ЮрФак: изучение права онлайн

Правовое регулирование краудфандинга в России и за рубежом

Автор: Клинов А.О.

Понятие краудфандинга

Краудфандинг появился сравнительно недавно, но уже успел завоевать популярность среди субъектов рынка. Он позволяет аккумулировать необходимые финансовые ресурсы при минимальных вложениях участников, к примеру 1 долл. В настоящее время главными двигателями развития такого альтернативного источника финансирования являются проекты малого и среднего бизнеса на ранних стадиях развития[1], на что уже обратили внимание Правительство РФ[2] и Банк России. Европейская комиссия также ведет мониторинг в этой сфере[3].

Несмотря на то что доля инвестиций, привлеченных с помощью этого инструмента, невелика, рост их количества впечатляет: если в 2014 г. на территории Европейского союза (ЕС) краудфандинг позволил привлечь 1,6 млрд евро, то в 2015 г. — 4,2 млрд евро[4]. В США, судя по всему, он не менее популярен: по данным Всемирного банка, 344 сервиса из 670 во всем мире осуществляют свою деятельность именно в этой юрисдикции. При этом Всемирный банк прогнозирует, что в развивающихся странах годовой объем краудинвестиций может достичь 95 млрд долл. к 2025 г.[5]

С одной стороны, основным преимуществом краудфандинга является возможность получить нужное финансирование в максимально сжатые сроки, т.е. значительно сокращается время выхода субъекта на рынок. Кроме того, в экономику привлекаются ресурсы граждан, которые по отдельности не являются достаточными для ведения хоть сколько-нибудь полезной деятельности, но в совокупности образуют весьма значительные суммы, которые можно было бы пустить на развитие рынка в различных отраслях, что особенно актуально в условиях экономической нестабильности. С другой стороны, такое финансирование сопряжено с рядом известных проблем: это либо отсутствие правового регулирования вообще (Россия), либо несовершенство такого регулирования и его новизна (США, Канада). Именно поэтому следует установить, какова же юридическая природа рассматриваемого явления.

Для ответа на данный вопрос необходимо начать с понятия электронной коммерции (e-commerce). В рамках этой публикации мы не ставим целью исследование данной категории, а будем опираться на наиболее разработанные и приемлемые, на наш взгляд, подходы. Электронная коммерция представляет собой совокупность отношений по заключению сделок с помощью предназначенных специально для этого средств. Таковыми выступают как сами информационно-телекоммуникационные сети, в частности Интернет, так и иные средства, например специализированные сайты, мобильные приложения. При этом из понятия электронной коммерции исключаются сделки, заключенные посредством телефонного звонка, телекса, факса, а также обычной электронной почты. Такого подхода придерживаются Всемирная торговая организация (ВТО) и Организация по экономическому сотрудничеству и развитию (ОЭСР)[6]. В целом его разделяет и отечественная доктрина, отмечая, что также заслуживают внимания "юрисдикционные, договорно-правовые, процессуальные вопросы"[7], с чем нельзя не согласиться.

Таким образом, понятие краудфандинга, являясь частью электронной коммерции, связано исключительно с сетью Интернет; именно в этом и заключается его основная специфика.

Что касается сущности анализируемого явления, то в первую очередь следует обратиться к зарубежным авторам ввиду большей степени разработанности вопроса. Так, краудфандинг рассматривается в качестве метода, инструмента или механизма аккумулирования финансов в форме небольших вложений в пределах от 1 до 100 долл.[8]; социальной сети, предназначенной для указанной цели[9]; определенной стратегии образования капитала[10]. В отечественной доктрине наличие источников, посвященных данной проблематике, к сожалению, весьма ограниченно. Наиболее удачным предлагаем считать определение, предложенное В.А. Кузнецовым: "Краудфандинг (от англ. crowd — толпа и funding — финансирование) — это деятельность, связанная с привлечением финансовых ресурсов от большого количества людей, добровольно объединяющих свои ресурсы на специализированных интернет-сайтах (краудфандинговых площадках) в целях реализации продукта или услуги"[11]. Единственное, что нам кажется неуместным в данном определении, это ограничение лишь интернет-сайтами.

Поскольку краудфандинг является частью электронной коммерции, то данная деятельность может осуществляться как через специализированные сайты, так и через мобильные приложения. Считаем, что разумнее объединить все эти категории в одно родовое понятие — специализированные сервисы, так как в будущем могут появиться новые инструменты реализации такой деятельности.

В рамках отношений в области краудфандинга выделяются два основных субъекта: реципиент — лицо, запрашивающее финансирование и являющееся его конечным получателем; и донор — лицо, осуществляющее финансирование. Также, на наш взгляд, необходимо выделять посредника, которым выступает оператор сервиса, благодаря которому донор узнает о потребности реципиента в финансировании его проекта.

В доктрине различают пять моделей краудфандинга в зависимости от того, что получает донор взамен на финансирование[12]: благотворительная модель, условно-возвратная модель, модель предварительного приобретения, краудинвестинг, краудлендинг.

Чтобы разработать эффективное регулирование нового типа хозяйственной деятельности, к которой относится и краудфандинг, нужно понять, можно ли применять к такого рода общественным отношениям уже существующие юридические конструкции в качестве общих рамок. Как мы уже установили, модели, посредством которых осуществляется рассматриваемая деятельность, кардинальным образом отличаются друг от друга, в связи с чем считаем некорректным сравнение краудфандинга в целом с каким-то отдельным ныне признанным правовым институтом. В частности, высказывается позиция, что имеются отдельные схожие черты с договором купли-продажи с предварительной оплатой товара, договором дарения[13]. С этим можно согласиться при условии, что в данном случае неприменима норма п. 3 ст. 487 Гражданского кодекса (ГК) РФ, так как первичной целью донора может не являться приобретение вещи. Более того, необходимо упомянуть договор купли-продажи будущей вещи, согласно которому продавец на момент заключения договора может и не иметь в наличии на праве собственности предмет договора. Признаки таких договорных правоотношений можно увидеть и в отношениях между донором и реципиентом.

Также считаем абсолютно неприемлемыми сравнения простого товарищества и краудфандинга[14], хотя бы по причине того, что товарищества являются формой договорного объединения лиц с целью ведения предпринимательской деятельности совместно. Параллель можно провести между четвертой моделью и хозяйственными обществами, в частности акционерными, которые, несмотря на множество подходов к пониманию их правовой сущности[15], в первую очередь являются объединениями капиталов и не связаны с личностью держателей акций.

Многообразие правоотношений не позволяет провести сравнение с одним отдельно взятым институтом. Полагаем, что краудфандинг в целом, а не его отдельные проявления, имеет комплексную структуру и правовую природу sui generis.

Что касается самих видов отношений, возникающих в сфере краудфандинга, то проанализировать все возможные проблемы не представляется возможным. Мы постараемся сконцентрироваться лишь на отдельных аспектах, в частности тех, которые образуют предмет международного частного права. То есть нас преимущественно будут интересовать гражданско-правовые отношения, осложненные иностранным элементом. К ним следует отнести "имущественные отношения, субъектом которых выступает сторона[16], по своему характеру являющаяся иностранной… имущественные отношения, когда все их участники принадлежат к одному государству, но объект, в связи с которым возникают соответствующие отношения, находится за границей… имущественные отношения, возникновение, изменение или прекращение которых связано с юридическим фактом, имеющим место за границей"[17]; вопросы о правах на интеллектуальную собственность и подсудности споров. Все это рассматривается нами применительно к пяти моделям ведения краудфандинга.

Начнем с анализа благотворительной модели, в рамках которой доноры ничего не получают в обмен на инвестиции. Несмотря на то что мотивы донора пожертвовать денежные средства совершенно бескорыстны и не предусматривают извлечение выгоды, мотивы реципиента могут им совершенно не соответствовать. Запрос на финансирование может быть объявлен и в отношении коммерческого предприятия. Впрочем, ведущие мировые краудфандинговые площадки, например Kickstarter, не допускают подобных ситуаций, и реципиентом финансирования выступает некоммерческая организация. Сайт Globalgiving удерживает 15% от суммы жертвователя и обязуется в течение 60 суток перечислить остаток на счет получателя. При данной модели как донору, так и посреднику важно проводить анализ той деятельности, которой занимается реципиент. В связи с тем, что стороны могут быть домицилированы в разных государствах, нужно понимать, не противоречит ли деятельность, даже и некоммерческая, законодательству государства донора. Можно представить себе ситуацию, когда реципиентом окажется террористическая организация либо организация враждебной стороны в вооруженном конфликте между государствами, где домицилированы донор и реципиент. В таком случае гражданско-правовые отношения могут привести к нарушению как публичного порядка этих государств, так и международного публичного порядка, а на донора будет возложена уголовная или иная ответственность. Кроме этого, важно понимать, что посредством такого финансирования можно оказывать поддержку политическим организациям, цели которых могут совершенно не соответствовать принципам добросовестности, гуманности и законности. Имеет значение и вопрос о соблюдении законодательства о противодействии коррупции и легализации доходов, полученных преступным путем. Все это было отмечено, к примеру, Европейской комиссией в 2015 г.[18]

В рамках условно-возвратной модели реципиент собирает денежные средства для осуществления хозяйственной и иной деятельности. Донор же получает какое-либо минимальное либо номинальное встречное удовлетворение, например при спонсировании производства художественного фильма имя донора может быть указано в титрах в качестве благодарности за материальную поддержку. Сайты Kickstarter и IndieGoGo работают преимущественно по этой модели, но если первый предполагает наличие такого вознаграждения во всех случаях, то второй дает лишь соответствующую рекомендацию, ничем не обязывая реципиентов. Помимо того, что все три субъекта могут быть домицилированы в разных государствах, возникает проблема прав на интеллектуальную собственность. Можно ли признать доноров, осуществляющих поддержку, к примеру, съемок фильма, такими же носителями авторского права, как и то лицо, реципиента, который непосредственно занимался съемками? Имеют ли доноры законное право на получение части прибыли, если фильм оказался сверхуспешным и принес колоссальную прибыль реципиенту? Ведь нужно понимать, что без помощи донора проект вряд ли бы состоялся и признание реципиента единственным выгодоприобретателем было бы несправедливо по отношению к донорам. Важно, что в российском праве ответ на поставленный вопрос однозначно отрицательный в силу абз. 2 п. 1 ст. 1228 ГК РФ.

Вопрос о статусе интеллектуальных прав находит свое отражение и в пользовательских соглашениях краудфандинговых сайтов. Так, соглашаясь с условиями сайта Kickstarter, донор передает ему права на средства индивидуализации (товарный знак), исключительные права на произведения, а именно право воспроизведения, распространения, публичного показа, практической реализации, а также доведения до публичного сведения. Более того, передавая эти права, он тем самым гарантирует, что права третьих лиц не нарушены[19]. Что касается отечественных сервисов, то, к примеру, условия об интеллектуальных правах Boomstarter содержат положение, что "все объекты прав на результаты интеллектуальной деятельности, размещенные на Сайте, в том числе элементы дизайна, текст, графические изображения, иллюстрации, видео, скрипты, программы, музыка, звуки и другие объекты и их подборки… являются объектами исключительных прав Компании, Инициаторов, Кураторов, Пользователей Сайта и других правообладателей, все права на эти объекты защищены"[20]. Таким образом, правообладателем является лицо, которому принадлежит право на тот или иной объект, а не сама площадка, как в ситуации с Kickstarter.

На наш взгляд, подход, используемый отечественным предпринимателем, справедливее по отношению к реципиентам. Однако в то же время нужно понимать, что в первую очередь это вызвано условиями рынка, который в нашей стране находится в зачаточном состоянии, и такая "дерзость" со стороны посредника явно в его пользу не сыграет.

Модель предварительного приобретения схожа с предыдущей. Донор также не получает долю в предприятии, ему не выплачиваются дивиденды и иные вознаграждения. Взамен вложений он может получить тот товар, который собирается производить спонсируемый реципиент. К примеру, если финансируется выпуск музыкального альбома, то донору может быть предоставлен бесплатный экземпляр либо скидка на его приобретение. Помимо уже указанных проблем в части субъектного состава и прав на интеллектуальную собственность, следует помнить о том, что правовая природа краудфандинга в целом схожа с некоторыми гражданско-правовыми институтами, а именно договора купли-продажи будущей вещи и договора купли-продажи с предварительной оплатой, о чем мы упомянули ранее. Так, предположим, что в рамках данной модели реципиенту требовалось финансирование для осуществления сельскохозяйственной деятельности и в ответ на оказанную помощь он предоставил партию произведенной им продукции каждому из доноров. Часть из них получили качественный товар, остальные нет. Вправе ли они требовать замены на товар надлежащего качества либо у них есть право взыскать вложенную сумму? Как быть, если товар ввезен из иностранного государства — на ком лежит бремя растаможивания данного товара? Формально можно признать, что сделка продажи отсутствует, а данная посылка является подарком, но такой вариант совершенно неприемлем, так как существенным образом нарушает права донора и предоставляет реципиенту массу возможностей не исполнять обязательство, под которое собирались денежные средства.

При краудинвестинге финансирование производится взамен получения либо части прибыли будущего предприятия, либо доли участия в виде акций, паев, вкладов. Например, донор вкладывает в развитие швейного цеха 100 долл. Реципиент обязуется вернуть ему 120 долл., выкупив его долю, при условии, что он соберет 20 тыс. долл., которые ему необходимы для запуска производства, пока не появится первая прибыль. В рамках данной модели возникает вопрос о том, как соблюсти права миноритарных акционеров, т.е. доноров, поскольку они могут находиться в различных юрисдикциях. Одним из вариантов является проведение общего собрания акционеров заочно, с использованием сети Интернет. Такая возможность появилась и в отечественном законодательстве в ходе реформы гражданского права (см. п. 11 ст. 49 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах"). Оператором может выступить непосредственно краудфандинговая площадка, посредством которой и собиралась нужная денежная сумма.

Также рекомендуется Вам:

Краудлендинг (the lending model) также называется P2P кредитованием (peer-to-peerlending). Сбор денежных средств производится для финансирования как юридических, так и физических лиц. Данная модель может предполагать как полный возврат вложенных донором средств, так и процент вдобавок к основной сумме. Также и сам сервис может требовать проценты за услуги хранения и перевода денежных средств. Более того, если денежные средства предоставляются донором в качестве займа в разовом порядке, то реципиент обязан подать налоговую декларацию и заплатить налог на полученный доход (и тогда у государственных органов не может быть к нему никаких претензий). Другое дело, если гражданин систематически предоставляет другим свои денежные средства в качестве займов в целях получения прибыли. Однако если из 10 займов лишь 2 были предоставлены с условием уплаты в дальнейшем процентов, может ли это считаться предпринимательской деятельностью? Полагаем, что нет. Такая деятельность не носит продолжительного характера, можно лишь говорить о "разовых действиях, не позволяющих квалифицировать себя как направленные на систематическое извлечение прибыли"[21].

Последнее, на что хотелось бы обратить внимание, касается разрешения споров и применимого права. Многие краудфандинговые площадки определяют в тексте пользовательского соглашения, которое подписывает как реципиент, так и донор, применимое право, а также решают вопрос о подсудности спора. Так, сайт Dreamfunded.com в соглашении указывает, что осуществляет свою деятельность исключительно на территории США, а применимым правом, помимо федерального, является законодательство штата Калифорния[22]. В случае же возникновения спора исключительной компетенцией обладают суды округа Сан-Франциско и суд центрального округа штата Калифорния. Более того, соглашение содержит оговорку об отказе от рассмотрения спора в любом ином суде, чем вышеуказанные. Схожие положения имеются и в пользовательском соглашении сайта Kickstarter, а также отечественного портала Boomstarter.

Законодательство США и Канады

Законодательная база в отношении краудфандинга появилась сравнительно недавно. 5 апреля 2012 г. президентом США был подписан JOBS Act (Jumpstart Our Business Startups Act; далее — Закон). Одной из целей принятия данного Закона является создание дополнительных рабочих мест и стимулирование экономического роста для новых компаний с помощью привлечения ими инвестиций по более упрощенной процедуре, чем та, которая предусмотрена законодательством о ценных бумагах. Раздел III вносит поправки в Закон о ценных бумагах 1933 г. (Securities Act 1933) в части регистрации ряда сделок с ценными бумагами и посвящен краудинвестингу, т.е., несмотря на то что он озаглавлен "Краудфандинг", речь в нем идет именно о четвертой модели. С точки зрения законодательной техники не считаем такой подход удачным. Во-первых, заголовок вводит в заблуждение: регулирование не предназначено для остальных моделей. Во-вторых, так как данный Закон является первым в своей области, то с принятием последующих, что неизбежно ввиду быстрого роста данного рынка, начнется путаница уже в самих законах. Это неудобно как для обывателя, поскольку инвесторами выступают непрофессионалы, так и для правоприменителей в лице адвокатов, судей и др.

Так, компания, именуемая в дальнейшем "эмитент", вправе осуществлять выпуск акций и иных ценных бумаг, номинальная совокупная стоимость которых не превышает 1 млн долл. за календарный год. В частности, на дату запланированной эмиссии она должна включать в себя стоимость предполагаемых к продаже ценных бумаг вдобавок ко всем ценным бумагам, уже проданным компанией, аффилированными лицами, а также предшествующей компанией, если имел место факт реорганизации. Эмиссия, осуществляемая в рамках рассматриваемого Закона с целью привлечения краудинвестиций, осуществляется исключительно через специализированные онлайн-сервисы.

При подаче заявления (Form C) в Комиссию по ценным бумагам для получения разрешения на осуществление публичного предложения эмитент обязан раскрывать информацию о топ-менеджменте компании, составе совета директоров, держателях, доля участия в капитале компании которых превышает 20%, и финансовом положении; а также сообщать, какой именно деятельностью занимается компания и на что будут потрачены привлеченные денежные средства, в особенности если сумма окажется больше запланированной. Более того, необходимо указать стоимость ценной бумаги, а также объяснить порядок ценообразования.

Исходя из правил, принятых Комиссией по ценным бумагам, регулирование Закона не распространяется на некоторые компании, включая те, которые: домицилированы в иностранном государстве; уже осуществляют инвестиционную деятельность в соответствии с Законом о торговле ценными бумагами (Securities Exchange Act of 1934); попали под запрет заниматься инвестиционной деятельностью или нарушали правила подачи отчетности в течение двух лет до момента подачи заявления о получении разрешения на осуществление публичного предложения; не имеют четкого планирования хозяйственной деятельности (бизнес-плана) либо целью их деятельности является реорганизация в форме слияний и присоединений к компаниям; а также те, о репутации которых на рынке нет достоверной информации.

В отношении инвесторов — физических лиц также существуют ограничения, только в части размера инвестиций, осуществляемых в течение календарного года. Важно помнить, что размер ценных бумаг, продаваемых одному инвестору, не может превышать 100 тыс. долл. Это означает, что и приобрести ценные бумаги инвестор — физическое лицо вправе лишь в рамках этой суммы. Супруги могут учесть совместный годовой доход, а в общую собственность включить личную. В таблице более подробно указаны все ограничения и формулы расчета.

Лимит инвестиций, осуществляемых в течение календарного года[23]

Годовой доход

Стоимость всего имущества

Формула лимита инвестиций (долл.)

30 тыс. долл.

90 тыс. долл.

Макс. 5% от 30 тыс. (1,5 тыс.)

150 тыс. долл.

80 тыс. долл.

Макс. 5% от 80 тыс. (4 тыс.)

150 тыс. долл.

100 тыс. долл.

Макс. 10% от 100 тыс. (10 тыс.)

200 тыс. долл.

900 тыс. долл.

Макс. 10% от 200 тыс. (20 тыс.)

1 200 тыс. долл.

2 000 тыс. долл.

Макс. 10% от 1 200 тыс. (120 тыс.), но действует общее ограничение в 100 тыс.

После того как в США было принято профильное законодательство в области краудинвестинга, канадское правительство обеспокоилось возможной миграцией капитала из страны, и в декабре 2012 г. в стране была представлена на публичное обсуждение концепция аналогичного законопроекта. Однако Multilateral Instrument 45-108[24] вступил в силу лишь 25 января 2016 г., и его действие распространяется на всю территорию Канады.

Это имеет значение, так как рынок ценных бумаг в Канаде регулируется, помимо федерального законодательства, на уровне провинций, каждая из которых имеет собственную комиссию по ценным бумагам, как, например, провинция Онтарио (the Ontario Securities Commission). Multilateral Instrument 45-108, так же как и в США, применяется в отношении лишь краудинвестинга, хотя упоминается как содержащий поправки применительно к краудфандингу. Также интересен тот факт, что вся информация, предоставляемая донорам на территории Квебека, обязательно переводится либо исключительно на французский язык, либо и на французский, и на английский.

Что касается ценных бумаг, то в Канаде через крауд-площадки можно предлагать к покупке простые акции; неконвертируемые привилегированные акции; ценные бумаги, конвертируемые в указанные типы акций; неконвертируемые долговые ценные бумаги как с фиксированным, так и с плавающим процентом; паи в коммандитном товариществе.

Эмитентами ценных бумаг могут выступать юридические лица, зарегистрированные и образованные в соответствии либо с федеральным законодательством, либо с законами провинций и территорий; компании, орган управления которых находится на территории Канады; компании, большинство членов совета директоров которых проживают на территории страны; принципал, управляющий деятельностью дочернего предприятия, зарегистрированный и образованный в соответствии либо с федеральным законодательством, либо с законами провинций и территорий либо на основании федеральных законов США либо отдельных штатов и округа Колумбия. Важно, что инвестиционные фонды не могут выступать эмитентами в рамках отношений краудинвестинга, так как к ним применяются куда более жесткие требования.

В отношении суммарной стоимости ценных бумаг также существуют ограничения. Так, в течение календарного года эмитент вправе привлекать не более 1,5 млн долл. США в срок, не превышающий 90 дней с момента размещения предложения. Если инвестор не является аккредитованным, то разовая сумма инвестиции ограничивается 2,5 тыс. долл., а в год можно инвестировать лишь 10 тыс. долл. Если же инвестор аккредитован, то в первом случае сумма возрастает до 25 тыс. долл., во втором — составляет 50 тыс. долл. Это означает, что, в отличие от страны-соседа, где инвестором в краудинвестинге является физическое лицо, в Канаде таковым могут выступать и юридические лица, в том числе и иностранные, для которых требуется аккредитация.

В заключение следует отметить, что законодательство Канады оказалось под влиянием США, однако канадские правила, на наш взгляд, в первую очередь направлены на привлечение инвесторов в экономику в лице компаний-эмитентов, т.е. предпринимателей.

С одной стороны, это целесообразно ввиду попытки привлечения большего капитала, с другой — целью краудфандинга являются денежные средства населения, а, как мы видим из норм Multilateral Instrument 45-108, к ним применяются совершенно негибкие требования, в отличие от США. Более того, в США существует требование о том, что в случае регистрации онлайн-портала, являющегося посредником, за рубежом в Штатах должен обязательно присутствовать постоянный представитель этого оператора и быть офис, куда можно доставлять корреспонденцию, к примеру копию искового заявления в случае возникновения спора. В Канаде такое императивное требование отсутствует.

Таким образом, уровень регулирования краудфандинга, хотя и касаемо лишь модели краудинвестинга, в США более высок, нежели в Канаде.

Законодательство Европейского союза и стран-членов

На территории ЕС действует ряд многочисленных директив, которые прямо или косвенно регулируют правоотношения в сфере краудфандинга[25]. К сожалению, особое внимание как национального законодательства стран-членов, так и права ЕС уделяется лишь краудинвестингу и краудлендингу, что и было отмечено в докладе Европейской комиссии[26]. Также в ЕС действует Регламент Европейского парламента и Совета ЕС от 17.06.2008 N 593/2008 "О праве, подлежащем применению к договорным обязательствам (Рим I)". В соответствии со ст. 6 Регламента договор, заключенный физическим лицом (потребителем) с целью, которая может рассматриваться как не имеющая отношения к его предпринимательской деятельности, с другим лицом (предпринимателем), действующим в ходе осуществления своей предпринимательской деятельности, регулируется правом страны, где имеет свое обычное место жительства потребитель, при условии, что предприниматель осуществляет свою деятельность в стране, где имеет свое обычное место жительства потребитель, или любыми средствами направляет эту деятельность в данную страну или в несколько стран, включая данную страну, и что договор заключен в рамках именно этой деятельности. Потребителем в нашем случае является донор, который жертвует свои средства. Однако для применения правил данного Регламента необходимо, чтобы контрагентом по договору выступал предприниматель. Соответственно, если договор заключен между потребителями, то положения ст. 6 не применяются.

Что касается международной подсудности споров, то Регламент Совета ЕС от 22.12.2000 N 44/2001 "О юрисдикции, признании и исполнении решений по гражданским и коммерческим делам", называемый "Брюссель I", и Регламент Европейского парламента и Совета ЕС от 12.12.2012 N 1215/2012 ("Брюссель I-bis") предусматривают безэкзекватурный порядок признания судебных решений стран — членов ЕС. Регламент Европейского парламента и Совета ЕС от 21.04.2004 N 805/2004 "О введении Европейского исполнительного листа по неоспариваемым искам", в свою очередь, установил безэкзекватурный порядок по всем решениям по гражданским и торговым делам, связанным с удовлетворением денежных требований, не оспариваемых должником.

Рассмотрим национальное регулирование правоотношений в сфере краудфандинга. В Бельгии краудфандинговые площадки и реципиенты должны исполнять требования законодательства, которые могут быть сгруппированы следующим образом: положения, касающиеся права электронной коммерции, хранения персональных данных, электронной подписи и дистанционного заключения договоров, а также нормы, защищающие права и интересы наиболее уязвимой стороны в договоре, в частности потребителя.

Деятельность краудфандинговых площадок подпадает под регулирование так называемого Закона об электронной коммерции (E-commerce Act)[27], который устанавливает требования в отношении той информации, которая должна быть раскрыта донорам и реципиентам, а именно касательно правовых оснований осуществления платформой своей деятельности, условий заключения пользовательского соглашения с донорами, а также договоров между площадкой и реципиентом. Кроме того, площадка должна предоставлять исчерпывающую информацию о размере взимаемой комиссии, получать обязательное согласие на использование электронной почты и предоставить пользователям возможность скачать текст пользовательского соглашения. При этом положения данного Закона не регулируют правоотношения в рамках условно-возвратной и благотворительной моделей.

Если донором выступает потребитель, то к площадке и реципиенту применяются нормы книги VI бельгийского Кодекса хозяйственного права (Economic Law Code)[28] независимо от модели. До момента окончательного исполнения договора потребителю должна быть предоставлена информация о реципиенте, ценах, возможных скидках, а также обо всех товарах и услугах. Все имеющиеся разногласия в установлении значения положений заключаемого договора толкуются в пользу потребителя. Также провозглашается принцип добросовестности, и введение в заблуждение, сокрытие какой-либо информации, небрежность в ведении дел компании, агрессивное поведение на рынке рассматриваются как недобросовестное поведение.

В настоящий момент деятельность краудфандинговых площадок не подлежит лицензированию, однако в конце 2015 г. был подготовлен законопроект, предусматривающий необходимость получения лицензии при краудинвестинге и краудлендинге. Нужно иметь в виду, что реципиент, который планирует привлечь денежные средства посредством продажи ценных бумаг через краудфандинговую площадку, подпадает под регулирование исключительно бельгийского законодательства о рынке ценных бумаг. В частности, Закон о платежных организациях (Payment Institutions Act) устанавливает как административную, так и уголовную ответственность за неисполнение его норм. К публикации проспекта эмиссии акций применяются нормы Закона о проспектах эмиссии (Prospectus Act). Наконец, сделки с участием потребителей будут регулироваться исключительно по бельгийскому праву.

Начиная разговор о регулировании краудфандинга в Эстонии, следует определить, что понимается в этой юрисдикции под дистанционным договором ввиду правовой природы краудфандинга как деятельности, осуществляемой удаленно. Такой договор заключается между продавцом (ettevotja), в нашем случае им выступает реципиент, и покупателем (tarbija) — донором. Предметом договора может выступать как передача вещи, так и оказание услуг. Продавец и покупатель одновременно не присутствуют в момент заключения договора, а все заявления о намерениях сторон должны быть отправлены исключительно дистанционно, с использованием различных средств.

Специального законодательства о краудфандинге в Эстонии нет. Законодатель продемонстрировал полную апатию в отношении возможности принятия отдельного закона, не проводились ни обсуждения, ни разработки проекта. Однако следует знать, что 21 марта 2016 г. вступил в силу Закон о кредиторах и кредитных посредниках (Creditors and Credit Intermediaries Act), согласно которому все кредиторы и кредитные посредники обязаны обращаться в Финансовое надзорное ведомство Эстонии (Estonian Financial Supervision Authority) для получения согласия на проведение сделок. Краудфандинговые площадки — как национальные, так и иностранные — подпадают под регулирование данного Закона. Их деятельность подлежит лицензированию.

На сегодняшний день в Эстонии существует лишь одна площадка для краудинвестинга. Проблема заключается в том, что нет понимания того, подпадает ли деятельность таких сервисов под определение оказания инвестиционных услуг в рамках Директивы Европейского парламента и Совета от 21.04.2004 N 2004/39/EC "О рынках финансовых инструментов" (MiFiD). На наш взгляд, в данном случае должно императивно применяться законодательство о регулировании национального рынка ценных бумаг, а именно специальный Закон о рынке ценных бумаг Эстонии (Securities Market Act). Средства же, полученные в рамках благотворительного краудфандинга, не должны рассматриваться как предоставленные в результате оказания инвестиционных услуг, поэтому нет необходимости в лицензировании и особом регулировании.

Применительно к краудлендингу имеет значение то, что согласно Закону о кредитных организациях (Credit Institutions Act) компания, намеревающаяся размещать заемные средства на своих счетах, а также получать любое финансирование напрямую от граждан, является кредитной организацией и действует исключительно на основании лицензии.

Рассматривая данную юрисдикцию, хотелось бы упомянуть и о так называемом электронном гражданстве — e-residency. Эта программа, получившая развитие в 2014 г., позволяет гражданам иностранных государств приобрести действенный инструмент для ведения финансовой и хозяйственной деятельности на территории Эстонии, физически не находясь на ее территории. После прохождения процедуры идентификации и предоставления биометрических данных заявитель получает аналог эстонской ID-карты с электронным чипом, позволяющий ему ставить электронную подпись, признаваемую органами государственной власти Эстонии и эстонскими банками. Кроме того, статус такого резидента позволяет подтвердить достоверность документов, где проставлена электронная подпись; учредить юридическое лицо в течение суток (для его регистрации все равно потребуется адрес, но для этих целей можно использовать посредника) и управлять его деятельностью за пределами страны; открывать доступ к электронным платежным сервисам. Таким образом, в случае получения такого гражданства к договорам между донором либо реципиентом, находящимся за границей, применимо право Эстонии.

В Италии краудинвестинг преимущественно регулируется распоряжением Национальной комиссии по ценным бумагам и биржам (The Commissione Nazionale per le Societa e la Borsa) от 26.06.2013 N 18592/2013 (Consob Regulation). В настоящий момент эти предписания находятся в стадии пересмотра, так как Закон от 24.03.2015 N 33/2015 позволил предприятиям малого и среднего бизнеса (SME) привлекать капитал, используя краудфандинговые площадки.

Так, инвестиционные компании в форме акционерных обществ (societa per azioni) и обществ с ограниченной ответственностью (societa a responsabilita) вправе привлекать краудинвестиции, если они не осуществляют свою деятельность на регулируемом рынке, например на фондовой бирже; осуществляют предпринимательскую деятельность не более 60 месяцев; имеют филиал, представительство либо производственные мощности на территории Италии; их оборот не превышает 5 млн евро в год, а выпускаемая ими продукция имеет инновационную направленность, т.е. является высокотехнологичной.

Вторым типом компаний являются малые и средние предприятия (SME), в форме акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью, которые также не осуществляют свою деятельность на регулируемом рынке, но торгуют акциями посредством многосторонней торговой системы MTF (multilateral trading facility); имеют филиал, представительство либо производственные мощности на территории Италии. В их отношении должен производиться независимый аудит.

Третьим типом компаний являются инвестиционные фонды и инвестиционные группы компаний (холдинги), которые преимущественно инвестируют в стартапы и малые и средние предприятия инновационной направленности. Они могут привлекать краудинвестиции, если имеют филиал, представительство на территории Италии либо в рамках территории ЕС.

Ко всем вышеуказанным компаниям и краудфандинговым платформам предъявляются требования по раскрытию информации о самих платформах, а также об акциях, их типах и всех сделках с ними. Все участники рассматриваемых правоотношений должны проявлять должную степень заботливости и осмотрительности в части мер по предотвращению и снижению рисков, связанных с привлекаемыми инвестициями. Применимое право определяется сторонами в договоре или в пользовательском соглашении.

Во Франции 1 октября 2014 г. вступили в силу нормы законодательства, регулирующие сферу краудфандинга[29]. Краудинвестинговые платформы получили статус инвестиционного консультанта (Conseil en Investissement Participatif, CIP), а краудлендинговые — финансового посредника (Intermdiaire en Financement Participatif, FIP). Требования, предъявляемые к ним, существенно мягче, чем уже существующие в отношении кредитных организаций, однако они должны быть зарегистрированы в государственном регистре страховых брокеров (Organisme pour le Registre des Intermediaires en Assurance, ORIAS). Если портал осуществляет деятельность и в рамках упомянутых моделей, то он может выбрать регистрацию и лицензирование как по новому, так и по традиционному законодательству, признав себя тем самым кредитной организацией, которая должна соблюдать более жесткие требования и ограничения. При использовании благотворительной и условно-возвратной модели оператор может выбрать регистрацию в статусе FIP либо не регистрироваться вовсе.

При краудлендинге реципиент не вправе привлекать более 1 млн евро через краудфандинговую платформу, вне зависимости от того, предусматривается ли процент при возврате данной суммы или нет. Если процент предусматривается, то один донор вправе одалживать не более 4 тыс. евро в год и не более чем на один проект. Если нет — не более 1 тыс. евро в год и не дольше чем на семь лет. При краудинвестинге реципиент может привлечь не более 1 млн евро на один проект. В отношении доноров ограничения отсутствуют. Наконец, предъявляются требования к объему раскрываемой информации: должна быть доступна вся возможная информация о деятельности как самой площадки, так и реципиента.

Перспективы развития краудфандинга в России

В отечественном праве специальное регулирование краудфандинговой деятельности отсутствует, а Банк России осуществляет мониторинг в области краудинвестинга и краудлендинга лишь с 2015 г. Однако в начале 2018 г. регулятор опубликовал на своем сайте проект Федерального закона "Об альтернативных способах привлечения инвестиций (краудфандинге)"[30]. Радует, что разработчик попытался применить системный подход, а именно: определил содержание деятельности по организации краудфандинга, дал определения всех ее участников — инвесторов (придерживаясь нашей терминологии — доноров), реципиентов (т.е. лиц, получающих инвестиции) и посредников — операторов инвестиционных платформ. Проект содержит требования к перечисленным участникам, к содержанию правил инвестиционной платформы, к порядку раскрытия и предоставления различного рода информации. При этом за рамками проекта оставлены благотворительная, условно-возвратная и краудфандинговая модель предварительного приобретения, так как предлагается осуществлять денежные вложения исключительно путем предоставления займов, приобретения ценных бумаг, доли или долей участника в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, в складочном капитале хозяйственного товарищества или хозяйственного партнерства, токенов инвестиционного проекта. Применительно к последней категории делается отсылка на нормы другого проекта Федерального закона — "О цифровых финансовых активах"[31], предметом которого являются отношения, возникающие при создании, выпуске, хранении и обращении цифровых финансовых активов, созданных при помощи шифровальных, криптографических средств, а также осуществление прав и исполнение обязательств по смарт-контрактам. Более подробное рассмотрение данного законопроекта выходит за рамки настоящего исследования.

Следует отметить, что, посвящая законопроект регулированию исключительно краудинвестинга и краудлендинга, его составители следуют общемировой тенденции. Тем не менее во многих зарубежных странах подобное законодательство принято уже несколько лет назад и сейчас дополняется нормами и об иных моделях краудфандинга. Таким образом, вместо того чтобы сократить отставание, российские законотворческие органы его лишь увеличивают, исключая широкий пласт отношений из национальной правовой системы.

Кратко рассмотрим отдельные положения проекта Закона о краудфандинге. Его несомненным плюсом является указание на то, что услуги по организации краудфандинга предоставляются одновременно на основании договоров об оказании услуг по привлечению инвестиций (между оператором инвестиционной платформы и реципиентом) и договоров об оказании услуг по содействию в инвестировании (между оператором инвестиционной платформы и донором, в терминологии проекта закона — инвестором). Однако совершенно непонятно, праву какого государства подчинены данные отношения, если стороны самостоятельно его не выбрали. Также неясно, суд какого государства будет рассматривать возникший спор при наличии иностранного элемента, если, к примеру, национальная принадлежность доноров, реципиентов либо оператора площадки различна.

Другой положительной чертой являются ограничения на вложения и привлечение инвестиций посредством краудфандинга, известные законодательству США и Канады. Однако размер этих сумм вызывает вопросы. Если в США ограничение суммы поставлено в зависимость от уровня дохода инвестора, то в проекте российского закона предлагается фиксированный уровень, как в Канаде, что, на наш взгляд, совершенно неверно, так как является искусственно созданным препятствием, мешающим увеличению объема финансирования и заимствований. Почему в качестве максимального количества денежных средств, которые можно привлечь, была взята сумма в 200 млн руб. — тоже загадка. При этом на оператора инвестиционной площадки возложена обязанность контролировать соблюдение данных ограничений, однако ответственность ни инвесторов, ни оператора за их неисполнение не установлена.

Помимо всего прочего, проект содержит требования, предъявляемые к операторам краудфандинговых площадок. Они могут быть созданы в России в форме хозяйственного общества и находиться под контролем россиян либо иностранцев, сотрудничающих с государственными органами в части раскрытия и предоставления информации при проведении финансовых операций. Площадки не вправе совмещать деятельность в рамках краудфандинга с деятельностью кредитной либо некредитной финансовой организации, но могут быть организаторами торговли, брокерами, управляющими, депозитариями или регистраторами. Минимальный размер уставного капитала должен составлять 5 млн руб., а правила платформы, включая правила идентификации клиентов, требования к проектам, деловой репутации команды проекта, порядок заключения договоров на платформе и их примерные формы, порядок раскрытия информации проектом, должны быть опубликованы на сайте оператора. Также присутствует требование касательно языка: у сторон должна быть возможность иметь доступ к договорам на инвестирование на русском языке.

Также хотелось бы отметить, что в настоящее время компании, осуществляющие краудфандинговую деятельность, не входят в перечень организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, по смыслу ст. 5 Федерального закона от 07.08.2001 N 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма".

На практике это означает исключение контроля за ними, осуществляемого соответствующими государственными органами, что может привести к плачевным последствиям. Однако комментируемый проект не предполагает изменений по данному вопросу.

До принятия специальных норм законодательства, регулирующих правоотношения, возникающие в сфере краудфандинга, применяются положения в первую очередь ГК РФ. В частности, по словам Д. Курильчика, сооснователя российской платформы Simex, данная площадка имеет организационно-правовую форму в виде общества с ограниченной ответственностью, а значит, подчиняется требованию о том, что количество участников не должно превышать 49 членов. Это число является слишком низким для небольших частных вложений, поэтому Simex заключает с инвесторами договор о беспроцентном целевом займе, но с опционом на определенную долю от будущей прибыли. Данный выход из ситуации представляется оптимальным, так как площадка в таком случае выступает агентом, который вправе принимать денежные средства от физических лиц в счет заемщика. Не требуется и лицензирование этой деятельности[32]. Более того, стало известно, что социальная сеть "ВКонтакте" открыла доступ к денежным переводам, где получателем выступают группы, страницы мероприятий и публичные страницы. Руководство отмечает, что "закладывается фундамент платформы для краудфандинга… Теперь любое сообщество может профинансировать тот или иной коллективный проект с помощью своих участников"[33].

Ввиду трансграничности споров, возникающих в сети Интернет, прежде всего необходимо обратиться к основаниям и порядку рассмотрения споров с участием иностранных лиц. К сожалению, в упомянутых нами законопроектах отсутствуют какие-либо новые коллизионные нормы, поэтому по общему правилу в соответствии со ст. 402 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) РФ суды в Российской Федерации рассматривают дела с участием иностранных лиц, если организация-ответчик находится на территории Российской Федерации или гражданин-ответчик имеет место жительства в Российской Федерации. В ч. 3 данной статьи указаны основания для рассмотрения таких споров, однако наибольший интерес вызывает п. 2, называющий такое основание подсудности спора российскому суду, как нахождение имущества ответчика на территории РФ и его деятельность по распространению рекламы в сети Интернет, направленная на привлечение внимания потребителей, находящихся на российской территории. На данный момент судебная практика еще не выработала каких-либо критериев направленности рекламы на российских пользователей в Интернете. Определенная позиция есть лишь в сфере антимонопольного регулирования: ФАС России полагает, что под такой рекламой понимается та, которая размещена на интернет-сайтах, зарегистрированных в доменных зонах .su, .ru и .рф, а также на русскоязычных страницах сайтов в иных зонах, поскольку информация на данных страницах предназначена для потребителей в России[34]. Также нужно помнить, что реклама бывает в форме адресных уведомлений, в виде баннеров, и наиболее популярной среди участников рынка следует признать поисковую (контекстную) рекламу.

Пункт 6 ч. 3 ст. 402 ГПК РФ применяется, когда иск вытекает из договора, по которому полное или частичное исполнение должно иметь место или имело место на территории Российской Федерации. Эта норма актуальна в случаях возникновения правоотношений по условно-возвратной модели либо при краудлендинге, так как характерное исполнение по договору займа осуществляется заимодавцем[35], которым может выступать российский гражданин.

Если в качестве стороны в договоре выступает потребитель, то в соответствии с ч. 7 ст. 29 ГПК РФ и п. 2 ст. 17 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" иск может быть подан в суд по месту жительства (пребывания) истца, по месту заключения или месту исполнения договора. Важно, что потребитель не может быть лишен или ограничен в реализации данного права договором, в котором может содержаться оговорка о выборе подсудности, к примеру, иностранного суда[36].

Что касается арбитражных судов, то ч. 1 ст. 247 Арбитражного процессуального кодекса (АПК) РФ устанавливает основания рассмотрения дел с участием иностранных лиц, из которых особого упоминания заслуживают следующие:

1) ответчик находится или проживает на территории Российской Федерации либо на территории Российской Федерации находится имущество ответчика;

2) орган управления, филиал или представительство иностранного лица находится на территории Российской Федерации;

3) спор возник из договора, по которому исполнение должно иметь место или имело место на территории Российской Федерации;

4) истец по делу о защите деловой репутации находится в Российской Федерации;

5) спор возник из отношений, связанных с обращением ценных бумаг, выпуск которых имел место на территории Российской Федерации;

6) другие случаи, в которых наличествует тесная связь спорного правоотношения с территорией Российской Федерации.

Кроме того, важным является вопрос о месте исполнения обязательства по предоставлению цифрового контента, поскольку ответ на него непосредственно влияет на подсудность дела российскому суду. Данная проблема не регулируется специальными нормами ввиду их отсутствия, поэтому применяются общие нормы ст. 316 ГК РФ. То есть местом исполнения будет место жительства (нахождения) должника, в нашем случае — краудфандинговая площадка. Однако возникает вопрос о том, насколько данная норма применима к определению подсудности спора, так как по своей, казалось бы, сути она является нормой материального права, а в отсутствие соглашения о подсудности между сторонами компетенция суда определяется lex fori. На наш взгляд, несмотря на правовую природу данного положения, его следует квалифицировать с точки зрения процессуального права. Таким образом, подсудность будет определяться по праву суда, и тогда спор будет разрешен российским судом.

Основным же принципом выбора права, применимого к договорам, осложненным иностранным элементом, является принцип автономии воли. Согласно ст. 1210 ГК РФ стороны могут выбрать применимое право в отношении их прав и обязанностей по договору. При решении вопроса о наличии соглашения о выборе применимого права суд может принять во внимание имеющиеся в договоре ссылки на нормы права и законодательные акты определенной страны; использование специальной терминологии, характерной для выбираемой правовой системы; в некоторых случаях даже язык самого договора[37].

Однако п. 5 рассматриваемой статьи содержит ряд ограничений, которые направлены против попыток обхода закона посредством необоснованного выбора наиболее удобного права.

Если же стороны не договорились о применимом праве, то согласно ст. 1211 ГК РФ применяется право той страны, где на момент заключения договора находится место жительства или основное место деятельности стороны, осуществляющей исполнение, которое имеет решающее значение для содержания такого договора. В рамках краудфандинга нас интересуют договоры купли-продажи, дарения, безвозмездного пользования, займа, возмездного оказания услуг и агентский договор, поэтому в каждом отдельном случае должно быть установлено, кто является соответствующей стороной. В отношении договора простого товарищества будет применяться право страны, где такое товарищество преимущественно осуществляет свою деятельность.

В п. 10 той же статьи указано, что к договору, содержащему элементы различных договоров, применяется право страны, с которой этот договор, рассматриваемый как единое целое, наиболее тесно связан, если из закона, условий или существа такого договора либо совокупности отдельного рода обстоятельств дела не вытекает, что применимое право подлежит определению для каждого из элементов этого договора в отдельности.

Следует обратить внимание и на п. 7 той же статьи. Если заключается договор об отчуждении исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, то применяется право той страны, на территории которой действует это передаваемое право; если же стран несколько, то применимым будет право места жительства правообладателя или основного места его деятельности. Для нас это означает следующее. Отношения по поводу прав на интеллектуальную собственность и средства индивидуализации могут возникнуть между реципиентом и донором, а также между краудфандинговой площадкой и реципиентом. В первом случае донора можно косвенно признать соавтором, если он, к примеру, помимо финансирования помогает в написании песни, делится своими идеями в переписке с донором. В этом случае при отчуждении донором своих прав в пользу реципиента применимым будет право места жительства последнего, если оба являются физическими лицами. Во втором случае речь будет идти, как правило, о правах на средства индивидуализации, и тогда применяется право основного места деятельности краудфандинговой площадки. Но что может служить критерием определения основного места, если площадка привлекает реципиентов из разных стран? Полагаем, что следует обращать внимание на количество зарегистрированных пользователей, язык самого портала, направленность рекламы, которую он предоставляет; если же есть новостной раздел, то нужно оценить, на аудиторию какого государства он направлен.

К договорам с участием потребителя применяется ст. 1212 ГК РФ. В таких договорах выбор применимого права не может повлечь лишения потребителя защиты его прав, предоставляемой императивными нормами права страны места его жительства. Положения данной статьи не означают недействительности оговорки о применимом праве с последующим применением норм законодательства о защите прав потребителей. Как отмечает А.В. Асосков, данная норма позволяет суду выбрать наиболее благоприятный для потребителя правовой режим[38].

В заключение хотелось бы выразить надежду на то, что интерес к рассматриваемой сфере как со стороны научного сообщества, так и со стороны нормотворческих органов будет лишь возрастать, а предложенные законопроекты, упомянутые нами, не останутся без внимания и станут неотъемлемой частью отечественного законодательства. В связи с постоянным поиском драйверов роста экономики нормальное и понятное для участников рынка регулирование могло бы стать стимулирующим фактором в развитии этого сектора, что, несомненно, привело бы к росту доли малого и среднего бизнеса ввиду упрощенного доступа к финансам.

 


[1] См.: Молотников А.Е. Современные тенденции осуществления малого и среднего бизнеса: вопросы правового регулирования // Предпринимательское право. Приложение "Бизнес и право в России и за рубежом". 2013. N 3. С. 27 — 29.

[2] Распоряжение Правительства РФ от 02.06.2016 N 1083-р "Об утверждении Стратегии развития малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации на период до 2030 года".

[3] Обзор регулирования финансовых рынков. 2016. N 1. С. 27. URL: http://www.cbr.ru/finmarkets/files/development/review_280716.pdf (дата обращения: 28.02.2018).

[4] См.: http://europa.eu/rapid/press-release_IP-16-1647_en.htm?locale=en (дата обращения: 28.02.2018).

[5] См.: http://money.rbc.ru/news/57a1b7409a7947a150fd24a9 (дата обращения: 28.02.2018).

[6] См.: Савельев А.И. Электронная коммерция в России и за рубежом: правовое регулирование. М., 2016. С. 19.

[7] Там же. С. 21.

[8] См.: Bechter C., Jentzsch S., Frey M. From wisdom to wisdom of the crowd and crowdfunding // Journal of Communication and Computer. 2011. N 8. P. 951 — 957.

[9] См.: Lynn D.M. The crowdfunding provisions of the JOBS Act // Financial Executive. 2012. N 5. P. 42 — 43.

[10] См.: Sigar K. Fret no more: inapplicability of crowdfunding concerns in the internet age and the JOBS Act's safeguards // Administrative Law Review. 2012. N 2. P. 474 — 505.

[11] Кузнецов В.А. Краудфандинг: актуальные вопросы регулирования // Деньги и кредит. 2017. N 1. С. 65.

[12] См.: Bradford C.S. Crowdfunding and the Federal Securities Law // Columbia Business Law Review. 2012. N 1. P. 14 — 27.

[13] См.: Архипов Е. Понятие и правовая природа краудфандинга // Актуальные проблемы предпринимательского права / Под ред. А.Е. Молотникова. М., 2015. С. 22.

[14] См.: Там же.

[15] См.: Долинская В.В. Акционерное право: основные положения и тенденции. М., 2006. С. 70.

[16] В нашем случае такой стороной выступает реципиент, донор или посредник.

[17] См.: Богуславский М.М. Международное частное право. М., 2005. С. 11.

[18] См.: https://ec.europa.eu/jrc/en/institutes/ipts (дата обращения: 28.02.2018).

[19] См.: https://kickstarter.com/terms-of-use (дата обращения: 28.02.2018).

[20] См.: https://boomstarter.ru/terms-of-use (дата обращения: 28.02.2018).

[21] См.: Постановление КС РФ от 27.12.2012 N 34-П.

[22] См.: https://www.dreamfund.com/Templates/TOUDARP.pdf (дата обращения: 28.02.2018).

[23] URL: https://www.sec.gov/info/smallbus/secg/rccomplianceguide-051316.htm (дата обращения: 28.02.2018).

[24] См.: http://www.osc.gov.on.ca/en/SecuritiesLaw_mi_2016011445-108_crowdfunding.htm (дата обращения: 28.02.2018).

[25] См.: Directives N 2007/64/EC; N 2003/71/EC; N 2013/36/EU; N 2008/48/EC; N 2004/39/EC (MiFID); N 2001/107/EC; N 2001/108/EC; N 2011/61/EU; N 2011/83/EC; N 2002/65/EC; N 2005/60/EC; N 2000/31/EC (Directive of electronic commerce).

[26] Crowdfunding. Regulatory framework in EU member states and perspectives for the EU. European Commission, 2015. URL: http://publications.jrc.ec.europa.eu/repository/bitstream/JRC92482/lbna26992enn.pdf (дата обращения: 28.02.2018).

[27] Economic Law Code. Book XII. Articles XII.1-23.

[28] Economic Law Code. Articles VI.1-128.

[29] См.: Ordonnance N 2014-559 du 30 mai 2014 relative au financement participatif.

[30] URL: http://cbr.ru/analytics/standart_acts/others/20180125_02.pdf (дата обращения: 28.02.2018).

[31] См.: https://minfin.ru/ru/document/?id_4=121810 (дата обращения: 28.02.2018).

[32] См.: http://money.rbc.ru/news/57a1b7409a7947a150fd24a9 (дата обращения: 28.02.2018).

[33] URL: http://rb.ru/news/vk-crowdfunding/ (дата обращения: 28.02.2018).

[34] Письмо ФАС России от 03.08.2012 N АК/24981 "О рекламе алкогольной продукции в Интернете и печатных СМИ".

[35] См.: Асосков А.В. Коллизионное регулирование договорных обязательств. М., 2012. С. 369.

[36] См.: п. 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров".

[37] См.: п. 12, 14 информационного письма Президиума ВАС РФ от 09.07.2013 N 158 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел с участием иностранных лиц".

[38] Асосков А.В. Указ. соч. С. 174.

Рекомендуется Вам: