ЮрФак: изучение права онлайн

О правовой оценке противоправного безвозмездного изъятия криптовалюты

Авторы: Быкова Е.Г., Казаков А.А.

В настоящее время в мировом сообществе вопрос о криптовалютах является дискуссионным. Так, в Японии в апреле 2017 г. принято законодательство, в рамках которого данные финансовые инструменты получили статус фиатных денег[1]. С декабря 2017 г. в Беларуси легализовали оборот биткоина. Специальным декретом разрешено не только добывать любую криптовалюту, но и создавать ее, менять на белорусские рубли. При этом майнинг, которым могут заниматься не только граждане Беларуси, но и нерезиденты, не признается предпринимательской деятельностью[2]. В то же время представители западноевропейских органов финансового регулирования позиционируют биткоин как дорогую и неэффективную систему, непригодную для денежных расчетов[3].

В России правовой статус криптовалют не определен. Обеспокоенность по поводу распространения таких систем в связи с этим выражал Председатель Следственного комитета РФ А.И. Бастрыкин[4]. Подобная позиция высказывалась и на заседании Совета министров внутренних дел государств – участников СНГ, которое состоялось в июне 2017 г. в городе Душанбе[5].

Актуальность этой проблемы обусловлена не только тем, что криптовалюты используются в качестве средства легализации доходов, добытых преступным путем, но и являются весьма привлекательной инвестицией для некоторых россиян. Например, житель Салехарда разместил в сети Интернет объявление о продаже однокомнатной квартиры. Цена выставлена в размере 4,2 млн руб., или 4 биткоина[6].

Согласно проведенному опросу осведомлены о наличии такого рода криптовалюты более половины (56%) россиян. Правда, предметно в ней разбирается каждый десятый, и лишь немногие интересуются его приобретением. Основная причина нежелания покупать эти виртуальные деньги у 67% респондентов заключается именно в недостатке необходимых знаний[7].

Несмотря на то что далеко не все жители России готовы принимать участие в обороте криптовалют, в правовом поле складывается парадоксальная ситуация с точки зрения юридической оценки деяний, связанных с противоправным безвозмездным изъятием данных электронных средств.

Это обусловлено тем, что, с одной стороны, информация о стоимости отдельных криптовалют содержится на специальных сайтах. За их курсом следят заинтересованные лица, анализируют динамику соответствующего рынка[8]. С другой – правовой статус подобных систем не определен. В связи с этим в литературе справедливо подчеркивается, что “деяния в виде хищения таких валют могут быть весьма разнообразны и не подпадать под действующее законодательство”[9]. Одновременно предпринимаются попытки правового регулирования данного вопроса. Так, в конце января 2018 г. Минфин России представил проект ФЗ “О цифровых финансовых активах”[10]. В это же время в Государственную Думу РФ внесен законопроект “О системе распределенного национального майнинга”[11]. Вместе с тем представляется, что даже в случае одобрения предложенных авторами этих документов подходов ряд криптовалют останется вне правового поля. Поэтому совершение противоправного деяния в отношении лица, владеющего такими цифровыми активами, и в последующем не всегда будет возможно оценить с точки зрения уголовного законодательства.

В настоящее время правоприменители сталкиваются с несколькими типичными ситуациями. Некоторые из них следует проанализировать. Первая заключается в том, что потерпевшему предлагают купить криптовалюту (например, биткоины). Он передает предполагаемому продавцу или перечисляет на его счет денежные средства в качестве оплаты, ничего не получая взамен. Так, в конце 2017 г. потерпевший нашел в одной из социальных сетей продавца биткоинов, якобы реализовывавшего виртуальную валюту по цене ниже рыночной. Покупатель перевел контрагенту денежные средства в размере более 1,5 млн руб. Биткоины на счет пострадавшего в определенный сторонами срок не поступили[12]. При таких обстоятельствах проблем с правовой оценкой содеянного не возникает. Предметом хищения являются деньги или иное имущество, которое выступает в качестве платежного средства за приобретение криптовалюты. Выбор конкретной формы хищения при квалификации зависит от фактических обстоятельств. В приведенном примере было возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Вторая ситуация заключается в том, что потерпевший перечисляет субъекту преступления криптовалюту под воздействием обмана или злоупотребления доверием либо соглашаясь с подкрепленными различными угрозами требованиями о переводе данного платежного средства на определенный виртуальный кошелек. При таких обстоятельствах признать противоправное безвозмездное изъятие криптовалюты преступлением против собственности не представляется возможным, поскольку отсутствует обязательный объективный признак.

Под правом собственности в соответствии со ст. 209 ГК РФ понимается совокупность прав по владению, пользованию и распоряжению своим имуществом. К таковым по смыслу ст. 128 ГК РФ относятся вещи, включая наличные деньги и документарные ценные бумаги, иное имущество, в том числе безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имущественные права; результаты работ и оказание услуг; охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность); нематериальные блага.

В соответствии с примечанием к ст. 158 УК РФ предметом хищения является чужое имущество, которое должно являться объектом гражданских прав. В связи с отсутствием правового статуса у криптовалюты признать ее объектом гражданского права не представляется возможным.

В 2014 г. на межведомственном совещании по вопросу правомерности использования анонимных платежных систем и криптовалют последние рассматривались как денежные суррогаты[13].

Несмотря на отсутствие законодательного определения термина "денежные суррогаты", в науке уголовного права они при некоторых обстоятельствах признаются предметом преступлений против собственности[14]. Следует отметить, что в данном случае речь идет о тех из них, которые нормативно определены. Криптовалюта к числу таковых не относится.

Аналогичная ситуация складывается и при квалификации содеянного как вымогательства. К предмету вымогательства относятся чужое имущество, имущественные права, право на имущество[15]. Криптовалюта не подпадает ни под одну из этих категорий, в связи с чем даже при наличии всех остальных признаков вымогательства вменить состав преступления, предусмотренного ст. 163 УК РФ, невозможно ввиду отсутствия предмета как такового. В то же время содеянное может быть оценено по иным уголовно-правовым нормам. Например, в случае угрозы убийством или причинения вреда здоровью деяние надлежит квалифицировать по статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за преступления против личности. Такое положение вещей не представляется справедливым. Хищение имущества влечет уголовную ответственность в отличие от противоправного безвозмездного изъятия криптовалюты. Вместе с тем последнюю в реально сложившихся условиях, не нарушая закон, не затруднит обменять на деньги или иной предмет, представляющий значительную ценность. Тем более на государственном уровне оборот такого финансового инструмента в настоящий момент не запрещен[16].

В правоприменительной практике распространена третья ситуация, когда наряду с криптовалютой у потерпевшего изымается иное имущество. Так, в Бразилии неизвестные, применив насилие, совершили открытое хищение ста тысяч долларов, ценных вещей и мобильных телефонов у лиц, занимавшихся обменом виртуальных платежных средств на фиатные. Затем субъекты преступления потребовали от потерпевших отдать им биткоины[17]. В другом случае в Таиланде у граждан России была изъята криптовалюта на сумму, эквивалентную ста тысячам долларов. Неустановленные лица ворвалась в их квартиру и несколько часов удерживали потерпевших, заставив перевести биткоины на сторонний кошелек. Также у россиян похитили три ноутбука и дорогостоящий смартфон[18].

Если бы подобное произошло на территории России, то оценка содеянного как хищения или вымогательства чужого имущества в части долларов, ценных вещей, мобильных телефонов, ноутбуков сложностей не составила бы. Но может получиться, что в подобной ситуации предметом преступления против собственности будет признано имущество стоимостью менее двухсот пятидесяти тысяч рублей. Однако цена одного биткоина, к примеру, составляет более десяти тысяч долларов[19]. В то же время умысел виновного был направлен на противоправное получение криптовалюты, и следовало бы вменить в этой части вымогательство с учетом квалифицирующего признака "в особо крупном размере". Но реализовать это на практике не удастся ввиду того, что данный платежный инструмент не может рассматриваться как предмет преступления против собственности.

Отсутствие официального статуса криптовалюты не позволяет правоохранительным органам должным образом защитить ее владельцев от совершаемых в отношении их противоправных деяний во всех ситуациях. Это вступает в противоречие с положениями части первой ст. 6 УК РФ.

Пристатейный библиографический список

1. Бастрыкин А.И. Следственный комитет Российской Федерации в авангарде борьбы с коррупцией и финансовыми нарушениями // Расследование преступлений: проблемы и пути их решения. 2016. N 2.

2. Есаков Г. Денежные суррогаты и ответственность за хищение // Уголовное право. 2015. N 1.

3. Интервью Председателя Следственного комитета Российской Федерации Александра Бастрыкина "Российской газете". URL: https://sledcom.ru/.

Также рекомендуется Вам:

4. Кузнецов В.А., Прохоров Р.А., Пухов А.В. О возможных сценариях законодательного регулирования криптовалют в России // Деньги и кредит. 2017. N 7.

5. Максимов А. Криминальные издержки прогрессивных технологий // Содружество. 2017. N 3.

6. Филатова М.А. Анализ криптовалюты в мировой финансовой системе с позиции уголовного права (на примере bitcoin) // Уголовное право в эпоху финансово-экономических перемен: Материалы IX Российского конгресса уголовного права, состоявшегося 29 – 30 мая 2014 года / Под ред. Н.Н. Белокобыльского, Г.И. Богуша, М.Н. Голоднюк и др. М.: Юрлитинформ, 2014.

 

[1] Кузнецов В.А., Прохоров Р.А., Пухов А.В. О возможных сценариях законодательного регулирования криптовалют в России // Деньги и кредит. 2017. N 7. С. 52 – 53. URL: https://www.cbr.ru/ (дата обращения: 23.01.2018).

[2] Майнить разрешается // Российская газета. 2017. 27 декабря.

[3] Глава ЦБ Германии исключил легализацию криптовалют в еврозоне // Российская газета. 2017. 24 декабря.

[4] См., напр.: Бастрыкин А.И. Следственный комитет Российской Федерации в авангарде борьбы с коррупцией и финансовыми нарушениями // Расследование преступлений: проблемы и пути их решения. 2016. N 2. С. 12; Интервью Председателя Следственного комитета Российской Федерации Александра Бастрыкина "Российской газете". URL: https://sledcom.ru/ (дата обращения: 23.01.2018).

[5] Максимов А. Криминальные издержки прогрессивных технологий // Содружество. 2017. N 3. С. 19; URL: http://static.mvd.ru/ (дата обращения: 23.01.2018).

[6] Житель Салехарда выставил квартиру на продажу за биткоины // Российская газета. 2017. 21 декабря.

[7] ВЦИОМ: две трети россиян считают вложения в биткоин невыгодными // Российская газета. 2018. 18 января.

[8] См., напр.: Биткоин рухнул на полторы тысячи долларов; Эксперты назвали причину снижения курса биткоина // Российская газета. 2017. 28 декабря; Биткоин впервые с 2015 года стартовал с падения // Российская газета. 2018. 2 января.

[9] Филатова М.А. Анализ криптовалюты в мировой финансовой системе с позиции уголовного права (на примере bitcoin) // Уголовное право в эпоху финансово-экономических перемен: Материалы IX Российского конгресса уголовного права, состоявшегося 29 – 30 мая 2014 года / Под ред. Н.Н. Белокобыльского, Г.И. Богуша, М.Н. Голоднюк и др. М.: Юрлитинформ, 2014. С. 222.

[10] Проект Федерального закона "О цифровых финансовых активах". URL: https://www.minfin.ru/ra/document/?id_4=121810 (дата обращения: 13.02.2018).

[11] Законопроект N 373645-7. URL: http://sozd.parlament.gov.ru/bill/373645-7 (дата обращения: 13.02.2018).

[12] Сотрудники МВД России задержали подозреваемого в мошенничестве, связанном с криптовалютой. URL: https://xn-blaew.xn-plai/news/item/11888836 (дата обращения: 23.01.2018).

[13] В Генеральной прокуратуре Российской Федерации состоялось совещание по вопросу правомерности использования анонимных платежных систем и криптовалют. URL: https://www.genproc.gov.ru/smi/news/genproc/news-86432/ (дата обращения: 23.01.2018).

[14] Есаков Г. Денежные суррогаты и ответственность за хищение // Уголовное право. 2015. N 1. С. 48 – 53.

[15] Пункт 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 декабря 2015 г. N 56 "О судебной практике по делам о вымогательстве (статья 163 Уголовного кодекса Российской Федерации)" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2016. N 2. С. 15.

[16] Письмо Федеральной налоговой службы от 3 октября 2016 г. N ОА-18-17/1027 // СПС "Гарант".

[17] В Бразилии бандиты потребовали биткоины в обменном пункте // Российская газета. 2018. 18 января.

[18] У россиян в Таиланде похитили биткоины на сто тысяч долларов // Российская газета. 2018. 18 января.

[19] Биткоин впервые с 2015 года стартовал с падения // Российская газета. 2018. 2 января.

Рекомендуется Вам: