ЮрФак: изучение права онлайн

Использование информационных технологий в контексте оптимизации гражданского судопроизводства

Автор: Брановицкий К.Л.

Оглавление

1. Введение

2. Использование информационных технологий в арбитражных судах

3. Использование информационных технологий в судах общей юрисдикции

4. Выводы в отношении законодательных изменений с позиции обеспечения доступности правосудия и принципов правосудия


1. Введение

С момента старта судебной реформы в РФ прошло 27 лет. Обозначенные в качестве приоритетных в п. 2 Концепции судебной реформы РСФСР (утв. Постановлением Верховного Совета РСФСР от 24.10.1991) задачи впоследствии дополнялись или видоизменялись в зависимости от текущих потребностей. Так, первоначальные задачи по изменению взгляда на предназначение гражданского процесса (на смену инструменту защиты общенародной собственности и социалистического срока должно было прийти понимание процесса как услуги, оказываемой государством сторонам) и ускорению делопроизводства путем внедрения информационных технологий в Концепции судебной реформы[1] уступили место созданию условий для независимости судебной власти, повышению доверия к судам и качества правосудия в принятых впоследствии Правительством РФ трех Федеральных целевых программах "Развитие судебной системы России"[2].

При этом нужно понимать, что как в России, так и за рубежом поиск вариантов рационализации процессуальных форм разрешения дел, позволяющих достичь целей судопроизводства путем упрощения основных составляющих судебного процесса, носит постоянный характер[3]. Кроме того, обеспечение права на справедливое и публичное разбирательство в разумные сроки также обусловливает необходимость оптимизации механизмов судебной защиты[4].

В процессуальной доктрине термин "оптимизация" применительно к гражданскому процессу используется в различных аспектах (оптимизация судебной нагрузки[5], оптимизация процессуальных форм[6], оптимизация и гармонизация гражданского процесса в целом[7], оптимизация гражданского судопроизводства[8], оптимизация государственных расходов на правосудие[9]). В рамках заявленной темы настоящего исследования наиболее подходящим следует признать термин "оптимизация гражданского судопроизводства". Последняя представляет собой создание механизма рассмотрения и разрешения гражданского дела, предоставляющего выбор наилучшего пути достижения целей и задач правосудия[10].

В качестве основной цели развития отечественной судебной системы в настоящее время названо повышение качества правосудия и совершенствование судебной защиты прав и законных интересов граждан и организаций[11]. Одними из ключевых направлений комплекса мероприятий по повышению качества являются информатизация судебной системы, внедрение в ее деятельность современных информационных технологий. Следует отметить, что в одном из первых комплексных исследований по оценке качества разрешения дел в судах отмечалось, что основными критериями, по которым производится оценка качества судебного разбирательства, выступают: социальная функция судов, доступ к правосудию, процессуальная справедливость и доверие к суду[12].

Не отрицая опосредованное влияние мероприятий по внедрению информационных технологий в деятельность судебной системы на повышение качества правосудия (через повышение открытости и доступности судебной защиты), в то же время полагаем не совсем обоснованным построение прямой корреляции.

Несомненно, новые технологии и удобное программное обеспечение призваны решать некоторые ведомственные задачи (снижение почтовых расходов, мгновенный доступ к материалам дела и т.д.), что, в свою очередь, должно вести к повышению оперативности в принятии решений и облегчению работы судов. Вместе с тем одной из главных целей внедрения информационных технологий следует считать повышение доступности правосудия, обеспечивающего конституционное право каждого на судебную защиту (ст. 46 Конституции РФ). Такое понимание многоаспектности использования информационных технологий находит свое отражение и в самом понимании доступности, которая имеет судоустройственную, финансовую, организационную и процессуальную стороны[13].

Еще в дореволюционной процессуальной доктрине среди требований, предъявляемых к гражданскому процессу, выделялось удобство его для тяжущихся и судей. Отмечалось, что порядок судоустройства должен быть таким, чтобы гражданин, нуждающийся в защите своего права, мог быстро и легко получить ее и в то же время чтобы суд, к которому гражданин обратился, был в состоянии без излишней траты труда удовлетворить его требования. Чем короче и легче путь от предъявления иска до судебного решения, тем процесс совершеннее[14].

Современные технологии при их умелом использовании могут существенно сократить или облегчить путь к судебной защите, т.е. в определенной степени также служат целям оптимизации гражданского судопроизводства. При этом важно понимать, что внедрение информационных технологий в гражданский процесс должно предусматривать взвешенный и осторожный подход, поскольку наряду с преимуществами такие технологии могут нести и риски. Соответственно, вопрос дальнейшего развития в этой сфере необходимо рассматривать в том числе с позиции повышения/снижения доступности правосудия. Речь в данном случае идет не только об учете интересов сторон процесса (не каждая из них может иметь доступ к современным коммуникационным средствам), но и о готовности судебной системы к таким изменениям (необходимость повышения квалификации судей и работников аппаратов судов).

Так, попытка снизить остроту проблемы удаленности арбитражных судов (наличие одного суда первой инстанции в административном центре субъекта РФ) с помощью современных информационных технологий (использование видео-конференц-связи, возможность подачи документов в электронном виде, размещение всех принятых судебных актов в режиме открытого доступа и т.д.) в период 2008 – 2017 гг. заслуживает в целом положительной оценки. Можно спорить о причинах, приведших к такому результату[15], но отрицать достигнутый эффект от использования информационных технологий в арбитражных судах (даже в сравнительно-правовом аспекте) было бы не совсем обоснованно.

Далее будут более подробно рассмотрены вступившие в силу с 1 января 2017 г. изменения в отечественном процессуальном законодательстве в сфере использования информационных технологий[16] в контексте оптимизации гражданского судопроизводства, а также проанализированы некоторые результаты принятых изменений и возникшие в связи с этим риски.

2. Использование информационных технологий в арбитражных судах

Право на судебную защиту закрепляется ч. 1 ст. 46 Конституции РФ и принадлежит к числу основных конституционных прав граждан и организаций в области правосудия. В свою очередь, обеспечение доступности правосудия, как и справедливое публичное разбирательство, включено в число задач судопроизводства в арбитражных судах (п. 2, 3 ст. 2 АПК РФ).

В соответствии с ч. 7 ст. 4 АПК исковое заявление, заявление, жалоба, представление и иные документы могут быть поданы в суд на бумажном носителе или в электронном виде, в том числе в форме электронного документа, подписанного электронной подписью в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет.

Что касается прав и обязанностей лиц, участвующих в деле, то норма ч. 1 ст. 41 АПК закрепляет их право представлять в арбитражный суд документы в электронном виде, в том числе в форме электронного документа, подписанного электронной подписью в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, заполнять форму, размещенную на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет.

Положения ч. 1 ст. 125 АПК предоставляют возможность подачи искового заявления как в письменной форме, так и посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет. В случае подачи искового заявления, содержащего ходатайство об обеспечении иска[17], заявления об обеспечении доказательств (ст. 92 АПК), об обеспечении исполнения судебного акта (ст. 100 АПК), ходатайства о приостановлении решения государственного органа, органа местного самоуправления (ст. 199 АПК), о приостановлении исполнения судебных актов (ст. 265.1, 283 АПК) с 1 января 2017 г. требуется усиленная квалифицированная электронная подпись.

Порядок подачи исковых заявлений, заявлений в электронном виде урегулирован Приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 28.12.2016 N 252 "Об утверждении Порядка подачи в арбитражные суды Российской Федерации документов в электронной форме, в том числе в форме электронного документа" (далее – Приказ N 252)[18].

Также рекомендуется Вам:

Согласно положениям Приказа N 252 следует отличать электронный документ (изначально созданный в электронной форме и подписанный электронной подписью) от электронного образа документа (в этом случае документ был составлен на бумажном носителе, а потом переведен путем сканирования в электронную форму и заверен[19] электронной подписью).

Различны и требования к подписанию или соответственно заверению направляемых в арбитражные суды электронных документов и электронных образов документов. Так, электронный образ документа заверяется простой или усиленной квалифицированной электронной подписью, в то время как электронный документ может быть подписан исключительно усиленной квалифицированной электронной подписью[20].

В соответствии с п. 2.2.2, 2.3.2 Приказа N 252 единственно допустимым форматом электронного документа/образа электронного документа является PDF[21] (не менее 200 – 300 точек на дюйм) общим объемом не более 30 мегабайт.

Подача искового заявления посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, в настоящее время осуществляется с помощью системы "Мой арбитр" и выглядит следующим образом.

После прохождения процедуры регистрации и подтверждения соответствия (идентификация и аутентификация) учетной записи физического лица (ЕСИА[22]) на портале "Госуслуги" (с 1 января 2017 г.) пользователю предлагается выбрать заявителя (ИНН, ОГРН), номер дела в производстве, вид загружаемого процессуального документа и т.д. По окончании выбора из контекстных меню пользователь может загрузить файл электронного процессуального документа в том формате, который поддерживается системой. Согласно п. 1.3 Приказа N 252 в качестве ключа простой электронной подписи может быть использована учетная запись физического лица ЕСИА, что на практике означает отсутствие необходимости иметь усиленную квалифицированную электронную подпись для подачи исковых заявлений, заявлений (за исключением вышеуказанных случаев) в арбитражные суды.

Согласно абз. 2 ч. 1 ст. 121 АПК информация о принятии искового заявления или заявления к производству, о времени и месте судебного заседания или совершения отдельного процессуального действия размещается арбитражным судом на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет не позднее чем за 15 дней до начала судебного заседания или совершения отдельного процессуального действия, если иное не предусмотрено АПК. Документы, подтверждающие размещение арбитражным судом указанных сведений на официальном сайте, включая дату их размещения, приобщаются к материалам дела.

Особое значение в арбитражном процессе имеет так называемое первичное извещение, а именно получение лицами, участвующими в деле, определения о принятии искового заявления. Исходя из содержания ч. 6 ст. 121, ч. 1 ст. 123 АПК следует, что арбитражный суд к началу судебного заседания, совершения отдельного процессуального действия должен располагать сведениями о получении лицом, участвующим в деле, иным участником арбитражного процесса копии первого судебного акта по делу. Именно с моментом получения определения о принятии искового заявления закон (ч. 6 ст. 121 АПК) связывает возникновение процессуального риска неполучения информации о движении дела[23].

Согласно ч. 1 ст. 122 АПК в случае, если арбитражный суд располагает доказательствами получения лицами, участвующими в деле, и иными участниками арбитражного процесса определения о принятии искового заявления или заявления к производству и возбуждении производства по делу, информации о времени и месте первого судебного заседания, судебные акты, которыми назначаются время и место последующих судебных заседаний или совершения отдельных процессуальных действий, направляются лицам, участвующим в деле, и иным участникам арбитражного процесса посредством размещения этих судебных актов на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет в разделе, доступ к которому предоставляется лицам, участвующим в деле, и иным участникам арбитражного процесса (в режиме ограниченного доступа)[24].

По сути, речь идет о введении с 1 января 2017 г. режима ограниченного доступа к судебным актам, которыми назначаются время и место последующих судебных заседаний или совершаются отдельные процессуальные действия[25]. Ознакомление с любыми материалами дела (в том числе с вышеуказанными судебными актами) до 1 января 2017 г. осуществлялось путем свободного доступа на портале "Картотека арбитражных дел"[26].

В соответствии с ч. 5 ст. 15 АПК судебный акт, за исключением акта, содержащего сведения, составляющие государственную или иную охраняемую законом тайну, если дело рассмотрено в закрытом судебном заседании, может быть выполнен в форме электронного документа, который подписывается судьей усиленной квалифицированной электронной подписью. В случае если судебный акт принят коллегиально, он подписывается всеми судьями, рассматривавшими дело, усиленной квалифицированной электронной подписью.

При выполнении судебного акта в форме электронного документа дополнительно выполняется экземпляр данного судебного акта на бумажном носителе.

Из положений ст. 169 АПК следует, что с 1 января 2017 г. изготовление судебного решения в форме электронного документа является приоритетным[27]. Только при отсутствии в арбитражном суде технической возможности для выполнения решения в форме электронного документа решение выполняется на бумажном носителе.

Согласно ч. 1 ст. 177 АПК решение, выполненное в форме электронного документа, направляется лицам, участвующим в деле, посредством его размещения на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет в режиме ограниченного доступа не позднее следующего дня после дня его принятия.

Только при наличии ходатайства указанных лиц копии решения на бумажном носителе могут быть направлены им в пятидневный срок со дня поступления соответствующего ходатайства в арбитражный суд заказным письмом с уведомлением о вручении или вручены им под расписку.

В силу ч. 2 ст. 184 АПК определение выносится арбитражным судом в виде отдельного судебного акта или протокольного определения.

Схожим образом, как и в отношении судебных решений, процессуальным законом установлен приоритет изготовления определений арбитражного суда в виде отдельного судебного акта в форме электронного документа. Вместе с тем при выполнении определения в форме электронного документа всегда дополнительно выполняется экземпляр данного определения на бумажном носителе.

3. Использование информационных технологий в судах общей юрисдикции

С 1 января 2017 г. вступили в силу масштабные изменения в ГПК[28], предусматривающие широкое использование информационных технологий в гражданском процессе. При этом следует отметить, что в силу п. 4 ст. 12 Закона N 220-ФЗ сама возможность использования информационных технологий в гражданском процессе лицами, участвующими в деле, связывается законодателем не с вступлением в силу законодательных изменений, а с наличием технической возможности в конкретном суде.

Так, в силу ч. 1.1 ст. 3 ГПК исковое заявление, заявление, жалоба, представление и иные документы могут быть поданы в суд на бумажном носителе или в электронном виде, в том числе в форме электронного документа, подписанного электронной подписью в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет.

В отношении прав и обязанностей лиц, участвующих в деле, закреплена диспозитивная норма ч. 1.1 ст. 35 ГПК, предоставляющая участникам гражданского процесса право представлять в суд документы как на бумажном носителе, так и в электронном виде, в том числе в форме электронного документа, подписанного электронной подписью в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, заполнять форму, размещенную на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет.

Кроме того, лица, участвующие в деле, вправе представлять в суд иные документы в электронном виде, в том числе в форме электронных документов, выполненных указанными лицами либо иными лицами, органами, организациями. Такие документы выполняются в форме, установленной для этих документов законодательством Российской Федерации, или в свободной форме, если форма для них законодательством не установлена (ч. 1.2 ст. 35 ГПК).

По общему правилу подача искового заявления, заявления в электронном виде может быть осуществлена путем заполнения соответствующей формы, размещенной на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет.

Подписание усиленной квалифицированной электронной подписью требуется исключительно в следующих случаях:

– заявление об обеспечении иска (ч. 1 ст. 139 ГПК);

– подача искового заявления, содержащего ходатайство об обеспечении иска (ч. 4 ст. 131 ГПК);

– заявление о приостановлении исполнения судебного акта (ч. 1 ст. 391.5 ГПК).

С практической точки зрения процедура подачи исковых заявлений, заявлений в суд осуществляется с 1 января 2017 г. с использованием сервиса "Электронное правосудие" подсистемы "Интернет-портал" Государственной автоматизированной системы "Правосудие"[29].

Следует отметить, что порядок подачи исковых заявлений, заявлений в электронном виде урегулирован Приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 27.12.2016 N 251 "Об утверждении Порядка подачи в федеральные суды общей юрисдикции документов в электронном виде, в том числе в форме электронного документа" (далее – Приказ N 251).

С позиции доказательств в электронном виде обращает на себя внимание изменение ч. 1 ст. 71 ГПК, содержащей понятие письменных доказательств. В отличие от действовавшей ранее нормы, перечень был изменен путем включения в него документов и материалов, полученных с использованием информационно-телекоммуникационной сети Интернет, а также документов, подписанных электронной подписью в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, либо выполненных иным позволяющим установить достоверность документа способом.

Несмотря на то что расширения перечня письменных доказательств с теоретической точки зрения не произошло[30], практическое значение изменения ч. 1 ст. 71 ГПК трудно переоценить.

В поле зрения судов общей юрисдикции (а не только ученых-процессуалистов) и гражданского судопроизводства прямо попадают одни из самых используемых в настоящее время видов электронных документов – документы, полученные с использованием информационно-телекоммуникационной сети Интернет.

Появление новых технологий наряду с ускорением процессов обмена информацией создает также дополнительные трудности обеспечения достоверности передаваемой в электронном виде информации, поскольку процесс обмена электронными документами существенным образом отличается от обычного бумажного документооборота. Вопрос достоверности электронного документа имеет важное значение как для самих участников оборота – в контексте того, что волеизъявление с конкретным содержанием исходит от конкретного лица, – так и для суда – с позиции оценки доказательств на предмет их достоверности.

Из толкования ст. 71 ГПК следует, что суд вправе принять электронный документ в качестве письменного доказательства только в том случае, если возможно установить его достоверность. Норма ч. 2 ст. 71 ГПК позволяет суду потребовать представления подлинников документов в случае, если копии этих документов представлены в суд в электронном виде.

В процессе правоприменения указанной нормы в судебной практике, скорее всего, сформируется подход, который определит некоторые типовые случаи, когда суд вправе потребовать представления оригиналов документов при наличии их в электронном виде (например, несовпадение содержания документов, отказ от авторства лица, указанного создателем электронного документа, и т.д.).

С 1 января 2017 г. норма ч. 1 ст. 13 ГПК, в свою очередь, позволяет суду составлять судебные постановления в двух формах: бумажной и электронной[31]. При этом судья должен заверить усиленной квалифицированной электронной подписью постановление, составленное в электронной форме. При выполнении судебного постановления в форме электронного документа дополнительно выполняется экземпляр данного судебного постановления на бумажном носителе[32].

В силу положений ст. 199 ГПК решение суда может быть выполнено в форме электронного документа. В этом случае дополнительно выполняется экземпляр данного решения на бумажном носителе[33].

Лицам, участвующим в деле, но не присутствующим в судебном заседании, – гражданам по их ходатайству или с их согласия и при наличии технической возможности в суде в течение 5 дней со дня принятия судебного решения в окончательной форме высылаются копии решения суда посредством их размещения на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет в разделе, доступ к которому предоставляется сторонам и другим участникам процесса (ч. 1 ст. 214 ГПК).

Лицам, участвующим в деле, но не присутствующим в судебном заседании, – органам государственной власти, органам местного самоуправления, иным органам и организациям копии решения суда высылаются исключительно посредством их размещения на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет в режиме ограниченного доступа. Только при отсутствии такой технической возможности в суде копии решения суда высылаются указанным лицам на бумажном носителе не позднее чем через пять дней со дня принятия решения суда в окончательной форме.

4. Выводы в отношении законодательных изменений с позиции обеспечения доступности правосудия и принципов правосудия

Вступившие в силу с 1 января 2017 г. изменения в АПК и ГПК в целом продолжают взятый еще в 2006 г.[34] курс на внедрение информационных технологий. При этом если применительно к судопроизводству в арбитражных судах можно наблюдать дальнейшее развитие, то изменения в ГПК призваны скорее выступить попыткой синхронизации существующих систем судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

Так, изменения АПК, по сути, устанавливают в арбитражном процессе приоритет изготовления всех судебных актов в электронной форме. Данный шаг служит целям упрощения и ускорения электронного документооборота как внутри суда, так и с лицами, участвующими в деле. Вместе с тем ставшая обязательной идентификация через портал "Госуслуги", по сути, нужна только для идентификации и переадресует пользователя дальше на портал "Мой арбитр". В этом смысле переадресация, временная недоступность одного из порталов могут привести к снижению доступности судебной защиты.

Следует отметить, что сама по себе идея привязать все государственные сервисы к порталу "Госуслуги" (не являющемуся, разумеется, отечественным изобретением) при системном подходе к вопросам оказания всех государственных услуг/идентификации всех пользователей через один портал заслуживает внимания.

Причина заключается в том, что при ее реализации может быть достигнут столь необходимый минимальный уровень гарантий идентификации пользователя той или иной государственной услуги. Наличие гарантий идентификации является важнейшим и необходимым условием дальнейшего развития электронной коммуникации между судом и сторонами, поскольку только так можно выстроить надежный двухсторонний процесс электронной коммуникации.

В свою очередь, изменения в ГПК призваны не только приблизить суды общей юрисдикции к уровню использования информационных технологий в арбитражном процессе, но и подготовить фундамент для введения в будущем единой программной и технической платформы для использования информационных технологий. Кроме того, несмотря на территориальную доступность судов общей юрисдикции (судоустройственный аспект), активное внедрение многих вышеуказанных информационных технологий может способствовать реальному повышению доступности в процессуальном и организационном аспектах.

Речь идет о том, что ввиду среди прочего высокой судебной нагрузки, неудовлетворительной работы почтовых служб, а также низкого финансового обеспечения работников аппаратов судов наличие возможности подать документ или разместить судебный акт в электронном виде может снять многие из возникающих у сторон проблем, в частности снизить риски "утери" процессуальных документов и т.д.

В плане транспарентности судебного процесса следует поддержать высказываемые в доктрине справедливые суждения о возможных рисках новых редакций ст. 214, 227 ГПК и ст. 122, 177, 186 АПК, предписывающих с 1 января 2017 г. размещать судебные акты в информационно-телекоммуникационной сети Интернет в режиме ограниченного доступа[35].

Несмотря на то что, как уже отмечалось выше, на протяжении всего 2017 г. данные нормы в системе арбитражных судов фактически не применялись (все судебные акты до настоящего времени находятся в открытом доступе), столь глобальные изменения подхода к открытости информации (транспарентности) трудно переоценить.

Причина не столько в самой транспарентности правосудия, сколько в проявлениях такого современного и открытого подхода к деятельности судебной власти, оказывающего непосредственное влияние на важнейший элемент стабильности гражданского оборота – единство судебной практики. Сохранение доступа к судебным актам только для лиц, участвующих в деле, снижает роль такого инструмента, как база данных, до сугубо информативного источника для сторон, с одной стороны, и способно вместо единой по стране практики ввести региональное правоприменение – с другой. При этом различий в подходах между арбитражными судами и судами общей юрисдикции существовать не должно. В то же время нельзя полностью исключать предположение, что отсутствие открытой базы данных судебных актов до 2017 г. в системе судов общей юрисдикции, существенно влиявшее на "единообразие" судебной практики по некоторым вопросам (отсутствующим в разъяснениях Верховного Суда РФ), послужило причиной введения режима ограниченного доступа только ввиду неготовности судов общей юрисдикции.

В целом создается впечатление, что и государственный заказчик Федеральной целевой программы "Развитие судебной системы России на 2013 – 2020 годы", и российский законодатель считают информационные технологии способными на сегодняшний день выступить универсальным средством достижения заявленных целей (будь то повышение качества правосудия или исполнение судебных актов).

Представляется обоснованным исходить из того, что как в гражданском процессе, так и в исполнительном производстве информационные технологии сами по себе не могут повысить качество правосудия или решить проблемы неэффективного исполнения судебных актов.

Более того, внедрение новых технологий не обязательно ведет к автоматическому повышению доступности правосудия, поскольку всегда необходимо учитывать сразу ряд факторов. К основным факторам, например, могут быть отнесены: наличие эффективной и устойчивой системы идентификации пользователей информационных систем, соблюдение баланса между электронным и бумажным оборотом (не все пользователи имеют доступ к современным технологиям), обеспечение должного уровня защищенности систем и повышение квалификации государственных служащих.

Поддержание баланса между электронным и бумажным оборотом, устойчивость и защищенность информационных систем, в свою очередь, призваны гарантировать соблюдение и реализацию важнейшего принципа гражданского процесса – равноправия сторон. Именно поэтому полный переход на электронное судопроизводство невозможен до тех пор, пока не будет гарантирована доступность такой модели для каждого участника судопроизводства.

При этом даже внедрение смешанной модели электронно-бумажного оборота не снимает риски нарушения принципа равноправия сторон, если система может быть легко взломана или отличается неустойчивостью работы. Сторона, обладающая доступом к современным информационным системам, вправе положиться на государство в вопросах устойчивости и безопасности таких систем, так же как и на привычное время работы канцелярии суда. Нарушение таких ожиданий (например, сбой в доставке искового заявления в электронном виде в последний день истечения срока исковой давности) может равным образом нарушать как принцип равноправия сторон (в сравнении со стороной, воспользовавшейся традиционным способом подачи иска), так и право каждого на доступность правосудия и на судебную защиту.

Как показывает отечественный опыт, от внедрения информационных технологий разумнее всего ожидать повышения открытости судебной системы и придания ей современного облика в глазах общества[36]. Однако однозначно считать прогнозируемым даже такой, казалось бы, очевидный результат использования современных технологий, как повышение доступности, нельзя. Дело в том, что проблема доступности правосудия в ее традиционном виде может трансформироваться в проблему цифровой доступности правосудия (трудности переадресации, технические сбои в работе интернет-порталов и т.д.).

В качестве перспективных направлений развития информационных технологий в гражданском и арбитражном процессе могут быть указаны:

1) совершенствование инфраструктуры для совместной работы портала государственных услуг (в частности, раздела "Госпочта") и программных комплексов, используемых в судах по таким направлениям, как судебные извещения, высылка судебных постановлений и т.д. Отсутствие иных универсальных способов идентификации пользователей информационных систем государственных услуг в отечественном правопорядке делает такой процесс попросту необходимым;

2) для того чтобы новые информационные технологии были внедрены в судопроизводство, они должны отвечать высоким критериям надежности и безопасности, но в то же время необходимо учитывать распространенность в обществе тех или иных способов обеспечения надежности и безопасности электронных документов.

Введение сложных механизмов подтверждения подлинности и аутентичности электронных документов в гражданском процессе, особенно в отношении граждан (например, подписание документа усиленной квалифицированной электронной подписью), может свести на нет все ожидаемые преимущества от использования информационных технологий.

Необходим разумный баланс между совершенствованием процедуры рассмотрения дел, повышением привлекательности судебной власти в глазах граждан и обеспечением безопасности электронного документооборота;

3) с точки зрения внедрения информационных технологий также возможно развитие приказного производства – путем введения автоматизированной обработки данных.

Внедряя информационные технологии в дела спорного (искового) производства, не стоит забывать о существовании иных видов гражданского судопроизводства, в частности приказного. В пользу этого говорит количество судебных приказов, вынесенных судами общей юрисдикции, которое в 2015 г. составило 54% от общего числа дел (7 882 003 из 14 524 046)[37].

По сравнению с традиционным (исковым) производством производство по выдаче судебного приказа характеризуется упрощенной процессуальной формой[38], которая основана на предполагаемой бесспорности требований заявителя и существенно облегчает процесс возможной электронной коммуникации между заявителем и судом.

Соответственно, высокий процент количества дел, разрешаемых в порядке приказного производства, и предполагаемая бесспорность требований заявителя в совокупности с отсутствием необходимости проведения судебного заседания позволяют говорить о весьма богатом (но невостребованном) потенциале для использования информационных технологий и даже определенной автоматизации приказного производства[39].

 


[1] Разделы 10 "Материально-техническое обеспечение юстиции" и 13 "Гражданский процесс" Концепции судебной реформы.

[2] Федеральные целевые программы "Развитие судебной системы России на 2002 – 2006 годы" (утв. Постановлением Правительства РФ от 20.11.2001 N 805); "Развитие судебной системы России на 2007 – 2012 годы" (утв. Постановлением Правительства РФ от 21.09.2006 N 583); "Развитие судебной системы России на 2013 – 2020 годы" (утв. Постановлением Правительства РФ от 27.12.2012 N 1406).

[3] См.: Ярков В.В. Развитие цивилистического процесса в России: отдельные вопросы // Вестник гражданского процесса. 2011. N 1. С. 27.

[4] См.: Царегородцева Е.А. Способы оптимизации гражданского судопроизводства: Дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2006. С. 3.

[5] См.: Рощин Д.Ю. Вопросы оптимизации приказного производства в гражданском процессе Российской Федерации // Арбитражный и гражданский процесс. 2017. N 4. С. 23; Сухорукова О.А. Судебная коммуникация как средство повышения эффективности судопроизводства и новый вектор исследований в науке гражданского процессуального права // Юрист. 2017. N 10. С. 31.

[6] См.: Ярков В.В. Указ. соч. С. 27.

[7] См.: Яковлев В.Ф., Ярков В.В. Оптимизация гражданского правосудия в России. М., 2007.

[8] См.: Царегородцева Е.А. Указ. соч. С. 4.

[9] См.: Жилин Г.А. Цели гражданского судопроизводства и их реализация в суде первой инстанции: Дис. … д-ра юрид. наук. М., 2000. С. 43.

[10] См.: Царегородцева Е.А. Указ. соч. С. 5.

[11] Раздел II Федеральной целевой программы "Развитие судебной системы на 2013 – 2020 годы".

[12] См.: Оценка качеств разрешения дел в судах. Принципы и предлагаемые критерии качества. Проект судов Апелляционного суда Рованиеми, Финляндия. Рованиеми; Екатеринбург; Оулу, 2007. С. 18.

[13] См.: Приходько И.А. Доступность правосудия в арбитражном и гражданском процессе: основные проблемы. СПб., 2005. С. 2.

[14] См.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М., 2003. С. 95.

[15] К таковым могут быть отнесены: высокая управляемость системы арбитражных судов ввиду их меньшего количества (в сравнении с системой судов общей юрисдикции); активность сторон разбирательства (экономически активные субъекты) и их восприимчивость к новым информационным технологиям; размеры финансирования и т.д.

[16] Речь идет о Федеральном законе от 23.06.2016 N 220-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части применения электронных документов в деятельности органов судебной власти" (далее по тексту – Закон N 220-ФЗ).

[17] Заявление об обеспечении иска/о предварительном обеспечении в электронном виде, подаваемое в виде отдельного процессуального документа, также требует подписания усиленной квалифицированной подписью (ч. 1 ст. 92, ч. 1 ст. 99 АПК).

[18] Пунктом 2 Постановления Пленума ВС РФ от 20.12.2016 N 59 "О признании не подлежащими применению отдельных постановлений Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации" действовавший ранее Порядок подачи документов в арбитражные суды Российской Федерации в электронном виде (утв. Постановлением Пленума ВАС РФ от 08.11.2013 N 80) был признан не подлежащим применению.

[19] Различие в терминах "подписание"/"заверение" кроется в том, что электронный образ документа является копией документа, изготовленного на бумажном носителе, следовательно, такая копия может быть только заверена.

[20] Ср.: п. 2.2.5 и 2.3.5 Приказа N 252.

[21] PDF – Portable Document Format. С 1 июля 2008 г. PDF является открытым стандартом системы ISO 32000-1:2008 (Менеджмент документов. Формат переносных документов).

[22] ЕСИА – федеральная государственная система "Единая система идентификации и аутентификации в инфраструктуре, обеспечивающей информационно-технологическое взаимодействие информационных систем, используемых для предоставления государственных и муниципальных услуг в электронной форме".

[23] Согласно ч. 6 ст. 121 АПК лица, участвующие в деле, несут риск наступления неблагоприятных последствий в результате непринятия мер по получению информации о движении дела, если суд располагает информацией о том, что указанные лица надлежащим образом извещены о начавшемся процессе, за исключением случаев, когда лицами, участвующими в деле, не могли быть приняты меры по получению информации в силу чрезвычайных и непредотвратимых обстоятельств.

[24] Норма введена Законом N 220-ФЗ.

[25] Вместе с тем прошедший 2017 г. показал, что норма об ограниченном доступе к размещенным в информационно-телекоммуникационной сети Интернет судебным актам пока не работает.

[26] Портал доступен по адресу: http://kad.arbitr.ru (дата обращения: 19.01.2018).

[27] До 1 января 2017 г. норма ч. 1 ст. 169 АПК предусматривала изложение решения арбитражного суда в виде отдельного документа, написание его от руки или выполнение с помощью технических средств. Впрочем, на практике и до 1 января 2017 г. все решения изготавливались с помощью технических средств.

[28] См.: ст. 6 Закона N 220-ФЗ.

[29] На официальных сайтах судов общей юрисдикции появился раздел "Подача процессуальных документов в электронном виде", который интегрирован в общую систему "Электронное правосудие".

[30] Из анализа содержания действовавшей до 1 января 2017 г. ч. 1 ст. 71 ГПК следует, что к письменным доказательствам могли быть отнесены любые документы и материалы, выполненные в форме цифровой, графической записи, в том числе полученные посредством факсимильной, электронной или другой связи либо иным позволяющим установить достоверность документа способом. Такой подход означал, что документы и материалы, полученные с использованием информационно-телекоммуникационной сети Интернет, а также "документы, подписанные электронной подписью", и ранее должны были быть отнесены к письменным доказательствам и приняты судом.

[31] За исключением судебных постановлений, содержащих сведения, составляющие охраняемую законом тайну (абз. 2 ч. 1 ст. 13 ГПК).

[32] Данное правило распространяется как на все решение в целом, так и на резолютивную часть, которую выносит суд, когда откладывает составление мотивированного текста на срок не более 5 дней (ч. 1 ст. 199 ГПК).

[33] Аналогичные положения предусмотрены ст. 224, 227 ГПК в отношении изготовления и высылки лицам, участвующим в деле, определений суда.

[34] Раздел I Федеральной целевой программы "Развитие судебной системы России на 2007 – 2011 годы" (утв. Постановлением Правительства РФ от 21.09.2006 N 583).

[35] См.: Пашина Я.А. Реализация принципа транспарентности в арбитражном процессе нарушена? // Вестник АС Московского округа. 2016. N 3. С. 83.

[36] Так, во многом благодаря относительно успешному опыту внедрения в 2008 – 2016 гг. информационных технологий в арбитражных судах судебная система воспринимается как более информационно открытая, современная и удобная, по сравнению с судами общей юрисдикции. Подробнее см.: Ярков В.В. Объединение высших судов: ожидания и последствия // Закон. 2014. N 3. С. 100.

[37] Данные Судебного департамента при Верховном Суде РФ за 2015 г. см.: http://cdep.ru/userimages/sudebnaya_statistika/2015/F3-gr_pr-vo_1_inst-2015.xls (дата обращения: 19.01.2018).

[38] Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РФ / Под общ. ред. В.И. Нечаева. М., 2008. С. 314.

[39] Так, в гражданском процессе Германии частично автоматизированное приказное производство было введено еще в 1982 г. Подробнее см.: Брановицкий К.Л. Информационные технологии в гражданском процессе Германии (сравнительно-правовой анализ). М., 2010.

Рекомендуется Вам: