ЮрФак: изучение права онлайн

О некоторых аспектах административной и уголовной квалификации действий, нарушающих интеллектуальные права на средства индивидуализации работ, товаров и услуг

Автор: Хуртин Д.О.

Под средствами индивидуализации товаров, работ и услуг в российском праве сегодня понимаются товарные знаки, знаки обслуживания и наименование места происхождения товара. При этом доля административных правонарушений, посягающих на названные объекты, достаточно высока, как в сравнении с нарушением прав на иные объекты интеллектуальной собственности: 1 842 нарушения прав на средства индивидуализации против 909 нарушений авторских и изобретательских прав, так и в общей массе административных правонарушений, в целом уступая лишь таким сферам, как дорожное движение, таможенная сфера, налоговая сфера (рассмотрено судами общей юрисдикции)[1], а также 1 960 дел, рассмотренных арбитражными судами[2]. Важность правильной квалификации действий, нарушающих права на средства индивидуализации, обусловливается также установлением уголовной ответственности за подобные правонарушения. Указанные составы принято именовать "смежными"[3], при этом квалифицирующие признаки устанавливаются в ст. 180 УК РФ и относятся к объективной стороне деликта.

Исходя из диспозиции ч. 1 ст. 14.10 КоАП РФ "Незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров" и ч. 1 ст. 180 УК РФ "Незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб", можно сделать вывод о тождественности объективной стороны административного правонарушения и преступления. При этом необходимо учитывать, что нарушением будет считаться и использование сходных до степени смешения товарных знаков, однако не каждое использование сходных до степени смешения товарных знаков может выражать объективную сторону административного правонарушения, так, например, импорт товара с нанесенным товарным знаком, зарегистрированным в стране производства и в то же время сходным до степени смешения с товарным знаком, зарегистрированным в Российской Федерации, не будет составлять объективную сторону административного правонарушения, предусмотренную ст. 14.10 КоАП РФ[4], такая позиция подтверждается и судебной практикой[5].

Уголовная ответственность наступает при причинении правообладателю крупного ущерба или неоднократности нарушений. Крупным ущербом при квалификации данного правонарушения считается ущерб в размере 250 тысяч рублей. Под неоднократностью на сегодняшний день принято понимать "совершение лицом двух и более деяний, состоящих в незаконном использовании товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров. (При этом может иметь место как неоднократное использование одного и того же средства индивидуализации товара (услуги), так и одновременное использование двух или более чужих товарных знаков или других средств индивидуализации на одной единице товара.)"[6]. Наиболее важной проблемой сложившегося правового регулирования, по нашему мнению, является закрепленный в ст. 180 УК РФ признак неоднократности, позволяющий квалифицировать нарушение как преступление. Зачастую объективная сторона деяния выражается в реализации нескольких единиц контрафактной продукции[7].

Такая позиция законодателя по разграничению административного правонарушения и преступления выглядит весьма спорной. Анализ правоприменительной практики, формирующейся в результате принятия поправок в Уголовный кодекс Российской Федерации, устанавливающих возможность освобождения от уголовной ответственности в связи с назначением мер уголовно-правового характера, позволяет сделать вывод, что правоприменитель считает возможным освободить лицо от уголовной ответственности за неоднократное нарушение прав на товарный знак, знак обслуживания или наименование места происхождения товара[8], что, по нашему мнению, также ставит под сомнение общественную опасность неоднократного нарушения прав на средства индивидуализации товаров, работ и услуг. Как отмечает П.П. Серков, "очевидно, что нежелательны любые правонарушения, но с некоторыми из них общество готово мириться, тогда как по отношению к другим оно нетерпимо"[9]. Как пророчески отмечал И.А. Скляров, отсутствие законодательного закрепления таких понятий, как общественная опасность и общественная вредность, "будет способствовать продолжению бесполезной теоретической дискуссии по вопросу наличия или отсутствия признака общественной опасности административного правонарушения"[10]. Таким образом, мы можем говорить об отсутствии общественной опасности в неоднократном нарушении прав на товарный знак, не нанесшим крупного ущерба правообладателю, признавая общественную вредность такого деяния. В этой связи представляется верным установить административную ответственность за неоднократное нарушение исключительных прав на средства индивидуализации товаров, работ и услуг, исключив из ч. 1 ст. 180 Уголовного кодекса РФ такой квалифицирующий признак, как неоднократность нарушения, в таком случае действия нарушителя будут квалифицироваться по ч. 1 ст. 14.10 КоАП РФ.

При разграничении рассматриваемых смежных составов имеет значение также субъективная сторона. Пленум Верховного Суда обходит вопрос о форме вины в данном преступлении. Тем не менее большинство комментариев указывает, что преступление совершается только с умышленной формой вины, с ними соглашаются и авторы комментария к Уголовному кодексу Российской Федерации под общей редакцией В.М. Лебедева[11]. Данная позиция согласуется и с ч. 2 ст. 24 Уголовного кодекса Российской Федерации: "Деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса". В то же время Кодекс РФ об административных правонарушениях устанавливает возможность привлечения к ответственности как при совершении деяния умышленно, так и по неосторожности. По нашему мнению, в случае наличия квалифицирующих признаков (неоднократность, крупный ущерб), но при отсутствии вины в форме умысла, деяние подлежит квалификации как административное правонарушение.

Важным аспектом административной ответственности за нарушение прав на средства индивидуализации является использование таких объектов в информационно-телекоммуникационной сети Интернет. При рассмотрении данного вопроса необходимо обратиться к ч. 2 ст. 14.33 КоАП РФ, устанавливающей административную ответственность за недобросовестную конкуренцию, выразившуюся во введении в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, средств индивидуализации продукции, работ, услуг и ст. 14.6 Федерального закона "О защите конкуренции": "Не допускается недобросовестная конкуренция путем совершения хозяйствующим субъектом действий (бездействия), способных вызвать смешение с деятельностью хозяйствующего субъекта-конкурента либо с товарами или услугами, вводимыми хозяйствующим субъектом-конкурентом в гражданский оборот на территории Российской Федерации, в том числе: …незаконное использование обозначения, тождественного товарному знаку, фирменному наименованию, коммерческому обозначению, наименованию места происхождения товара хозяйствующего субъекта-конкурента либо сходного с ними до степени смешения, путем его… использования в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, включая размещение в доменном имени и при других способах адресации"[12]. Не вызывает сомнений, что использование товарного знака, знака обслуживания, фирменного наименования в информационно-телекоммуникационной сети Интернет без разрешения правообладателя образует состав указанного правонарушения, при условии реализации нарушителем товаров, оказании услуг в той же сфере, что и правообладатель, согласно классификатору МКТУ[13]. В то же время следует учитывать позицию Суда по интеллектуальным правам Российской Федерации, указавшего, что размещение товарного знака на здании, в торговой точке, при реализации продукции, приобретенной законным путем, рассматривается аналогично исчерпанию прав на товарный знак: "С учетом фактических обстоятельств рассматриваемого дела суды пришли к правильным выводам о том, что расположение на здании магазина вывески с изображением товарных знаков общества "АВТОВАЗ" в данном случае само по себе не образует состава правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 14.10 КоАП РФ"[14]. Полагаем возможным распространить данный подход и на размещение товарных знаков в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет". Иными словами, если продажа товаров, оказание услуг осуществляется через информационно-телекоммуникационную суть "Интернет" или хозяйствующий субъект использует интернет-сайт в рекламных целях, то использование товарных знаков в случае реализации товара приобретенного законным путем, по нашему мнению, не будет образовывать состав рассматриваемого административного правонарушения.

По-иному выглядит ситуация, когда товарный знак не нанесен на предмет административного правонарушения – контрафактный товар, а размещается нарушителем в торговой точке в качестве рекламы. Исходя из разъяснения, данного Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации, "по смыслу этой статьи, может быть применена лишь в случае, если предмет правонарушения содержит незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений"[15]. В этой связи представляется интересным подход Е.Г. Ивановой к решению данного вопроса, согласно которому обосновывается позиция необходимости квалификации незаконного использования товарного знака, не нанесенного непосредственно на предмет правонарушения по ст. 14.3 КоАП РФ[16]. Данное мнение подтверждается судебной практикой: "Ответчик незаконно использовал чужие товарные знаки, разместив их на рекламной конструкции и вывеске магазина. По мнению ООО "Объединенные товарные знаки", факт распространения ООО "Коллекция" недостоверной рекламы сопряжен с фактом незаконного использования чужого товарного знака. Таким образом, заявитель апелляционной жалобы считает, что ООО "Коллекция" подлежит привлечению к административной ответственности как на основании статьи 14.10 КоАП РФ, так и на основании статьи 14.3 КоАП РФ"[17]. Следует особо отметить, что данное дело было предметом проверки высшей судебной инстанции и решение суда первой инстанции, указавшего на необходимость квалификации действий нарушителя по ст. 14.3 КоАП РФ, оставлено без изменений[18]. Существуют и иные составы административных правонарушений, смежных со ст. 14.10 и ч. 2 ст. 14.33, например, ст. 6.33 "Обращение фальсифицированных, контрафактных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств, медицинских изделий и оборот фальсифицированных биологически активных добавок"[19].

Таким образом, можно констатировать наличие пробелов в законодательстве о публичной ответственности за нарушение прав на средства индивидуализации, выражающихся как в отсутствии административной ответственности за нарушения прав на фирменные наименования и коммерческие обозначения, так и в неоднозначности формулировок рассмотренных составов публичных деликтов, что порождает необходимость восполнения законодательных пробелов правоприменительной практикой, однако утверждать о единообразии практики в данной области также не приходится. Данные обстоятельства свидетельствуют о необходимости дальнейшего совершенствования законодательства о публичной ответственности за нарушение интеллектуальных прав на средства индивидуализации товаров, работ и услуг.

Литература

1. Дмитриев В.В. Проблема привлечения к административной ответственности за нарушение прав на товарные знаки при их принадлежности разным лицам в России и за рубежом // Предпринимательское право. 2010. N 4. С. 45 – 48.

2. Иванова Е.Г. Административная ответственность за незаконное использование товарного знака, недобросовестную конкуренцию и нарушение законодательства о рекламе // Имущественные отношения в Российской Федерации. 2011. N 10 (121). С. 111 – 115.

3. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева. 6-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2009. 960 с.

4. Кулаков Н.А. Административная ответственность за нарушение патентных прав, прав на товарный знак и в области обращения фальсифицированных и контрафактных лекарственных средств и медицинских изделий / Н.А. Кулаков, Д.Н. Шевырев // Административное право и процесс. 2016. N 6. С. 59 – 61.

5. Попугаев Ю.И. Административно-деликтные и административно-процессуальные аспекты противодействия незаконному обороту наркотиков // Административное право и процесс. 2015. N 1. С. 22 – 27.

6. Серков П.П. Административная ответственность в российском праве: современное осмысление и новые подходы: Монография. М.: Норма; Инфра-М, 2012. 480 с.

7. Скляров И.А. Институт административной ответственности и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: проблемы и перспективы // Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: проблемы административной ответственности в России: Сборник научных трудов. Н. Новгород: Издательство ННГУ, 2002. С. 9 – 25.

8. Шергин А.П. Размышления об административно-деликтном праве // Актуальные проблемы российского права. 2017. N 5. С. 175 – 182.

 


[1] Отчет о работе судов общей юрисдикции по рассмотрению дел об административных правонарушениях (1 полугодие 2017 года) // Официальный сайт Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации. URL: www.cdep.ru/userimages/sudebnaya_statistika/2017/F2-svod_1-2017.xls (дата обращения: 06.01.2018).

Также рекомендуется Вам:

[2] Отчет о работе арбитражных судов субъектов Российской Федерации (1 полугодие 2017 года) // Официальный сайт Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации. URL: www.cdep.ru/userimages/sudebnaya_statistika/2017/AC1_1-2017.xls (дата обращения: 06.01.2018).

[3] Шергин А.П. Размышления об административно-деликтном праве // Актуальные проблемы российского права. 2017. N 5. С. 182; Попугаев Ю.И. Административно-деликтные и административно-процессуальные аспекты противодействия незаконному обороту наркотиков // Административное право и процесс. 2015. N 1. С. 24.

[4] Дмитриев В.В. Проблема привлечения к административной ответственности за нарушение прав на товарные знаки при их принадлежности разным лицам в России и за рубежом // Предпринимательское право. 2010. N 4. С. 46.

[5] Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 23.07.2009 по делу N А43-2523/2009-9-63 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 06.01.2018).

[6] Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 апреля 2007 г. "О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2007. N 7.

[7] Приговор Мирового судьи судебного участка N 1 Дзержинского района г. Перми от 14.09.2016 по делу 1-55/2016 // URL: https://rospravosudie.com (дата обращения: 15.12.2017).

[8] Постановление о прекращении уголовного дела в связи с назначением меры уголовно-правового характера Мирового судьи судебного участка N 5 города Железногорска и Железногорского района Курской области от 24.10.2017 по делу 1-41/2017 // URL: http://zheleznogorsk5.krs.msudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&op=sd&number=21009767&delo_id=1540006 (дата обращения: 15.12.2017).

[9] Серков П.П. Административная ответственность в российском праве: современное осмысление и новые подходы: Монография. М.: Норма; Инфра-М, 2012. 480 с.

[10] Скляров И.А. Институт административной ответственности и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: проблемы и перспективы // Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: проблемы административной ответственности в России: Сборник научных трудов. Н. Новгород: Издательство ННГУ, 2002. С. 16.

[11] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева. 6-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2009. С. 62.

[12] Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (в ред. от 29.07.2017) // СЗ РФ. 2006. N 31 (ч. I). Ст. 3434.

[13] Соглашение о Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков, заключено в Ницце 15.06.1957 (в ред. от 28.09.1979) // Публикация ВОИС. 1992. N 292(R).

[14] Постановление Суда по интеллектуальным правам от 23.12.2016 N С01-1146/2016 по делу N А57-6183/2016 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращений: 18.12.2017).

[15] Постановление Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 N 11 "О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" (в ред. от 25.01.2013) // Вестник ВАС РФ. 2011. N 5.

[16] Иванова Е.Г. Административная ответственность за незаконное использование товарного знака, недобросовестную конкуренцию и нарушение законодательства о рекламе // Имущественные отношения в Российской Федерации. 2011. N 10 (121). С. 112.

[17] Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 23.09.2010 по делу N А17-2377/2010 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 18.12.2017).

[18] Определение ВАС РФ от 20.01.2011 N ВАС-18245/10 по делу N А17-2377/2010 // СПС "КонсультантПлюс".

[19] Кулаков Н.А., Шевырев Д.Н. Административная ответственность за нарушение патентных прав, прав на товарный знак и в области обращения фальсифицированных и контрафактных лекарственных средств и медицинских изделий // Административное право и процесс. 2016. N 6. С. 59 – 61.

Рекомендуется Вам: