ЮрФак: изучение права онлайн

Право автора служебного изобретения на вознаграждение

Автор: Гаврилов Э.П.

Известно, что изобретение является одним из объектов патентного права. Патентное право охраняет три объекта: изобретение, полезную модель и промышленный образец. Изобретение – самый важный и распространенный объект патентного права. Именно поэтому в настоящей статье мы будем говорить только об изобретениях.

Служебные изобретения имеют очень широкое распространение. Хотя статистические сведения различаются, следует считать, что свыше 50% всех патентуемых изобретений являются служебными. Авторы (изобретатели, создатели) служебных изобретений – это лица, состоящие в трудовых отношениях со своими работодателями. По общему правилу патентного права патент на изобретение выдается автору и предусматривает возникновение исключительного патентного права именно у автора и для автора.

В отличие от этого право на получение патента на служебное изобретение, а также исключительные права, вытекающие из патента на служебное изобретение, принадлежат не автору служебного изобретения, а его работодателю. Эта норма содержится в п. 3 ст. 1370 ГК РФ: "Исключительное право на служебное изобретение… и право на получение патента принадлежат работодателю…" Она является исключением из общей нормы, содержащейся в п. 3 ст. 1228 ГК РФ: "Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный творческим трудом, первоначально возникает у его автора". Таким образом, закон лишает автора служебного изобретения исключительного права на это изобретение.

Вместе с тем закон закрепляет за автором служебного изобретения (работником) право на вознаграждение (третий абзац п. 4 ст. 1370 ГК РФ). Именно это право является темой настоящей публикации. Однако в ней затрагиваются и некоторые смежные вопросы.

Действующее российское законодательство, касающееся права автора на вознаграждение за служебные изобретения, состоит из двух статей ГК РФ: ст. 1370 "Служебное изобретение, служебная полезная модель, служебный промышленный образец" и ст. 1246 "Государственное регулирование отношений в сфере интеллектуальной собственности" (п. 5).

Подзаконным нормативным актом о праве автора на вознаграждение за служебное изобретение являются Правила выплаты вознаграждения за служебные изобретения, служебные полезные модели, служебные промышленные образцы, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июня 2014 г. N 512.

Имеется довольно большое число различных комментариев действующего законодательства и подзаконных нормативных актов по праву на вознаграждение авторам служебных изобретений. Следует учитывать, что эти комментарии довольно быстро устаревают, поскольку законодательство часто меняется. Комментарии к законодательству по рассматриваемому вопросу содержатся в учебниках и учебных пособиях, в постатейных комментариях, а также в журнальных статьях. Считаю, что наиболее важные комментарии содержатся в постатейных комментариях к четвертой части ГК РФ. Постатейных комментариев к части четвертой ГК РФ очень много (свыше 30). Остановлюсь лишь на трех последних.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части четвертой) (постатейный). В 2-х т. 2-е изд. / Отв. ред. Л.А. Трахтенгерц. М.: ИНФРА-М, 2016. Том первый далее в соответствии со списком литературы будем обозначать цифрой 3, а том второй – цифрой 4. Комментарий к ст. 1246 дан Е.А. Павловой [3, с. 187], а к ст. 1370 – А.Д. Корчагиным [4, с. 79].

Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный) / Отв. ред. Е.А. Павлова. М.: ИЦЧП им. С.С. Алексеева при Президенте РФ, 2018. Далее этот комментарий обозначается цифрой 2. В этом издании ст. 1246 прокомментировал В.О. Калятин [2, с. 131], а ст. 1370 – О.Л. Алексеева [2, с. 479].

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть четвертая: Учебно-практ. коммент. / Под ред. А.П. Сергеева. М.: Проспект, 2016. Этот комментарий далее обозначается цифрой 5. Статью 1240 здесь прокомментировал А.П. Сергеев [5, с. 96], а ст. 1370 – Н.Н. Аверченко [5, с. 450].

В настоящей публикации другие комментарии не затрагиваются. Это объясняется прежде всего ограниченностью размеров журнальной статьи, а также тем, что законодательство по рассматриваемой проблеме часто меняется, а потому сами комментарии довольно быстро устаревают и для их анализа все время надо учитывать новое законодательство. Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что более ранние комментарии зачастую содержат материал, представляющий интерес и в настоящее время.

Следует отметить, что служебным считается изобретение, которое создано в связи с выполнением работником своих трудовых обязанностей или в связи с конкретным поручением работодателя. "В связи с" означает "вне". Создание изобретения не может входить в трудовую функцию работника, не входит и не может входить в содержание поручения, которое ему дается.

Создание работником изобретения – это всегда выход за пределы его трудовой функции, выход за пределы задания, которое было дано работнику. Любое изобретение должно обладать изобретательским уровнем, быть неочевидным для специалистов, в том числе и для работника – автора изобретения, и для работодателя. Именно поэтому автор (изобретатель) должен уведомить работодателя о том, что он создал служебное изобретение. Если бы создание служебного изобретения было очевидным и предсказуемым, если бы оно входило в трудовую функцию работника или в содержание поручения, которое работодатель выдает работнику, то работник не должен был бы оповещать работодателя о созданном им изобретении. Итак, создание служебного изобретения есть выход за пределы трудовой функции, трудовых обязанностей работника. Отсюда следует по крайней мере два важнейших последствия:

никакие санкции, в том числе никакие меры дисциплинарной ответственности, не могут быть применены к работнику, который не создал служебное изобретение;

созданное служебное изобретение не может считаться оплаченным заработной платой работника.

В связи с вышеизложенным невозможно согласиться с выводом о том, что "служебные изобретения [создаются] в процессе трудовой деятельности автора, то есть в процессе выполнения автором своих трудовых обязанностей, которые должны быть отражены в его трудовом договоре” [2, с. 81].

В соответствии с первым абзацем п. 4 ст. 1370 ГК РФ работник обязан уведомить работодателя о создании результата, который может считаться служебным изобретением.

В комментариях высказано мнение, что при этом работник может не раскрывать существо созданного им результата [5, с. 482]. Я уверен, что действующее российское законодательство обязывает работника раскрыть (сообщить) работодателю существо созданного им результата, а мнение, высказанное в комментарии, является неверным и надуманным.

Существо созданного работником результата может быть раскрыто либо в самом уведомлении, либо путем указания на материалы (документацию, опытный образец и т.п.), доступные работодателю. Разумеется, это уведомление должно считаться конфиденциальным. Получив такое уведомление, работодателю следует принципиально решить, заинтересован ли он в этом результате.

Также рекомендуется Вам:

Если работодатель заинтересован в использовании результата, уведомление о котором он получил, он предпринимает действия, указанные в третьем абзаце п. 4 ст. 1370 ГК РФ, а именно получает патент на изобретение на свое имя (либо хотя бы пытается его получить), принимает решение о сохранении в тайне информации о служебном изобретении или передает право на получение патента на это служебное изобретение другому лицу.

В таких случаях он предлагает автору заключить с ним договор о выплате вознаграждения автору. По сути этот договор не является трудовым. А потому отсутствие его не означает, что работодатель или работник нарушил какие-либо нормы трудового законодательства. Если работодатель предложил работнику заключить такой договор на определенных условиях, то он вправе принимать решения об использовании служебного изобретения, поскольку исключительное право на это изобретение уже принадлежит ему, работодателю.

Попытаемся определить, сколько служебных изобретений российских авторов используется в настоящее время в России. При отсутствии точных статистических данных проведем некоторые собственные подсчеты. Разумно предположить, что служебные изобретения намного чаще фактически используются (внедряются), чем изобретения, патентуемые самими авторами – физическими лицами. Известно, что практически используется (внедряется) в России около 1% всех патентуемых изобретений, а средний срок действия патента на изобретение составляет 10 – 12 лет.

В 2017 г. российским заявителям было выдано свыше 21 тыс. патентов на изобретения. Такое же число патентов на изобретения выдавалось российским заявителям и в 2013 – 2016 гг.[1] Поэтому, исходя из того, что 50% от этого числа патентов были служебными, 1% от этого числа изобретений фактически использовался, а использование продолжалось 10 лет, получим, что число используемых служебных изобретений составляет:

21 000 / 2 = 10 000 служебных изобретений;

1% от 10 000 = 100;

100 x 10 лет = 1 000 изобретений.

Таким образом, приходим к выводу, что в Российской Федерации в каждый данный момент используется (внедряется) 1 000 служебных изобретений, охраняемых патентами. Думаю, что практические работники укажут, что мой примерный расчет является неверным. Но если они укажут на это, то только потому, что на самом деле служебных изобретений используется намного больше.

Казалось бы, что, поскольку число используемых изобретений довольно велико, должно возникать и множество конфликтов между работниками и работодателями. Причем сами эти конфликты должны найти отражение в судебной практике и в научных публикациях. Однако ни того ни другого нет. Хорошо, если в год появятся одно-два судебных дела, а публикации очень редки, или даже можно сказать, что таковых нет.

Уверен, что конфликтов и статей, касающихся авторского вознаграждения за служебные изобретения, нет не потому, что авторы-изобретатели довольны выплачиваемыми им суммами вознаграждения за служебные изобретения, а совсем по другим причинам.

Во-первых, закон совершенно не защищает права и интересы таких авторов. Во-вторых, автор не в состоянии сам отстаивать свои права и потому опускает руки, соглашается на мизерное вознаграждение, а в дальнейшем перестает заниматься изобретательством. И наконец, в-третьих, из чувства самосохранения автор никуда не жалуется, не пишет, не выносит сор из избы. Обо всем этом имеются публикации[2].

В настоящее время ситуация выглядит следующим образом. Работодатель принимает решение о том, что служебное изобретение, о котором его уведомил работник, представляет для него интерес, и потому либо предлагает автору получить за него определенную небольшую разовую сумму вознаграждения, либо оповещает автора о том, что он, работодатель, обещает выплачивать ему определенный процент от прибыли, которая будет получена от использования изобретения.

Изобретатель должен разумно оценить эти предложения, учитывая при этом, что никаких исключительных прав на служебное изобретение он не имеет. Все они перешли к работодателю (п. 3 ст. 1370 ГК РФ). Именно работодатель имеет право подать заявку на патент на служебное изобретение, получить на него патент и пользоваться вытекающими из патента правами, использовать изобретение, распоряжаться исключительным правом, отчуждать это право, выдавать лицензии, пользоваться правом на получение вознаграждения. Указанные имущественные права перешли к работодателю на весь срок их действия.

Все условия заключаемого договора определяются соглашением сторон. В частности, только таким соглашением определяется размер вознаграждения, условия и порядок его выплаты работодателем (последняя фраза третьего абзаца п. 4 ст. 1370 ГК РФ). Никаких обязательных правил по этим вопросам ни в законе, ни в подзаконных нормативных актах нет. Таким образом, указанные выше условия этого договора "определяются по усмотрению сторон" (п. 4 ст. 421 ГК РФ). Исключением из этого общего принципа является условие о выплате самого вознаграждения: такой договор не может быть безвозмездным. Следует полагать, что если в договоре будет указано, что работник безвозмездно передает все права на служебное изобретение работодателю, то есть не получает никакого встречного предоставления, то такой договор является ничтожной или оспоримой сделкой. Но если в договоре будет указано, что работник уступает работодателю все свои имущественные права на служебное изобретение за разовое вознаграждение в 100 руб., то такой договор, по-видимому, является действительным и законным.

По своей правовой природе такой договор является гражданско-правовым. Считается, что в гражданско-правовых договорах стороны равноправны и независимы друг от друга. В данном случае стороны не вполне равноправны, ибо работник-изобретатель, всегда являющийся физическим лицом, все же экономически и фактически менее силен, чем работодатель.

В некоторых случаях гражданское законодательство предусматривает повышенную защиту экономически более слабой стороны. В частности, повышенная гражданско-правовая защита предусмотрена для граждан-потребителей в договорах с предпринимателями. К сожалению, для взаимоотношений авторов-работников и работодателей по служебным изобретениям действующее гражданское законодательство не предусматривает никаких мер повышенной защиты авторов.

Неравенство сторон в этом гражданско-правовом договоре существенно возрастает в связи с тем, что стороны одновременно состоят и в трудовых правоотношениях: работника и работодателя связывает трудовой договор. Поэтому любой конфликт между ними по гражданско-правовому договору моментально сказывается на трудовом договоре.

Известны случаи, когда автор пытается отстоять в суде право на получение справедливого вознаграждения за свое служебное изобретение. Суд готов присудить такое вознаграждение автору, но тут работодатель напоминает автору о возможном расторжении с ним трудового договора, после чего автор отказывается от иска. Сталкиваясь с такими случаями, конечно, понимаешь, что автор проявляет слабину, что свои права должен защищать он сам. Именно в этом и состоит суть частного права.

Я никоим образом не осуждаю автора за то, что он не защищает свои права, ибо "жить в обществе и быть свободным от общества нельзя". Меня охватывает другое чувство – чувство стыда за себя (и других юристов). Мы не смогли убедить законодателя в необходимости принять полноценные законодательные акты о защите прав и интересов авторов служебных изобретений. Несмотря на то что голос юристов, ратующих за введение адекватной правовой охраны интересов авторов служебных изобретений, остался не услышанным нашим законодателем, несмотря на то что эти призывы юристов в настоящее время очень похожи на глас вопиющего в пустыне, я остаюсь оптимистом и надеюсь, что они будут услышаны.

Начать надо с малого: установить право автора на получение обязательного соразмерного, то есть справедливого, вознаграждения за любое использование служебного изобретения. Затем должна быть разработана система обязательных (императивных) ставок, которые должны быть минимальными. Конечно, разработка и принятие таких норм – дело непростое. Но для того, чтобы наша страна пошла по инновационному пути развития, надо иметь систему надлежащего поощрения авторов изобретений.

Выше уже отмечалось, что в настоящее время авторы служебных изобретений не отстаивают свои права, и в частности право на получение вознаграждения (повторюсь: ибо они не имеют возможности это делать), никуда не жалуются, о своем положении нигде публичных заявлений не делают. Можно утверждать, что в этой сфере действует известный "кодекс чести" сицилийской мафии "Омерта" – "Закон молчания": сор из избы не выносить, разберемся сами. Появление и проявление в этой сфере "Омерты" – зловещий признак, свидетельствующий о том, что здесь никакие государственные правила не действуют, законы не работают. Следовательно, необходимо срочное государственное вмешательство.

Поэтому меня чрезвычайно радуют те редкие случаи, когда конфликты из этой сферы становятся доступны общественности, ведь тогда их можно обсуждать.

Вот какое письмо я недавно получил:

"Прошу вас помочь в решении следующего вопроса. Наше предприятие является правообладателем патента на служебный результат интеллектуальной деятельности. С авторами заключен гражданско-правовой договор, регламентирующий вопрос выплаты авторского вознаграждения за использование результата интеллектуальной деятельности (в общем понимании этого вопроса, то есть размер, сроки, понятие "использование" в соответствии с ГК РФ). В настоящее время возникли сомнения, должно ли предприятие выплачивать авторское вознаграждение за использование результата интеллектуальной деятельности в опытном образце продукции. Опытный образец (ОО) изготовлен в рамках проведения ОКР по договору. Согласно ведомости исполнения по результатам испытания ОО должна быть скорректирована конструкторская документация. Дальнейшая судьба ОО после испытаний неизвестна.

Может ли предприятие не выплачивать вознаграждение, применив по аналогии п. 2 ст. 1359 ГК РФ?

Заранее благодарны за ответ, с большим уважением, имя, фамилия, город".

Я оперативно ответил на это письмо. В конце своего ответа указал: "Я намереваюсь подготовить статью в журнал "Патенты и лицензии. Интеллектуальные права", изложив в ней ответ на подобные вопросы".

После получения следующего письма: "Большое спасибо за ответ. Убедительная просьба не упоминать наш город и личную информацию из письма в вашей статье. С уважением, имя" – я даю подробный ответ на поставленный вопрос.

Предприятие имеет патент на служебный результат интеллектуальной деятельности. Оно также заключило с автором результата интеллектуальной деятельности гражданский договор о выплате ему вознаграждения за использование этого результата интеллектуальной деятельности. Далее предприятие в качестве исполнителя заключило договор на ОКР, включило результат интеллектуальной деятельности в опытный образец и передало этот образец заказчику.

Может ли предприятие не выплачивать вознаграждение автору, применив по аналогии п. 2 ст. 1359 ГК РФ? Мой ответ на этот вопрос. Норма п. 2 ст. 1359 ГК РФ в данном случае не может применяться. Служебный результат интеллектуальной деятельности был использован в опытном образце. За такое использование патентообладатель получил деньги. Следовательно, автор служебного результата интеллектуальной деятельности имеет право на получение вознаграждения.

Статья 1359 ГК РФ устанавливает:

"Не является нарушением исключительного права на изобретение, полезную модель, промышленный образец:

2) проведение научного исследования продукта или способа, в котором использовано изобретение… либо проведение эксперимента над таким продуктом или способом…"

Эта норма означает, что такое научное исследование или такой эксперимент может осуществляться любым лицом без согласия патентообладателя и без выплаты ему вознаграждения, что такое использование запатентованного изобретения не подпадает под действие ст. 1358 ГК РФ, хотя при этом запатентованное изобретение используется. В чем же заключается причина появления этой нормы?

Отвечая на эти вопросы, отмечу, что лицо, осуществляющее научное исследование или эксперимент, не преследует в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли. Кроме того, это лицо самостоятельно покрывает расходы, связанные с осуществлением этой деятельности.

Эти два признака и позволяют считать, что такая деятельность не подпадает под нормы ст. 1358 ГК РФ.

Теперь обратимся к ситуации, к которой относится заданный вопрос. Организация, являющаяся владельцем патента на служебный результат интеллектуальной деятельности, заключила с другой организацией договор на выполнение опытно-конструкторской работы (гл. 38 ГК РФ). По этому договору организация-патентообладатель является стороной-исполнителем. Исполнитель взял на себя по договору обязанность создать опытный образец изделия, а другая сторона – заказчик обязалась принять работу и оплатить ее (ст. 769 ГК РФ). Исполнитель создал опытный образец, включив в него служебный результат интеллектуальной деятельности, и передал его заказчику. Следует предположить, что заказчик произвел оплату по договору, в частности произвел оплату и опытного образца. Очевидно, что исполнитель включил служебный результат интеллектуальной деятельности в опытный образец, переданный заказчику, ради извлечения прибыли, а потому такое использование служебного результата подпадает под ст. 1258 ГК РФ и автору должно быть выплачено вознаграждение.

Список литературы

1. Гаврилов Э.П. Право интеллектуальной собственности. Промышленные права. XXI век. М.: Юрсервитум, 2016.

2. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный) / Отв. ред. Е.А. Павлова. М.: ИЦЧП им. С.С. Алексеева при Президенте РФ, 2018.

3. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части четвертой) (постатейный). Т. 2. 2-е изд. / Под ред. Л.А. Трахтенгерц. М.: ИНФРА-М, 2016.

4. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части четвертой) (постатейный). Т. 1. 2-е изд. / Отв. ред. Л.А. Трахтенгерц. М.: ИНФРА-М, 2016.

5. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть четвертая: Учебно-практ. коммент. / Под ред. А.П. Сергеева. М.: Проспект, 2016.

6. Мухопад В.И. Проблемы формирования стратегии интеллектуальной собственности России // Патенты и лицензии. Интеллектуальные права. 2018. N 10.

 


[1] Мухопад В.И. Проблемы формирования стратегии интеллектуальной собственности России // Патенты и лицензии. Интеллектуальные права. 2018. N 10. С. 5.

[2] См., в частности: Гаврилов Э.П. Право интеллектуальной собственности. Промышленные права. XXI век. М.: Юрсервитум, 2016 (с. 8, 34, 215, 252, 269, 311, 321, 374).

Рекомендуется Вам: