ЮрФак: изучение права онлайн

Споры о размере пенсии: подходы судебной практики

Автор: Ждан А.

Оглавление

1. Периоды творчества подлежат включению в трудовой стаж

2. Дополнительной выгоды не будет

3. Свидетельские показания — надлежащее доказательство

4. Косвенные доказательства допускаются

5. Требуется ли печать?

6. Валюта имеет значение

7. Нормы международного права

Выводы


Пенсия представляет собой регулярные денежные выплаты гражданам при достижении ими определенного возраста, в связи с инвалидностью, при потере кормильца и в других установленных законом случаях. Выплата пенсий осуществляется за счет пенсионного и страхового фондов, образуемых в качестве внебюджетных государственных фондов и страховых, частных пенсионных фондов предприятий.

Законодательно право каждого гражданина на получение пенсии закреплено в ст. 39 Конституции Российской Федерации.

Пенсионная система России включает в себя страховую пенсию, пенсию по государственному пенсионному обеспечению, накопительную пенсию и пенсию по негосударственному пенсионному обеспечению.

Наибольшее количество разногласий вызывает определение размера страховой пенсии. Согласно п. 1 ст. 3 Федерального закона от 28.12.2013 N 400-ФЗ "О страховых пенсиях" такая пенсия представляет собой ежемесячную денежную выплату в целях компенсации застрахованным лицам заработной платы и иных выплат и вознаграждений, утраченных ими в связи с наступлением нетрудоспособности вследствие старости или инвалидности. Наступление нетрудоспособности и утрата заработной платы и иных выплат и вознаграждений в таких случаях предполагаются и не требуют доказательств.

Страховая пенсия по старости (до 2015 г. — страховая часть трудовой пенсии по старости) назначается застрахованным лицам при достижении пенсионного возраста и наличии необходимого страхового стажа, а также минимальной суммы индивидуальных пенсионных коэффициентов.

Большинство судебных споров связано с отказом Пенсионного фонда включить в общий трудовой стаж работы гражданина, претендующего на получение пенсионного обеспечения по старости, конкретных периодов работы.

Необходимо отметить, что до начала в 2002 году пенсионной реформы основополагающим критерием для определения размера пенсии служили пенсионные права, состоящие из общего трудового стажа и заработка.

При проведении в 2002 году пенсионной реформы и переходе к страховым принципам пенсионного обеспечения законодатель установил такой порядок исчисления размера трудовой пенсии по старости, который предполагает опосредованный учет среднемесячного заработка застрахованного лица при определении расчетного пенсионного капитала, формируемого в том числе за счет сумм страховых платежей, уплаченных за каждого застрахованного начиная с 2002 года, и с целью обеспечения преемственности правового регулирования предусмотрел особый правовой механизм конвертации ранее приобретенных пенсионных прав застрахованных лиц в расчетный пенсионный капитал.

Верховный Суд, разрешая подобные категории споров, указывает, что расчетный пенсионный капитал граждан, трудившихся как до, так и после 2002 года, будет состоять из двух частей — пенсионных прав (до 2002 года) и страховых взносов (с 2002 года).

При этом пенсионные права в виде общего трудового стажа и заработка, приобретенных гражданином на 01.01.2002 (до начала пенсионной реформы), в сумму расчетного пенсионного капитала включаются по определенной формуле.

В одном из споров индивидуальный предприниматель, зарегистрированный повторно после 2002 г., обращаясь с иском к Пенсионному фонду, указал, что в индивидуальном лицевом счете не отражены все суммы, перечисленные в качестве страховых взносов за время предыдущей предпринимательской деятельности с 19.07.1996 по 31.12.1999, что в конечном итоге повлияло на размер его пенсии.

Также рекомендуется Вам:

Суды, отказывая в удовлетворении его требований о нарушении пенсионных прав, исходили из того, что предыдущий период деятельности включен в страховой стаж, спорные суммы страховых взносов не влияют и не будут влиять на определение расчетного пенсионного капитала застрахованного лица. Верховный Суд оставил в силе акты нижестоящих судов[1].

Как отметил Конституционный Суд в Определении от 04.04.2017 N 696-О, установленный порядок исчисления расчетного размера трудовой пенсии при оценке приобретенных до 01.01.2002 пенсионных прав в части, касающейся определения размера среднемесячного заработка застрахованного лица, в равной мере распространяется на всех лиц, у которых право на назначение трудовой пенсии по старости возникло после 01.01.2002, обеспечивает индивидуализацию размера трудовой пенсии по старости, исключает возможность произвольного установления пенсионного обеспечения и, по существу, воспроизводит действовавший ранее порядок исчисления размера трудовых пенсий по старости.

В другом деле[2] основанием для обращения гражданина в суд с иском к Пенсионному фонду послужило невключение периода работы в геологической экспедиции в общий трудовой стаж при назначении пенсии, так как запись спорного периода не соответствует дате приема на работу и дате увольнения.

Суд в ходе рассмотрения дела установил, что при назначении истцу страховой пенсии по старости пенсионный орган включил в общий трудовой стаж истца период его обучения, который включает в себя в том числе и спорный период нахождения в геологической экспедиции. Учитывая данное обстоятельство, суд отказал в удовлетворении заявленных требований, поскольку повторное включение одного и того же периода дважды в страховой стаж действующим пенсионным законодательством не предусмотрено.

Периоды творчества подлежат включению в трудовой стаж

К такому выводу пришел Верховный суд Республики Марий Эл[3]. Решением Пенсионного фонда истцу было отказано в зачислении в стаж работы всего периода ее творческой деятельности со дня первой публикации стихов в газете, что послужило основанием для обращения с иском в суд. Требования истца были удовлетворены.

Обращаясь с апелляционной жалобой, ответчик указал, что как по ранее действующему, так и по ныне действующему законодательству для включения периода творческой деятельности в подсчет стажа для назначения пенсии требуется наличие документа о творческом стаже, который истцом представлен не был.

Суд, удовлетворяя заявленные требования, принял в качестве доказательств вырезки из газет за различные годы, где были опубликованы произведения истца, список библиографии, сборников стихов, переводы на другие языки, телепередачи, произведения в переводе истца, очерки, театральные постановки, статьи, интервью, книги о ее жизни и творчестве, указав, что такие документы подтверждают творческую деятельность истца, а периоды, за которые указанные документы представлены, подлежат включению в страховой стаж.

Дополнительной выгоды не будет

Истец обратился в суд с требованием об обязании произвести перерасчет пенсии по старости, обосновав требование тем, что для расчета пенсии более выгодным будет взять заработную плату за указанный период работы. Суд первой инстанции в иске отказал, истец решение обжаловал.

Однако Московский городской суд[4] посчитал, что довод жалобы о том, что расчет пенсии исходя из заработка за требуемый истцом период будет более выгодным, так как заработная плата за этот период выше, чем в периоде, учтенном при назначении пенсии, не может служить основанием для отмены решения суда, так как отношение среднемесячного заработка истца к среднемесячной заработной плате по стране за тот же период составило 2,645 при максимально учитываемом 1,2, то есть заработок за любой другой период не приведет к увеличению размера пенсии.

Свидетельские показания — надлежащее доказательство

Суд удовлетворил требования истца о включении в общий трудовой стаж гражданина спорных периодов. Пенсионный фонд с принятым решением не согласился и направил апелляционную жалобу, мотивировав ее тем, что у истца отсутствуют документы, подтверждающие спорный стаж; трудовая книжка содержит исправления и ошибки; при этом ссылка суда на показания свидетелей является недопустимой.

Оставляя в силе решение суда первой инстанции, апелляционный суд руководствовался следующим. В соответствии с ч. 1 ст. 66 Трудового кодекса Российской Федерации трудовая книжка установленного образца является основным документом о трудовой деятельности и трудовом стаже работника, следовательно, по записям, внесенным в трудовую книжку, устанавливается общий, непрерывный и специальный трудовой стаж.

В силу п. 29 Правил подсчета и подтверждения страхового стажа для установления трудовых пенсий при утрате документов о работе и невозможности их получения вследствие небрежного их хранения, умышленного уничтожения и других подобных причин не по вине работника периоды работы устанавливаются на основании показаний двух или более свидетелей, знающих этого работника по совместной работе у одного работодателя и располагающих документами о своей работе за время, в отношении которого они подтверждают работу гражданина.

Продолжительность стажа, установленного по свидетельским показаниям, не может в этом случае превышать половины страхового стажа, требуемого для назначения трудовой пенсии.

При отсутствии документов об имеющемся стаже работы и невозможности их получения ввиду полной ликвидации организации либо отсутствия архивных данных по иным причинам трудовой стаж устанавливается на основании показаний не менее двух свидетелей, знающих заявителя по совместной с ним работе в одной организации и располагающих документами о своей работе за время, в отношении которого они подтверждают работу заявителя.

Исходя из смысла вышеуказанной нормы права при невозможности документально подтвердить стаж работы в отдельных случаях допускается установление стажа работы на основании показаний свидетелей, причем список причин невозможности представления документального подтверждения стажа не является исчерпывающим и подлежит установлению в каждом конкретном случае.

Несоответствия, имеющиеся в трудовой книжке истца, являются ошибками кадровой службы работодателя и не должны нарушать и ущемлять пенсионные права работника. Нарушение работодателем инструкции по заполнению трудовых книжек не может служить основанием для лишения истца права на включение в общий трудовой стаж спорных периодов работы.

Указание ответчика на то, что сведениями индивидуального (персонифицированного) учета спорные периоды работы истца также не подтверждены, не может быть принято во внимание, поскольку отсутствие данных о начисленных страховых взносах за такие периоды не свидетельствует об отсутствии финансово-хозяйственной деятельности работодателя. Доказательств вины истца при исполнении должностных обязанностей в том, что указанными юридическими лицами не была начислена заработная плата, не были своевременно уплачены страховые взносы и представлены сведения персонифицированного учета, в ходе судебного разбирательства не установлено.

Косвенные доказательства допускаются

Истец обратился с требованиями о признании незаконным решения об отказе в перерасчете пенсии, возложении обязанности принять для перерасчета пенсии по старости сведения о заработной плате, содержащиеся в партийном билете, и произвести перерасчет пенсии.

Поводом для обращения в суд послужил отказ ответчика в перерасчете пенсии на основании данных, содержащихся в партийном билете, который, по мнению Пенсионного фонда, является косвенным документом.

Суд первой инстанции пришел к выводу об обоснованности требований истца о перерасчете страховой пенсии по старости, обосновывая свое решение тем, что партийный билет содержит сведения, косвенно подтверждающие фактический заработок истца в спорный период, и оснований сомневаться в правильности записей в партийном билете о размерах заработной платы истца не имеется.

Верховный суд Республики Мордовия поддержал указанные выводы и оставил в силе принятое решение (Апелляционное определение от 24 июля 2018 г. по делу N 33-1371/2018).

Требуется ли печать?

Пенсионный фонд отказал гражданину во включении в специальный стаж периодов работ в районах Крайнего Севера, поскольку запись в трудовой книжке о соответствующем периоде работы не заверена печатью организации-работодателя. Указанное обстоятельство послужило основанием для обращения гражданина в суд с соответствующим иском.

Удовлетворяя исковые требования в части включения спорного периода работы истца и обязывая ответчика включить в стаж данный период работы, суд первой инстанции пришел к верному выводу, что представленные документы, безусловно, свидетельствуют о том, что в спорный период истец работал в указанной организации, а после ее реорганизации — в организации с иным наименованием. Сведения о работе в трудовой книжке заверены соответствующей печатью. Сведения о реорганизации в отдельном заверении не нуждаются.

В апелляционной жалобе представитель ответчика просил решение суда отменить, ссылаясь на то, что довод истца и согласившегося с ним суда об отсутствии необходимости заверения записи в трудовой книжке о реорганизации работодателя соответствующей печатью противоречит нормам права.

Ленинградский областной суд Определением от 05.07.2018 по делу N 33-4042/2018 оставил решение суда первой инстанции в силе, посчитав, что доводы апелляционной жалобы направлены на переоценку доказательств и не могут служить основанием для отмены решения.

Валюта имеет значение

Основанием для обращения в суд послужил факт того, что при расчете размера пенсии Пенсионным фондом не были учтены выплаты, полученные истцами в период работы в Балтийском морском пароходстве в иностранной валюте, что, по мнению истцов, неправомерно, т.к. работа истцов на загранрейсах не относилась к работе за границей, со всех видов заработка производились отчисления в Пенсионный фонд РФ. Также истцы указали, что ответчиком неправильно произведен расчет страхового (трудового) стажа.

Судом первой инстанции в удовлетворении указанных требований отказано. Разрешая спор, суд пришел к выводу о том, что требования истцов об учете выплат, полученных ими в период работы в Балтийском морском пароходстве, не подлежат удовлетворению, поскольку действующим законодательством возможность исчисления пенсии с учетом заработной платы в иностранной валюте путем ее конвертации в российские рубли не предусмотрена.

Истцами подана апелляционная жалоба, в которой они просят решение отменить как принятое с нарушением норм материального права.

Суд апелляционной инстанции[5] оставил решение суда в силе, сославшись на следующее.

Согласно п. 3 указаний Министерства социальной защиты населения Российской Федерации от 26.03.1992 N 1-21-У "О порядке реализации Закона РСФСР "О государственных пенсиях в РСФСР" при определении среднемесячного заработка для назначения пенсии гражданам, работавшим за границей, оплата за эту работу исключается. В этих случаях исчисление пенсии производится на общих основаниях из заработка, который они получали до или после работы за границей.

Таким образом, указанная норма не предусматривает возможность исчисления среднемесячного заработка для расчета пенсии исходя из заработной платы, выплачиваемой в иностранной валюте, путем перевода ее в российские рубли.

Нормы международного права

Истец обратился в суд, посчитав, что примененный ответчиком порядок для расчета пенсии носит дискриминационный характер для бывших граждан Украины, за которых страховые взносы уплачивались в Пенсионный фонд Украины, а не в Пенсионный фонд Российской Федерации. Истец также указал, что при установлении пенсии ее размер подлежал определению путем перевода в рубли по курсу национальной валюты (гривны) на день ее назначения, а не на день обращения за пенсией.

Однако суд не усмотрел дискриминации и, разрешая заявленные требования, руководствовался нормами международного и национального права, согласно которым при определении размера пенсии размер заработка, указанный в национальной валюте иностранного государства, должен определяться путем ее перевода в рубли по текущему курсу, установленному Центральным банком Российской Федерации на день обращения за назначением пенсии, независимо от того, за какие периоды представляется заработок для исчисления пенсии.

Суд[6] также отклонил доводы истца о том, что порядок расчета пенсии для жителей Украины, переселившихся в Россию с получением временного убежища, а затем гражданства, не должен нарушать принцип справедливости и равенства по сравнению с жителями Крыма и Севастополя. На момент вступления в силу ФЗ от 21.07.2014 N 208-ФЗ "Об особенностях пенсионного обеспечения граждан РФ, проживающих не территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя" (1 января 2015 года) истец не являлся получателем назначенной ему пенсии в соответствии с законодательством, действовавшим на территориях Республики Крым, следовательно, на него не распространяются положения названного Федерального закона.

Выводы

Анализ судебной практики позволяет сделать вывод, что при назначении пенсии по старости Пенсионный фонд не всегда старается в полной мере защитить интересы заявителя и установить ему размер пенсии, соответствующий трудовому стажу и заслугам гражданина перед Отечеством.

Однако отказ Пенсионного фонда во включении периода работы в общий трудовой стаж или некорректный расчет пенсии, ненадлежащее оформление работодателем кадровых документов, ликвидация организации-работодателя или полное отсутствие подтверждающих документов еще не повод отчаиваться.

При обращении в суд заявитель обладает правом представлять доказательства, подтверждающие юридически значимые обстоятельства, которые не принимает Пенсионный фонд. Нередко именно такие доказательства ставят точку в спорной ситуации, подтверждая трудовой стаж гражданина и восстанавливая нарушенные пенсионные права.

 


[1] Определение Верховного Суда РФ от 22 декабря 2017 г. N 309-КГ17-19040.

[2] Апелляционное определение Ростовского областного суда от 9 августа 2018 г. по делу N 33-14001/2018.

[3] Апелляционное определение от 7 августа 2018 г. по делу N 33-1264/2018.

[4] Апелляционное определение от 6 июля 2018 г. по делу N 33-26311/2018.

[5] Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 03.07.2018 N 33-12006/2018.

[6] Апелляционное определение Верховного суда Республики Карелия от 27.07.2018 N 33-3021/2018.

Рекомендуется Вам: