ЮрФак: изучение права онлайн

Требования о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения

Автор: Сагдеева Л.В.

Негаторный иск рассматривается ГК РФ как универсальное средство защиты, направленное на устранение всяких незаконных помех и стеснений в пользовании и (или) распоряжении индивидуально-определенной вещью. Если негаторный иск уточняет положения абз. 3 ст. 12 ГК РФ в рамках института вещных прав, то применительно к институту интеллектуальной собственности действуют положения подп. 2 п. 1 ст. 1252 ГК РФ. Требование о пресечении действий в сфере интеллектуальной собственности характеризуется особенностями, во многом аналогичными негаторному иску.

Предметом иска по подп. 2 п. 1 ст. 1252 ГК РФ могут выступать, в частности:

– требования о запрете использовать определенным способом объекты авторского права или смежных прав, например, воспроизводить и распространять дизайн упаковки определенного товара[1] или дизайн игрушки[2], воспроизводить и распространять картографическое произведение[3], публично исполнять конкретные музыкальные произведения[4] или прекратить извлечение информационных материалов из базы данных[5];

– требования о запрете размещать товарный знак (сходное до степени смешения обозначение) в сопроводительной документации[6], объявлениях и рекламе[7], на вывесках[8], в сети Интернет в связи с предложением о продаже (продажей) товара[9], использовать в качестве названия программы ЭВМ[10];

– требования о пресечении действий тесно связаны с требованиями об изъятии и уничтожении контрафактного товара (продукции)[11] в рамках подп. 4 п. 1 ст. 1252 ГК РФ. Недоказанность нахождения у ответчика спорной продукции и (или) непредоставление информации о ее месте нахождения и количестве служат, как правило, основанием для отказа в удовлетворении указанных требований как не соответствующих принципу исполнимости судебного акта и способных привести к нарушению прав иных лиц, не являющихся участниками конкретного процесса[12]. Вместе с тем в одном из дел Суд по интеллектуальным правам (далее – СИП) отметил, что факт реализации спорного товара не свидетельствует о неисполнимости судебного акта в части изъятия и уничтожения такого товара, поскольку названное обстоятельство "не подтверждает физическое несуществование этого товара где бы то ни было"[13].

Принятие Постановления Конституционного Суда РФ от 13 февраля 2018 г. N 8-П "По делу о проверке конституционности положений пункта 4 статьи 1252, статьи 1487 и пунктов 1, 2 и 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью "ПАГ"[14] повлияло на судебную практику по требованиям об изъятии и уничтожении контрафактного товара в части так называемого параллельного импорта. Параллельный импорт предполагает ситуацию, когда в нарушение действующего в РФ национального принципа исчерпания прав[15], предусмотренного ст. 1487 ГК РФ, ввозятся на территорию РФ без согласия правообладателя товары, ранее введенные в гражданский оборот на территории другого государства, самим правообладателем или с его согласия.

Конституционный Суд РФ посчитал правомерным применить различный подход к поддельной продукции и товарам, снабженным законным товарным знаком, но импортированным в Россию без согласия правообладателя. Судебная инстанция указала, что в отношении товаров, снабженных законным товарным знаком, возможен полный или частичный отказ в применении последствий ввоза, так как товары, ввезенные на территорию России в порядке параллельного импорта, могут быть изъяты из оборота и уничтожены лишь в случае установления их ненадлежащего качества и (или) для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.

Принятое Конституционным Судом РФ Постановление – второй достаточно серьезный шаг по частичной "легализации" параллельного импорта после принятия Постановления Пленума ВАС РФ от 17 февраля 2011 г. N 11 "О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях"[16].

В п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ N 11 предусматривается, что установленная ст. 14.10 КоАП РФ административная ответственность за незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров может быть применена лишь в случае, если предмет правонарушения содержит незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений, т.е. действия в отношении оригинального товара не образуют состав административного правонарушения.

Постановление Конституционного Суда РФ N 8-П принято в феврале 2018 г., и уже в марте 2018 г. состоялось одно из первых решений об отказе в изъятии и уничтожении оригинального медицинского оборудования, произведенного в США, но ввезенного на территорию РФ без согласия правообладателя[17], с учетом позиции Конституционного Суда РФ. Обращает на себя внимание ремарка-сравнение "как и право собственности", примененная в указанном Постановлении в отношении интеллектуальных прав, что может свидетельствовать о возможности общих подходов при регулировании двух институтов с точки зрения высшей конституционной инстанции.

Если дело, послужившее поводом для принятия Конституционным Судом РФ Постановления N 8-П, касалось социально значимого объекта – медицинского товара, поставленного для государственного бюджетного учреждения здравоохранения, в данном отношении позицию об отказе в изъятии и уничтожении товара можно аргументировать ссылкой на ст. 10 ГК РФ о злоупотреблении правом, когда в силу недобросовестности поведения правообладателя товарного знака может создаться угроза для жизни и здоровья граждан, иных публично значимых интересов.

Однако сформулированная в резолютивной части Постановления общая позиция о том, что оригинальные товары, ввезенные на территорию Российской Федерации без согласия правообладателя, могут быть изъяты из оборота и уничтожены лишь в случае их ненадлежащего качества и (или) для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей, дает основания для широкого применения даже в отношении алкогольной продукции (пива), как произошло в деле по иску DIAGEO IRELAND к ООО "Интербев"[18]. Сказанное дополнительно "подрывает" национальный принцип исчерпания прав;

– требования о запрете использования фирменного наименования в отношении определенных видов деятельности[19] или коммерческого обозначения[20];

– требования о запрете (прекращении) использования (администрирования) доменного имени[21], в том числе о запрете использования товарного знака (сходного до степени смешения обозначения) или фирменного наименования в доменном имени[22] и (или) обязании удалить и не размещать товарный знак (сходное до степени смешения обозначение)[23] или информацию о конкретных видах товаров[24] на соответствующем сайте.

В деле по иску компании Делл Инк. (Dell Inc., США) к ООО "Вектор" и ООО "МЕГА"[25] требования правообладателя двух товарных знаков, действующих на территории РФ по свидетельству РФ и международной регистрации, о запрете размещать товарные знаки на сайте http://notebook.support, а также в адресе веб-страницы (URL) http://dell.notebook.support были рассмотрены и удовлетворены Арбитражным судом г. Москвы, который признал свою подсудность рассматривать дело, касающееся доменной зоны ".support", реестр доменных имен в которой ведет Donuts Inc. (США). СИП при рассмотрении кассационной жалобы на решение суда отклонил доводы о неподсудности, отметив, что принимает во внимание место нахождения ответчиков и отсутствие оснований для применения норм иностранного права, поскольку спорные правоотношения, складывающиеся между сторонами по поводу использования охраняемых на территории Российской Федерации товарных знаков, не осложнены каким-либо образом иностранным элементом[26];

– требования об аннулировании регистрации доменного имени (в случае, если нарушением признана сама регистрация)[27] или обязании передать права администрирования[28]. В отношении последнего требования судебная практика меняется: суды отказывают в удовлетворении требований о передаче прав на доменное имя. В качестве оснований для отказа судебные инстанции ссылаются на то, что регистрация доменного имени носит заявительный характер[29], а положения п. 6.1 и 6.3 Положения о процедурах, подлежащих применению при возникновении споров о доменных именах (приложение к Правилам регистрации доменных имен в доменах .RU и .РФ, далее – Положение о доменных спорах)[30] предусматривают механизм исполнения судебного акта:

запрещающего администратору использование в доменном имени обозначения, правами на которое обладает истец, и/или

запрещающего администратору использование соответствующего доменного имени и/или

признающего администрирование домена администратором нарушением прав истца.

Также рекомендуется Вам:

В соответствии с п. 6.3 Положения о доменных спорах правообладателю, в пользу которого вынесен судебный акт, предоставляется преимущественное право регистрации доменного имени в течение 30 (тридцати) календарных дней с даты вступления судебного акта в законную силу. В случае если заявитель не реализует свое право на регистрацию доменного имени, последнее в силу п. 6.1, 6.4 Положения о доменных спорах подлежит аннулированию регистратором самостоятельно в течение 45 (сорока пяти) календарных дней после вступления решения суда в законную силу и получения регистратором от истца копии судебного акта. Кроме того, отказ в передаче прав на доменное имя безотносительно к Правилам регистрации доменных имен в доменах .RU и .РФ обосновывается в последнее время ссылками на то, что положения ст. 1252 ГК РФ не предусматривают подобный способ защиты[31], хотя ранее норма ст. 1252 ГК РФ не препятствовала судам удовлетворению подобных требований[32].

Текущий подход судебной практики об отказе в защите, на наш взгляд, не является правильным и не заслуживает поддержки, учитывая, что Правила регистрации доменных имен в доменах .RU и .РФ не являются нормативно-правовым актом, а АНО "Координационный центр национального домена сети Интернет" (КЦ) не является государственным органом, а значит, судебные решения, вынесенные в отношении иных лиц, не имеют для КЦ обязательной силы. Анализ доступной судебной практики последних лет не позволил выявить споры с регистраторами в связи с "неисполнением" судебных актов по доменным спорам, что косвенно может свидетельствовать о том, что механизм добровольного исполнения судебных решений, предусмотренный Положением о доменных спорах, работает. Вместе с тем нельзя исключать вариант того, что изменившаяся позиция судов по вопросу удовлетворения требований о передаче прав на доменное имя еще не привела к формированию новой судебной практики. Представляется, что текущая позиция судов может привести к снижению уровня правовой защиты правообладателей средств индивидуализации в доменных спорах и заслуживает критической оценки. В этом отношении положительным моментом является то, что по-прежнему встречаются судебные решения, в которых удовлетворяются требования о передаче права администрирования со ссылками на ранее сформированную практику в качестве дополнительной аргументации принимаемого решения[33].

Негаторный иск и требования о пресечении действий по подп. 2 п. 1 ст. 1252 ГК РФ реализуются в отношении длящегося конкретного наличного нарушения или действия, создающего реальную угрозу нарушения прав правообладателя.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Постановление Конституционного Суда РФ от 13 февраля 2018 г. N 8-П // Собрание законодательства РФ. 2018. N 9. Ст. 1435.

2. Постановление Пленума ВАС РФ от 17 февраля 2011 г. N 11 "О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" // Вестник ВАС РФ. 2011. N 5.

3. Постановление Суда по интеллектуальным правам от 26.07.2018 N С01-458/2018 по делу N А40-193572/ 2017 // СПС "КонсультантПлюс".

4. Решение Арбитражного суда г. Москвы от 08.09.2015 по делу N А40-102695/15 // СПС "КонсультантПлюс".

5. Положение о процедурах, подлежащих применению при возникновении споров о доменных именах (приложение к Правилам регистрации доменных имен в доменах .RU и .РФ) // [Электронный документ] HYPERLINK.

 


[1] Постановление Суда по интеллектуальным правам от 18.08.2017 N С01-433/2017 по делу N А43-16089/2016// СПС "КонсультантПлюс".

[2] Апелляционное определение Московского городского суда от 10.11.2017 по делу N 33-38862/2017 // СПС "КонсультантПлюс".

[3] Постановление Суда по интеллектуальным правам от 26.12.2016 N С01-1135/2016 по делу N А60-49303/2015 // СПС "КонсультантПлюс".

[4] Постановление Суда по интеллектуальным правам от 27.10.2015 N С01-787/2015 по делу N А17-3044/2014 // СПС "КонсультантПлюс".

[5] Постановление Суда по интеллектуальным правам от 24.07.2018 N С01-201/2018 по делу N А40-18827/2017 // СПС "КонсультантПлюс".

[6] Постановления Суда по интеллектуальным правам от 23.05.2017 N С01-298/2017 по делу N А56-25501/2016; от 10.06.2015 N С01-437/2015 по делу N А56-35085/2014 // СПС "КонсультантПлюс".

[7] Постановление Суда по интеллектуальным правам от 08.06.2016 N С01-1294/2014 по делу N А40-20937/2014 // СПС "КонсультантПлюс".

[8] Постановления Суда по интеллектуальным правам от 22.05.2017 N С01-306/2017 по делу N А11-1324/2016; от 05.11.2015 N С01-879/2015 по делу N А35-3798/2014 // СПС "КонсультантПлюс".

[9] Постановление Суда по интеллектуальным правам от 24.10.2017 N С01-671/2017 по делу N А60-28690/2016 // СПС "КонсультантПлюс".

[10] Постановление Суда по интеллектуальным правам от 09.06.2014 N С01-311/2014 по делу N А40-149256/2012 // СПС "КонсультантПлюс".

[11] Постановление Суда по интеллектуальным правам от 21.11.2017 N С01-957/2017 по делу N А53-868/2017 // СПС "КонсультантПлюс".

[12] Постановления Суда по интеллектуальным правам от 26.02.2018 N С01-1122/2017 по делу N А19-5791/2016; от 27.12.2016 N С01-1112/2016 по делу N А40-37529/2015 // СПС "КонсультантПлюс".

[13] Постановление Суда по интеллектуальным правам от 30.11.2016 N С01-110/2015 по делу N А40-2288/2014 // СПС "КонсультантПлюс".

[14] Собрание законодательства РФ. 2018. N 9. Ст. 1435.

[15] Договором о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 г. для стран-участниц, к которым относится РФ, предусмотрен региональный принцип исчерпания прав (п. 16 приложения N 26 Протокола об охране и защите прав на объекты интеллектуальной собственности).

[16] Вестник ВАС РФ. 2011. N 5.

[17] Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.03.2018 N 09АП-61491/2017-ГК по делу N А40-98047/16 // СПС "КонсультантПлюс".

[18] Постановление Суда по интеллектуальным правам от 26.07.2018 N С01-458/2018 по делу N А40-193572/2017 // СПС "КонсультантПлюс".

[19] Постановление Суда по интеллектуальным правам от 16.10.2015 N С01-901/2015 по делу N А15-3968/2014; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.12.2017 N 09АП-64239/2017-ГК по делу N А40-47060/14 // СПС "КонсультантПлюс".

[20] Постановление Суда по интеллектуальным правам от 06.11.2013 N С01-174/2013 по делу N А43-22537/2012; решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 10.04.2015 по делу N А65-29780/2014 // СПС "КонсультантПлюс".

[21] Постановления Суда по интеллектуальным правам от 09.06.2017 N С01-357/2017 по делу N А40-99292/2016; от 13.02.2017 N С01-1268/2016 по делу N А56-21705/2016; Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.11.2016 N 15АП-14605/2016 по делу N А53-10239/2016 // СПС "КонсультантПлюс".

[22] Постановления Суда по интеллектуальным правам от 31.05.2017 N С01-359/2017 по делу N А40-151017/2016; от 20.01.2017 N С01-1144/2016 по делу N А21-10484/2015 // СПС "КонсультантПлюс".

[23] Постановления Суда по интеллектуальным правам от 15.06.2018 N С01-355/2018 по делу N А40-228562/2016; от 16.03.2017 N С01-102/2017 по делу N А40-131800/2015; от 01.08.2016 N С01-597/2016 по делу N А40-99150/2015 // СПС "КонсультантПлюс".

[24] Постановление Суда по интеллектуальным правам от 26.02.2018 N С01-1122/2017 по делу N А19-5791/2016 // СПС "КонсультантПлюс".

[25] Решение Арбитражного суда г. Москвы от 08.09.2015 по делу N А40-102695/15 // СПС "КонсультантПлюс".

[26] Постановление Суда по интеллектуальным правам от 03.06.2016 N С01-342/2016 по делу N А40-102695/2015 // СПС "КонсультантПлюс".

[27] Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 15.09.2017 N 10АП-12118/2017 по делу N А41-8887/16 // СПС "КонсультантПлюс".

[28] Апелляционное определение Московского городского суда от 14.03.2016 N 33-8435/2016; Постановления Суда по интеллектуальным правам от 10.04.2015 N С01-198/2015 по делу N А45-11171/2014; от 11.03.2015 N С01-1438/2014 по делу N А79-1204/2014; от 15.12.2014 N С01-1160/2014 по делу N А41-401/2014; от 03.02.2014 N С01-312/2013 по делу N А56-79350/2012; Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.02.2012 N 17АП-13868/2011-ГК по делу N А60-33124/2011; Постановление ФАС Московского округа от 30.05.2011 N КГ-А41/4373-11 по делу N А41-22989/10 // СПС "КонсультантПлюс".

[29] Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 06.12.2017 N 09АП-57019/2017, 09АП-57749/2017 по делу N А40-98282/16; Постановление Суда по интеллектуальным правам от 24.09.2014 N С01-246/2014 по делу N А40-149236/2012 // СПС "КонсультантПлюс".

[30] [Электронный документ] (https://cctld.ru/files/pdf/docs/litigations.pdf). Проверено 15.07.2018.

[31] Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.03.2018 N 14АП-1319/2018 по делу N А66-3737/2017; Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 06.03.2017 N 10АП-26/2017 по делу N А41-54305/16 // СПС "КонсультантПлюс".

[32] См. сноску 28.

[33] Решение Арбитражного суда г. Москвы от 17.07.2017 по делу N А40-206553/15-91-1448 // СПС "КонсультантПлюс".

Рекомендуется Вам: