ЮрФак: изучение права онлайн

Роль института несостоятельности (банкротства) гражданина в обеспечении частноправовых и охране публично-правовых интересов

Автор: Фролов И.В.

В настоящий момент не вызывает сомнений тот факт, что комплексная система взаимосвязанных правовых норм Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"1 (далее – Закон N 127-ФЗ) и норм российского законодательства, регулирующих сферу несостоятельности (банкротства) граждан, образует специальный правовой институт сферы финансовой несостоятельности и банкротства в рамках генерального института несостоятельности (банкротства) российского права. Указанный специальный правовой институт регулирует специфическую группу общественных отношений, связанную с банкротством граждан2, и является элементом системы российского права. Функциональная роль института несостоятельности (банкротства) гражданина в правовом регулировании общественных отношений несостоятельности (банкротства) проявляется в одновременном выполнении им двух взаимно дополняющих функций в сфере финансовой несостоятельности и банкротства, а именно:

первая функция института – регулирование общественных отношений, возникающих как следствие угрозы наступления (или) фактического появления критической для хозяйственного оборота неоплатности денежных обязательств со стороны граждан, испытывающих финансовые трудности:

1) через определение существенного для отношений сферы финансовой несостоятельности и банкротства субъектного состава лиц, интересы которых зависят от неплатежеспособности гражданина;

2) нормативное закрепление системы юридических фактов, являющихся существенными для введения и реализации в отношении гражданина-должника механизмов несостоятельности (банкротства);

3) формирование специальных правовых статусов субъектов правоотношений в сфере несостоятельности (банкротства) граждан;

вторая функция института – охранительная, связана с защитой кредиторов гражданина в случае установления арбитражным судом факта неплатежеспособности должника:

1) через ограничение ряда субъективных прав несостоятельного гражданина посредством системы мер по управлению имущественным положением гражданина, вводимых в отношении должника арбитражным судом и осуществляемых посредством контрольно-надзорной деятельности финансового управляющего3;

2) введение процедуры реструктуризации долгов гражданина как механизма рассрочки в удовлетворении требований его денежных кредиторов;

3) неприменение в отношении гражданина, признанного банкротом, механизма освобождения от обязательств как следствия недобросовестности должника и защиты прав кредиторов от недостойного с точки зрения общих принципов права поведения должника;

4) экстраординарность функционирования института собственности в отношении отдельных видов имущества гражданина-должника4.

Учитывая общую реабилитационную направленность института несостоятельности (банкротства) граждан, охранительная функция указанного института не может быть сведена только и исключительно к защите интересов и прав кредиторов, тем более что основной задачей рассматриваемого нами правового института является оказание помощи добросовестным гражданам-должникам, попавшим в силу определенных обстоятельств в тяжелое, а порой и прямо в безвыходное положение и финансовую зависимость от своих кредиторов. Это означает, что институт несостоятельности (банкротства) граждан выполняет охранительную функцию не только в отношении кредиторов гражданина, но и в отношении самого гражданина от требований его недобросовестных кредиторов5, предъявляющих к должнику ряд необоснованных и (или) завышенных с учетом принципов разумности6, обоснованности7, соотносимости требований и соблюдения баланса интересов сторон8, требований к реальным финансовым возможностям гражданина-должника. По указанной причине следует выделить концепцию "максимизации благосостояния"9 как проявление функциональной роли института несостоятельности (банкротства) граждан в правовом регулировании соответствующих общественных отношений и охране общественного интереса как составной части публичного интереса10. Согласно указанной концепции, так как "социальный продукт производительного человека в рыночной экономике превышает его доход, то такой человек не может способствовать созданию большего количества благосостояния, чем он получает от общества"11. Фактически это означает, что обществу ценен не просто человек как потребитель общественного блага, а именно как человек, реализующий производственную функцию (Р.А. Познер его называет "производительный человек" (productive person)12). При этом режим неоплатности и состояние конфликта между гражданином-должником и его кредиторами существенно снижают производственную функцию конкретного субъекта и в определенном смысле девальвируют при этом его ценность для общества. Все это в своей совокупности создает препятствия к максимизации благосостояния, по Р. Познеру, и негативно сказывается как на самом гражданине-должнике, его близких, так и на обществе в целом. По указанным причинам обществу невыгодно иметь большую группу неплатежеспособных граждан.

При этом следует учитывать, что достаточно важным выводом из концепции максимизации благосостояния для рассматриваемого нами института несостоятельности (банкротства) граждан является тот факт, что достаточно бедными являются "не те лица, которые испытывают недостаток в наличных финансовых средствах, а те, которые не могут заработать на минимально достойный уровень жизни"13. Фактически это означает, что институт несостоятельности (банкротства) граждан должен выполнять охранительную функцию прежде всего в отношении тех граждан, кто не может заработать на минимальный достойный уровень жизни, а не формировать экономико-правовой "защитный зонтик" для граждан, испытывающих недостаток денежных средств, что, к сожалению, в настоящий момент в определенной степени проявляется в правовой модели ст. 213.28 Закона N 127-ФЗ.

Охранительная функция института несостоятельности (банкротства) граждан направлена прежде всего на защиту публично-правовых интересов посредством обеспечения названной выше модели "максимизации благосостояния" в случаях неоплатности должниками своих обязательств перед кредиторами посредством двух стадий (элементов) их реабилитации: во-первых, финансовой реабилитации с помощью проведения процедуры реструктуризации долгов гражданина, во-вторых, социальной реабилитации с помощью процедуры реализации имущества гражданина.

При помощи указанных стадий (элементов) общество увеличивает свое благосостояние через систему последующих экономических выгод, а именно:

– возвращения неплатежеспособных граждан к категории "производительных граждан" посредством списания неисполнимых ими долговых обязательств и концепции "нового старта" их социальной и хозяйственной деятельности и включения их производственной функции;

– негативного воздействия на недобросовестных кредиторов, предъявляющих к должнику ряд завышенных с учетом принципов разумности и обоснованности денежных требований.

Кроме того, охрана публично-правового интереса институтом несостоятельности (банкротства) гражданина проявляется и во вменении виновному в недобросовестном поведении должнику отрицательных последствий в форме продолжающихся даже после завершения процедуры банкротства гражданина притязаний к нему со стороны его кредиторов в части неосвобожденных от обязательств требований (п. п. 4, 5 ст. 213.28 Закона N 127-ФЗ), а также в правовых последствиях оспаривания сделок должника-гражданина по основаниям, предусмотренным ст. 61.2 или ст. 61.3 Закона N 127-ФЗ, с целью восстановления нарушенного действиями недобросовестного гражданина общественного порядка и хозяйственного оборота.

К безусловным охранительным элементам рассматриваемого нами правового института также следует отнести входящие в него нормы административного и уголовного законодательства в части специализированных правонарушений, связанных с фиктивным и преднамеренным банкротством и (или) неправомерными действиями при банкротстве (ст. ст. 14.12, 14.13 КоАП РФ, ст. ст. 195, 196, 197 УК РФ).

Указанное выше свидетельствует о том, что в институте несостоятельности (банкротства) гражданина тесным образом реализуются две взаимодополняющие друг друга функции: регулятивная и охранительная. Сочетание указанных функций в юридических конструкциях названного правового института служит залогом его эффективного функционирования.

Также рекомендуется Вам:

Таким образом, можно сделать общий вывод об отнесении института несостоятельности (банкротства) гражданина как специального института сферы несостоятельности (банкротства) по функциональной роли в правовом регулировании общественных отношений к виду регулятивно-охранительных правовых институтов, который обеспечивает реализацию частноправовых и защиту публично-правовых интересов.

Литература

1. Бентам И. Введение в основание нравственности и законодательства / И. Бентам // Избранные сочинения Иеремии Бентама / перевод по английскому изданию Боуринга и фр. Дюмона, А.Н. Пыпина и А.Н. Неведомского. Т. 1. Санкт-Петербург: Рус. книж. торговля, 1867. 678 с.

2. Веблен Т. Теория праздного класса / Т. Веблен; перевод с английского, вступительная статья и примечания С.Г. Сорокиной; общее редактирование В.В. Мотылева. 2-е изд. Москва: Либроком, 2010. 365 с.

3. Карапетов А.Г. Экономический анализ права / А.Г. Карапетов. Москва: Статут, 2016. 528 с.

4. Карелина С.А. Возможно ли банкротство гражданина без финансового управляющего? / С.А. Карелина, И.В. Фролов // Судья. 2016. N 7. С. 13 – 15.

5. Карелина С.А. Правовые проблемы реализации института несостоятельности (банкротства) граждан по законодательству РФ / С.А. Карелина // Хозяйство и право. 2017. N 7 (486). С. 51 – 66.

6. Лазутина О.И. Удовлетворение требований залогодержателя при банкротстве гражданина-залогодателя / О.И. Лазутина // Судья. 2016. N 10. С. 48 – 51.

7. Познер Р.А. Утилитаризм, экономика и теория права / Р.А. Познер // Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2017. N 3 (332). С. 46 – 89.

8. Познер Р.А. Экономический анализ права. В 2 томах. Т. 1 / Р.А. Познер; под редакцией В.Л. Тамбовцева; перевод с английского А.А. Фофонова. Санкт-Петербург: Экономическая школа, 2004. 552 с.

9. Светлова Т. Верховный Суд за соблюдение баланса интересов / Т. Светлова // ЭЖ-Юрист. 2017. N 20. С. 10.

10. Эрделевский А.М. О понятии публичного интереса в российском праве / А.М. Эрделевский // Справочная правовая система "КонсультантПлюс", 2015.

11. Яковлев С.В. Экономический анализ норм предпринимательского права / С.В. Яковлев // Предпринимательское право: вызовы времени: научные труды кафедры предпринимательского права. Вып. 1 / под общей редакцией О.М. Олейник, Ю.Б. Фогельсона. Москва: ГУ-ВШЭ, 2009. С. 12 – 30.

References

1. Posner R.A. The Private Enforcement of Law / R.A. Posner // Journal of Legal Studies. 1975. Vol. 4. P. 1 – 46.


1 Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" // СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.

2 Карелина С.А. Правовые проблемы реализации института несостоятельности (банкротства) граждан по законодательству РФ // Хозяйство и право. 2017. N 7 (486). С. 51 – 66.

3 Карелина С.А., Фролов И.В. Возможно ли банкротство гражданина без финансового управляющего? // Судья. 2016. N 7. С. 13 – 15.

4 См., например, Определение Арбитражного суда Свердловской области от 8 августа 2019 г. по делу N А60-56649/2017, в котором со ссылками на правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации (Постановление от 12.07.2007 N 10-П, Определения от 13.10.2009 N 1325-О-О, от 15.07.2010 N 1064-О-О, от 17.01.2012 N 14-О-О) у должника, признанного банкротом, гр. Поторочина А.А., изымается единственное жилье – пятикомнатная двухуровневая квартира общей площадью 147,3 кв. м, а взамен, помимо его волеизъявления, предоставляется однокомнатная квартира площадью 31,7 кв. м. См.: Определение Арбитражного суда Свердловской области от 8 августа 2019 г. по делу N А60-56649/2017 // Документ не был опубликован. СПС "КонсультантПлюс".

5 Пункт 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2016 г. N 54 "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2017. N 1.

6 Лазутина О.И. Удовлетворение требований залогодержателя при банкротстве гражданина-залогодателя // Судья. 2016. N 10. С. 48 – 51.

7 О необходимости пресечения неправомерных действий кредиторов гражданина-должника и недопущения злоупотребления правом со стороны кредиторов гражданина неоднократно высказывался Верховный Суд РФ в своих судебных постановлениях. См.: Определение Верховного Суда Российской Федерации от 30 марта 2017 г. N 306-ЭС16-17647(1) по делу N А12-45752/2015; Определение Верховного Суда Российской Федерации от 30 марта 2017 г. N 306-ЭС16-17647(2) по делу N А12-45752/2015 // СПС "КонсультантПлюс".

8 Светлова Т. Верховный Суд за соблюдение баланса интересов // ЭЖ-Юрист. 2017. N 20. С. 10.

9 См. подробнее о максимизации благосостояния в работе Ричарда Познера (Richard Allen Posner) "Утилитаризм. Экономика и теория права", опубликованной в: The Journal of Legal Studies. 1979. Vol. 8. Is. 1. P. 103 – 140, в которой автор формулирует и обосновывает теорию максимизации благосостояния как одну из теорий права. См.: Познер Р.А. Утилитаризм, экономика и теория права // Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2017. N 3 (332). С. 46 – 89.

10 Эрделевский А.М. О понятии публичного интереса в российском праве // СПС "КонсультантПлюс". 2015.

11 Познер Р.А. Указ. соч. С. 78.

12 Posner R.A. The Private Enforcement of Law // Journal of Legal Studies. 1975. Vol. 4. P. 1, 30 – 36.

13 Познер Р.А. Указ. соч. С. 73 – 74.

Рекомендуется Вам: