ЮрФак: изучение права онлайн

Проблемы правового регулирования использования криптовалюты в Российской Федерации

Авторы: Куракин А.В., Карпухин Д.В., Шилина А.Р.

Кризисные явления в мировой экономике и финансах поставили вопрос о необходимости поиска альтернативных финансовых небанковских инструментов и технологий взамен имеющихся, а развитие информационных технологий позволило материализовать ряд идей, существовавших в недавнем прошлом лишь в теории.

В настоящее время в профессиональной среде и у многих граждан нашей страны сформировался определенный интерес к криптовалютам, которые уже выступают в качестве платежного средства в целом ряде государств. В этой связи вскоре следует ожидать формирования нормативно-правовой базы использования криптовалют в Российской Федерации.

В данной статье предпринята попытка рассмотреть перспективы развития правовой базы, касающейся регулирования использования криптовалюты.

Как уже отмечалось, возникновение криптографической валюты, или криптовалюты, — один из результатов развития информационного общества, так как криптовалюта является разновидностью цифровой валюты. Технология blockchain (блокчейн), благодаря которой функционирует криптовалюта, применяется для удобства доступа к базам данных. Сам же термин появился в 2011 году в статье "Crypto currency", опубликованной в журнале Forbes. По сути, криптознаки — это цепочка шифрованных данных, создающихся в процессе майнинга[1], составляющих децентрализованную систему и позволяющих передавать их без участия других лиц. Использование криптовалют не требует связи с центром, поэтому стоимость транзакции минимальна. Кроме того, криптовалюты просты в регулировании, так как подчиняются закону спроса и предложения, а не политике государств. Также в сфере виртуальной валюты невозможно фальшивомонетничество, так как каждый клиент имеет возможность проверить правильность транзакции.

Некоторые ученые заявляют, что само название "криптовалюта" в корне неверно и необходимо использовать название "криптознаки" [2, с. 198 — 200]. Дело в том, что, хотя в Федеральном законе от 10.12.2003 N 173-ФЗ "О валютном регулировании и валютном контроле"[2] нет понятия "валюта", его можно сформулировать как "денежная единица, законно участвующая в денежном обороте, подлежащая обмену и способная к банковскому и международному обращению".

Как мы видим, криптовалюта не имеет всех признаков валюты, которые определил федеральный законодатель.

Криптознаки — это новое, неизведанное явление, его необходимо изучить и создать в Российской Федерации эффективный механизм его правового регулирования, без которого ни одно явление, ни один объект, тем более настолько быстро развивающийся, не может существовать законно. Именно поэтому с момента появления криптознаков их обращение стало предметом интереса органов государственного финансового контроля.

Так, согласно информации Центрального банка РФ (далее — Банк России) от 04.09.2017 "Об использовании частных "виртуальных валют" (криптовалют)" криптовалюта является ненадежным средством платежа, которое не гарантируется Банком России, а операции с криптовалютами совершаются вне правового поля. Банк России предостерегает участников финансового рынка от использования виртуальной валюты в связи с повышенными рисками и заявляет "о преждевременности допуска криптовалют, а также любых финансовых инструментов, номинированных или связанных с криптовалютами, к обращению и использованию на организованных торгах и в расчетно-клиринговой инфраструктуре на территории Российской Федерации".

Таким образом, Банк России подтверждает выраженную в январе 2014 года позицию о том, что виртуальная валюта имеет негативные аспекты использования, т.е. можно сделать вывод, что за три года отношение к криптознакам в России не изменилось. Политика Банка России направлена скорее на исключение криптовалюты из обращения, а не на создание рычагов нормативного регулирования обращения криптознаков.

Безусловно, риски в обращении криптовалюты существуют. Во-первых, выпуск криптовалют осуществляется большим количеством анонимных субъектов. В связи с этим, по заявлению Банка России, "физические и юридические лица могут быть, в том числе непреднамеренно, вовлечены в противоправную деятельность, включая легализацию (отмывание) доходов, полученных преступным путем, и финансирование терроризма"[3]. Так, исследования Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков свидетельствуют, что в 2016 году участились случаи использования биткоинов для совершения сделок, предметом которых являлись именно наркотические средства.

Во-вторых, по информации Федеральной службы по финансовому мониторингу, из-за децентрализации выпуска криптовалюта не имеет субъекта, который обеспечивал бы ее платежеспособность.

В-третьих, имеются риски при совершении обменных операций в закреплении прав на виртуальные валюты, что может привести к финансовым потерям физических и юридических лиц и, что самое главное, невозможности защиты и восстановления нарушенных прав.

Существует и ряд других опасностей. Например, потеря денежных средств из-за электронных махинаций. Так, хищение хакерами 5 млн долларов (18,977 BTC) на криптовалютной бирже Bitstamp в 2015 году привело к ее полной дестабилизации на некоторое время. Более того, в сфере обращения криптовалюты возникает проблема нелегального майнинга.

Есть и другие причины негативного отношения к виртуальной валюте со стороны государства: возможность снижения спроса на государственные валюты и, как следствие, ослабления банковской системы; проблема собираемости налогов [7, с. 216 — 223].

В феврале 2016 года в СМИ появилась информация о том, что Министерство финансов РФ (далее — Минфин России) разработало законопроект об уголовной ответственности за деятельность, связанную с криптовалютами на территории Российской Федерации, который должен был поступить на рассмотрение в Государственную Думу. Однако эту идею не поддержали в Совете Федерации: председатель временной комиссии Совета Федерации по информационной политике призвала не к запрету криптознаков, а к законодательному регулированию их выпуска и обращения и устранению проблем в сфере обращения виртуальной валюты.

Исходя из вышеизложенного, можно рассматривать недоверие граждан к виртуальной валюте, подкрепленное позициями органов и регуляторов финансового контроля, в качестве обычного явления. Необходимо также принимать во внимание, что, по заявлению заместителя председателя Экономического совета при Президенте РФ А.Л. Кудрина на IV Международном форуме Финансового университета при Правительстве РФ "Что день грядущий нам готовит?" (28 — 30 ноября 2017 г.), количество россиян, готовых заниматься предпринимательской деятельностью и тем самым идти на риск, составляет всего 3%. Криптознаки же в восприятии граждан связаны прежде всего с финансовыми потерями и опасностью их использования, поэтому неудивительно, что граждане опасаются идти на риск их применения.

Однако непризнание или даже запрет виртуальной валюты также имеет свои риски, возможно, даже более серьезные. В странах Европы, например в Германии, уже действует целый ряд законов в отношении виртуальных валют, что позволяет гражданам вести свой бизнес в правовом поле и развиваться [5, с. 54 — 59]. В Российской Федерации одной из основных целей экономического развития является усиление доли бизнес-сектора, повышение экономической активности населения. Но в условиях неиспользования криптовалюты бизнес в этой области обречен либо на уход в "тень", либо на прекращение деятельности. Если в ближайшее время не разработать нормативную базу функционирования виртуальной валюты в Российской Федерации, то темпы отставания России в будущем только увеличатся по следующим причинам.

Во-первых, законодательство в любом случае будет необходимо адаптировать для использования криптовалюты, но придется сделать это в сжатые сроки и, возможно, даже перенять его у других стран, что, по существующему опыту, не всегда эффективно для российской действительности.

Во-вторых, существует вероятность заполнения экономического пространства Российской Федерации зарубежными компаниями, с которыми будет сложно конкурировать неопытным в сфере обращения виртуальной валюты российским участникам финансового рынка.

Также рекомендуется Вам:

Процесс проникновения криптовалюты в жизнь сложно остановить, а отказ от нее может спровоцировать экономическое отставание, поэтому гораздо целесообразнее было бы начать подготовку законодательства по поводу применения криптоденег. Криптовалюта является юридическим феноменом, и поэтому, только придав ей официальный правовой статус, можно ограничить и контролировать ее оборот.

В первую очередь необходимо создать рабочую группу, состоящую из специалистов в законодательной и экономической сфере, которые определили бы саму суть виртуальной валюты, так как в Российской Федерации у разных органов и регуляторов в финансовой сфере сформировано разное понимание названного феномена.

Минфину России совместно с Банком России представляется необходимым разработать законопроект "Об основах регулирования криптовалюты", в котором было бы законодательно определено понятие "криптовалюта". От этого зависят дальнейшие пути реформирования остального законодательства. Например, если обозначить криптовалюту в качестве денег, то необходимо вносить изменения в законодательство о Банке России. Если же определить криптознаки как платежный инструмент, то изменений потребует законодательство о платежной системе. В законопроекте должны быть обозначены функции и полномочия органов финансового контроля и мониторинга в сфере виртуальных денег, а также ответственность за нарушение основных принципов применения криптознаков. К данным принципам должны относиться открытость участников транзакций, определение цели деловых отношений, недопустимость нелегального майнинга, эффективная защита информации от хакерских атак. Сама же суть криптовалюты, заключающаяся в отсутствии третьих лиц при совершении транзакций, должна остаться неизменной.

Во-вторых, чтобы не нагружать бюрократический аппарат лишними расходами в виде создания нового регулирующего криптовалюту органа, целесообразно предоставить руководство регулированием криптознаков Банку России, так как управление в указанной сфере полностью соответствует его функциям. Кроме того, могут быть созданы обменные сервисы, специализирующиеся на криптовалютах. Банк России и кредитные организации должны быть наделены полномочиями в сфере майнинга. Соответственно, в Федеральный закон от 10.07.2002 N 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" должны быть внесены изменения в части регламентации оборота криптовалюты, а юридические лица, не являющиеся кредитными организациями, но осуществляющие майнинг, должны пройти процедуру лицензирования.

В будущем нами рассматривается возможность создания официальной единицы криптовалюты на территории Российской Федерации, которая была бы не подвержена инфляции. Более того, некоторые ученые выдвигают идею налогообложения криптовалюты. С этим нельзя не согласиться, поскольку в случае обложения криптознаков налогом доходы бюджетов всех уровней могли бы увеличиться, что очень важно в условиях дефицита бюджетных средств. Нельзя не отметить и удобство налогового администрирования в виде списания соответствующего процента с "кошелька" криптовалюты. Так, в США, где сейчас сосредоточено 1 822 биткоин-узла, прибыль от выпуска биткоинов облагается налогом [1, с. 254 — 256], поэтому доходы от налогообложения криптовалюты довольно значительны. В России насчитывается 164 узла, но тем не менее их деятельность также может принести доходы в бюджеты бюджетной системы, если адаптировать данную технологию к российским реалиям.

В.А. Кузнецов, Р.А. Прохоров и А.В. Пухов выделяют три модели законодательного регулирования цифровых валют в России: полный запрет, разрешение эмиссии исключительно обеспеченных цифровых валют и "сценарий, в основе которого должна быть хорошо сбалансированная правовая структура в целях минимизации рисков и в то же время сохранения потенциала инноваций в данной сфере" [4, с. 52 — 56].

Нами рассматривается в качестве наиболее эффективного именно третий сценарий. В соответствии с ним предлагается признать криптовалюту одной из форм безналичного расчета; определить, что курс криптовалюты не устанавливается Банком России; утвердить перечень операторов цифровых валют, т.е. регуляторов, о чем уже было сказано выше; размещать на официальном сайте Банка России курс криптовалют; обозначить сферу использования криптовалюты, исключив выплату заработной платы и социальные выплаты; утвердить надзорные требования Банка России; установить лицензирование бирж, обменных сервисов.

Предлагаем также облагать налогом не доход, полученный от майнинга, как это происходит в США, а доход, полученный на бирже. По нашему мнению, для России это наиболее эффективно, так как в случае налогообложения майнинга кредитные организации, его осуществляющие, могут уйти в теневой сектор, который и без того достаточно развит. Кроме того, нужно разработать меры по защите прав потребителей, т.е. потребитель криптовалюты должен быть проинформирован о существующих рисках, в частности о том, что средства в криптовалюте не подлежат защите государственной системой страхования вкладов.

Для создания эффективного механизма правовой регламентации криптовалюты в Российской Федерации необходимо учитывать опыт зарубежных стран, применять их технологии, но с адаптацией к российским экономическим и правовым реалиям. Выше уже было сказано о мерах, предпринимаемых в Германии и США. Хотелось бы также обратить внимание на способы правового регулирования оборота криптознаков в Китайской Народной Республике.

В КНР самой распространенной криптовалютой является биткоин, в отношении которого в 2013 году было принято уведомление Народного банка КНР, Министерства промышленности и информационных технологий КНР, Комиссии по регулированию банковской деятельности КНР, Комиссии по регулированию ценных бумаг КНР и Комиссии по регулированию страхования КНР "О предотвращении рисков Bitcoin" (далее — Уведомление) [6, с. 65 — 67].

Согласно данному документу биткоин определяется в качестве виртуального товара, не имеющего правового статуса, который не может распространяться на валютном рынке. Финансовым организациям запрещено предоставлять услуги в биткоинах, участвовать с биткоином в частной торговле, использовать его в качестве платежного инструмента. Уведомлением перед государством поставлены задачи по контролю за обращением биткоина. Сайты, предоставляющие различного рода услуги в биткоинах, должны регистрироваться в административных органах. Политика КНР направлена на предотвращение отмывания денег и других рисков, поэтому сайты обязаны проводить идентификацию личности потребителя биткоина, проверять его документы и другую информацию. После принятия Уведомления в КНР были закрыты многие сайты, не соответствующие выдвинутым государством требованиям.

Таким образом, в КНР регулирование криптовалюты осуществляет Народный банк Китая и другие профильные ведомства; для участников обязательна регистрация, а также проводится контроль сайтов, применяющих виртуальную валюту.

Можно сделать вывод, что КНР выбрала для себя модель умеренного запрета криптовалюты[4]. Эта позиция наиболее близка современной России, однако существенное отличие регулирования в КНР — наличие официальных документов, закрепляющих положение биткоина, систему требований и ограничений его использования. В России такой нормативный правовой акт до сих пор не принят.

В Сингапуре налогоплательщиками являются компании и индивидуальные предприниматели, зарегистрированные в Сингапуре, реализующие товары и услуги в виртуальной валюте либо занимающиеся ее обменом. Долгосрочные инвестиции в биткоин налогом не облагаются.

Нельзя не отметить весьма значимое событие в мировом регулировании цифровых валют: 1 апреля 2017 г. в Японии было принято законодательство о криптовалютах, согласно которому криптознаки получили статус фиатных денег, которые теперь участвуют в обороте наравне с иеной — официальной валютной единицей Японии. В соответствии с новым законодательством установлена возможность использования криптовалют для оплаты товаров и услуг. На данный момент в Японии действует налог в размере 8% при обмене цифровых валют на национальную и иные валюты, однако в будущем его планируется отменить. Перед Советом по аудиторским стандартам Японии была поставлена задача в течение полугода подготовить единый свод правил о криптовалютах, что фактически стало началом полноценного применения нового законодательного регулирования цифровых валют.

В то же время законом вводится ряд контролирующих норм. Деятельность компаний по осуществлению операций с цифровыми валютами подлежит лицензированию с оплатой соответствующего взноса в сумме 300 тыс. долларов, причем в случае отказа в выдаче лицензии взнос не возвращается. Кроме того, к компаниям, работающим с цифровой валютой, предъявляется требование о наличии резервных средств в сумме не менее 100 тыс. долларов, регулярном отчете перед финансовыми регуляторами, прохождении внешнего аудита в налоговой службе.

Очевидно, что японская модель регулирования является наиболее эффективной. Единственное, что, по нашему мнению, не учтено японским законодателем, — необходимость идентификации участников. Для России было бы оптимально применить меры законодательного регулирования обращения криптовалюты по примеру Японии.

В заключение хотелось бы отметить, что в апреле 2017 года заместитель министра финансов А. Моисеев заявил о возможности легализации криптовалюты на территории России уже в 2018 году. Для этого Минфину России необходимо подготовить концепцию о биткоине как финансовом инструменте. Тем временем министр финансов России А. Силуанов сообщил о том, что планируется регулировать криптовалюту таким же образом, как ценные бумаги, поэтому стоит ожидать появления профессиональных участников на рынке виртуальной валюты[5].

В любом случае федеральному законодателю требуется обратить особое внимание на криптовалюты, выработать эффективный механизм их регулирования и занять однозначную позицию в их отношении. Если российский законодатель выберет модель ограничений использования и обращения криптознаков, то наиболее эффективной нам видится китайская модель. Если же законодательство пойдет по пути признания виртуальной валюты, то стоит избрать сценарий Японии с учетом предложений В.А. Кузнецова, Р.А. Прохорова и А.В. Пухова. Определить статус виртуальной валюты в финансовой системе России необходимо как можно скорее, так как риски ее незаконного применения только увеличиваются. При этом стоит заметить, что биткоин является наиболее устойчивой криптовалютой, поэтому законодателю было бы целесообразно "доверять" в первую очередь именно биткоину. Главной задачей является уменьшение рисков при применении криптовалюты, включая недопущение анонимности пользователей, а также финансовых потерь вследствие хакерских атак. Также очень важно не отождествлять криптоденьги с денежными суррогатами, оборот которых запрещен Уголовным кодексом РФ.

Конечно, криптовалюта — это не привычные нам бумажные деньги и даже не электронные деньги, хранящиеся на банковском счете. Сама суть криптоденег сложна для понимания, поэтому было бы целесообразно допустить на рынок криптовалюты профессиональных участников.

На данный момент положение криптознаков в России довольно шаткое, находящееся на грани запрета. Однако необходимо помнить, что мы живем в эпоху информационного общества, и отказ от инноваций чреват отставанием. Запрет криптовалюты вместо поиска путей ее регулирования — ошибочная позиция. Это подтверждает и руководитель проекта экспертно-информационного департамента Международного учебно-методического центра финансового мониторинга Е. Воловик: "Тотальная автоматизация, доступность и избавление от посредников ждет и финансовый рынок, радикальные перемены на котором начинаются с виртуальных валют" [3].

От редакции. 25 января 2018 г. Минфин России опубликовал законопроект "О цифровых финансовых активах". Документ определяет майнинг криптовалют как "предпринимательскую деятельность, направленную на создание криптовалюты и/или валидацию с целью получения вознаграждения в виде криптовалюты". Порядок налогообложения доходов, полученных от майнинга, в законопроекте не прописан. См.: https://www.minfin.ru/ru/document/?id_4=121810.

Список литературы

1. Акиев В.В., Никулин И.Г. Вопросы правового регулирования и налогообложения криптовалютных систем // Наука XXI века: актуальные направления развития. 2017. N 1-1. С. 254 — 256.

2. Журило П.И. Криптознаки и их будущее в Российской Федерации // Вестник экономической безопасности. 2017. N 3. С. 198 — 200.

3. Зыкова Т. Биткоин бит. Новые способы электронных платежей помогут узнать всю подноготную граждан // Российская газета. 2014. 17 июня.

4. Кузнецов В.А., Прохоров Р.А., Пухов А.В. О возможных сценариях законодательного регулирования цифровых валют в России // Деньги и кредит. 2017. N 7. С. 52 — 56.

5. Лемеш К.И. О рисках отсутствия законодательного регулирования оборота криптовалют в России // Проблемы современной экономики (Новосибирск). 2015. N 23. С. 54 — 59.

6. Савинский С.П. Криптовалюты и их нормативно-правовое регулирование в КНР // Деньги и кредит. 2017. N 7. С. 65 — 67.

7. Сакун С.В., Пушкарева Н.В. О необходимости запрета криптовалют в Российской Федерации // Научный альманах. 2016. N 5-1. С. 216 — 223.

 


[1] Добычи зашифрованного и ограниченного по количеству криптовалютного программного кода (Примеч. ред.).

[2] См.: Собрание законодательства РФ. 2003. N 50. Ст. 4859.

[3] Об использовании при совершении сделок "виртуальных валют", в частности, биткойн: информация Банка России от 27.01.2014. URL: http://cbr.ru/press/PR/?file=27012014_1825052.htm (дата обращения: 12.10.2017).

[4] Четвертого сентября 2017 г. Народный банк Китая, Министерство промышленности и информационных технологий КНР, Главное управление промышленно-торговой администрации КНР, Комиссия по контролю над банковской деятельностью в КНР, Комиссия по контролю над ценными бумагами в КНР, Комиссия по регулированию страхования в КНР приняли официальное извещение "О мерах по предотвращению рисков, связанных с выпуском криптовалют в целях привлечения финансирования". В документе, в частности, указывается, что "используемые в качестве криптовалюты монеты, или "виртуальные деньги", не выпускаются установленным законом эмитентом на территории КНР, не обладают свойствами законного платежного средства и обязательности к приему, не имеют того же юридического статуса, что и валюта, и не могут использоваться в качестве оборотного средства в условиях рынка. URL: http://chinawindow.ru/china/investment-in-china/pravovye-aspekty-zapreta-ico-v-kitae/ofitsialnoe-izveshhenie-o-merah-po-predotvrashheniyu-riskov-svyazannyh-s-vypuskom-kriptovalyut-v-tselyah-privlecheniya-finansirovaniya (Прим. ред.).

[5] URL: https://bitcoinist.com/kremlin-for-the-win-russia-to-regulate-cryptocurrency-markets/ (дата обращения: 10.11.2017).

Рекомендуется Вам: