ЮрФак: изучение права онлайн

Защита геномной информации в виртуальном пространстве

Автор: Радостева Ю.В.

Проблема защиты персональных данных в современном мире приобретает все большую значимость, что связано как с возрастающей важностью относимых к ним сведений, так и с увеличением видов криминальной активности в этой сфере. А появление новых сообщений об утечке данных пользователей социальных сетей и иных интернет-ресурсов актуализирует вопросы правовой регламентации существующих мер защиты персональных данных и их достаточности.

Виды персональных данных весьма разнообразны, но в основе их правовой регламентации лежит свойство конкретной информативности: персональные данные относятся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (п. 1 ст. 3 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ (ред. от 31 декабря 2017 г.) "О персональных данных").

Указанным Законом к специальному виду персональных данных отнесены биометрические персональные данные, т.е. сведения, которые характеризуют физиологические и биологические особенности человека, на основании которых можно установить его личность (п. 1 ст. 11). Разновидностью биометрических персональных данных выступает геномная информация, нормативно трактуемая как кодированная информация об определенных фрагментах дезоксирибонуклеиновой кислоты физического лица или неопознанного трупа, не характеризующих их физиологические особенности (п. 3 ст. 1 Федерального закона от 3 декабря 2008 г. N 242-ФЗ (с изм. от 17 декабря 2009 г.) "О государственной геномной регистрации в Российской Федерации").

Таким образом, с позиции законодательной регламентации становится очевидным, что правовая охрана геномной информации осуществляется персонифицированно. Любая обработка указанной информации по общему правилу возможна лишь с согласия субъекта персональных данных.

Еще совсем недавно геномные исследования относились к числу уникальных, а сегодня обращение к ним при трансплантологии, диагностике и лечении отдельных видов заболеваний, в репродуктивной медицине, идентификации личности и т.д. стало повседневной практикой, и эти процессы будут только нарастать. Соответственно, геномные информационные базы в ближайшем будущем обретут свою масштабную реализацию, выступив еще одним ресурсом, сочетающим в себе как несомненно позитивный, так и разрушительный потенциал.

Первые шаги на пути к информациализации геномных данных мы уже сделали. В соответствии с положениями Федерального закона от 3 декабря 2008 г. N 242-ФЗ (с изм. от 17 декабря 2009 г.) "О государственной геномной регистрации в Российской Федерации" в 2009 г. в РФ создана федеральная база данных геномной информации (ФБДГИ), содержащая геномную информацию неустановленных лиц, биологический материал которых изъят в ходе производства следственных действий, неопознанных трупов, лиц, осужденных и отбывающих наказание в виде лишения свободы за совершение тяжких или особо тяжких преступлений, а также всех категорий преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы. Система учета геномной информации создавалась в соответствии с принятой во многих странах мира аналогичной системой Combined DNA Index System (CODIS), что гарантирует сопоставимость данных как в России, так и за рубежом в рамках межгосударственного сотрудничества, в том числе по линии Интерпола. Однако возможности ФБДГИ пока существенно скромнее, чем возможности аналогичных баз данных Великобритании и США.

К началу 2017 г. в ФБДГИ содержалась геномная информация 0,14% населения РФ[1]. Например, по состоянию на 31 марта 2018 г. Национальная база данных ДНК Великобритании (NDNAD) включает 6 196 278 генетических профилей лиц и 590 404 генетических профилей, изъятых с мест преступлений[2].

Данные, хранящиеся в ФБДГИ, безусловно, необходимы как для идентификации лиц, совершивших преступление, так и при возникновении препятствий в идентификации иных лиц. Однако этим потенциал геномных баз данных не исчерпывается. Все чаще поднимаются вопросы о необходимости ДНК-паспортизации и о переводе полученных данных в электронный вид в целях формирования информационных медицинских баз.

Однако создание геномных баз данных имеет и оборотную сторону. Отсутствие действенных механизмов контроля в этой сфере неизбежно привлечет внимание, например, недобросовестных работодателей, страховых и кредитных организаций. Так, в США уже встречались случаи скрытого генетического тестирования при медицинском обследовании работников, требующих компенсаций при появлении профессиональных заболеваний[3].

Но этим перечень возможных угроз не исчерпывается. Разглашение подобных данных может вызвать злоупотребления в сфере трудовых прав граждан (например, необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение, т.е. дискриминацию по генетическому признаку), в гражданско-правовой сфере при формировании условий кредитования, страхования и т.п.; привлечь внимание торговцев человеческими органами; стать поводом для кибербуллинга либо шантажа. Разглашенной геномной информацией не преминут воспользоваться и недобросовестные представители рынка фармацевтических, медицинских и консультативных услуг, как это сегодня происходит в сфере ритуальных и похоронных услуг с использованием незаконно полученной информации об умерших.

Еще одной зоной уязвимости геномной информации является форма ее существования: функционирование геномных баз немыслимо без применения информационных сетей, компьютерных технологий, связи и телекоммуникации. С одной стороны, это имеет неоспоримые плюсы: высокая скорость обработки и большой объем информации, ускорение и упрощение способов ее нахождения и др. С другой – виртуальное пространство в силу своей специфики потенциально криминогенно.

Научно-технический прогресс обеспечил легкий доступ к виртуальному пространству за счет постоянного удешевления средств коммуникации, появления новых способов вхождения в Сеть и т.п., но не создал действенных механизмов контроля за активностью в нем. Возможности широкополосного доступа к удаленным серверам хранения данных, все более активное использование облачных вычислений не только влияют на способ хранения информации, но и создают существенные препятствия в идентификации пользователя виртуальной сети, изобличения и противодействия его криминальной активности вплоть до блокировки отдельных секторов виртуального пространства. Сеть Интернет изначально разрабатывалась именно как военная сеть, имеющая децентрализованную архитектуру, благодаря которой сохраняются неизменными основные функции Сети, даже если ее компоненты были атакованы. А потому инфраструктура Интернета весьма устойчива к воздействию извне.

Анонимность пользователей виртуального пространства на фоне низкой степени социального контроля, отсутствия должного уровня информационного культуры, возможность выхода за пределы действия национального закона и многое другое повышают привлекательность киберпространства для криминальной активности. А уязвимость данных в сети Интернет увеличивает риски их потери или уничтожения вследствие неосторожных или умышленных действий третьих лиц.

Таким образом, действуя на опережение, государство должно задуматься о создании эффективных механизмов защиты разрабатываемых геномных баз, в том числе путем совершенствования правовой системы.

Предотвращение возможных угроз должно быть системным. Необходимо оказывать воздействие как на саму виртуальную среду, делая ее непривлекательной для преступников (например, за счет повышения идентификационных требований к работе в Интернете, исключения ее анонимности, регистрации средств коммуникации в киберпространстве и пр.), так и на ее пользователей (посредством повышения уровня их информационной культуры и виктимологической профилактики).

В связи с этим представляется недостаточной персонифицированная правовая охрана геномной информации, поскольку геном человека как совокупность наследственного материала, заключенного в клетке, содержит информацию, относимую и к его генетическим родственникам. Распространение такой информации может быть нежелательным для них либо прямо создавать угрозу их правам и законным интересам.

В силу этого геномной информации следует придать особый статус персональных данных – "наследственные персональные данные" – путем внесения соответствующих изменений в Федеральный закон "О персональных данных", как того требуют международные документы. Например, в ст. 4 Международной декларации о генетических данных человека (принята 16 октября 2003 г.) сказано об особом статусе генетических данных человека, связанном с их конфиденциальным характером, так как они могут оказывать на протяжении нескольких поколений сильное воздействие на семью или целую группу, содержать информацию, о значении которой может быть неизвестно во время сбора биологических образцов, иметь культурное значение для отдельных лиц или групп лиц[4].

Принимая во внимание значимость геномной информации для конкретной группы лиц, необходимо изменить подход к обработке подобных сведений в части установления ограниченного круга обстоятельств, при которых действия с геномными данными допустимы с согласия конкретного субъекта персональных данных. Защита же геномной информации от несанкционированного доступа к ней, ее использования, раскрытия, искажения, изменения, систематизации или блокировки должна осуществляться на государственном уровне – под контролем соответствующих государственных органов.

Список литературы

  1. Гостев А. По биологическим следам // Полиция России. 2017. N 1.
  2. Романовский Г.Б. Конституционная правосубъектность граждан в условиях геномной медицины // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2017. N 3.
  3. National DNA Database Strategy Board Annual Report 2017/18. URL: https://assets.publishing.service.gov.uk/govemment/uploads/system/uploads/attachment_data/file/778064/National_DNA_database_annual_report2017-18_web.pdf.

 

Также рекомендуется Вам:


[1] Гостев А. По биологическим следам // Полиция России. 2017. N 1. С. 27.

[2] National DNA Database Strategy Board Annual Report 2017/18. URL: https://assets.publishing.service.gov.uk/govemment/uploads/system/uploads/attachment_data/file/778064/National_DNA_database_annual_report2017-18_web.pdf (дата обращения: 19.06.2019).

[3] Романовский Г.Б. Конституционная правосубъектность граждан в условиях геномной медицины // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2017. N 3. С. 260 – 271.

[4] URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/genome_dec.shtml.

Рекомендуется Вам: