ЮрФак: изучение права онлайн

Взыскание денежных средств с бывших курсантов, отчисленных из вузов по недисциплинированности либо нежеланию учиться

Глухов Евгений Александрович, кандидат юридических наук, полковник юстиции

Поводом для написания данной статьи послужил довольно свежий пример судебной практики о взыскании денежных средств с отчисленного из военного вуза курсанта. Данный спор выявил наличие различных позиций относительно размера подлежащих взысканию средств, а также справедливости и законности различных подходов.

В качестве наглядной иллюстрации предмета работы приведем выдержки из определения Верховного Суда РФ о взыскании средств федерального бюджета, затраченных на обучение бывшего курсанта.

Обстоятельства дела: курсант Ш. 1 августа 2013 г. зачислен на 1 курс высшего военного авиационного училища, а 1 октября 2014 г. с ним заключен контракт о прохождении военной службы на период обучения в военном вузе и 5 лет военной службы после его окончания. При этом курсант Ш. взял на себя обязательство в случаях, предусмотренных Федеральным законом "О воинской обязанности и военной службе"[1], возместить средства федерального бюджета, затраченные на его военную и специальную подготовку, в размере 872 636 рублей за один год обучения. 7 апреля 2015 г. курсант Ш. отчислен из военной образовательной организации в связи с нежеланием учиться.

Военный прокурор обратился в суд с иском к Ш. о возмещении им средств федерального бюджета, затраченных на его военную и специальную подготовку в размере 1 454 393 рубля 33 копейки (за 19 месяцев обучения в вузе).

Принимая решение о частичном удовлетворении исковых требований, военный суд исходил из того, что порядок возмещения средств, затраченных на военную и специальную подготовку отчисленных из военных вузов курсантов, Правительством РФ не определен. Поэтому к спорным правоотношениям можно по аналогии применить положения ст. 11 Федерального закона от 12 июля 1999 г. № 161-ФЗ "О материальной ответственности военнослужащих" и уменьшить размер подлежащих взысканию средств исходя из конкретных обстоятельств, степени вины и материального положения ответчика. В итоге судом первой инстанции с куранта Ш. было взыскано лишь 57 357 рублей.

По кассационной жалобе начальника военного вуза коллегия по делам военнослужащих ВС РФ отменила вынесенное судебное решение, указав, что гарнизонный военный суд при рассмотрении спора применил закон «О материальной ответственности военнослужащих», не подлежащий применению. Дело было направлено на пересмотр в суд первой инстанции[2].

Проанализируем законодательство относительно рассматриваемого спора. Согласно с п. 7 ст. 35 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" граждане, отчисленные из военных вузов или военных учебных центров за недисциплинированность, неуспеваемость или нежелание учиться либо отказавшиеся заключить контракты о прохождении военной службы, а также граждане, окончившие указанные образовательные организации и уволенные с военной службы ранее срока, установленного контрактом о прохождении военной службы, по т.н. «негативным основаниям»[3], возмещают средства бюджета, затраченные на их военную или специальную подготовку. Порядок исчисления размера возмещаемых средств определяется Правительством Российской Федерации.

При заключении контрактов (воинских соглашений) о прохождении военной службы с ними условие о возмещении денежных средств, указанных в вышеприведенном абзаце, а также размер подлежащих возмещению средств, включаются в контракт о прохождении военной службы.

Таким образом, отчисление из военно-образовательного учреждения за неуспеваемость (или по другим негативным основаниям) влечет для лица наступление обязанности по возмещению расходов, затраченных на его военную и специальную подготовку.

Вместе с тем, из данного общего правила есть исключения:

Так, в Обзоре судебной практики рассмотрения военными судами дел о возмещении средств федерального бюджета, затраченных на военную или специальную подготовку (обучение), гражданами, отчисленными из военных профессиональных образовательных организаций за недисциплинированность, неуспеваемость, нежелание учиться либо отказавшимися заключать контракты о прохождении военной службы[4] было приведено дело по взысканию затрат на обучение с бывшего курсанта П., отказавшегося заключить контракт о прохождении военной службы, а потому отчисленного из вуза и уволенного с военной службы. Верховный Суд признал правильной следующую правовую позицию:

Поскольку курсант П. не достиг возраста 18 лет, в период обучения исполнял обязанности военной службы по призыву, контракт о прохождении военной службы (где бы было прописано условие о возмещении средств бюджета на его обучение) не заключал, то оснований для взыскания с него денежных средств не имеется[5].

Совсем недавно Верховный Суд РФ подтвердил возможность и еще одного исключения. Так, было установлено, что в марте 2015 г. курсант З. отчислен из учебного заведения по недисциплинированности, а в том же году он был восстановлен в военном вузе в качестве курсанта. При таких данных оснований для взыскания с З. средств, затраченных на его военную и специальную подготовку, за период обучения в военном вузе до отчисления из указанного училища, в котором он продолжил свое обучение после восстановления на том же курсе, не имелось[6].

В остальных случаях при отчислении курсантов из военных вузов по негативным основаниям возмещать затраченные на их обучение средства все же придется[7]. Вопрос лишь в сумме взыскиваемых средств.

Как было указано выше, законодатель данный вопрос отнес к компетенции Правительства России. В развитие п. 7 ст. 35 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» Правительством РФ были приняты два постановления: от 25 июня 2007 года № 402 и от 1 октября 2007 г. № 629.

В первом из названных постановлений определена Методика исчисления размера подлежащих возмещению средств федерального бюджета, затраченных на военную или специальную подготовку граждан в военных профессиональных образовательных организациях и образовательных организациях высшего образования, во втором – Методика исчисления размера подлежащих возмещению средств федерального бюджета, затраченных на военную подготовку граждан в военных учебных центрах. Говоря проще, первый документ применяется для расчеты суммы взыскания с отчисленного из военного учебного заведения военнослужащего (курсанта или слушателя), второй – для расчета суммы взыскания с отчисленного из гражданского вуза студента, где он ранее обучался по программе военной подготовки. Нас интересует первая из Методик, хотя принципиальной разницы по сути расчетов между ними нет.

Итак, исходя из утвержденной Правительством Методики исчисления размера подлежащих возмещению средств федерального бюджета (далее – Методика) граждане возмещают средства федерального бюджета, затраченные на военную подготовку, по текущему значению суммы подлежащих возмещению средств.

Текущее значение суммы подлежащих возмещению средств устанавливается по следующей формуле:

ТЗ = ФЗ x (ПЛО + ПМО / 12)

Также рекомендуется Вам:

где: ТЗ – текущее значение суммы подлежащих возмещению средств в случае отчисления из военно-учебного заведения, тыс. рублей;

ФЗ – фиксированное значение суммы подлежащих возмещению средств, размер которых включается в контракт, тыс. рублей в год;

ПЛО – количество полных лет обучения (1 год – 365 дней) в военном вузе; ПМО – количество полных месяцев обучения (1 месяц – 30 дней), прошедших со дня зачисления в военный вуз (для первого года обучения) либо со дня истечения полного года обучения (для последующих лет обучения).

Таким образом, взыскиваемая сумма получается как произведение двух множителей: а) стоимости одного года обучения в вузе и б) полных лет обучения с округлением до месяца.

А важным здесь представляется то, что стоимость одного года обучения в конкретном вузе неизменна в течение обучения, одинакова на любом курсе обучения вне зависимости от  изучаемых предметов и используемой на занятиях техники и определяется как средняя стоимость обучения в вузе в год. То есть общая стоимость обучения за все годы обучения делится на количество лет обучения, в итоге получается стоимость одного года обучения (в приведенной выше формуле она обозначена как ТЗ).

Следовательно, авторы Методики решили, что стоимость обучения на первом курсе военного вуза, когда курсанты только знакомятся с азами военного мастерства (основные предметы обучения – Строевая подготовка, Физическая подготовка, Общевоинские уставы и тактическая подготовка) и не допускаются до боевой работы на технике, до полетов, до практической работы на сложной технике равна стоимости обучения на старших курсах, когда такого рода работа ими осуществляется.

Получаем отсутствие дифференциации стоимости  обучения по разным предметам, с использованием сложной военной техники и без ее использования. Существующая методика просто все усредняет: курсант еще только надел военную форму и слушает лекцию в классе, а расчет взыскиваемых с него средств уже будет вестись так, как будто он летал на самолете (хотя в реальности курсант его даже близко не видел).

В юридической литературе уже высказывалась позиция о том, что в бюрократической структуре многие решения принимаются исходя не из критериев справедливости, а бездумно подгоняя ситуацию под статью инструкции. И пусть эти статьи явно устарели, не соответствуют ситуации или даже смешны, они все равно будут неукоснительно соблюдаться, и чиновник будет требовать их соблюдения от взаимодействующих с ним лиц [1, с. 84-91].

Существующая методика расчета оперирует теми показателями, которые не всегда можно объективно оценить с математической точки зрения в образовательном процессе (использовались они или нет и в каком объеме). Вряд ли справедливо, что обучающийся обязан возмещать те затраты, которые реально на его военную подготовку не осуществлялись [2, с. 81-88].

Такое положение дел (установление одинаковой стоимости обучения на разных курсах, с преподаваемыми разными дисциплинами и использованием разных материальных средств) автор полагает несправедливым и необоснованным. По мнению автора, сумма иска, предъявляемого к взысканию в возмещение средств федерального бюджета, должна соответствовать реальным средствам, затраченным на военную или специальную подготовку граждан. Именно такой подход и был применен гарнизонным военным судом по приведенному в начале настоящей статьи делу:

… из объяснений курсанта Ш. следует, что за время его обучения в военном учебном заведении в течение 3 семестров практические занятия с использованием вооружения и военной техники не проводились, как не использовались боеприпасы и горюче-смазочные материалы. Данное обстоятельство подтверждается исследованной в судебном заседании учебной карточкой курсанта Ш., согласно курсант Ш. прошёл обучение по общим предметам. Как видно из справки об обучении, выданной Ш., в ней отсутствуют сведения о сдаче им за время обучения таких предметов, как авиационно-тренажерная подготовка, парашютно-спасательная подготовка и выживание летных экипажей, практическая аэродинамика, авиационное вооружение и его боевое применение, а также первоначальная и последующие летные подготовки на учебном самолете (учебная практика).

Таким образом, суд считает установленным, что затраты на военную и специальную подготовку Ш. в иске заявлены как реальные, соответствующие фактическому времени обучения его в военном вузе, так и планируемые, которые в будущем федеральный бюджет лишь должен был затратить на его обучение, но не затратил.

При указанных обстоятельствах с учетом того, что в средства федерального бюджета, затраченные на военную и специальную подготовку Ш., стоимость износа вооружения и военной техники, стоимость боеприпасов и ГСМ включены необоснованно, суд снизил общую сумму иска на указанную стоимость износа и стоимость материальных запасов[8].

Вместе с тем, нормативный правовой акт – комментируемая Методика  – такой дифференциации не делает. Фиксированное значение стоимости обучения в Методике ни коим образом не зависит от преподаваемых дисциплин и рассчитывается по среднему значению всех используемых на обучение ресурсов. Ниже приведена формула расчета стоимости года обучения, приведенная в Методике:

ФЗ = (Р1 + Р2 + Р3) / ШЧ,

где ФЗ – фиксированное значение суммы подлежащих возмещению средств, размер которых включается в контракт, тыс. руб/год;

Р1 – стоимость износа основных средств, тыс. руб/год;

Р2 – стоимость расхода материальных запасов, тыс. руб/год;

Р3 – расходы на содержание преподавателей, тыс. руб/год;

ШЧ – штатная численность переменного состава военного вуза, чел.

Учитывая изложенное, полагаю целесообразным внести изменения в Методику, где предусмотреть дифференциацию в расчете стоимости обучения (суммы подлежащих возмещению средств бюджета) в зависимости от фактически изучаемых учебных дисциплин и использованных при этом ресурсов. Полагаюм, что поскольку в современных условиях получение профессионального образования (в т.ч. и высшего) отнесено к сфере государственных услуг, то и применяться здесь должны правила гражданского законодательства о возмещении лишь фактически выполненных услуг (ст. 779 ГК РФ).

Кроме того, следует отметить, что ссылки судебных инстанций на добровольность взятых на себя курсантами и слушателями военных вузов обязательств по возмещению средств бюджета, которые включаются в контракты о прохождении военной службы, также представляются надуманными. Ни о какой добровольности здесь не может идти речь, поскольку подписание контракта о прохождении военной службы – необходимое условие дальнейшего обучения в вузе, без подписания контракта с таким обязательством учиться в военном вузе будет невозможно, поэтому такого рода обязательства военнослужащего совсем не добровольны. Отказ в подписании контракта о прохождении военной службы с уже включенным в него условием возмещения стоимости обучения является основанием для отчисления и увольнения такого курсанта. Таким образом, условие контракта о возмещении средств бюджета, затраченных на обучение курсанта, является по сути навязанным и единственно возможным для продолжения обучения.

Фактически условие об обязательности возмещения средств бюджета, затраченных на обучение, ставит вопрос о применении к такого рода правоотношениям норм законодательства о возмездном оказании услуг. Только здесь не обучающийся оплачивает обучение, а государство, но под условием последующей службы на него данного обучающегося, и под угрозой штрафных санкций за неисполнение данной обязанности.

А раз так, то к спорным правоотношениям применимы нормы закона об оказании услуг. Размер гражданско-правовой ответственности, как правило, соответствует размеру причиненного вреда. В соответствии со статьей 1064 ГК РФ вред подлежит возмещению в полном объеме (не больше и не меньше) лицом, причинившим вред.

Можно усмотреть аналогию такого рода гражданско-правовой ответственности (возмещение средств бюджета за обучение в военном вузе) и с материальной ответственностью военнослужащих. Но в этом случае также виновный должен возместить лишь реально причиненный им материальный ущерб, который в данном случае будет считаться как фактически уже произведенные военным вузом расходы[9].

Отдельного рассмотрения заслуживает и вопрос о возможности увольнения курсанта, проходящего военную служу по контракту, по собственному желанию. Такое основание увольнения предусмотрено п. 6 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» для всех военнослужащих-котнтрактников, следовательно, и для курсантов 2-5 курса. Действительно, военнослужащий, добровольно поступивший на военную службу по контракту, должен иметь возможность и по своему желанию расторгнуть контракт (ведь военная служба не предполагает рабский труд). Однако именно для курсантов указанная норма закона не работает, их рапорта об увольнении по собственному желанию (в связи с нежеланием учиться) рассматриваются как основание для увольнения в связи с невыполнением ими условий заключенного ими контракта о прохождении военной службы (пп «в» п. 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»). Получаем, что обычное волеизъявление курсанта (слушателя) об увольнении его с военной службы приравнивается к правонарушению и влечет довольно серьезные последствия материального характера.

Литература:

1. Глухов Е.А. Влияние бюрократических процедур на управленческие решения // Военное право. 2018. № 3. С. 84-91.

2. Пуляева Е.В. Правовые проблемы борьбы с коррупцией в сфере оказания образовательных услуг // Журнал российского права. 2012. № 11. С. 81 — 88.

 


[1] Федеральный закон от 28.03.1998 № 53-ФЗ (ред. от 29.05.2019) "О воинской обязанности и военной службе" // СЗ РФ. 1998. № 13, ст. 1475.

[2] Определение Судебной коллегии по делам военнослужащих Верховного Суда РФ от 28.06.2018 № 203-КГ18-4 // http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1665104

[3] В приведенной норме закона перечисляются следующие т. н. негативные основания увольнения с военной службы: лишение военнослужащего воинского звания, вступление в законную силу приговора суда о назначении военнослужащему наказания в виде лишения свободы (условное лишение свободы) или приговора о лишении военнослужащего права занимать воинские должности, в связи с невыполнением им условий контракта.

[4] Утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 24 июня 2015 г. // Право в Вооруженных Силах. 2015 № 8. С. 51-61.

[5] По мнению автора, и такая логика несколько надуманна. Спорной представляется позиция, когда курсант отчисляется после окончания первого курса до заключения контракта, то он не платит ни копейки, а если через день после заключения первого контракта – платит за все время обучения, в том числе и за время первого курса, когда он проходил военную службу по призыву.

[6] Определение Судебной коллегии по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации от 25.07.2019 № 203-КГ19-2 // http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1792602

[7] См, например, Апелляционное определение Омского областного суда от 29.05.2019 по делу № 33-3400/2019.

[8] Решение Самарского гарнизонного военного суда от 28 августа 2018 г. по делу № 2-119/2018 // https://gvs–sam.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=case&n_c=1&case_id=133668075&delo_id=1540005

[9] Статья 2 Федерального закона от 12.07.1999 № 161-ФЗ О материальной ответственности военнослужащих" // Рос. газ. 1999. 21 июля.

Рекомендуется Вам: