ЮрФак: изучение права онлайн

Правовая природа договоров P2P-кредитования

Автор: Ерохина М.Г.

В связи с распространением в финансовой и банковской сферах новых, прежде всего цифровых, технологий, появлением понятий "электронные деньги", "виртуальные банки", "смарт-контракты" возникает необходимость правового регулирования новых моделей отношений, связанных с применением таких технологий. В Программе "Основные направления развития финансовых технологий на период 2018 – 2020 годов" ее создатели отмечают как один из основных трендов потерю банками монополии на оказание традиционных (платежных и иных) услуг, а также приобретение нефинансовыми организациями значительной роли на финансовом рынке1. Одним из видов услуг в финансовой сфере можно считать P2P-кредитование (Peer-to-Peer, т.е. "от человека человеку").

Поскольку практически отсутствует надлежащее правовое регулирование указанных отношений, полагаем, что данная тематика весьма актуальна. Также насущной является проблема разрешения споров, для чего необходимо исследовать правовую природу P2P-кредитования, возможность отнесения такого договора к кредитному договору или договору займа.

Проблема представляется недостаточно изученной; существует ограниченный круг работ, посвященный вопросам P2P-кредитования (среди них работы О.П. Казаченок, А.И. Савельева). Исследований, посвященных комплексному анализу правового регулирования данной группы отношений, не проводилось; к тому же имеющиеся работы рассматривают P2P-кредитование с позиций экономической, а не правовой науки.

Целесообразность разработки данной темы состоит в определении необходимости введения новых норм и правил для функционирования и дальнейшего развития P2P-кредитования, а также в установлении роли Центрального банка РФ (далее – Банк России, ЦБ РФ) как одного из правовых регуляторов.

P2P-кредитование появилось сравнительно недавно как альтернатива традиционным способам привлечения и размещения денежных средств, а также как финансовая услуга особого рода. Строго говоря, термин "услуга" используется в данном контексте не как правовая категория, а как общее назначение данного вида деятельности, поскольку глава 39 "Возмездное оказание услуг" Гражданского кодекса РФ предусматривает, что ее правила не применяются к договорам оказания услуг по договорам, предусмотренным главами 44 – 46 (т.е. к так называемым банковским договорам).

Как отмечает О.П. Казаченок, P2P-кредитование можно рассматривать как "современный инструмент альтернативного финансирования… объемы и темпы роста рынка которого привлекают пристальное внимание Банка России, который начал с добровольного сбора информации (анкетирования) организаторов P2P-кредитования еще в 2015 году" [5, с. 147 – 155].

По информации портала Банки.ру (banki.ru), термином "P2P-кредитование" "обозначают выдачу и получение займов физическими лицами напрямую, без использования в качестве посредника традиционных финансовых институтов (банков, кредитных союзов). Обычно P2P-кредитование реализуется с помощью специальных интернет-сайтов, где пользователь может выступать и в качестве кредитора, и в качестве заемщика"2. Это определение, на наш взгляд, не может быть признано удачным, поскольку в нем использована одновременно терминология и договора займа, и кредитного договора.

Организатором площадки для кредитования выступает, как правило, юридическое лицо, заключающее с потенциальными заемщиками и заимодавцами договор, квалифицируемый некоторыми авторами как агентский; при этом данному лицу (организатору) не требуется наличия специального статуса [1, с. 12]. Так, одна из площадок, предоставляющих услуги P2P-кредитования, "Лонбери" (Loanberry.ru), создана единственным участником – физическим лицом – в форме общества с ограниченной ответственностью с уставным капиталом 10 тыс. рублей (согласно выписке из ЕГРЮЛ на 30.01.2020)3. Как указано на сайте компании, Loanberry подает отчетность в Банк России и является руководителем рабочей подгруппы ЦБ РФ по развитию краудфандинга.

По официальной информации, в апреле 2018 года в Банке России заработала регулятивная "песочница", созданная для тестирования инновационных финансовых сервисов и технологий, применение которых требует изменения регулирования. Инициировать пилотирование в "песочнице" может любая организация, подав заявку в Банк России4.

Возникает вопрос: правильно ли именовать такие отношения кредитованием? Поскольку на отношения сторон (заемщика и заимодавца) не распространяет свое действие Федеральный закон от 21.12.2013 N 353-ФЗ "О потребительском кредите (займе)" [6], представляет интерес правовая конструкция, с помощью которой стороны в договоре P2P юридически оформляют свои отношения.

Без сомнения, основой такого кредитования являются заемные отношения, базирующиеся на классической конструкции договора займа. Как отмечалось ранее, "договор займа и кредитный договор – суть заемные обязательства, однако договор займа носит более общий характер, тогда как кредитный договор является специальным. Если определить заем как родовое понятие, то кредитный договор – его вид (разновидность). В настоящее время действует правило, сформулированное в п. 2 ст. 819 ГК РФ; к отношениям по кредитному договору применяются правила, предусмотренные параграфом 1 главы 42 ГК РФ, если иное не предусмотрено правилами настоящего параграфа и не вытекает из существа кредитного договора.

Специфика правовой природы кредитного договора оказывает влияние на правовые средства, используемые в процессе кредитования, в силу чего они приобретают новые черты по сравнению с их традиционными конструкциями. Именно из сущности кредитного договора вытекает необходимость наличия специальных норм, его регулирующих" [3].

Легальное определение кредитного договора дается в п. 1 ст. 819 ГК РФ. Как полагает С.Л. Ермаков, "главной проблемой института банковского кредита является, прежде всего, отсутствие четкого и законодательно закрепленного понятия кредита как правовой категории, содержащей в себе экономическую основу и очевидную практическую значимость для любой сферы хозяйствования" [2, с. 3 – 9]. Далее автор отмечает, что “необходима кодификация банковского законодательства и законодательное закрепление всех терминологических категорий с позиции права” [2, с. 5].

Представляется, что использование терминологии, установленной законом для кредитного договора, при кредитовании "от человека к человеку" (P2P) может ввести заемщика в заблуждение относительно другой стороны договора займа – кредитора, которым по закону может быть только банк или иная кредитная организация. В традиционном же договоре займа кредитором может быть практический любой субъект гражданского оборота, обладающий дееспособностью.

Анализ главы 42 ГК РФ показывает, что "правовая категория "кредит" также может использоваться в значениях банковского, товарного и коммерческого кредита, т.е. соответствовать выделяемым в экономических исследованиях видам кредита" [2, с. 10]. Однако P2P-кредитование предполагает получение именно денежных средств в валюте Российской Федерации от любого заимодавца – физического или юридического лица, зарегистрированного на специальной электронной площадке. В таком договоре присутствует посредник – организатор площадки для кредитования, который может выступить поручителем (гарантом) договора займа. Таким образом, составляющих договора товарного кредита (передача взаймы стороне вещей, определенных родовыми признаками), а также элементов коммерческого кредита, в том числе в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки и рассрочки оплаты товаров, работ или услуг, здесь не обнаруживается.

В этой связи полагаем, что можно определить договор P2P-кредитования как особый вид договора займа. Говоря о возможности отнесения такого рода договоров к заемным договорам, нужно отметить некоторые особенности при их заключении и исполнении.

"Предметом договора займа, заключаемого при помощи P2P-площадок, чаще всего выступают безналичные денежные средства, перечисляемые на пластиковую карту заемщика" [4, с. 232]. О.П. Казаченок отмечает, что данный факт снимает вопрос о безденежности договора займа, который нередко возникает при разрешении споров о взыскании задолженности по выданным займам [5, с. 150]. Способ заключения договора – обращение не к заимодавцу, а к специализированному посреднику (владельцу электронной площадки), при этом согласие на заключение договора может выражаться в одном клике "мышкой"; условия принимаются в том виде, в котором они размещены на сайте посредника, т.е. присутствуют признаки договора присоединения.

Следует отметить, что такое "взаимное кредитование" связано с высоким уровнем риска для субъекта, выступающего кредитором, особенно для физического лица, которого традиционно российское законодательство воспринимает как более слабую и менее защищенную сторону в договоре. В самом деле, когда P2P-кредитование развивается через электронные площадки в сети Интернет, "участники оборота не могут всегда видеть истинные права и полномочия, особенно когда оборот приобрел уже безличные формы" [8].

О.П. Казаченок полагает, что "повышению рисков кредиторов способствуют отсутствие объективных критериев оценки и сравнения платформ взаимного кредитования, невозможность проведения надлежащего скоринга заемщиков с использованием бюро кредитных историй и потенциальная возможность кибермошенничества, так как все технология сосредоточена в сети Интернет, а минимальные требования по обеспечению безопасности отсутствуют" [5, с. 149]. А.И. Савельев предлагает другой подход, заключающийся в “применении к отношениям, связанным с использованием электронных агентов, теории доверия к внешним фактам”. Суть данной теории в том, что договор должен быть признан заключенным безотносительно к тому, что в программе-роботе имели место ошибки, которые могли повлиять на факт заключения договора или его условия… “Использование применительно к ошибкам электронных агентов теории доверия к внешним фактам не деформирует российскую правовую систему, не трансплантирует в нее инородные элементы, а позволяет оценить ситуацию по существу, с учетом всех обстоятельств (наличия или отсутствия предпринимательского или потребительского статуса у сторон, характера очевидности ошибки для разумного участника оборота и т.д.) и вынести решение при отсутствии специальных норм об электронных агентах в российском праве, без привлечения при этом конструкций вроде электронного представительства” [8, с. 321].

Также рекомендуется Вам:

Представляется, что проблемы, связанные с заключением P2P-договора, не могут быть решены только с утверждением нового закона. Не всегда принятие нормативного акта решает правовые и экономические проблемы, которыми была обусловлена его разработка. Если взаимное кредитование получит развитие и широкое распространение как способ привлечения и размещения денежных средств, тогда, безусловно, потребуется его специальное регулирование. Пока же, по нашему мнению, отношения сторон складываются в рамках имеющихся договорных конструкций, при этом могут быть использованы традиционные институты обеспечения обязательств (в том числе гарантия, поручительство), а также некоторые страховые продукты. В то же время, как отмечается, "неограниченная свобода… привела к негативным последствиям, условия договора формулировались в пользу предпринимателей, особенно это наглядно проявилось в потребительском кредитовании" [7, с. 113].

К сожалению, судебная практика по данной категории споров немногочисленна; однако в целях формирования непротиворечивой правоприменительной практики при рассмотрении аналогичных дел полагаем возможным поддержать предложение, что "Банку России остается ввести в правовое поле уже сложившийся рынок со своими правилами и обычаями делового оборота" [5, с. 154].

В результате проведенного изучения правовой природы P2P-кредитования можно сформулировать ряд выводов.

1. По нашему мнению, правовое регулирование взаимного кредитования осуществляется в настоящее время на основании действующих норм и правил, в том числе тех, которые сложились в банковском секторе.

2. Полагаем, что в существующей ситуации определение понятия и законодательного регулирования правового режима P2P-кредитования не требуется, поскольку договорные отношения сторон, их права и обязанности могут быть определены в рамках имеющихся договорных конструкций.

3. В то же время требуется выработка подхода к регулированию сопутствующих проблем, в частности, связанных с защитой прав и охраняемых законом интересов сторон договора взаимного кредитования; также не решен вопрос с налогообложением и налоговой ответственностью.

4. Наметившийся подход в теории договорного права об избыточном регулировании может быть применен и в отношении P2P-кредитования. Время покажет, как будет развиваться деятельность непосредственных участников таких отношений, направленная на поиск и привлечение средств юридического регулирования.

Список литературы

1. Бычков А. P2P-кредитование // ЭЖ-Юрист. 2016. N 28. С. 12.

2. Ермаков С.Л. Правовое регулирование банковского кредита // Законы России. Опыт, анализ, практика. 2012. N 11. С. 3 – 9.

3. Ерохина М.Г. Правовой механизм банковского кредитования и обеспечения возвратности кредита: дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2008.

4. Ефимова Л.Г. Договор о выдаче и использовании банковской карты и договор эквайринга в системе договоров об организации безналичных расчетов. М.: Проспект, 2017. С. 232.

5. Казаченок О.П. Взаимное (P2P) кредитование как современный инструмент альтернативного финансирования // Вестник Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА). 2018. N 10. С. 147 – 155.

6. О потребительском кредите (займе): Федер. закон от 21.12.2013 N 353-ФЗ (ред. от 02.08.2019, с изм. и доп., вступ. в силу с 30.01.2020) // Доступ из СПС "КонсультантПлюс".

7. Примак Т.К., Ерохина М.Г. Развитие договорных отношений в Российской Федерации // Актуальные проблемы современного Российского государства и права: мат-лы ежегодной Всероссийской науч.-практ. конф. / Санкт-Петербургский университет МВД России, Калининградский филиал; ред. коллегия: С.А. Старостина (председатель, отв. редактор и др.). Калининград: Калининградский фил. СПбУ МВД России, 2017. С. 113.

8. Савельев А.И. Электронная коммерция в России и за рубежом: правовое регулирование: 2-е изд. М.: Статут, 2016. С. 321.


1 URL: https://cbr.ru/Content/Document/File/84852/ON_FinTex_2017.pdf (дата обращения: 03.02.2020).

2 URL: https://www.banki.ru/wikibank/p2p-kreditovanie/#commentsWidget (дата обращения: 03.02.2020).

3 URL: https://egrul.nalog.ru/index.html (дата обращения: 03.02.2020).

4 URL: https://cbr.ru/fintech/regulatory_sandbox/ (дата обращения: 03.02.2020).

Рекомендуется Вам: