет о работе на условиях нормальной или сокращенной продолжительности рабочего времени, поскольку и то и другое не влечет уменьшения заработка. Вместе с тем нормы труда (трудовые обязанности) и нормы рабочего времени устанавливаются и при работе на условиях неполного рабочего времени. У работника, занятого на часть ставки, тоже существуют нормы труда, и есть трудовые обязанности, которые он выполняет.

По смыслу указанной нормы такой работник, если он выполнил свои обязанности и предписанные ему нормы труда, тоже вправе рассчитывать на получение МРОТ. Это объективно возможно в организациях (например, микропредприятие), где кроме трудового договора ставка оплаты труда ничем не определяется (нет штатного расписания и иных нормативных актов, предусматривающих размеры оплаты труда).

В целях установления более точной смысловой связи права на МРОТ с работой на условиях нормальной или сокращенной продолжительности рабочего времени следовало бы уточнить ч. 3 ст. 133 ТК РФ, изложив ее в следующей редакции: "Месячная заработная плата работника, занятого на условиях нормальной или сокращенной продолжительности рабочего времени, полностью отработавшего за этот период норму рабочего времени и выполнившего нормы труда (трудовые обязанности), не может быть ниже минимального размера оплаты труда. Лицам, работающим на условиях неполного рабочего времени, выполнившим нормы труда и рабочего времени, гарантируется минимальный размер оплаты труда пропорционально степени занятости".

4. Концепция финансового обеспечения оплаты труда не ниже минимального размера до 1 сентября 2007 г. ясно разграничивала обязанности бюджетных и коммерческих работодателей. Бюджет любого уровня был обязан полностью гарантировать минимальный размер оплаты труда работникам учреждения. Федеральным законом от 20 апреля 2007 г. N 54-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О минимальном размере оплаты труда" и другие законодательные акты Российской Федерации" эти обязанности были распределены между государством, муниципалитетом и работодателями, которых они учредили. Бюджетный работодатель должен обеспечивать МРОТ за счет "средств, полученных от предпринимательской и иной приносящей доход деятельности".

Обычно в литературе по трудовому праву этот момент не обсуждается или комментируется исключительно с точки зрения формального закрепления[14]. Однако полагаем, что и эта часть правового регулирования МРОТ имеет принципиальное значение.

Предусмотренный в ст. 133 ТК РФ подход вызывает формально-правовые и содержательные замечания. Использованное в этой норме понятие "предпринимательская деятельность" применительно к бюджетным учреждениям образования, здравоохранения, культуры, социальной сферы в правовой системе России некорректно. Так, ФЗ об образовании ни разу не упоминает возможности осуществления детским дошкольным учреждением, школой или вузом такой деятельности. Кроме того, закон не определяет критерии и порядок распределения обязанностей между государством и бюджетным работодателем при совместном финансировании МРОТ. Иначе говоря, если такой работодатель имеет внебюджетные средства для самостоятельного гарантирования МРОТ, то государство его финансировать не обязано? Если у работодателя хватает внебюджетных средств на минимальную оплату только для 10 работников, а их 50, то, как будут исполнены обязанности учредителя в этом случае? Если у бюджетного работодателя вообще нет внебюджетных доходов, будут ли финансировать МРОТ централизованно? Кто и как определяет потребность бюджетного работодателя в финансировании МРОТ?

Есть два варианта единообразного и конкретизированного решения этих вопросов:

вернуться к регулированию, существовавшему до 1 сентября 2007 г., что, судя по политике распределения расходов бюджета и работодателей на цели оплаты труда, в настоящее время практически невозможно;

на уровне постановления Правительства РФ закрепить механизм определения потребности работодателя в финансировании на цели обеспечения МРОТ и порядок удовлетворения этой потребности, гарантировав тем самым полноценную защиту прав и интересов работников таких организаций.

5. Пожалуй, самым проблемным, но и первостепенно значимым в плане гарантированности права на справедливую оплату труда является вопрос определения состава выплат в структуре минимальной заработной платы и соотношения основной (тарифной части) оплаты труда работников и МРОТ.

Изначально в ТК РФ был предусмотрен вариант регулирования этих отношений, определяющий смысл минимального заработка как оплаты за выполнение нормы труда по одной неквалифицированной работе (ст. ст. 129 – 133). Это соответствовало позиции МОТ и иных международных регуляторов в сфере оплаты труда. Данный вариант воспроизводил правило КЗоТ РФ о том, что в МРОТ не включаются надбавки и доплаты, предусмотренные системой оплаты труда. Основная (тарифная) часть заработка (месячная ставка, должностной оклад) не могла быть ниже гарантированного законом МРОТ.

Указанные положения были отменены Федеральным законом от 20 апреля 2007 г. N 54-ФЗ, что, по признанию и ученых[15], и судей, породило множество правовых проблем и коллизий. Тарифные ставки и оклады стали устанавливаться ниже МРОТ, компенсационные и стимулирующие выплаты, включенные в МРОТ, обесценились. Работникам, имеющим ставки основной оплаты ниже МРОТ, стало невыгодно выполнять сверхурочную работу, работу в выходные и праздничные дни или совмещать должности; фактически нивелировалось в оплате и выполнение работы в особых условиях[16].

Новации ТК РФ 2007 г. характеризовались в литературе как утрата институтом минимального размера оплаты труда статуса основной гарантии в сфере оплаты труда работников[17]. С такой оценкой следует согласиться. С этого момента уже более 10 лет работниками ведется борьба за право получать оклад не меньше МРОТ и минимальный заработок без учета выплат стимулирующего, компенсационного характера, выплат при отклонениях от нормальных условий работы, которые в трудовом праве имеют совершенно иное назначение и не связаны с выполнением собственно норм труда и стандартных трудовых обязанностей. Эта борьба протекает в форме многочисленных проектов, внесенных в ГД ФС РФ и не принятых к рассмотрению, десятков разбирательств, состоявшихся в судах общей юрисдикции всех уровней, а также получила отражение в российском конституционном правосудии.

Любопытно, что Верховный Суд России в Обзоре законодательства и судебной практики за четвертый квартал 2009 г. (утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 10 марта 2010 г.) пытался истолковать изменения 2007 г. как нарушающие право работника на тарифную оплату не ниже МРОТ, но уже в следующем Обзоре судебной практики (утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 16 июня 2010 г.) без каких-либо комментариев исключил это разъяснение. Заметим, что до и после этого в материалах высшего органа российского правосудия такого "исключения" не наблюдалось.

Полагаем, нет смысла подробно анализировать относящиеся к этой проблеме судебные постановления. Они получили полное отражение в научной литературе, в опубликованных обобщениях материалов судов различных уровней и во многом идентичны. Но нельзя не отметить роль Конституционного Суда РФ (далее – КС РФ) в обеспечении правопонимания, связанного с реализацией правил о МРОТ, как в трудовом праве, так и в иных отраслях, до сих пор пользующихся этой правовой категорией.

КС РФ вынес по данной категории дел колоссальное количество актов. С 2000 г., когда был принят ФЗ о МРОТ, вопрос, касающийся применения норм о МРОТ в трудовом праве и смежных с ним правовых отраслях, рассмотрен органом конституционного контроля более 80 раз. По состоянию на 20 октября 2019 г. вынесено 75 определений, конкретизирующих позицию российского законодателя о применении МРОТ, и 9 постановлений КС РФ, в том числе несколько актов 2017 – 2019 гг., ознаменовавших изменение многолетней практики включения в МРОТ всех видов выплат, обусловленных системой оплаты труда. Только с января 2019 г. КС РФ принято 3 новых Определения о проверке конституционности ст. 133 ТК РФ (от 29 января, от 12 апреля, от 29 мая).

Принципиальное значение для настоящего исследования имеют два Постановления КС РФ, в которых хотя нормы ст. 133 ТК РФ и были признаны конституционными, но установлено отличное от прежней практики понимание состава выплат, образующих МРОТ. Этими Постановлениями КС РФ вводит в оборот собственный вариант правового регулирования указанных отношений. Это означает, что правоприменители должны руководствоваться толкованием закона, которое дано КС РФ.

Постановлением КС РФ от 7 декабря 2017 г. N 38-П по делу о проверке конституционности положений статьи 129, частей первой и третьей статьи 133, частей первой, второй, третьей, четвертой и одиннадцатой статьи 133.1 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.С. Григорьевой, О.Л. Дейдей, Н.А. Капуриной и И.Я. Кураш устранена неопределенность по вопросу о допустимости включения северных доплат и районных коэффициентов в расчет МРОТ[18]. В соответствии с указанным Постановлением с 8 декабря 2017 г. доплаты за работу в местностях с особыми климатическими условиями, в том числе в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, не подлежат включению в состав минимального размера оплаты труда. На позицию КС РФ оказала влияние практика Верховного Суда РФ по этой категории споров[19].

Постановлением КС РФ от 11 апреля 2019 г. N 17-П по делу о проверке конституционности положений статьи 129, частей первой и третьей статьи 133, а также частей первой – четвертой и одиннадцатой статьи 133.1 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина С.Ф. Жарова (вступило в силу 15 апреля 2019 г.) также была изменена существовавшая практика включения в состав МРОТ всех элементов системы оплаты труда работника. В него не должны входить суммы повышенной оплаты за работу в ночное время, в выходные и нерабочие праздничные дни, за сверхурочную работу.

Таким образом, упомянутыми актами КС РФ уточнил состав МРОТ, легализованный в ТК РФ 1 сентября 2007 г.

В этих Постановлениях нет прямого указания о пересмотре норм ТК РФ. Поэтому если соответствующие позициям КС РФ изменения не будут внесены в ТК РФ, то регулирование упомянутых отношений и сейчас, и впредь будет осуществляться не законом, а актами, не имеющими нормативного характера. Такую ситуацию нельзя считать оправданной. Приведенные позиции КС РФ должны быть оперативно отражены в ст. ст. 133, 315 – 317 ТК РФ.

Несмотря на то что у российского законодателя нет намерения вернуться к правилам 2002 г.[20], в дальнейшем, вероятно, "очищение" МРОТ от выплат, имеющих иное назначение, будет осуществляться через формирование соответствующей практики Верховного Суда РФ и позиций КС РФ. Хотелось бы надеяться, что этот процесс не потребует десяти лет судебных разбирательств.

Пока же Определения КС РФ января – мая 2019 г. указывают на неизменность позиции конституционного правосудия, которое по необъяснимым причинам признает установление тарифной части месячного заработка ниже МРОТ законным, а включение в состав МРОТ выплат стимулирующего и компенсационного характера – не противоречащим Конституции России[21]. При этом КС РФ, делая правильный вывод о том, что МРОТ социально обеспечивает только норму неквалифицированного труда, не видит противоречия в том, что в минимальный заработок включаются оплата совмещения должностей (ст. 151 ТК РФ)[22], которая начисляется за дополнительную работу, и повышенная оплата за вредные условия труда (ст. 147 ТК РФ), которая в этом случае утрачивает свой компенсационный смысл и повышения заработка не обеспечивает.

6. Нормы трудового права о МРОТ в настоящее время сохраняют межотраслевое значение. В иных отраслях МРОТ используется не как гарантия оплаты труда или социального обеспечения, а как некая расчетная величина (базовый показатель). В силу ст. ст. 3 – 5 Федерального закона от 19 июня 2000 г. с 1 января 2001 г. для всех таких случаев применяется базовая ставка – 100 руб.

Концепция использования МРОТ в роли расчетной единицы для установления налогов, штрафов, оценки имущественных прав и обязательств ранее была широко представлена в нормах гражданского, налогового, административного (санкции за административные правонарушения), уголовного и иных отраслей права. В гражданско-правовом регулировании институт МРОТ используется с января 1995 г. в связи с введением в действие части первой Гражданского кодекса РФ; в Семейном кодексе РФ – с 1996 г.

В настоящее время расчетное назначение МРОТ уже не имеет массового межотраслевого применения. Его упоминание исключено из большинства кодексов[23] и ранее принятых некодифицированных федеральных законов. Тенденция отказа от использования МРОТ в отношениях, не связанных с трудовым правом и социальным страхованием, является однозначно верной. Использование МРОТ в сфере гражданского, административного, финансового, уголовного, процессуального и иных отраслей российского права, на наш взгляд, следует полностью исключить. Это упростит правовое регулирование, сделает его более точным и конкретизированным.

Список литературы

  1. Абалдуев В.А. Минимальная заработная плата как элемент государственной правовой политики в сфере труда // Современная юридическая наука и правоприменение (III Саратовские правовые чтения): сб. тез. докл. (по материалам Всерос. науч.-практ. конф., г. Саратов, 3 – 4 июня 2010 г.). Саратов, 2010.
  2. Бережнов А.А., Корсаненкова Ю.Б., Костян И.А., Куренной А.М., Хныкин Г.В. Проблемы применения МРОТ в районах Крайнего Севера // Трудовое право в России и за рубежом. 2017. N 2.
  3. Головина С.Ю. Конституционные принципы и права в сфере труда и их конкретизация в трудовом законодательстве России // Российский юридический журнал. 2015. N 1.
  4. Головина С.Ю., Саликова Н.М. О правовом содержании категории "минимальный размер оплаты труда" // Российский юридический журнал. 2018. N 5.
  5. Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации (постатейный) / отв. ред. Ю.П. Орловский. 8-е изд., испр., доп. и перераб. М., 2019.
  6. Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации (постатейный) / под ред. А.М. Куренного, С.П. Маврина, В.А. Сафонова, Е.Б. Хохлова. 3-е изд., пересм. М., 2015.
  7. Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации (постатейный) / Е.Г. Азарова, М.А. Бочарникова, Т.Ю. Коршунова и др.; отв. ред. Ю.П. Орловский. 8-е изд., испр., доп. и перераб. М., 2019.
  8. Лушникова М.В. Минимальный размер оплаты труда как государственная гарантия трудовых прав // Трудовое право в России и за рубежом. 2010. N 4.
  9. Лютов Н.Л. Российское трудовое законодательство и международные трудовые стандарты: соответствие и перспективы совершенствования: науч.-практ. пособие. М., 2012.
  10. Минимальные границы заработной платы. Эффективный контракт: моногр. / И.Я. Белицкая, Д.Л. Кузнецов, Ю.П. Орловский и др.; отв. ред. Ю.П. Орловский. М., 2015.
  11. Научно-практический комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации (постатейный) / О.Н. Волкова, В.Л. Гейхман, И.К. Дмитриева и др.; отв. ред. В.Л. Гейхман. М., 2012.
  12. Новрадова-Василиади С.М. Совершенствование законодательства о рабочем времени отдельных категорий работников в современных условиях рынка труда // Трудовое право в России и за рубежом. 2018. N 1.
  13. Петров А.Я. О гарантиях и компенсациях лицам, работающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях // Законодательство и экономика. 2014. N 9.
  14. Пресняков М.В., Чаннов С.Е. Реализация принципов равенства и справедливости при оплате труда работников бюджетной сферы // Трудовое право. 2008. N 2.
  15. Филющенко Л.И. Минимальный размер оплаты труда: практика и перспективы законодательного регулирования // Законы России: опыт, анализ, практика. 2019. N 1.
  16. Хныкин Г.В. Проблемы правового регулирования заработной платы в современных условиях // Трудовое право в России и за рубежом. 2017. N 3.
  17. Шишкина Н.П. Судебная защита трудовых прав // Судья. 2018. N 9.
  18. Якушова Е.С. Соотношение минимального размера оплаты труда и минимальной заработной платы // Трудовое право в России и за рубежом. 2017. N 4.

 


[1] Статья 78 КЗоТ РФ также гарантировала работникам минимальный месячный заработок. Но не определяла место данного института в системе правового регулирования труда в целом и не предусматривала его связи с социально-экономическими показателями жизни в стране или регионе.

[2] О гарантийной роли минимального размера оплаты труда в историческом и современном понимании см.: Лушникова М.В. Минимальный размер оплаты труда как государственная гарантия трудовых прав // Трудовое право в России и за рубежом. 2010. N 4. С. 36 – 43.

[3] Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2013 года, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 5 февраля 2014 г.; Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2018), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 4 июля 2018 г.; Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 29 апреля 2019 г. N 73-КГ19-1.

[4] Якушова Е.С. Соотношение минимального размера оплаты труда и минимальной заработной платы // Трудовое право в России и за рубежом. 2017. N 4. С. 32 – 35.

[5] Минимальные границы заработной платы. Эффективный контракт: моногр. / И.Я. Белицкая, Д.Л. Кузнецов, Ю.П. Орловский и др.; отв. ред. Ю.П. Орловский. М., 2015 (главы 3 – 4).

[6] Приказом Минтруда России от 9 августа 2019 г. N 561н "Об установлении величины прожиточного минимума на душу населения и по основным социально-демографическим группам населения в целом по Российской Федерации за II квартал 2019 года" величина прожиточного минимума для трудоспособного населения за второй квартал 2019 г. установлена в размере 12 130 руб.

[7] В июле 2019 г. Минтруд РФ заявил о планировании повышения минимального размера оплаты труда в связи с ростом прожиточного минимума трудоспособного населения за второй квартал 2019 г. С 2020 г. МРОТ составит 12 130 руб. См.: URL: https://regulation.gov.ru/projects#npa=93089 (дата обращения: 01.08.2019).

[8] Такой механизм обеспечения региональной минимальной оплаты труда предусмотрен социально-партнерскими соглашениями Республики Дагестан, Кабардино-Балкарской Республики, Республики Саха (Якутия), Краснодарского края, Волгоградской области, г. Москвы, Ростовской, Псковской, Новгородской, Липецкой, Кемеровской, Калужской, Воронежской областей, Ямало-Ненецкого автономного округа. Хотя следует признать, что не все из них гарантируют заработную плату выше федерального МРОТ. См.: Справочная информация: "Размеры минимальной заработной платы в субъектах Российской Федерации" по состоянию на 1 июля 2019 г. // СПС "КонсультантПлюс".

[9] Прожиточный минимум как величина, определяющая МРОТ, и сейчас неоднозначно оценивается в литературе. См., например: Филющенко Л.И. Минимальный размер оплаты труда: практика и перспективы законодательного регулирования // Законы России: опыт, анализ, практика. 2019. N 1. С. 102 – 103. В рамках настоящей статьи мы не можем представить продолжающуюся уже почти 20 лет дискуссию о том, является ли прожиточный минимум оптимальным критерием для исчисления МРОТ, поэтому будем исходить из существующего законодательного решения.

[10] Абалдуев В.А. Минимальная заработная плата как элемент государственной правовой политики в сфере труда // Современная юридическая наука и правоприменение (III Саратовские правовые чтения): сб. тез. докл. (по материалам Всерос. науч.-практ. конф., г. Саратов, 3 – 4 июня 2010 г.). Саратов, 2010. С. 152 – 153.

[11] Головина С.Ю., Саликова Н.М. О правовом содержании категории "минимальный размер оплаты труда" // Российский юридический журнал. 2018. N 5. С. 106 – 107.

[12] Лютов Н.Л. Российское трудовое законодательство и международные трудовые стандарты: соответствие и перспективы совершенствования: науч.-практ. пособие. М., 2012. С. 60 – 65.

[13] Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации (постатейный) / отв. ред. Ю.П. Орловский. 8-е изд., испр., доп. и перераб. М., 2019 (п. 9 комментария к ст. 133 ТК РФ); Новрадова-Василиади С.М. Совершенствование законодательства о рабочем времени отдельных категорий работников в современных условиях рынка труда // Трудовое право в России и за рубежом. 2018. N 1. С. 44.

[14] Пресняков М.В., Чаянов С.Е. Реализация принципов равенства и справедливости при оплате труда работников бюджетной сферы // Трудовое право. 2008. N 2; Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации (постатейный) / под ред. А.М. Куренного, С.П. Маврина, В.А. Сафонова, Е.Б. Хохлова. 3-е изд., пересм. М., 2015; Научно-практический комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации (постатейный) / О.Н. Волкова, В.Л. Гейхман, И.К. Дмитриева и др.; отв. ред. В.Л. Гейхман. М., 2012; Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации (постатейный) / Е.Г. Азарова, М.А. Бочарникова, Т.Ю. Коршунова и др.; отв. ред. Ю.П. Орловский. 8-е изд., испр., доп. и перераб. М., 2019.

[15] Головина С.Ю., Саликова Н.М. Указ. соч.

[16] Шишкина Н.П. Судебная защита трудовых прав // Судья. 2018. N 9. С. 25 – 28.

[17] Хныкин Г.В. Проблемы правового регулирования заработной платы в современных условиях // Трудовое право в России и за рубежом. 2017. N 3. С. 27 – 30; Минимальные границы заработной платы. Эффективный контракт.

[18] Петров А.Я. О гарантиях и компенсациях лицам, работающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях // Законодательство и экономика. 2014. N 9. С. 7 – 16; Бережнов А.А., Корсаненкова Ю.Б., Костян И.А., Куренной А.М., Хныкин Г.В. Проблемы применения МРОТ в районах Крайнего Севера // Трудовое право в России и за рубежом. 2017. N 2. С. 40.

[19] Пункт 8 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2013 года, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 5 февраля 2014 г.; разд. 1 Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с осуществлением гражданами трудовой деятельности в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26 февраля 2014 г.

[20] Такие предложения неоднократно высказывались в литературе, но, судя по всему, в существующих социально-экономических условиях они не будут реализованы. Подробнее см.: Головина С.Ю. Конституционные принципы и права в сфере труда и их конкретизация в трудовом законодательстве России // Российский юридический журнал. 2015. N 1. С. 140; Филющенко Л.И. Указ. соч. С. 100 – 102.

[21] Определения КС РФ от 29 января, 12 апреля, 29 мая 2019 г.

[22] После подготовки рукописи статьи к опубликованию Постановлением КС РФ от 16 декабря 2019 г. N 40-П признано, что дополнительная оплата за работу, выполняемую в порядке совмещения профессий (должностей), не учитывается при исчислении МРОТ и минимальной заработной платы в субъекте РФ (Российская газета. 2019. 25 дек.).

[23] В настоящее время расчеты с использованием МРОТ предусмотрены только в ГК РФ, ГПК РФ (ст. 446), Воздушном кодексе РФ (ст. 120).

Рекомендуется Вам: