ЮрФак: изучение права онлайн

Совместное завещание и наследственный договор как инструменты планирования наследства супругами

Автор: Рудик И.Е.

Внесенные недавно изменения в наследственное законодательство[1], которые касаются введения новых способов распоряжения имуществом на случай смерти — совместного завещания и наследственного договора, вступают в силу с 1 июня 2019 г. В научной литературе уже сейчас эти вопросы являются популярной темой для обсуждения[2], что объясняется, во-первых, безусловной новизной этих сделок для отечественного наследственного права, а во-вторых, чрезвычайной лаконичностью законодателя при их регулировании. Последнее побуждает цивилистов строить различные предположения о том, как нотариальная и судебная практика будет восполнять пробелы и толковать неоднозначные по содержанию положения нового закона.

В рамках данной статьи предполагается остановиться лишь на одном вопросе: о практической значимости данных конструкций для планирования наследства лицами, состоящими в браке. Инициаторы рассматриваемых изменений подчеркивали, что целью введения совместного завещания и наследственного договора является уменьшение конфликтов в семьях, возникающих на почве распределения наследства[3]. Сегодня, когда эти институты уже закреплены в законе, целесообразно рассмотреть, действительно ли они способны выполнить задекларированную авторами законопроекта задачу; какие возможности они дают супругам.

С 1 июня 2019 г. будет существовать пять вариантов планирования наследства супругами: 1) совершение каждым из них традиционного индивидуального завещания, содержание которого будет предварительно согласовано супругами[4]; 2) совершение ими совместного завещания; 3) заключение наследственного договора между супругами; 4) заключение наследственного договора супругами с третьим лицом (третьими лицами); 5) заключение каждым из супругов наследственного договора с третьим лицом (третьими лицами).

Начнем рассмотрение этих возможностей супругов с совместного завещания. Прежде всего, следует сказать несколько слов о его правовой природе, которая должна влиять на определение правовых последствий совместного завещания, актов его односторонней отмены, признания его недействительным. Оно не является договором, хотя и закрепляет волеизъявление двух лиц[5]. Ведь участники этой сделки ни в чем не обязываются друг перед другом ее совершением. (Кстати, норма п. 4 ст. 1118 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) о том, что завещание является односторонней сделкой, не подверглась уточнениям.)

А вот на вопрос, как оценивать совместную волю супругов, выраженную в завещании: как единую волю единой стороны сделки или как совокупность самостоятельных воль каждого из супругов, выражение которых образует две односторонние сделки, закрепленные в одном документе, — законодатель не отвечает.

Оба варианта существуют в мировой практике и в литературе обозначаются соответственно как взаимные и общие завещания.

Из некоторых формулировок ГК РФ в будущей редакции можно сделать вывод, что совместное завещание является взаимным. Обратим внимание на дискуссионную норму о том, что "один из супругов в любое время, в том числе после смерти другого супруга, вправе совершить последующее завещание, а также отменить совместное завещание супругов" (абз. 5 п. 4 ст. 1118 ГК РФ).

На первый взгляд содержанием этой нормы охватывается право пережившего супруга отменить и те положения совместного завещания, которые касаются имущества, принадлежащего умершему (право распоряжения которым при совершении завещания принадлежало только ему). Такой вывод вытекает из трактовки завещания как взаимного. Юридическое значение участия в этом акте пережившего супруга в зависимости от содержания завещания либо никак не проявляется (все имущество завещано пережившему супругу), либо выражается в подтверждении отказа супруга от своей доли в праве общей совместной собственности (все совместно нажитое имущество завещано третьим лицам). В первом случае отмена завещания (включая и завещательные распоряжения умершего супруга) пережившим супругом имеет те же последствия, что и отказ от наследства. В последнем случае отмена завещания пережившим супругом ломает уже существующее наследственное правоотношение. Поскольку при этом отменяется единая общая воля, наследование доли умершего супруга и указанного в завещании принадлежащего ему единолично имущества должно осуществляться не в соответствии с волей наследодателя, а по закону.

Однако такое понимание не соответствует принципу "уважения последней воли умершего"[6], вытекающему, в свою очередь, из принципа свободы завещания.

Представляется, что мы должны квалифицировать совместное завещание как общее, при односторонней отмене которого сохраняют силу те его положения, которые касаются имущества, принадлежащего другому супругу на праве унитарной собственности и в отношении его доли в совместно нажитом имуществе. Причем это должно касаться и односторонней отмены завещания до открытия наследства.

Сложнее дело обстоит с реализацией прижизненных ожиданий супруга, связанных с назначением наследниками после смерти пережившего супруга иных лиц (например, общих детей супружеской пары). При отмене завещания пережившим супругом эти наследники могут так и не получить предназначенное им имущество. Здесь остается только признать, что конструкцией общего завещания уже предусмотрено понимание и принятие каждым из супругов права другого после открытия первого наследства отказаться от своих обещаний.

При такой весьма шаткой возможности каждого из супругов влиять на судьбу совместного имущества и имущества, принадлежащего другому супругу, вряд ли можно говорить о способности совместного завещания упредить возникновение конфликтов в семье. Скорее, отмена завещания одним из супругов после смерти другого может их спровоцировать.

Каково же практическое значение совместного завещания супругов? Совершение его целесообразно лишь при полном взаимном доверии супругов с общей целью избежать после открытия наследства процедуры выделения супружеской доли в совместно нажитом имуществе. Теперь при назначении наследниками всего совместно нажитого супругами имущества их детей переживший супруг не должен писать у нотариуса заявление об отсутствии его доли в имуществе, приобретенном в период брака[7].

Все остальные задачи при доверительных отношениях супругов можно решить путем совершения каждым из них классического единоличного завещания. Это касается даже возможности предусмотреть в совместном завещании назначение наследником пережившего супруга с указанием, что после его смерти все имущество перейдет указанным в завещании лицам (например, детям завещателей)[8]. Того же самого эффекта можно добиться путем подназначения наследника каждым из супругов в классическом единоличном завещании.

Возможно, более значимой является функция совместного завещания, которую можно условно обозначить как "функцию прижизненного контроля за распоряжениями другого супруга". Совместное завещание позволяет каждому из супругов при жизни быть уверенным, что имущество, причитающееся второму, не будет им "тайно" завещано кому-либо еще. В случае совершения единоличного завещания или акта отмены совместного завещания информация об этом сразу же станет известна второму супругу через нотариуса (абз. 6 п. 4 ст. 1118 ГК РФ). Пожалуй, лишь эта функция в совокупности с возможностями "контролирующего" супруга воздействовать на волю другого способна погасить некоторые конфликты в сфере наследования.

В целом же следует сделать вывод, что совместное завещание не является инструментом, который позволит гарантированно передать по наследству все нажитое совместно имущество определенным лицам (независимо от последующего изменения позиции другого супруга). Является ли таким инструментом наследственный договор?

Согласно п. 1 ст. 1140.1 в будущей редакции ГК РФ, он может возлагать на участвующих в наследственном договоре лиц, которые могут призываться к наследованию, обязанность совершить какие-либо не противоречащие закону действия имущественного или неимущественного характера. Пункт 2 этой статьи также определяет широкий круг лиц, имеющих право требовать исполнения этой обязанности.

Новые положения ГК РФ также устанавливают, что наследственный договор между супругами исключает совершение последующего завещания или наследственного договора с иными лицами в отношении имущества, являющегося предметом первого договора. Более поздние акты не будут действовать (п. 8 ст. 1140.1 ГК РФ). Однако последующую свободу распоряжения своим имуществом на случай смерти эти нормы практически не ограничивают, поскольку существует возможность одностороннего отказа от договора одного или обоих супругов — потенциальных наследодателей (п. 10 ст. 1140.1 ГК РФ). При этом абз. 2 п. 10 ст. 1140.1 ГК РФ говорит об обязанности наследодателя возместить контрагенту убытки, связанные с исполнением другой стороной наследственного договора. Но эта норма лишь в некоторых случаях может заставить супруга (супругов) отказаться от своего намерения "разрушить" договор. Например, наследник в соответствии с положениями договора обязан обеспечивать пережившего супруга посредством регулярных предоставлений, за что и получает после его смерти принадлежавшее супругам имущество. При отказе от исполнения договора переживший супруг обязан вернуть уже полученное предоставление, и эта обязанность может оказаться ему не по силам.

Для наследственных договоров, не предусматривающих таких предоставлений, эта норма является бесполезной. Добавим к этому еще замечание о том, что ГК РФ предусмотрел возможность свободного прижизненного распоряжения наследодателем имуществом, составляющим предмет договора (п. 12 ст. 1140.1 ГК РФ).

Также рекомендуется Вам:

При отсутствии гарантирующей функции наследственного договора в чем видится его практическое значение для планирования наследства[9]? Следует согласиться с высказанным в литературе мнением о том, что наследственный договор дает возможность привлечь к планированию наследства будущих наследников, сделав их сторонами договора, что ограничит их возможности по последующему оспариванию распоряжений наследодателя (наследодателей)[10].

Нужно указать также на практическую применимость наследственного договора для определения судьбы имущества, приобретенного лицами, состоящими в фактических брачных отношениях. Поскольку на это имущество не распространяется режим общей совместной собственности, предметом наследственного договора между сожителями может быть имущество, находящееся в унитарной собственности каждого из них или в их общей долевой собственности. Заключение наследственного договора способно избавить пережившего сожителя от необходимости доказывать в суде свое участие в приобретении имущества на имя умершего.

При этом наследственный договор, заключенный между сожителями, будет действовать и при прекращении между ними фактических брачных отношений, что выгодно отличает его от аналогичного договора между супругами. Для того чтобы хоть как-то дифференцировать юридические последствия совершения совместного завещания и заключения между супругами наследственного договора, следовало бы не ограничивать действие последнего периодом состояния их в браке. Супруги сами могут способствовать прекращению действия договора, во-первых, при помощи возможности в одностороннем порядке отказаться от него, а во-вторых, предусмотрев в самом договоре условие о его прекращении в связи с расторжением брака.

 


[1] Федеральный закон от 19 июля 2018 г. N 217-ФЗ // СЗ РФ. 2018. N 30. Ст. 4552.

[2] См., напр.: Наследственное право: Постатейный комментарий к статьям 1110 — 1185, 1224 Гражданского кодекса Российской Федерации [Электронное издание. Редакция 1.0] / Отв. ред. Е.Ю. Петров. М.: М-Логос, 2018. 656 с. (Комментарии к гражданскому законодательству #Глосса). С. 589 — 621. Авторы — С.Л. Будылин, Е.Ю. Петров; Михайлова И.А. Наследственный договор: достоинства и недостатки // Наследственное право. 2018. N 4. С. 31 — 37; Долинская В.В. О тенденциях развития и проблемах наследственного права России // Законы России: опыт, анализ, практика. 2018. N 10. С. 3 — 12; Эрделевский А.М. О новых институтах наследственного права // СПС "КонсультантПлюс"; Демичев А.А. Совместное завещание супругов в российском праве // Наследственное право. 2018. N 4. С. 9 — 11.

[3] Пояснительная записка к проекту Федерального закона N 451522-7 "О внесении изменений в статью 256 части первой и часть третью Гражданского кодекса Российской Федерации (о совместных завещаниях и наследственных договорах)". URL: http://sozd.duma.gov.ru/bill/451522-7 (дата обращения: 05.04.2019).

[4] Федеральным законом от 29 июля 2017 г. N 259-ФЗ "О внесении изменений в части первую, вторую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации" (СЗ РФ. 2017. N 31 (часть 1). Ст. 4808) введено исключение из принципа тайны завещания (ст. 1123 ГК РФ), благодаря которому с 1 сентября 2018 г. завещание каждого из супругов может быть удостоверено нотариусом в присутствии обоих супругов. Используя эту возможность, супруги могут не только предварительно согласовать содержание своих распоряжений, но и быть взаимно уверены в том, что последние закреплены в удостоверенных нотариусом завещаниях.

[5] Противоположная точка зрения высказана А.М. Эрделевским в указанной выше работе.

[6] Наследственное право: Постатейный комментарий к статьям 1110 — 1185, 1224 Гражданского кодекса Российской Федерации / Отв. ред. Е.Ю. Петров. С. 599.

[7] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании". Пункт 33 // БВС РФ. 2012. N 7.

[8] На первый взгляд кажется, что здесь мы имеем дело с опосредованным правопреемством. Однако призвание наследников здесь происходит последовательно в соответствии с разными завещательными распоряжениями. На основании распоряжений первого умершего супруга призывается и приобретает в собственность имущество переживший супруг, а уже на основании завещательного распоряжения последнего, выраженного в том же совместном завещании, призываются дети.

[9] В данном исследовании не рассматриваются иные функции наследственного договора, в частности обеспечительная, в отношении как наследодателя при его жизни, так и близких ему лиц после его смерти.

[10] Гонгало Б.М. Семейное законодательство: проблемы и перспективы // Пермский юридический альманах. 2018. N 1. С. 190 — 191.

Рекомендуется Вам: