ЮрФак: изучение права онлайн

Влияние итогов раздела имущества супругов на отношения по содержанию между бывшими супругами: постановка проблемы и возможные пути решения

Автор: Алейникова В.В.

В российской доктрине право на получение алиментов после расторжения брака рассматривается как самостоятельное субъективное право, реализация которого происходит вне зависимости от результатов раздела супружеского имущества. Это обусловлено тем, что в Семейном кодексе (СК) РФ и правоприменительной практике отсутствует связь между разделом супружеского имущества и правом требования алиментов, поскольку основной функциональной направленностью правил о разделе супружеского имущества является справедливое распределение имущества, нажитого в браке, а не материальная поддержка на случай расторжения брака. Указанный вывод также подтверждается положениями ст. 39 СК РФ, согласно которой при разделе супружеского имущества каждый супруг вправе претендовать на половину совместно нажитого имущества независимо от необходимости получения содержания.

Однако при более детальном анализе норм о разделе и об алиментных обязательствах бывших супругов можно проследить определенную взаимосвязь.

Нормы о разделе супружеского имущества позволяют отступать от принципа равенства долей в общем имуществе исходя из заслуживающего внимания интереса одного из супругов (п. 2 ст. 39 СК РФ). При этом под заслуживающими внимания интересами одного из супругов следует, в частности, понимать не только случаи, когда супруг без уважительных причин не получал доходов либо расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи, но и случаи, когда один из супругов по состоянию здоровья или по иным независящим от него обстоятельствам лишен возможности получать доход от трудовой деятельности (п. 17 Постановления Пленума ВС РФ от 05.11.1998 N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака").

Таким образом, основанием для уменьшения или увеличения доли одного из супругов является соответственно недостойное поведение в семейной жизни или невозможность получения трудовых доходов по уважительным причинам.

Также СК РФ допускает присуждение соответствующей денежной или иной компенсации в случае, если одному из супругов передается имущество, стоимость которого превышает причитающуюся ему долю (абз. 2 п. 3 ст. 38 СК РФ).

Обращаясь к положениям главы 14 СК РФ, отметим, что законодатель закрепил numerus clauses оснований для взыскания алиментов после расторжения брака (п. 1 ст. 90). Так, правом требования предоставления алиментов обладают: 1) бывшая жена в период беременности и в течение трех лет со дня рождения общего ребенка; 2) нуждающийся бывший супруг, осуществляющий уход за общим ребенком-инвалидом до достижения ребенком возраста восемнадцати лет или за общим ребенком — инвалидом с детства I группы; 3) нетрудоспособный нуждающийся бывший супруг, ставший нетрудоспособным до расторжения брака или в течение года с момента расторжения брака; 4) нуждающийся бывший супруг, достигший пенсионного возраста не позднее чем через пять лет с момента расторжения брака, если супруги состояли в браке длительное время. Следовательно, алиментные обязательства по своему характеру могут быть срочными (их основания — беременность и истечение трехлетнего периода с момента рождения ребенка; достижение ребенком-инвалидом восемнадцати лет) и бессрочными (основания — наличие ребенка-инвалида с детства I группы; нетрудоспособность, наступившая в браке, а также в течение одного года после развода; достижение пенсионного возраста не позднее чем через пять лет с момента расторжения брака, если состояли в браке длительное время). Кроме того, при наличии обстоятельств, изложенных в ст. 92 СК РФ, бессрочное алиментное обязательство, возникшее в связи с нетрудоспособностью бывшего супруга, ставшего нетрудоспособным до расторжения брака или в течение года с момента его расторжения, может быть трансформировано по решению суда в срочное.

Стоит отметить, что для возникновения срочного (на основании ухода за общим ребенком-инвалидом) и всех бессрочных алиментных обязательств необходимо наличие нуждаемости. Исходя из судебной практики под нуждаемостью понимается "обеспеченность ниже прожиточного минимума"[1]. Не случайно Конституционный Суд (КС) РФ в Определении от 23.10.2014 N 2463-О отметил, что "само по себе использование в оспариваемой норме оценочных понятий не свидетельствует о неопределенности ее содержания, поскольку нуждаемость супруга определяется судом в конкретном деле путем соотнесения его доходов с расходами, необходимыми для удовлетворения его жизненно важных потребностей, а также с учетом иных обстоятельств. Соответственно, пункт 1 статьи 90 Семейного кодекса Российской Федерации не может рассматриваться как нарушающий конституционные права заявителя".

В соответствии со ст. 4 Федерального закона от 24.10.1997 N 134-ФЗ "О прожиточном минимуме в Российской Федерации" величина прожиточного минимума определяется на основании потребительской корзины для основных социально-демографических групп населения в целом по Российской Федерации и по субъектам РФ в частности, "что позволяет учитывать условия жизни в конкретном регионе"[2]. Верховный Суд РФ в п. 9 Постановления Пленума от 26.12.2017 N 56 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с взысканием алиментов" (далее — Постановление N 56) отметил, что при определении нуждаемости необходимо установить, является ли материальное положение данного лица достаточным для удовлетворения его жизненных потребностей с учетом его возраста, состояния здоровья и иных обстоятельств (приобретение необходимых продуктов питания, одежды, лекарственных препаратов, оплата жилого помещения и коммунальных услуг и т.п.). Ориентация судебной практики на величину прожиточного минимума при оценке нуждаемости de facto приводит к осуществлению судом простой математической операции, а именно сопоставления величины прожиточного минимума с величиной дохода лица, которое заявило о своей нуждаемости; иные обстоятельства имеют второстепенное значение либо вообще не учитываются. Прекрасной иллюстрацией данного довода может служить решение Индустриального районного суда г. Перми N 11-72/2015, которое было пересмотрено в апелляционной инстанции[3]. В процессе рассмотрения дела судами обеих инстанций были установлены следующие обстоятельства:

1) истец и ответчик состояли в браке 21 год;

2) истец на момент расторжения брака являлась нетрудоспособным лицом, достигшим пенсионного возраста;

3) доход истца составляет около 9 022 руб. в месяц, а доход ответчика — около 35 тыс. руб.

Суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст. 90 СК РФ, вынес решение о взыскании в пользу истца алиментов на ее содержание в размере 1 000 руб. ежемесячно. Однако суд апелляционной инстанции отменил указанное решение со ссылкой на то, что "при вынесении решения судьей не было принято во внимание, что в соответствии со ст. 90 СК РФ правом требовать предоставления алиментов в судебном порядке от бывшего супруга обладает нетрудоспособный бывший супруг, являющийся нуждающимся… прожиточный минимум на пенсионеров составляет 6 701 рубль (Постановление Правительства Пермского края от 26.01.2015 N 32-п…)… доход истца в месяц составляет около 9 022 рублей, что превышает прожиточный минимум и не свидетельствует о нуждаемости истца, как и указание истца на наличие у него хронических заболеваний (здесь и далее в цитатах выделено нами. — В.А.). В представленных истцом чеках указано, что Асманова Ш.Ф. приобретала в том числе сигареты, корм для кошки, крема для фигуры, биогумус для растений, доставку воды, носки мужские, строительный материал, товары для ванной комнаты. Также согласно чекам истец приобретала в месяц… несколько десятков яиц, несколько литров молока, кефира в короткий промежуток времени, несколько килограммов филе куриного, ветчины, несколько килограммов супового набора. По представленным чекам можно сделать вывод, что истец практически не тратила денежные средства на приобретение лекарственных средств… по чекам установлено, что лекарства приобретались истцом каждый месяц не одни и те же, некоторые виды лекарств приобретались для конкретных целей, не связанных с заболеваниями истца ("Арбидол", "Имодиум", "Смекта" — порошок, "Мукалтин", "Нурофен для детей", "Метрогил дента" — гель для десен). В собственности истца имеется двухкомнатная квартира". Также суд апелляционной инстанции отклонил довод о нуждаемости истца со ссылкой на то, что "сам по себе размер дохода ответчика не свидетельствует о возникновении у него обязанности выплачивать алименты на содержание бывшей жены".

Таким образом, п. 1 ст. 90 СК РФ оперирует формулами "нуждаемость" (абз. 3), "нетрудоспособность + нуждаемость" (абз. 4 и 5). Встает логичный вопрос: какую из этих формул необходимо применить к управомоченному на получение алиментов лицу, указанному в абз. 2 п. 1 той же статьи, а именно к бывшей жене в период ее беременности и в течение трех лет со дня рождения общего ребенка?

Как представляется, беременность и трехлетний период материнства не могут рассматриваться в качестве периода нетрудоспособности и нуждаемости по следующим причинам.

Во-первых, в соответствии с трудовым законодательством период нетрудоспособности в связи с беременностью наступает за 70 (84 в случае многоплодной беременности) календарных дней до родов и длится на протяжении 70 (86 в случае осложненных родов и 110 при многоплодной беременности) календарных дней после них (ст. 255 Трудового кодекса РФ). Пункт 46 Приказа Минздравсоцразвития России от 29.06.2011 N 624н "Об утверждении Порядка выдачи листков нетрудоспособности" предусматривает, что выдача листка нетрудоспособности по беременности и родам производится в 30 (28 при многоплодной беременности) недель беременности единовременно продолжительностью 140 (194 при многоплодной беременности) календарных дней. Таким образом, общий период нетрудоспособности в связи с беременностью составляет 140 календарных дней. Кроме того, следует иметь в виду, что при обязательном социальном страховании четко разграничиваются страховой случай в связи с временной нетрудоспособностью (беременность и роды) и страховой случай в связи с материнством (уход за ребенком до достижения им определенного возраста) (ст. 1.3 Федерального закона от 29.12.2006 N 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством)".

Во-вторых, трехлетний период материнства нельзя рассматривать в качестве периода нуждаемости исходя из того понимания, которое сложилось в судебной практике. Это связано с тем, что нуждаемость в семейно-правовых отношениях всегда оценивается ситуативно, в отношении конкретного субъекта с обязательным указанием аргументов и мотивов, по которым лицо должно быть признано нуждающимся. Стоит подчеркнуть, что законодательство в области социального обеспечения также не содержит презумпцию нуждаемости женщины, имеющей ребенка, не достигшего трехлетнего возраста. В связи с этим следует согласиться с М.В. Антокольской, указывающей, что "данный вид алиментных обязательств обладает значительной спецификой" и что понятия "нуждаемость" и "нетрудоспособность" в обычном смысле слова к ним неприменимы[4].

Таким образом, представляется, что беременность и материнство до достижения ребенком трех лет необходимо рассматривать в качестве периода, связанного с лишением возможности получения дохода от трудовой деятельности по уважительной причине, поскольку в указанный промежуток времени женщина осуществляет уход и заботу о представителях будущего поколения, тем самым выполняя важную социальную функцию.

Так, в п. 1 Концепции демографической политики РФ на период до 2025 г. (утв. Указом Президента РФ от 09.10.2007 N 1351) подчеркивается, что одним из основных направлений демографической политики является рост рождаемости. Подобный подход поддерживается и судебной практикой: "…разрешая требования о взыскании алиментов на содержание истца, суд определяет их размер на основании указанной нормы, имея в виду, что в силу занятости — ухода за общим ребенком до достижения им возраста трех лет — мать ребенка не имеет возможности трудиться и получать заработную плату, обеспечивающую ее собственное содержание"[5].

Размер алиментов определяется исходя из материального, семейного положения бывших супругов и других заслуживающих внимания интересов сторон (ст. 91 СК РФ). В соответствии с п. 8 Постановления N 56:

Также рекомендуется Вам:

— при определении материального положения сторон следует учитывать все виды их доходов (заработная плата, доходы от предпринимательской деятельности, от использования результатов интеллектуальной деятельности, пенсии, пособия, выплаты в счет возмещения вреда здоровью и другие выплаты), а также любое принадлежащее им имущество (в том числе ценные бумаги, паи, вклады, внесенные в кредитные организации, доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью);

— при определении семейного положения плательщика алиментов следует, в частности, выяснить, имеются ли у него другие несовершеннолетние или нетрудоспособные совершеннолетние дети либо иные лица, которых он обязан по закону содержать;

— под иными заслуживающими внимания обстоятельствами следует понимать в том числе нетрудоспособность плательщика алиментов, восстановление трудоспособности получателя алиментов.

Нужно отметить, что в этом Постановлении Верховный Суд необоснованно применил ограничительное толкование категории "семейное положение супругов", разъяснив, что учету подлежит исключительно семейное положение плательщика алиментов; семейное положение управомоченного на получение алиментов лица de facto оценке не подлежит. Подобное решение видится не соответствующим положению СК РФ, предусматривающему обязательную оценку семейного положения бывших супругов, и на практике может привести к несправедливому результату, а именно получению алиментов от бывшего супруга в период брачных отношений с новым супругом. Анализ зарубежной практики показывает, что вступление в новый брак лицом — получателем алиментов служит основанием для прекращения алиментных обязательств (Германия, Великобритания)[6] или для пересмотра их размера (США)[7].

Непременным условием удовлетворения требования о предоставлении алиментов после расторжения брака является материальная возможность обязанного супруга осуществлять выплаты, "поскольку в соответствии с абзацем первым пункта 2 статьи 89 и абзацем первым пункта 1 статьи 90 СК РФ супруг вправе требовать алименты только от супруга (бывшего супруга), обладающего необходимыми для этого средствами, иск о взыскании алиментов с супруга (бывшего супруга) может быть удовлетворен судом, если взыскание с ответчика алиментов не приведет к невозможности удовлетворения жизненных потребностей данного лица и членов его семьи, которых он по закону обязан содержать, за счет средств, оставшихся после уплаты алиментов" (п. 43 Постановления N 56). Не случайно суды, определяя размер алиментов, принимают во внимание доводы ответчика о наличии у него обязанности по уплате алиментов на содержание ребенка, учитывают "необходимые потребности как истицы, так и ответчика в покупке продуктов питания, одежды, предметов домашнего обихода и т.п.; нуждаемость истицы в средствах гигиены, требования разумности; наличие необходимого дохода у ответчика"[8].

Анализируя круг оснований для освобождения плательщика алиментов от обязанности по содержанию бывшего супруга (ст. 92 СК РФ), отметим, что он применяется исключительно в отношении бывшего супруга, претендующего на получение алиментов в связи с нетрудоспособностью, наступившей в браке или в течение одного года с момента расторжения брака, при наличии нуждаемости.

Иными словами, освобождение от обязанности по уплате алиментов, в соответствии со ст. 92 СК РФ, не предусматривается в случаях, когда получателями алиментов являются: бывшая жена в период беременности и в течение трех лет со дня рождения общего ребенка; нуждающийся бывший супруг, осуществляющий уход за общим ребенком-инвалидом; нуждающийся бывший супруг, достигший пенсионного возраста не позднее чем через пять лет с момента расторжения брака, если супруги состояли в браке длительное время. При этом, "если уход за общим ребенком супругов до достижения им возраста трех лет осуществляется отцом ребенка, а мать ребенка устранилась от его воспитания и содержания, исходя из аналогии закона (статья 5 СК РФ), бывший супруг вправе обратиться в суд с иском к бывшей супруге о предоставлении содержания до достижения ребенком возраста трех лет" (абз. 3 п. 44 Постановления N 56). К основаниям освобождения от обязанности по содержанию относятся случаи виновного поведения управомоченного лица (нетрудоспособность наступила в результате злоупотребления спиртными напитками, наркотическими средствами или совершения умышленного преступления), непродолжительности пребывания супругов в браке и недостойное поведение в семейной жизни.

По итогам анализа норм о разделе супружеского имущества и об отношениях по уплате содержания, возникающих между бывшими супругами, можно сделать следующие выводы:

1) законодатель предусмотрел различные механизмы функционирования указанных институтов. Раздел супружеского имущества покоится на принципе равенства долей каждого супруга в общем имуществе. Определение денежного выражения размера доли в супружеском имуществе в большинстве случаев не вызывает трудностей, так как возможно проведение независимой оценки. В свою очередь, алиментные обязательства покоятся на принципе соразмерности материального, семейного положения сторон. При отсутствии соглашения алименты взыскиваются в твердой денежной сумме, которая подлежит уплате ежемесячно (ст. 91 СК РФ);

2) в то же время основания для отступления от принципа равенства при разделе супружеского имущества и основания для назначения и освобождения (ограничения сроком) от обязанности по содержанию бывшего супруга совпадают. Речь идет о недостойном поведении в семейной жизни и невозможности получения дохода от трудовой деятельности по уважительным причинам (табл. 1).

Таблица 1. Соотношение норм о разделе супружеского имущества и об алиментных обязательствах бывших супругов

 

Недостойное поведение в семейной жизни

Невозможность получения дохода от трудовой деятельности

Раздел супружеского имущества

Снижение размера доли в общем имуществе

По уважительным причинам: увеличение размера доли

При отсутствии уважительных причин: уменьшение размера доли

Алиментные обязательства бывших супругов

Освобождение от обязанности по содержанию или ограничение ее сроком

Основание для получения алиментов в период беременности и в течение трех лет со дня рождения общего ребенка

Обращаясь к судебной практике, необходимо отметить, что по состоянию на 18 апреля 2018 г. судами общей юрисдикции было рассмотрено 318 дел о взыскании алиментов на бывших супругов в судебном порядке[9]. Большинство рассмотренных дел связано с требованиями о взыскании алиментов в пользу матерей, имеющих детей, не достигших трехлетнего возраста, а также детей-инвалидов. Единичные решения связаны с установлением обязанности по содержанию нуждающегося бывшего супруга, достигшего пенсионного возраста. Наиболее сложным аспектом дел о взыскании алиментов становится определение размера взыскиваемых алиментов, а также установление взаимосвязи между требованиями об алиментах и о разделе супружеского имущества.

Российская судебная практика не выработала унифицированных критериев для определения размера алиментов.

В большинстве случаев алименты устанавливаются в определенном соотношении с размером прожиточного минимума по соответствующей социально-демографической группе (0,5; 0,33; 0,39; 0,87; 0,57; 1):

"Суд также считает необходимым взыскать алименты на содержание в твердой денежной сумме ежемесячно в размере 5 000 (пяти тысяч) рублей, что составляет 0,556 прожиточного минимума для трудоспособного населения по Белгородской области, по достижении ребенком трехлетнего возраста"[10];

"разрешая спор по существу и удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из материального положения сторон, поскольку истец находится в отпуске по уходу за ребенком, получает соответствующее пособие, иного дохода не имеет. Взыскание с ответчика в пользу истца алиментов на ее содержание в размере 1/2 доли прожиточного минимума, установленного для трудоспособного населения, позволит соблюсти баланс интересов сторон, с учетом материального положения сторон"[11];

"мировой судья, на основании представленных доказательств и требований закона, обоснованно пришел к выводу о взыскании на содержание в размере 0,23 (доли) величины прожиточного минимума в Хабаровском крае в сумме 3 088 руб. 21 коп. ежемесячно, до достижения ребенком трехлетнего возраста"[12].

В некоторых случаях алименты присуждаются без ориентации на размер прожиточного минимума:

"С учетом приведенных норм права в их системном толковании, а также с учетом исследованных в судебном заседании письменных доказательств мировой судья обоснованно пришел к выводу, что размер признанных ответчиком исковых требований соответствует цели сохранения прежнего уровня обеспечения супруги"[13];

"подлежащие взысканию в ее пользу алименты, которые по своему назначению являются денежными средствами, направленными на ее содержание, должны носить реальный, а не символический характер"[14];

"вместе с тем, определяя размер алиментов, суд принимает во внимание наличие у него перед истицей обязанности по уплате алиментов на содержание их малолетнего ребенка и считает разумным и справедливым, а также соразмерным нуждаемости истицы и возможностям ответчика с учетом материального и семейного положения супругов и других заслуживающих внимания интересов сторон взыскать алименты на содержание до достижения их ребенком возраста трех лет в твердой денежной сумме в размере 3 000 рублей ежемесячно"[15].

Таким образом, при определении размера взыскиваемых алиментов российская судебная практика сталкивается с вопросом, который был поставлен еще в дореволюционной литературе, а именно: какое содержание — насущное или обыкновенное — должно предоставляться?[16] Под насущным понимается содержание, которое служит удовлетворению элементарных потребностей (минимальная продуктовая корзина, жизненно необходимые лекарства, стартовый набор средств личной гигиены и т.п.). Обыкновенное содержание направлено на сохранение прежнего уровня жизни, поэтому его размер определяется соразмерно имущественным средствам обязанного лица и личным нуждам и общественному положению того, кто имеет право на содержание[17]. Анализ большинства судебных решений показал, что назначение размера алиментов исходя из общественного положения в браке — это исключение. Основным ориентиром для судов служит категория прожиточного минимума как "стоимостной оценки потребительской корзины, характеризующей минимальный набор товаров и услуг, необходимых для того, чтобы сохранить здоровье человека и обеспечить его жизнедеятельность"[18]. Указанная позиция также находит поддержку у высшей судебной инстанции: "…при установлении размера алиментов, подлежащих взысканию в твердой денежной сумме, судам следует исходить из действующей на день вынесения решения суда величины прожиточного минимума для соответствующей социально-демографической группы населения, установленной в субъекте Российской Федерации по месту жительства лица, получающего алименты, а при отсутствии указанной величины — величины прожиточного минимума для соответствующей социально-демографической группы населения в целом по Российской Федерации" (п. 13 Постановления N 56).

С процессуальной точки зрения требования об алиментах могут быть заявлены в момент раздела супружеского имущества или после него. Если требование о предоставлении содержания на бывшего супруга заявлено после раздела супружеского имущества, то итоги такого раздела не учитываются при определении размера алиментов, а также при оценке оснований для их уплаты. Как правило, в делах о взыскании алиментов вопрос об оценке итогов раздела супружеского имущества не подлежит рассмотрению в связи с тем, что обязанные к уплате алиментов лица не ссылаются на эти итоги как на обстоятельство, которое должно быть учтено. В тех редких случаях, где сторона предпринимает попытку сослаться на них, суд отклоняет заявленные доводы без указания мотивов. Так, в одном из дел истец обратился в суд с требованием о взыскании алиментов на содержание бывшей супруги, осуществляющей уход за ребенком-инвалидом (детский церебральный паралич) до достижения ребенком 18 лет в размере 5 105 руб. ежемесячно. Доводы ответчика сводились к тому, что истец не является нуждающимся, поскольку при разделе находившихся в общей собственности автомобилей ответчик выплатил ему по решению суда разницу в сумме 277 тыс. руб., а также истец получает пенсию на дочь в размере 17 тыс. руб., которой распоряжается самостоятельно. Судом было вынесено решение о взыскании алиментов на содержание истца в размере 4 000 руб. ежемесячно, с последующей индексацией (что соответствует 0,39 величины прожиточного минимума для трудоспособного населения в Республике Крым) со ссылкой на положения ст. 91 СК РФ[19].

Аналогичный подход (автономное рассмотрение требований о разделе супружеского имущества и требований о взыскании алиментов) наблюдается в случае заявления требований об алиментах в момент раздела супружеского имущества: "При разрешении требований о взыскании алиментов в судебном порядке на содержание нетрудоспособного бывшего супруга подлежат учету следующие обстоятельства: наличие нетрудоспособности истицы к моменту расторжения брака, ее нуждаемость в материальной помощи, материальное и семейное положение сторон и что ответчик обладает необходимыми средствами для уплаты алиментов на содержание бывшей супруги"[20];

"с требованиями о взыскании с ответчика алиментов на свое содержание в размере 40 000 руб. суд согласиться не может, поскольку в судебном заседании установлено, то ежемесячный доход ответчика, согласно представленным им справкам, составляет 30 000 — 32 000 рублей, он несет кредитные обязательства, в то время как истец имеет доход от сдаваемого внаем жилья, является собственником дорогостоящего автомобиля"[21].

На основании изложенного можно констатировать автономность рассмотрения требований об алиментах, заявленных в рамках раздела общего имущества супругов, а также отсутствие влияния итогов раздела супружеского имущества на требования об алиментах — как в отношении их размера, так и в отношении оснований для их взыскания.

Подобный подход во многом обусловлен тем, что в доктрине российского семейного права отношения по содержанию супругов рассматриваются в качестве механизма поддержания жизни, который основывается на обязанности по взаимной материальной поддержке[22], а не компенсации на случай потери дохода в связи с расторжением брака.

В связи с этим заслуживает внимания иностранный опыт. В мировой практике распространены следующие подходы к определению взаимосвязи между разделом супружеского имущества и алиментными обязательствами:

1) англосаксонский, согласно которому решение вопроса о содержании бывшего супруга зачастую происходит в рамках дела о разделе супружеского имущества. В связи с тем что в доктрине английского и американского права[23] алименты обладают компенсационной природой[24] и рассматриваются как получение выгоды (benefit), раздел супружеского имущества всегда так или иначе связывается с назначением и определением размера алиментов. Иначе говоря, между разделом супружеского имущества и алиментными обязательствами незримо обнаруживается прямая связь. Более того, в литературе отмечается, что алиментные обязательства следует квалифицировать в качестве имущественных вопросов, возникающих из процедуры раздела супружеского имущества, если (1) они устанавливаются в твердой денежной сумме, (2) их размер напрямую не связан с доходом обязанного лица, (3) платежи должны быть уплачены независимо от смерти получателя алиментов или факта его вступления в новый брак, (4) получение платежей обусловливается предоставлением плательщику увеличенной доли в результате раздела супружеского имущества, (5) плательщик предоставляет гарантии выплаты указанных сумм[25]. Основанием для возникновения у одного из бывших супругов алиментных обязательств служит недостаточность доходов, иных имущественных активов для удовлетворения ежедневных потребностей другого супруга, т.е. существенно меньший размер доходов по сравнению с первым супругом. На определение срока и размера выплаты алиментов оказывают влияние длительность брака, невозможность самостоятельного материального обеспечения и поддержки хорошего уровня жизни, неденежные вложения управомоченного супруга[26]. Так, 24 июня 2015 г. Сенат штата Нью-Йорк принял Закон N А7645-2015, касающийся длительности брака и порядка определения срока выплаты алиментов[27]. Впервые на законодательном уровне была закреплена модель соотношения длительности брачных отношений и срока, в течение которого существует обязанность по содержанию бывшей(-его) супруги(-а) (табл. 2);

Таблица 2. Соотношение длительности брачных отношений и срока выплаты алиментов

Длительность брака, лет

Срок выплаты алиментных обязательств в зависимости от общей длительности брачных отношений, %

0 — 15

15 — 30

16 — 20

30 — 40

21 и более

35 — 50

2) континентальный, в рамках которого решение вопроса о содержании бывшего супруга связывается не с разделом супружеского имущества, а с фактом развода. В связи с тем что в доктрине семейного права континентальных правопорядков[28] алиментные обязательства прежде всего рассматриваются в качестве поддержки (support), при определении размера алиментов суд может, но не обязан учитывать итоги раздела общего имущества супругов. Тем самым устанавливается косвенная связь между разделом супружеского имущества и алиментными обязательствами. В рамках континентального подхода обнаруживаются две модели, которые зависят от степени обязательности учета итогов раздела супружеского имущества и условно могут быть названы "модель обязательных алиментов" и "модель алиментов по усмотрению суда".

Модель обязательных алиментов предполагает, что суд ex officio учитывает итоги раздела имущества супругов при решении вопроса о присуждении алиментов, установлении их размера и срока выплаты (ст. 125 ГК Швейцарии, ст. 85 ГК Испании, ст. 206(2) СК Каталонии). Судом также учитываются и иные обстоятельства, среди которых распределение обязанностей в брачных отношениях, длительность брака, уровень жизни в браке, возраст и состояние здоровья, доходы и имущественные активы каждого из супругов, степень их заботы о детях, возможность интеграции в трудовой процесс неработающего супруга, добросовестность управомоченного на получение алиментов супруга.

Модель алиментов по усмотрению суда предполагает, что суд вправе, но не обязан учитывать итоги раздела общего имущества супругов при установлении размера содержания (ст. 5 § 6 ГК Италии, ст. 271 ГК Франции, ст. 66 Закона Австрии о браке, ст. 301 ГК Бельгии, § 1569 Германского гражданского уложения). Одним из базовых оснований назначения алиментов является разница между имущественным положением бывших супругов, т.е. наличие нуждаемости, с одной стороны, и материальная возможность выплаты содержания — с другой.

Возвращаясь к алиментным обязательствам, которые носят срочный характер (выплаты, связанные с беременностью и достижением ребенком трехлетнего возраста, а ребенком-инвалидом восемнадцати лет), предположим, что возможность взыскания и определения размера соответствующих платежей может производиться с учетом итогов раздела супружеского имущества или во взаимосвязи с процессом его раздела. Этому способствуют также положения абз. 2 п. 3 ст. 38 СК РФ, устанавливающие, что в случае, если одному из супругов передается имущество, стоимость которого превышает причитающуюся ему долю, другому супругу может быть присуждена соответствующая денежная или иная компенсация. Таким образом, алиментные обязательства могут быть квалифицированы в качестве иной компенсации, но для этого необходимо концептуально пересмотреть институт алиментирования и в ряде случаев признать его компенсационную природу, тем самым сделав шаг в сторону англосаксонского правопорядка или же континентальной модели обязательных алиментов.

 


[1] Определение Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 08.02.2016 по делу N 11-25/2016.

[2] Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.М. Нечаевой. М., 2009. С. 277.

[3] См.: Определение Суда апелляционной инстанции Индустриального районного суда г. Перми от 11.06.2015.

[4] Антокольская М.В. Семейное право: Учеб. М., 2004. С. 264 — 265.

[5] Решение Центрального районного суда г. Хабаровска от 17.05.2017 по делу N 2-2007/2017.

[6] См.: Herring J. Family law. Oxford, 2009; Eekelaar J., Maclean M. Maintenance After Divorce. Oxford, 1986. P. 220 — 221.

[7] См.: Ellman I.M. The Theory of Alimony // California Law Review. 1989. Vol. 7. Iss. 1. P. 36.

[8] Определение Железнодорожного суда г. Хабаровска от 19.07.2016 по делу N 11-177/2016.

[9] См.: Судебные и нормативные акты РФ. URL: http://sudact.ru/regular/doc/?regular-txt=&regular-case_doc=&regular-lawchunkinfo=Статья+91.+Размер+алиментов%2C+взыскиваемых+на+супругов+и+бывших+супругов+в+судебном+порядке%28СК+РФ%29&regular-doc_type=&regular-date_from=&regular-date_to=&regular-workflow_stage=&regulararea=&regular-court=&regular-judge=#searchResult (дата обращения: 23.05.2018).

[10] Решение Октябрьского районного суда г. Белгорода от 11.09.2017 по делу N 2-2664/2017.

[11] Определение Кировского районного суда г. Казани от 13.02.2017 по делу N 11-17/2017.

[12] Определение Железнодорожного суда г. Хабаровска от 19.07.2016 по делу N 11-177/2016.

[13] Определение Автозаводского суда г. Тольятти от 02.05.2017 по делу N 11-326/2017.

[14] Решение Центрального районного суда г. Хабаровска от 17.05.2017 по делу N 2-2007/2017.

[15] Решение Нижнегорского районного суда Республики Крым от 28.12.2015 по делу N 2-798/2015.

[16] См.: Боровиковский А.Л. Брак и развод по проекту Гражданского уложения. Конституция семьи по проекту Гражданского уложения. М., 2016. С. 75 — 77.

[17] См.: Боровиковский А.Л. Указ. соч. С. 78.

[18] Облачинский А. Прожиточный минимум — кто устанавливает, зачем нужен и какой размер в 2017 году? // Газета "Право". 2017. 30 авг. URL: http://gazeta-pravo.ru/prozhitochnyj-minimum-kto-ustanavlivaet-zachem-nuzhen-i-kakoj-razmer-v-2017-godu/ (дата обращения: 23.05.2018).

[19] См.: решение Нижнегорского районного суда Республики Крым от 10.08.2017 по делу N 2-626/2017.

[20] Решение Моздокского районного суда Республики Северная Осетия — Алания от 24.10.2016 по делу N 2-908/2016.

[21] Решение Таганского районного суда г. Москвы от 03.12.2015 по делу N 2-4422/2015.

[22] См.: Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.М. Нечаева. М., 2009. С. 287 — 288.

[23] См.: Stark B. International Family law: an introduction. Routledge, 2005. P. 98.

[24] См.: Prater v. Commissioner. 10th Cir. 1995; Hoover v. Commissioner, 1995.

[25] См.: Woodhouse V., Fetherling D. Divorce and Money. How to make the best financial decisions during divorce. NOLO, 2009. P. 399.

[26] См.: Stark B. Op. cit. P. 123 — 124.

[27] Bill A76452015. Relates to the duration and amount of maintenance and of spousal support. P. 12, 13. URL: https://divorceny.lexblogplatform.com/wp-content/uploads/sites/177/2015/06/A7645-2015-NY-Senate.pdf (дата обращения: 23.05.2018).

[28] См.: Schwab D. Handbuch des Scheidungsrechts. Muenchen, 2000. Part IV. N 143. P. 31.

Рекомендуется Вам: