ЮрФак: изучение права онлайн

Современное понимание права граждан на свободу мнения в киберпространстве

Автор: Иванова К.А.

До 1990-х годов информация и контент находились преимущественно в строгих рамках и под контролем государств, будь то печатные издания, аудиовизуальные СМИ, ограниченные определенной территорией, или даже публичные представления и дебаты[1]. Большая часть информационного контента и связанных с ним дискуссий оставалась четко локализованным явлением, существовавшим в пределах отдельных территориальных единиц. Сегодня информация и контент, передаваемые цифровым способом и широко доступные через Интернет, безусловно, не подчиняются национальным законодательствам или территориальным границам. Размытое понятие суверенитета регулирования контента, сопряженное с глобализацией информации, сопровождается возрастающей степенью многоязычия, наблюдаемой во многих странах. Увеличивающаяся популярность интерактивных Web 2.0 приложений и услуг, таких как YouTube, Facebook и Twitter, судя по всему, расширяет виртуальные границы Интернета, создавая целостную и единую глобально-общественную сферу.

Это неизбежно усложняет усилия государственного уровня, направленные на определение баланса между универсальным правом на свободу убеждений и выражения мнения, которое подразумевает право получать и распространять информацию, и запрещением определенных типов контента, рассматривающихся государственными властями или межправительственными организациями как незаконные. С учетом широкой доступности Интернета и увеличивающегося числа пользователей регулирование электронного контента стало важным направлением работы правительств и наднациональных органов по всему миру.

В различных документах государства – участники ОБСЕ обязались защищать свободу СМИ и гарантировать своим гражданам право на свободное выражение мнения. В Хельсинкском заключительном акте государства-участники решили "действовать в соответствии с целями и принципами <…> Всеобщей декларации прав человека"[2]. Они согласились признать "важность распространения информации из других государств-участников", "сделать своей целью содействие более свободному и широкому распространению информации всех видов" и "поощрять сотрудничество в сфере информации и обмена информацией с другими странами". На Будапештском саммите в 1994 г. государства-участники вновь подтвердили, "что свобода самовыражения является фундаментальным правом человека и основной составляющей демократического общества[3].

Подобная тенденция продолжает активно развиваться и в наши дни. "В последние месяцы мы наблюдаем растущее движение людей во всем мире, которые выступают за изменения – за справедливость, равенство, ответственность за власть и уважение прав человека. Интернет часто играет ключевую роль в таких движениях, позволяя людям мгновенно подключаться и обмениваться информацией, создавая чувство солидарности", – сказал Специальный докладчик ООН по свободе выражения мнений Франк Ла Рю при представлении своего ежегодного доклада на Генеральной Ассамблее ООН[4].

В соответствии со ст. 29 Конституции РФ каждому гарантируется свобода мысли и слова. С правом на свободу мысли и слова корреспондируют такие конституционные права, как свобода поиска, получения, передачи, производства и распространения информации любым законным способом (ч. 4 ст. 29 Конституции РФ), свобода массовой информации (ч. 5 ст. 29 Конституции РФ), свобода совести и вероисповедания (ст. 28 Конституции РФ). В совокупности они составляют конституционно-правовой институт, гарантирующий личности возможность свободно выражать и распространять мысли и идеи, мнения и убеждения, в том числе и не совпадающие с официальной позицией на существующий политический, экономический, социальный порядок в стране, словами или любыми иными законными способами, например посредством художественных приемов, без какого-либо вмешательства со стороны третьих лиц и прежде всего государства. Никого также нельзя принуждать к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них (ч. 3 ст. 29 Конституции РФ). При этом в современных условиях Интернет радикально изменил способ доступа к информации и общению – путем создания новых возможностей для укрепления демократии и новых путей для выражения своего мнения.

Интернет представляет собой совокупность широкого спектра идей, технологий, ресурсов и стратегий, разработанных на основе утверждения свободы и коллективных усилий в общих интересах. Интернет-пространство выступило эффективным инструментом реализации гражданами права на выражение своего мнения. По сути, в цифровую эпоху возможность для выражения мнения вовне максимально упростилась. Интернет многими пользователями понимается как средство обеспечения людям всего мира свободу для свободы.

Тем самым понятие свободы при реализации прав человека – выражения мнения, свободы слова, свободы совести, права на свободное распространение информации – выходит на первый план. Прежде всего необходимо определить, а что же мы понимаем под свободой в эпоху цифровых технологий и анонимизации пользователей. Несомненно, что понятие свободы является универсальным по своему содержанию и значению. При этом необходимо акцентировать внимание не на свободе как неотъемлемом свойстве личности человека в ее философском понимании, а скорее на правовых характеристиках и на свободе как форме выражения социальной реальности средствами и логикой правосознания. В особой среде интернет-пользователей свобода предстает как выход за пределы заданных правил, на основе которого осуществляется выбор между несколькими возможностями.

Открытость системы киберпространства связана с реальной возможностью ее существования, а также воспроизводства и изменения в условиях неопределенности и многозадачности связей. Тем самым в киберпространстве свобода может трактоваться как выход за рамки жестко установленных правил реального мира, с другой – означает способность превозмогать давление иррациональных побуждений.

Как подчеркивает В.П. Малахов[5], свобода должна быть понята не как исток и не как основа права, а как одно из условий его развертывания. Сущность права состоит не в самом факте свободы, а в том, ради чего эта свобода реализуется. Для правового существа такими целями являются само право, социальная мера и общественный порядок.

При этом представляется, что при реализации самого права, например права на свободу мнения, необходимым условием является признание самоценности каждой личности. Однако в условиях анонимности и огромного разнообразия мнений и отношений, складывающихся на просторах Сети, данная категория нивелируется, и пользователь теряет ощущение значимости своего мнения, пытаясь любыми путями стать частью общего информационного потока. В результате требование свободы в интернет-пространстве преобразуется в стремление повысить веру в самого себя, в свою значимость и ценность. Подобная трансформация влечет модификацию сущности права на свободу мнения, появление таких понятий, как "интернет-троллинг", "выражение мнения ради мнения", "хайп".

Стало быть, факт свободы должен пониматься не как условие претворения прав в действительность, а как неустранимая, неуничтожаемая в деятельном усилии, проявленная человеком устремленность на общественные и индивидуальные ценности[6].

Именно в сети Интернет на сегодняшний день появляются положительные примеры саморегулирования пользователями Сети данного пространства. Среди так называемых действующих традиционно-правовых методов регулирования отношений в киберпространстве существуют также и социальные методы, которые изначально используются в Интернете и к которым многие субъекты интернет-отношений уже привыкли. Если закон регулирует поведение лица через угрозу применения мер государственного принуждения, то сетевое саморегулирование – через угрозу санкций со стороны членов интернет-сообщества. Как показывает практика, подобный метод контроля онлайн-контента может быть весьма эффективным. Так, по призыву одной из сетевых общественных организаций с веб-сайтов были добровольно убраны 26 тысяч изображений порнографии, а акцию "Один день без контента" в целях контроля качества и адресности рекламы поддержали более 15% русскоязычных пользователей Интернета, благодаря чему администрация сервиса принесла официальные извинения своим клиентам и пообещала, что в будущем примет необходимые меры, чтобы вернуть им возможность вести сетевой дневник бесплатно и без рекламы[7]. Учитывая трансграничность и непосредственность Интернета, саморегулирование действительно способно вырасти в серьезное средство защиты интересов человека и общества в Сети. Однако при этом необходима определенная сознательность пользователей. К сожалению, помимо подобных положительных, можно привести и несомненно отрицательные примеры, когда после трагических событий 25 марта 2018 г. в городе Кемерове в Сети развернулась акция по распространению голословных обвинений в адрес одного из сотрудников торгового центра "Зимняя вишня"[8]. Помимо обвинений на личной странице мужчины пользователи повсеместно делали репосты видеозаписи, на которой он якобы запечатлен при поджоге, с соответствующими комментариями. Подобное выражение мнения, а тем более голословные обвинения являются как раз негативным итогом простоты распространения информации в Сети и простоты формирования мнения пользователей. Люди видят какую-либо размещенную информацию и под влиянием эмоций без ее проверки способствуют ее распространению. И чем более массово распространяется эта информация, тем большее количество пользователей Сети подвергаются внешнему давлению о необходимости принять эту позицию, т.е. формируется ярко выраженное мнение одной группы, которое оказывает существенное влияние на других лиц. Данный феномен известен в психологии как "групповое подкрепление"[9], однако если изначально этот термин означал форсированное распространение ложной информации, выдаваемой за истинную, внутри определенного социального слоя, то в условиях интернет-глобализации он вышел на качественно новый уровень и распространяется на все общество (в том числе международное сообщество людей) в целом.

При этом в классическом понимании право свободно выражать свое мнение включает право получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ, а также предполагает возможность выразить свое мнение и его как совокупность информации передать другому субъекту, у которого, в свою очередь, возникает право эту информацию получить. В ст. 5 Основного закона ФРГ сказано: "Свобода печати и информации посредством радио и кино гарантируется". Статьей 21 Конституции Италии установлено, что "все имеют право свободно выражать свои мысли устно, письменно и любым иным способом их распространения. Печать не может подлежать разрешению или цензуре". Ряд статей Конституции Польши гласят: "Статья 14. Польская Республика обеспечивает свободу печати и иных средств массовой информации… Статья 54. 1. Каждому обеспечивается свобода выражения своих взглядов, а также получения и распространения информации". В ст. 19 Конституции Японии указано, что "свобода мысли и совести не должна нарушаться", а ст. 21 гарантирует свободу слова, печати и всех иных форм выражения мнений[10].

Относительно идеи права человека и гражданина на информацию она связана прежде всего со стремлением индивидов получать достоверную официальную информацию. Данные права нацелены на то, чтобы дать возможность контролировать действия правительства и защищаться от превышения полномочий государственными органами и их представителями.

При этом очевидно, что в условиях свободы получения и распространения информации в сети Интернет возникает следующий аспект данного права: право на получение и распространение достоверной информации. В условиях информационного общества, развития глобальных информационно-коммуникационных сетей, системы глобального обмена информацией, отсутствия физических границ в виртуальном пространстве и фактически полной свободы и анонимности в сети Интернет текущее правовое регулирование свободы информации, на наш взгляд, не соответствует уровню развития общественных отношений, постольку допускает возможность проявлений так называемой информационной войны, возможность практически мгновенно распространять ложные сведения, а также преобладания единой точки зрения на события, не получившие должной правовой оценки.

Таким образом, эффективность реализации свободы выражения мнения гражданами в сети Интернет как неотъемлемого конституционного права на данный момент упирается в степень зрелости общественного сознания, наличия у граждан развитого критического мышления вкупе со знанием современной интернет-культуры и механизмов ее работы, в том числе с точки зрения права. Феномен общественного правосознания достаточно подробно изучен в рамках юридической науки, но на сегодняшний день полагаю необходимым ввести совершенно новую категорию, такую как "сетевое правосознание", поскольку именно наличие подобного правосознания является базой для эффективной реализации пользователями своего права на свободу мнения. Данное определение должно включать в себя все традиционные элементы правосознания, но необходимо их рассматривать в контексте киберпространства с учетом таких его особенностей, как частая неподконтрольность воле законодателя и практике правоприменителя, отсутствие физических и юридических границ, обширные пробелы в законодательстве, стихийное саморегулирование киберпространства пользователями. Необходимо также четко обозначить категорию "ложная информация", сделав ее юридически значимой и имеющей свои отличительные признаки с возможностью разумного закрепления их в правовых нормах, позволяющих применять санкции в отношении распространителей такого рода информации.

Таким образом, развитие законодательства позволит гибко отслеживать путь развития общественных тенденций в сети Интернет и своевременно фиксировать их в правовом поле, при этом не перегружая его нормативной информацией и не допуская нарушений прав и свобод человека и гражданина.

Литература

1. Малахов В.П. Философия права. М.: Юнити, 2012. 391 с.

2. Федотов М.А. Конституционные ответы на вызовы киберпространства // Lex russica. 2016. N 3. С. 164 – 172.

Также рекомендуется Вам:

 


[1] Свобода выражения мнения в Интернете. Исследование правовых норм и практик, связанных со свободой выражения мнения, свободным потоком информации и плюрализмом СМИ в Интернете в государствах – участниках ОБСЕ. 2011. URL: https://www.osce.org/ru/fom/89063?download=true.

[2] Заключительный акт Конференции по безопасности и сотрудничеству в Европе, Хельсинки, 1 августа 1975 г. См. полный текст: URL: http://www.osce.org/documents/mcs/1975/08/4044_en.pdf.

[3] Декларация Будапештского саммита, 21 декабря 1994 г. См. полный официальный текст: URL: http://www.osce.org/mc/39554.

[4] Доклад Специального докладчика по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение, Франк Ла Рю. 2011. URL: http://www2.ohchr.org/english/bodies/hrcouncil/docs/17session/A.HRC.17.27_en.pdf.

[5] Малахов В.П. Философия права. М.: Юнити, 2012. С. 131.

[6] Там же. С. 132.

[7] Федотов М.А. Конституционные ответы на вызовы киберпространства // Lex russica. 2016. N 3. С. 178.

[8] Мужчина, которого заподозрили в поджоге ТЦ в Кемерове, ответил на обвинения. URL: https://riafan.ru/1040075-muzhchina-kotorogo-zapodozrili-v-podzhoge-tc-v-kemerovo-otvetil-na-obvineniya.

[9] Carroll R.T. Communal reinforcement // The Skeptic's Dictionary. URL: http://skepdic.com/communalreinforcement.html.

[10] Основной закон ФРГ. URL: http://worldconstitutions.ru/?p=155; Конституция Италии. URL: http://worldconstitutions.ru/?p=148; Конституция Польши. URL: http://worldconstitutions.ru/?p=783; Конституция Японии. URL: http://worldconstitutions.ru/?p=37.

Рекомендуется Вам: