ЮрФак: изучение права онлайн

Совместное банкротство супругов — бывших участников накопительно-ипотечной системы: отсутствие четкого правового регулирования и неоднозначность судебной практики

Авторы: Назарова И.С., Шеншин В.М.

И сказал: посему оставит человек

отца и мать и прилепится

к жене своей, и будут два

одною плотью. Так что они уже

не двое, но одна плоть.

(Матф.: 19, 5, 6)

 

Практика признания физических лиц несостоятельными начала формироваться с 1 октября 2015 г., когда вступила в силу гл. X Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ[1]. С этого времени заявление о банкротстве подали свыше 33 тыс. человек[2]. Хотя эксперты полагают, что потенциальное количество банкротов в России составляет свыше 7 млн человек. В эту категорию входят граждане, имеющие долги в размере не менее 500 тыс. руб., и требования по их уплате не исполнены в течение 3 месяцев с даты, когда они должны быть исполнены (п. 2 ст. 213.3 Закона о банкротстве).

Содержание ст. 213.4 Закона о банкротстве позволяет определить, что не все граждане, с формальной стороны хотя и соответствующие требованиям, предъявляемым к банкротам, могут воспользоваться правом по признанию себя банкротом. Причина — в недостаточности средств на удовлетворение хотя бы части требований кредиторов и на проведение самой процедуры банкротства. Однако в ближайшее время все может измениться. Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации приняла Определение от 23 января 2017 г. N 304-ЭС16-14541, которое вынесено в пользу должника, не имеющего подлежащего реализации имущества[3].

Реализация единственного имущества должника исключается из конкурсной массы должника, поскольку взыскание на него не может быть обращено (п. 3 ст. 213.25 Закона о банкротстве).

Закон о банкротстве не имеет своей целью списание долга в судебном порядке. Данный факт подтверждается положением п. 3 ст. 213.28 указанного Закона, в соответствии с которым признанный банкротом гражданин освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов только после завершения расчетов с ними за счет проданного имущества.

Все судебные расходы по делу о банкротстве, в том числе на уплату госпошлины, которая была отсрочена или рассрочена, опубликование сведений о банкротстве, выплату вознаграждения арбитражным управляющим, возмещаются за счет имущества должника вне очереди, если иное не предусмотрено законом или соглашением с кредиторами (п. 1 ст. 59 Закона о банкротстве).

Из сказанного следует, что гражданину необходимо в обязательном порядке представить доказательства наличия у него в достаточном объеме имущества, за счет которого могут быть покрыты расходы по делу. Гражданин, признанный банкротом, для освобождения от исполнения обязательств должен действовать добросовестно, честно сотрудничать с кредиторами и финансовым управляющим, открыто взаимодействовать с судом[4].

Отсутствие средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение применяемых в деле о банкротстве процедур, является основанием прекращения производства по делу (абз. 8 п. 1 ст. 57 Закона о банкротстве)[5].

На страницах настоящего издания уже велась речь о правовых проблемах раздела общего имущества супругов (супругов-военнослужащих) и определения размера их долей, раскрывались правовые режимы имущества супругов с учетом их особенностей, имеющих значение при разделе имущества в случае развода, рассматривались вопросы о правомерности регистрации права собственности недвижимого имущества, приобретенного в период брака, с указанием доли в праве каждого из супругов (при отсутствии между ними брачного договора) и связанных с такой регистрацией последствий, а также вопросы приобретения супругами (в том числе военнослужащими) имущества в общую долевую и общую совместную собственность, затрагивались вопросы о возможности отступления от принципа равенства долей супругов при разделе имущества (например, в интересах ребенка)[6]. Мы же хотели бы затронуть проблему банкротства супругов — бывших участников накопительно-ипотечной системы или одного из них, а также сопутствующие этому проблемы, с которыми столкнется гражданин при разделе имущества.

Отметим, что мы не имеем целью раскрыть все случаи банкротств супругов, мы лишь попытаемся задать направление изучения проблемы, которое при определенных обстоятельствах следует принимать во внимание. Затронутая нами проблематика ждет своего исследователя.

В соответствии со ст. 4 СК РФ к имущественным отношениям, возникающим между членами семьи[7], если это не противоречит существу семейных отношений, применяются гражданско-правовые нормы. Экспертами констатируется проблемность ситуации в сфере имущественных отношений, возникающей между супругами, поскольку, например, по данным Верховного Суда Российской Федерации, судами ежегодно рассматривается около 35 тыс. таких споров[8]. Указанное обстоятельство порождает неблагоприятные последствия не только для членов семей, но и для иных участников гражданского оборота (например, кредитора).

Анализ норм семейного законодательства показывает, что общее имущество супругов — имущество, нажитое во время брака, независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено — находится в их совместной собственности (ст. 34 СК РФ).

Далеко не все семьи делят общее имущество при расторжении брака, и оно остается в совместной собственности. Согласно закону к требованиям бывших супругов о разделе имущества применяется трехлетний срок исковой давности (п. 7 ст. 38 СК РФ). Но течь он начинает не с момента расторжения брака, а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. N 15). В результате такие требования нередко предъявляются спустя 5 — 10 лет после развода. Это негативно сказывается на гражданском обороте, поскольку приобретатель такого имущества может не знать о правах на него бывшего супруга продавца, тем более что в государственном реестре отражаются, как правило, сведения только об одном правообладателе — супруге, на имя которого имущество приобретено.

Также рекомендуется Вам:

В связи со сказанным отметим, что началом течения срока исковой давности по указанным требованиям следует считать момент расторжения брака либо вовсе законодательно закрепить обязанность раздела имущества при разводе, что, нельзя не отметить, затянет процедуру расторжения брака.

Однако некоторые цивилисты в принципе против применения сроков исковой давности к семейным правоотношениям.

Подчеркнем, что исковая давность — это срок для защиты нарушенного права, а при расторжении брака никакие права не нарушаются. Тем не менее, это не исключает возможности определения конкретного периода, в течение которого совместное имущество должно быть разделено.

Оспаривание сделок по распоряжению общим имуществом одним из супругов также распространенная причина судебных споров. По общему правилу при осуществлении подобных сделок предполагается согласие на их совершение другого супруга (п. 2 ст. 35 СК РФ). Но для заключения сделки по распоряжению имуществом, подлежащей нотариальному удостоверению или обязательной государственной регистрации, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга (п. 3 ст. 35 СК РФ). В противном случае по заявлению супруга, согласие которого не было получено, такая сделка может быть признана недействительной вне зависимости от того, знал ли контрагент (и должен ли был знать) об отсутствии такого согласия. При этом все остальные сделки по распоряжению общим имуществом без согласия второго супруга могут признаваться недействительными, только если доказано, что другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать о несогласии супруга на ее совершение.

В связи с изложенным считаем необходимым прямо указать в ст. 35 СК РФ о том, что согласие второго супруга подразумевается не только при распоряжении, но и при совершении действий по владению и пользованию имуществом.

Таким образом, наиболее проблемным моментом в сфере имущественных отношений супругов является определение состава общего имущества и его правового статуса после прекращения семейных отношений.

Частью 1.1 ст. 14 Федерального закона "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих" от 20 августа 2004 г. N 117-ФЗ[9] установлено, что участники накопительно-ипотечной системы[10], состоящие в браке между собой, не менее чем через три года участия каждого из них в накопительно-ипотечной системе имеют право на заключение каждым из них с уполномоченным федеральным органом договора целевого жилищного займа, предусмотренного ч. 1 ст. 14 указанного Закона, для приобретения в общую собственность жилого помещения или жилых помещений, земельного участка, занятого приобретаемыми жилым домом либо частью жилого дома и необходимого для их использования.

И здесь встает вопрос о том, как быть с участниками НИС, которые были уволены с военной службы (либо оба, либо один из них) по ч. 2 ст. 10 Федерального закона N 117-ФЗ, а именно: по достижении предельного возраста пребывания на военной службе; по состоянию здоровья — в связи с признанием их военно-врачебной комиссией ограниченно годными к военной службе; в связи с организационно-штатными мероприятиями; по семейным обстоятельствам, предусмотренным законодательством Российской Федерации о воинской обязанности и военной службе, и которые подали заявление о банкротстве и желают расторгнуть брак.

Помимо положений, предусмотренных ч. 1.1 ст. 14 Федерального закона N 117-ФЗ, Постановлением Правительства Российской Федерации от 25 мая 2017 г. N 627[11] военнослужащим — участникам НИС предоставлено право улучшать жилищные условия с помощью средств материнского капитала.

Также для военнослужащих начали действовать условия оформления в общую собственность жилья, приобретенного с использованием материнского капитала. Жилое помещение или жилой дом и земельный участок оформляются в общую собственность лица, получившего государственный сертификат на материнский капитал, его супруга (супруги), детей (в том числе первого, второго, третьего ребенка и последующих детей) с определением размера долей по соглашению в течение шести месяцев после снятия обременения или подписания передаточного акта.

Следует обратить внимание на то, что законодательством не определены четкие критерии разграничения общих долгов супругов и личных долгов каждого из них. Так, п. 2 ст. 45 СК РФ установлено, что взыскание обращается на общее имущество супругов по их общим обязательствам, а также по обязательствам одного из супругов, если все полученное по ним использовано на нужды семьи. Но как быть с недвижимостью (жилым помещением или жилыми помещениями, земельным участком, занятым приобретаемыми жилым домом либо частью жилого дома и необходимого для их использования), приобретенной в общую собственность супругами — бывшими участниками НИС?

На данные вопросы мы и попытаемся ответить.

Из анализа § 1.1 гл. X Закона о банкротстве следует, что статьи названного параграфа предусматривают банкротство только отдельных граждан, речи о банкротстве нескольких лиц одновременно не идет. Однако судебная практика банкротство супругов-созаемщиков рассматривает по-разному.

Некоторые суды учитывают такой факт, как общие обязательства перед кредиторами (ипотечные кредиты), вследствие чего объединяют дела о банкротстве каждого из супругов в единое производство[12].

Совершенно противоположная точка зрения — о невозможности совместного банкротства супругов — предусмотрена решениями судов Пермского края и Семнадцатого арбитражного апелляционного суда[13].

Так, гражданке И. было отказано в удовлетворении ходатайства об объединении ее дела и дела о признании банкротом ее супруга, поскольку, по мнению судов первой и апелляционной инстанций, она не представила документы, подтверждающие общность этих дел по основаниям возникновения долговых обязательств, кругу кредиторов и имуществу, составляющему конкурсную массу должников. Также И. не обосновала надлежащим образом свое заявление о том, что объединение дел позволит снизить сумму расходов на проведение банкротства и приведет к более быстрому удовлетворению требований кредиторов, добавили суды. Кроме того, они отметили сложность формирования единого реестра требований кредиторов должников, так как на момент подачи ходатайства реестр требований кредиторов гражданина И. уже был закрыт.

У судов существует и иная точка зрения, в соответствии с которой они берут за основу утверждение о том, что действующее законодательство, в том числе ст. 213.4 Закона о банкротстве, определяющая условия, при которых физическое лицо может быть признано банкротом, не допускает множественности лиц на стороне должника, а значит, заявление о признании должника банкротом может быть подано только в отношении одного гражданина. Указав, что Законом о банкротстве не предусмотрены нормы о регулировании банкротства двух или более должников в рамках одного дела, суд подчеркнул, что отказ от его рассмотрения не лишает заявителей права на единоличное обращение в суд с требованием о признании должника банкротом[14].

Так, подавая апелляционную жалобу на судебное решение, гражданин Н. отметил, что прецедент совместного банкротства супругов уже существует в судебной практике. Необходимость введения единой процедуры признания несостоятельными его самого и его супруги Н. он обосновывал тем, что все их кредитные обязательства возникли в период брака и заемные средства использовались на семейные нужды, а имущество должников, за счет которого могут быть удовлетворены требования кредиторов, общих для обоих супругов, находится в общей совместной собственности. Однако апелляционный суд согласился с позицией суда первой инстанции, отметив при этом, что субъектом в правоотношениях, регулируемых законодательством о банкротстве, является не семья, а каждый из супругов. При этом законом предусмотрена специальная процедура реализации имущества должника, входящего в состав общей совместной собственности, в рамках дела о банкротстве (п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве), отметил суд. Она предполагает, в частности, что в конкурсную массу включается часть средств от реализации общего имущества супругов, соответствующая доле должника в нем, а оставшаяся часть выплачивается другому супругу. В случае, когда супруги имеют общие обязательства, сначала из причитающихся второму супругу средств производится выплата по этим обязательствам, а потом ему перечисляется остаток. Данная норма также не предусматривает возможности банкротства двух должников в рамках одного дела, поэтому выводы суда первой инстанции правомерны, заключил суд[15].

Верховный Суд Российской Федерации по данному делу отметил, что доводы заявителей основаны на ошибочном толковании положений действующего законодательства, и не нашел оснований не согласиться с выводами нижестоящих судов об отсутствии в действующем законодательстве возможности подачи супругами совместного заявления о банкротстве[16].

Итак, неоднозначность судебной практики порождает недопустимость в большинстве случаев объединения дел супругов в единое производство. Данный факт создает проблемы не только для супругов, у которых все долги являются общими (им, по сути, нужно найти средства на две недешевые процедуры банкротства), но и для самих судов. У судей нет единого мнения, например, о том, в рамках какого из двух дел должно быть реализовано общее имущество супругов, каким правовым статусом обладает супруг, привлекаемый в дело о банкротстве другого супруга для решения вопросов о реализации имущества, и обязательно ли в принципе его привлечение к такому делу.

Отметим, что вопросы об установлении общего долга и утверждении порядка продажи общего имущества должников должны решаться в одном деле, но с обязательным привлечением всех участников второго дела. Для этого не нужно вносить никаких изменений в законодательство — возможность рассмотрения дел по такой схеме вытекает из смысла п. 6 ст. 61.16 Закона о банкротстве, согласно которому все участники дела о банкротстве лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности в рамках другого дела о банкротстве, могут участвовать в последнем в качестве третьих лиц. Данная норма, как и все общие положения Закона о банкротстве, может применяться к отношениям, связанным с банкротством граждан, которые прямо не урегулированы гл. X данного Закона (п. 1 ст. 213.1 Закона о банкротстве).

А как быть при банкротстве одного из супругов, как должна быть определена конкурсная масса? Попытаемся разобраться.

На основании п. 3 ст. 256 ГК РФ и п. 1 ст. 45 СК РФ взыскание по обязательствам одного из супругов может быть обращено на принадлежащее ему имущество, а также на долю в общем имуществе супругов, которая причиталась бы ему при разделе этого имущества. Требование о выделе доли в целях обращения на нее взыскания заявляет кредитор, соответствующий спор рассматривается в судебном порядке.

Ранее мы уже говорили о том, что в делах о банкротстве граждан Федеральная налоговая служба является уполномоченным органом, представляющим интересы Российской Федерации как кредитора[17]. При этом сформирован перечень типовых ситуаций, при которых налоговый орган инициирует процедуру банкротства гражданина-должника[18].

Корреспондирующая норма о том, что в конкурсную массу может включаться доля в общем имуществе гражданина, на которое может быть обращено взыскание, а кредитор вправе предъявлять требование о выделе этой доли, содержится и в п. 4 ст. 213.25 Закона о банкротстве. Однако п. 7 ст. 213.26 этого же Закона определяет особенности реализации имущества должника. Так, в нем указано: в конкурсную массу включается не сама доля должника в имуществе, принадлежащем ему и его супругу на праве общей собственности, а соразмерная ей часть вырученных от продажи этого имущества средств. Данная формулировка дает основания полагать, что в делах о банкротстве общее имущество супругов продается вне зависимости от возможности или невозможности выдела доли должника в натуре, что, по нашему мнению, ущемляет права сособственников, особенно тех, которые уже не состоят в браке с должниками.

При этом в судейском сообществе нет единого мнения о том, в какой суд — общей юрисдикции или арбитражный — кредитор или финансовый управляющий должен обращаться с заявлением о разделе общего имущества супругов или выделе из него доли, принадлежащей должнику. Те, кто считают, что рассмотрение соответствующих дел относится к компетенции судов общей юрисдикции, руководствуются следующими соображениями:

— категории дел с участием граждан, которые могут рассматриваться арбитражными судами, определены законодательно, к ним относятся, в частности, дела о банкротстве (п. 1 ч. 6 ст. 27 АПК РФ). Однако споры о разделе имущества супругов в соответствующий перечень не включены;

— специальные нормы Закона о банкротстве также не содержат указания на то, что связанные с разделом общего имущества супругов споры подведомственны арбитражным судам, значит, при их рассмотрении следует руководствоваться общими нормами процессуального права;

— по общему правилу все споры, вытекающие из гражданских и семейных отношений, относятся к компетенции судов общей юрисдикции (п. 1 ст. 22 ГПК РФ)[19].

На основании вышеизложенного суды приходят к выводу о том, что арбитражный суд не вправе выносить решение о разделе имущества супругов, даже если у него в производстве находится дело о банкротстве одного из них[20].

У других судов иная точка зрения, в соответствии с которой в случае, когда дело о банкротстве должника уже рассматривается, раздел принадлежащего ему и его супругу общего имущества возможен исключительно в рамках этого дела. При этом они ссылаются на п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве, согласно которому имущество гражданина, принадлежащее ему на праве общей собственности с супругом или бывшим супругом, подлежит реализации в деле о банкротстве[21]. При этом выплату супругу или бывшему супругу должника части денежных средств от реализации общего имущества, равноценной его доле в нем, суды считают достаточной гарантией соблюдения интересов этого лица[22].

Для устранения возникающих проблем при рассмотрении дел о банкротстве обоих супругов или одного из них предлагаем:

1) легализовать институт совместного банкротства граждан, дополнив соответствующей нормой Закон о банкротстве, что не только исключит возможность принятия противоречащих друг другу судебных решений, но и существенно снизит стоимость процедуры банкротства для многих супругов. Причем более целесообразным может быть закрепление в законодательстве не просто возможности совместного банкротства, а обязанности судов по объединению дел о банкротстве каждого супруга в единое производство;

2) четко сформулировать особенности реализации совместного имущества супругов. В частности, устранить несоответствие между нормами гражданского и семейного законодательства и Законом о банкротстве. При этом в целях соблюдения прав и интересов супруга должника предлагается предоставить ему преимущественное право на выкуп реализуемого в соответствии с п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве общего имущества по цене торгов.

Обращаясь к проблемности вопроса по снижению суммы расходов на проведение банкротства для обоих супругов, отметим, что НДФЛ[23] с физических лиц — банкротов не удерживается. Физические лица при процедуре банкротства не уплачивают НДФЛ в отношении своих доходов, а налоговые агенты не удерживают данный налог в отношении таких лиц[24].

В НК РФ отсутствуют специальные нормы, регулирующие порядок уплаты налогоплательщиком, а также удержания и перечисления НДФЛ налоговым агентом при процедуре банкротства налогоплательщика, являющегося физическим лицом.

Вместе с тем п. 1 ст. 213.11 Закона о банкротстве установлено, что с даты вынесения арбитражным судом определения о признании обоснованным заявления о признании гражданина банкротом и введения реструктуризации его долгов предоставляется отсрочка на удовлетворение требований кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, за исключением отдельных случаев.

Данный мораторий на уплату налогов распространяется как на налогоплательщиков, так и на налоговых агентов, обязанных исчислить и перечислить в бюджет за налогоплательщика соответствующую сумму налога. При этом налоговые агенты обязаны письменно сообщать в налоговый орган по месту своего учета о невозможности удержать налог и о сумме задолженности налогоплательщика в течение одного месяца со дня, когда налоговому агенту стало известно о таких обстоятельствах (подп. 2 п. 3 ст. 24 НК РФ).

Напомним, что налоговыми агентами признаются лица, на которых возложены обязанности по исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению налогов в бюджетную систему Российской Федерации (п. 1 ст. 24 НК РФ)[25].

При этом налоговый агент, допустивший просрочку в уплате налога на доходы физических лиц, который был правильно исчислен им в предоставленном налоговому органу расчете, не должен быть лишен права на освобождение от налоговой ответственности, если он уплатил недостающую сумму налога и соответствующие ей пени до момента, когда ему стало известно об обнаружении налоговым органом факта несвоевременного перечисления удержанного налога или о назначении выездной налоговой проверки (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2018 г. N 6-П).

Также следует обратить внимание на тот факт, что доходы, полученные бывшим супругом на основании соглашения о разделе имущества, подлежат налогообложению НДФЛ.

Такой вывод содержится в письме Минфина России, направленном в налоговые органы[26].

При расторжении брака режим совместной собственности прекращается и имущество (в определенных соглашением сторон или судом долях) переходит в единоличную собственность каждого из супругов.

На основании п. 5 ст. 208 НК РФ не облагаются НДФЛ доходы от операций, связанных с имущественными и неимущественными отношениями физических лиц, признаваемых членами семьи и (или) близкими родственниками. Исключением из этого правила являются доходы, полученные указанными физическими лицами в результате заключения между ними договоров гражданско-правового характера или трудовых соглашений.

В качестве вывода отметим, что сумма, выплачиваемая супругом, получившим большую долю имущества, супругу, получившему меньшую долю, на основании решения суда, является компенсацией, которая не подлежит обложению НДФЛ на основании ст. 217 НК РФ.

Аналогичная сумма, выплачиваемая бывшим супругом на основании соглашения о разделе имущества, является доходом, подлежащим налогообложению НДФЛ.

Итак, неоднозначность поднятого в настоящей статье вопроса очевидна. Для улучшения качества жизни россиян необходимо внести изменения в законодательство, на которые мы обращали внимание по тексту.

Библиографический список

1. Свининых Е.А., Свининых О.Ю. Правовой режим имущества, приобретенного в период брака участником накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих / Е.А. Свининых, О.Ю. Свининых // Право в Вооруженных Силах. Военно-правовое обозрение. 2017. N 12. С. 41 — 46.

2. Слепко Г.Е., Стражевич Ю.Н. Правовые проблемы раздела общего имущества супругов (супругов-военнослужащих) и определения размера их долей / Г.Е. Слепко, Ю.Н. Стражевич // Право в Вооруженных Силах. Военно-правовое обозрение. 2017. N 7.

3. Шеншин В.М. Актуальные вопросы банкротства бывших участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих / В.М. Шеншин // Право в Вооруженных Силах. Военно-правовое обозрение. 2016. N 6.

 


[1] Далее — Закон о банкротстве.

[2] По данным Общества содействию финансовому оздоровлению (URL: http://finzdor.ru).

[3] URL: http://www.garant.ru/article/1090313/.

[4] Определение Верховного Суда Российской Федерации от 25 января 2018 г. N 310-ЭС17-14013 по делу N А48-7405/2015.

[5] Определение Арбитражного суда Тюменской области по делу N А70-14095/2015 от 7 апреля 2016 г.

[6] Свининых Е.А., Свининых О.Ю. Правовой режим имущества, приобретенного в период брака участником накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих // Право в Вооруженных Силах. 2017. N 12. С. 41 — 46; Слепко Г.Е., Стражевич Ю.Н. Правовые проблемы раздела общего имущества супругов (супругов-военнослужащих) и определения размера их долей // Там же. N 7. С. 44 — 53.

[7] В рамках настоящей статьи под членами семьи мы будем понимать супругов.

[8] URL: http://www.garant.ru/article/1141966/#ixzz51EIhXE3m.

[9] Далее — Федеральный закон N 117-ФЗ.

[10] Далее — НИС.

[11] Данным документом внесены изменения в Постановления Правительства Российской Федерации от 12 декабря 2007 г. N 862 и от 15 мая 2008 г. N 370.

[12] Решение Арбитражного суда Московской области от 18 января 2016 г. по делу N А41-85634/2015; решение Арбитражного суда Новосибирской области от 9 ноября 2015 г. по делу N А45-20897/2015.

[13] Решение Арбитражного суда Пермского края от 19 декабря 2016 г. по делу N А50-19304/2016; Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 2 февраля 2017 г. N 17-АП-680/2017-ГК.

[14] Определение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 10 января 2017 г. по делу N А56-91219/2016.

[15] Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 22 февраля 2017 г. N 13АП-2589/2017.

[16] Определение Верховного Суда Российской Федерации от 5 мая 2017 г. N 307-ЭС17-4301. Аналогичную позицию занял Арбитражный суд Свердловской области в Постановлении от 18 мая 2017 г. по делу N А60-2356/2017.

[17] Шеншин В.М. Актуальные вопросы банкротства бывших участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих // Право в Вооруженных Силах. 2016. N 6. С. 38 — 45.

[18] Так, территориальные налоговые органы Москвы и Санкт-Петербурга, Амурской, Волгоградской, Ленинградской, Московской, Ростовской, Рязанской, Тамбовской областей, республик Карелия и Тыва, Алтайского, Пермского, Ставропольского, Хабаровского и Краснодарского краев уже направили в арбитражный суд заявления о признании граждан-должников банкротами.

[19] URL: http://www.garant.ru/article/1154132/#ixzz51EISTpKb.

[20] Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 1 августа 2017 г. N 20АП-3934/2017; Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19 октября 2017 г. N А44-8242/2016; Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 22 июня 2017 г. N Ф04-6934/2016.

[21] Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 22 мая 2017 г. по делу N 13АП-7978/2017; Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 21 июня 2017 г. по делу N 33-12859/2017; Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 4 июля 2017 г. по делу N 33-6344/2017.

[22] Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 14 июня 2017 г. N Ф04-6873/2016 по делу N А03-22218/2015.

[23] Налог на доходы физических лиц.

[24] Письмо Департамента налоговой и таможенной политики Минфина России "Об исполнении организацией обязанностей налогового агента в отношении доходов физических лиц при проведении процедуры банкротства" от 13 октября 2016 г. N 03-04-06/59816.

[25] URL: http://www.garant.ru/news/993940/#ixzz4PcrYzskd.

[26] Письмо ФНС России "Об особенностях налогообложения доходов, полученных при разделе общего имущества супругов при расторжении брака" от 15 марта 2017 г. N БС-4-11/4624.

Рекомендуется Вам: