ЮрФак: изучение права онлайн

Уголовная ответственность за публичное распространение заведомо ложной информации

Автор: Гордейчик С.А.

Федеральным законом от 1 апреля 2020 г. N 100-ФЗ1 внесены дополнения в Уголовный кодекс РФ (далее – УК РФ): установлена уголовная ответственность за публичное распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан (ст. 207.1 УК РФ), и за публичное распространение заведомо ложной общественно значимой информации (ст. 207.2 УК РФ). Этот Закон вступил в силу с 1 апреля 2020 г. Логика законодателя понятна и во многом оправданна: угроза распространения эпидемии коронавируса заставляет власти действовать решительно. Однако представляется, что на практике возникнут сложности с применением названных статей.

Ранее Федеральным законом от 18 марта 2019 г. N 27-ФЗ2 ст. 13.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ), устанавливающая административную ответственность за злоупотребление свободой массовой информации, дополнена ч. ч. 9 – 11, в рамках которых предусмотрена ответственность за распространение в средствах массовой информации, а также в информационно-телекоммуникационных сетях заведомо недостоверной общественно значимой информации.

Возникает вопрос о разграничении названных правонарушений. Если понятие обстоятельств, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, дано в примечании к ст. 207.1 УК РФ, то вопрос о том, какую информацию следует считать общественно значимой применительно к ст. 207.2 УК РФ и ч. ч. 9 – 11 ст. 13.15 КоАП РФ, остается открытым. Логично предположить, что таковой следует признать информацию, которая удовлетворяет потребности граждан в знании и понимании общественных процессов. В этом случае информация об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан (ст. 207.1 УК РФ), является составной частью общественно значимой информации, в связи с чем выглядит сомнительным самостоятельное существование ст. 207.1 УК РФ.

Кроме того, в ст. ст. 207.1 и 207.2 УК РФ речь идет о распространении заведомо ложной информации, а в ч. ч. 9 – 11 ст. 13.15 КоАП РФ – о заведомо недостоверной информации. Представляется, что это тождественные понятия, следовательно, на практике возникнут сложности при квалификации содеянного.

Если сравнить признанные законодателем обстоятельства, создающие угрозу жизни, здоровью и безопасности граждан, в рамках ст. 207.1 УК РФ и ст. 13.15 КоАП РФ, то можно увидеть их полное сходство, что закономерно порождает дополнительные проблемы при разграничении рассматриваемых преступлений и административных правонарушений.

Сравнивая трактовку преступных последствий применительно к ст. 207.2 УК РФ и последствий правонарушения применительно к ч. 10.2 ст. 13.15 КоАП РФ, также можно обнаружить их сходство. В первом случае уголовная ответственность наступает в случае причинения по неосторожности вреда здоровью человека, его смерти или наступления иных тяжких последствий. Последствиями административного правонарушения, предусмотренного ч. 10.2 ст. 13.15 КоАП РФ, признаны смерть человека, вред его здоровью или имуществу, а также иные последствия, расшифровка которых приведена в законе. Отсутствие в тексте статьи указания на форму вины по отношению к последствиям применительно к ч. 10.2 ст. 13.15 КоАП РФ дает основание для вывода о том, что при совершении административного правонарушения виновный может действовать также с умыслом по отношению, например, к наступлению смерти человека, а при совершении преступления, предусмотренного ст. 207.2 УК РФ, он действует с неосторожной формой вины, что выглядит нелогичным.

Возникает другой вопрос: как правильно квалифицировать действия лица, которое публично, но без использования средств массовой информации (например, на митинге, собрании или просто в присутствии большого количества людей) распространило заведомо ложную информацию об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, в результате чего возникла паника, приведшая к гибели людей, при этом субъект безразлично относился к наступившим последствиям? Статья 207.1 УК РФ применена быть не может, поскольку наступили преступные последствия. Не подлежат квалификации данные действия и по ст. 207.2 УК РФ, так как лицо действовало с косвенным умыслом. Статья 13.15 КоАП РФ неприменима, так как не были задействованы средства массовой информации. Следовательно, можно прийти к выводу об отсутствии в действиях указанного лица как состава преступления, так и состава административного правонарушения. Приведенный пример свидетельствует о пробеле в праве, подлежащем устранению.

Таким образом, ст. ст. 207.1, 207.2 УК РФ нуждаются в существенной доработке. Считаем правильным отказаться от понятий "заведомо ложная информация" и "общественно значимая информация" и использовать для указанных статей УК РФ и ст. 13.15 КоАП РФ термин "заведомо недостоверная информация". Это должна быть информация об обстоятельствах, представляющих угрозу для жизни и безопасности граждан. Трактовка последних приведена в примечании к ст. 207.1 УК РФ, которую логично сохранить. При наступлении указанных последствий содеянное должно квалифицироваться как преступление, при отсутствии таковых – как административный проступок. Предлагаемые изменения позволят исключить коллизии между ст. ст. 207.1, 207.2 УК РФ и ч. ч. 9 – 11 ст. 13.15 КоАП РФ.


1 Российская газета. 2020. 3 апреля.

2 СЗ РФ. 2019. N 12. Ст. 1217.

Рекомендуется Вам: