ЮрФак: изучение права онлайн

Особенности ограничения прав и свобод человека при обеспечении национальной безопасности государства

Автор: Ягофарова И.Д.

Интерес мирового сообщества к вопросам безопасности в последнее время набирает обороты, что связано с многочисленными кризисными явлениями последних десятилетий. Изменения геополитической ситуации в мире, активность международного терроризма создают новые угрозы для безопасности прав и свобод граждан. Все это ставит перед государствами новые задачи по решению проблем национальной безопасности. Россия не является исключением, тем более что в последнее время международный статус и социально-экономические условия развития государства еще больше усугубляют данную проблему и требуют принятия практико-ориентированных мер, направленных на ключевые вопросы обеспечения национальной безопасности.

Вопросы национальной безопасности достаточно часто обсуждаются исследователями, и разработанность темы достаточно высока, но они разновекторны и достаточно часто противоречивы[1]. Это обусловлено тем, что авторы по-разному видят способы обеспечения национальной безопасности в России, что, в свою очередь, создает масштабное поле для дискуссии.

Национальную безопасность государства можно понимать как существующие способности по выявлению и предотвращению внутренних и внешних угроз государственности. В современный период скрытые угрозы национальной безопасности России приобретают все более распространенный и явный характер. Это касается не только угроз со стороны мирового сообщества, но и внутренних угроз целостности государства, что связано с состоянием всего общества в целом.

Необходимо отметить также, что в последние годы в мире и в России произошли достаточно существенные изменения, которые связаны с резким обострением международной обстановки вследствие того, что западные страны стали делать ставку на военно-силовой сценарий развития отношений, что позволит им не только сохранить, но и укрепить свою финансовую и военную систему. Также происходят центробежные движения с появлением новых центров силы и создание новых коалиций государств, что имеет принципиальное историческое значение и новый поворот в развитии мирового сообщества. Не следует также забывать и социально-экономические трудности в России, которые связаны с экономическими проблемами.

Как можно видеть, термин "национальная безопасность" используется в самом широком содержательном значении безопасности, которое подразумевает стабильное и оптимальное развитие общества в целом и индивидов в частности.

Иначе понятие безопасности можно трактовать как отсутствие опасности, что дает возможность классифицировать угрозы на внутренние и внешние.

К внутренним угрозам относятся экономические, политические и социальные факторы, которые обусловлены особенностями существования государства и его развитием. Данные факторы особенно сейчас актуальны в свете проводимых реформ социального характера, которые не позволяют индивиду всегда чувствовать себя в безопасности и быть уверенным в своем будущем.

Внешние угрозы также связаны с рядом факторов, к примеру, это стремление экономически развитых государств ослабить влияние России в мировой политике, превратить ее в сырьевой придаток и дестабилизировать отношения с соседними государствами. Также к этим факторам относится неконтролируемая миграция на территорию страны. Это кризис международного права и ценностей глобального масштаба и т.д. Виды угроз и способы их нейтрализации достаточно детально анализируются авторами[2].

Обеспечение национальной безопасности требует со стороны государства определенных мер. В качестве одной из мер государство вынуждено прибегать к ограничениям прав и свобод человека. Определенная сложность состоит в том, что защита человека, его свободы, интересов практически неотделима от потребности человека в безопасности, что зачастую "развязывает руки" институтам государственной власти.

Разумеется, что происходящие международные события и потрясения ставят вопросы национальной безопасности на первое место, что дает возможность государственной власти все больше вмешиваться и контролировать частную сферу деятельности граждан. Достаточно часто в связи с этим происходит подмена ценностей и забывается то, что никакое благо не может конкурировать со свободой, поскольку именно она является безотлагательным и неизмеримым благом любого индивида.

Задача же государства в процессе обеспечения безопасности состоит не в предметном контроле частной сферы жизни человека, а в ответственности за защиту населения от массовых и грубых нарушений прав и свобод.

Баланс интересов при решении этого вопроса обеспечить достаточно сложно, несмотря на то что государство должно руководствоваться ст. 55 Конституции РФ, в которой закреплена возможность введения ограничений прав и свобод человека и гражданина в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Данная статья дает возможность балансировать между ограничениями прав человека, с одной стороны, и его защитой, с другой стороны.

Возможность и необходимость установления ограничений прав и свобод человека, в том числе и некоторое расширение этого ограничительного воздействия, признается многими исследователями в связи с возникающими угрозами человечеству нового формата (международный терроризм, незаконный оборот наркотических средств, финансовые махинации, хакерские атаки и т.д.[3]).

Установление ограничений прав и свобод человека предусмотрено многими международными документами, ибо это условие для полноценного функционирования государства. К примеру, во Всеобщей декларации прав человека закреплено, что ограничения при осуществлении прав и свобод человека могут вводиться с целью обеспечения "должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе" (п. 2 ст. 29).

В Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. установлено, что "государство может устанавливать только такие ограничения конституционных прав, которые определяются законом, и только постольку, поскольку это совместимо с природой указанных прав, и исключительно с целью способствовать общему благосостоянию в демократическом обществе" (ст. 4).

Во всех этих документах можно видеть, что пределом установления ограничений прав и свобод человека, а также мерой обеспечения баланса интересов являются цели вводимых ограничений.

Хотелось обратить внимание на имеющуюся терминологическую разницу в понятиях. В большинстве документов все больше говорится об "ограничениях прав и свобод человека", и только во Всеобщей декларации прав человека говорится "при осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других" (п. 2 ст. 29). То есть большинство документов разницу между понятиями "ограничение прав и свобод" и "ограничение при реализации (осуществлении) прав и свобод" не проводят, хотя это разные правовые категории. В первом случае речь идет о пересмотре содержания и изменения пределов самого права, во втором же случае предусматриваются различные ситуации, выходящие за пределы стандартных, вызванные как объективными, так и субъективными факторами и требующие более внимательного отношения со стороны государственной власти. В данном случае речь может идти о введении определенных административных режимов, что требует временного введения определенных ограничений при осуществлении населением своих прав и свобод. Также это могут быть ограничения, связанные с определенным статусом лица (государственный служащий, судья и т.д.), или ограничения, устанавливаемые в связи с совершением индивидом правонарушений.

Однако требуется признать, что чаще все же авторы не вдаются в более глубокие содержательные отличия и понимают под ограничением прав и свобод либо некие изъятия из него, либо содержательные изменения. Так, Б.С. Эбзеев считает, что в собственно конституционно-правовом смысле "имеются в виду допускаемые Конституцией и установленные федеральным законом изъятия из конституционного статуса человека и гражданина"[4]. И вот в данном случае человеку абсолютно все равно, каким образом устанавливается вводимое ограничение – законом или каким-то иным актом.

Поэтому совершенно необходимо провести осмысление терминов и провести между ними разницу, поскольку если в одно и то же понятие вкладывать разный смысл, то тогда все рассуждения и дискуссии теряют свой смысл. Более того, использование одного и того же понятия для обозначения разных (хотя и внешне достаточно схожих) явлений затрудняет в дальнейшем установление причинно-следственных связей, которые позволяют установить и видеть картину в целом, и соответственно это препятствует выбору необходимых и эффективных средств правового регулирования.

Также рекомендуется Вам:

Соответственно, если мы говорим об ограничении права непосредственно, то в целом сама категория прав человека имеет свой содержательный смысл до тех пор, пока понимаются и осознаются те естественные пределы, которые были заложены изначально.

Если же говорить об ограничении при осуществлении прав и свобод человека, то в данном случае пределы могут быть установлены целями введения этих ограничений. Цели ограничений также зафиксированы и в международных документах различного уровня, и в Конституции РФ 1993 г. Для большинства этих документов характерно немного размытое определение целей, что вполне понятно, поскольку задача документов подобного уровня не детально прописать все пределы ограничений, а лишь определить общие положения и направления, которые в дальнейшем уже будут конкретизированы в законодательстве. Но все-таки, обобщая все прописанные цели, можно их обобщить двумя направлениями – обеспечение безопасности граждан и защита конституционного строя[5]. При таком подходе явно прослеживается попытка оптимизировать частный и публичный интерес и происходит сужение вариантов действия государства в сфере ограничительного регулирования действий граждан.

Таким образом, обобщая вышесказанное, необходимо отметить, что анализ действующего законодательства, судебной практики, которые все чаще воздействуют ограничительно на права индивида в целях обеспечения национальной безопасности, позволяет сказать, что происходит перекос в достижении баланса между публичными и частными интересами.

В вопросах достижения национальной безопасности стоит все же делать акцент на приоритете оптимального сочетания государственных и индивидуальных интересов, что даст возможность достигнуть тот необходимый баланс для эффективного функционирования любого государства.

Список использованной литературы

1. Бурда М.А. Риски нелегальной миграции, как угроза национальной безопасности России / М.А. Бурда // PolitBook. 2015. N 1. С. 3 – 92.

2. Возженников А.В. Опасность для жизненно важных интересов объектов национальной безопасности: сущность, содержание, классификация / А.В. Возженников, Д.Л. Цыбаков // Власть. 2015. N 6. С. 94 – 98.

3. Герасимович Л.И. Вызовы и угрозы национальной безопасности / Л.И. Герасимович // Вестник экономической безопасности. 2017. N 2. С. 174 – 176.

4. Грачев С.И. Определяющие тенденции современного и будущего в террористической деятельности / С.И. Грачев, А.И. Завьялов, А.С. Морозова // Вестник Казанского юридического института МВД России. 2014. N 3 (17). С. 35 – 38.

5. Жаглин А.В. Понятийный аппарат теории национальной безопасности / А.В. Жаглин // Вестник Воронежского института МВД России. 2104. N 7.

6. Клейменов М.П. Глобализация и угрозы национальной безопасности / М.П. Клейменов, И.М. Клейменов // Правоприменение. 2017. N 2. С. 164 – 174.

7. Куковский А.А. Механизм обеспечения национальной безопасности / А.А. Куковский // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Право. 2010. N 24. С. 9 – 11.

8. Латов Ю.В. Коррупция в системе угроз национальной безопасности России / Ю.В. Латов // Актуальные проблемы экономики и права. 2015. N 1. С. 46 – 52.

9. Литвинов Д.А. Экономическая преступность как реальная угроза национальной безопасности России / Д.А. Литвинов // Вестник Воронежского института МВД России. 2015. N 1. С. 164 – 171.

10. Эбзеев Б.С. Принципы, пределы, основания, ограничения прав и свобод человека по российскому законодательству и международному праву / Б.С. Эбзеев // Государство и право. 1998. N 7. С. 24.

 


[1] Куковский А.А. Механизм обеспечения национальной безопасности // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Право. 2010. N 24. С. 9 – 11; Жаглин А.В. Понятийный аппарат теории национальной безопасности // Вестник Воронежского института МВД России. 2104. N 7; Латов Ю.В. Коррупция в системе угроз национальной безопасности России // Актуальные проблемы экономики и права. 2015. N 1. С. 46 – 52; и др.

[2] Бурда М.А. Риски нелегальной миграции, как угроза национальной безопасности России // PolitBook. 2015. N 1. С. 3 – 92; Литвинов Д.А. Экономическая преступность как реальная угроза национальной безопасности России // Вестник Воронежского института МВД России. 2015. N 1. С. 164 – 171; Герасимович Л.И. Вызовы и угрозы национальной безопасности // Вестник экономической безопасности. 2017. N 2. С. 174 – 176.

[3] Грачев С.И., Завьялов А.И., Морозова А.С. Определяющие тенденции современного и будущего в террористической деятельности // Вестник Казанского юридического института МВД России. 2014. N 3 (17). С. 35 – 38; Возженников А.В., Цыбаков Д.Л. Опасность для жизненно важных интересов объектов национальной безопасности: сущность, содержание, классификация // Власть. 2015. N 6. С. 94 – 98; Клейменов М.П., Клейменов И.М. Глобализация и угрозы национальной безопасности // Правоприменение. 2017. N 2. С. 164 – 174.

[4] Эбзеев Б.С. Принципы, пределы, основания, ограничения прав и свобод человека по российскому законодательству и международному праву // Государство и право. 1998. N 7. С. 24.

[5] Квитко А.Ф. Конституционно-правовые основы ограничения прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007.

Рекомендуется Вам: