ЮрФак: изучение права онлайн

Банкротство сельскохозяйственных организаций: режим правового благоприятствования и продовольственная безопасность

Автор: Серобаба И.А.

Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)", закрепляя особенности банкротства отдельных категорий должников, выделяет в их числе сельскохозяйственные организации.

Под сельскохозяйственной организацией законодатель в банкротных правоотношениях понимает юридические лица, основными видами деятельности которых являются производство или производство и переработка сельскохозяйственной продукции, выручка от реализации которой составляет не менее чем пятьдесят процентов общей суммы выручки (ч. 1 ст. 177 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)").

Особые требования к банкротству сельскохозяйственной организации по их правовой природе и содержанию можно условно разделить на две группы: устанавливающие режим правового благоприятствования для должника и обеспечивающие продовольственную безопасность государства.

К первой категории относятся нормативное увеличение размера задолженности как условия банкротства (пятьсот тысяч рублей в отличие от трехсот тысяч рублей при банкротстве организации по общим правилам) и просрочки неисполнения такого требования (три месяца, а не один, как это предусмотрено для банкротства организаций по общим правилам), специальные критерии и сроки финансового оздоровления (привязаны к сезонности сельскохозяйственного производства).

Во втором случае речь идет о специальных и обязательных требованиях к процедуре реализации имущества, которое должно быть реализовано как предприятие на торгах, при несостоявшихся торгах имущество реализуется как единый производственно-технологический комплекс с приоритетным правом его выкупа для сельхозтоваропроизводителей.

Представляется, что в последнем случае речь идет в первую очередь о защите публичного интереса, который выражается в обеспечении продовольственной безопасности, факультативно — в устойчивом развитии сельских территорий.

В указанной схеме реализации имущества по общему правилу вряд ли имеют интерес должник и его кредиторы, поскольку реализация имущества должника как предприятия или производственно-технологического комплекса несет в себе больше издержек, отсекается существенный сегмент потенциальных претендентов на имущество должника, заинтересованных в его приобретении по частям и (или) перепрофилировании активов.

Закрепленные в законе правовые конструкции, формально обозначив мотивы законодателя при установлении специального банкротного режима сельскохозяйственной организации, тем не менее не позволяют ответить на актуальный для правоприменителя вопрос о том, что приоритетно в специальном порядке банкротства сельскохозяйственной организации: режим правового благоприятствования для должника или продовольственная безопасность?

Отчасти ответы даны судебной практикой в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 8 ноября 2016 г. по делу N 310-ЭС16-8192 <1>.

———————————

<1> Определение Верховного Суда Российской Федерации от 8 ноября 2016 г. по делу N 310-ЭС16-8192, А68-3041/2015 (извлечение) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2017. N 9. С. 6 — 7.

 

Сформирован правовой подход, обязывающий суд установить у должника признаки сельскохозяйственной организации в процедуре проверки обоснованности заявления должника (конкурсного кредитора, уполномоченного органа, бывших работников организации): суд при возбуждении дела о банкротстве на основании представленных в дело документов определяет статус должника и возможность применения к нему специальных норм, установленных для сельскохозяйственных организаций, на что указывает в судебном акте по делу о банкротстве.

Однако на вопрос о том, насколько допустим в случае введения в отношении должника первой процедуры, применяемой в деле о несостоятельности (банкротстве), по общим правилам последующий переход к специальной процедуре, вышеназванный судебный акт ответа не дает.

Представляется, что такой переход невозможен по формальным нормативным основаниям.

Из системного анализа специальных требований к банкротству отдельных субъектов, предусмотренных гл. IX Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", следует, в частности, возможность перехода к специальному режиму на последующих стадиях применительно к застройщикам (абз. 3 ч. 3 ст. 201.1) отсутствующего должника (ч. 3 ст. 227). Для целей же банкротства сельскохозяйственной организации такой переход исключен (нормативно невозможен).

Однако на практике возможно возникновение следующих исходных ситуаций.

1. Должник, располагая имуществом как единым производственно-технологическим комплексом, деятельность не ведет, выручка от реализации сельскохозяйственной продукции отсутствует (отчетность не сдавалась), или ее состав невозможно установить по представленным в дело документам (в том числе налоговой отчетности за последний отчетный период).

2. Должник не располагал на момент введения в отношении его процедур, применяемых в деле о банкротстве, имуществом, не отражал в налоговые периоды выручку, состав выручки определить невозможно по представленным в дело документам (в том числе налоговой отчетности за последний отчетный период), однако размер и состав выручки, указывающие на наличие признаков сельскохозяйственной организации, установлены в ходе финансового анализа арбитражным управляющим, а имущество должника как сельскохозяйственной организации в составе единого производственно-технологического комплекса поступило в конкурсную массу в результате оспаривания сделок должника.

Также рекомендуется Вам:

В описанных ситуациях введение первой процедуры должно осуществляться по общим правилам банкротства организаций, однако для обеспечения перехода к специальному режиму банкротства сельскохозяйственной организации необходимы правовые предпосылки.

Насколько допустимо расширительное толкование положений Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", определяющих специальный режим банкротства сельскохозяйственных организаций?

Общий алгоритм применения специальных процедур банкротства, определенный законодателем в ст. 168 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", указывает на приоритет специальных условий, общие правила банкротства применяются субсидиарно.

При этом именно специальными нормами для отдельных категорий должников предусмотрена возможность перехода из общей процедуры в специальную, а не наоборот.

Таким образом, расширительное толкование в данном случае будет предполагать субсидиарное применение в процедуре банкротства "специальной" категории должника правоположений, регулирующих вопросы банкротства другой "специальной" категории должников. Иными словами, применение для целей банкротства сельхозтоваропроизводителя правил банкротства застройщика.

Такой правоприменительный подход представляется методологически порочным в силу специфики субъектов, в отношении которых установлены специальные режимы банкротства.

Для устранения коллизии законодателю необходимо, во-первых, определиться с потребностью в защите публичного интереса в деле о банкротстве сельскохозяйственной организации, во-вторых, при наличии такой потребности — закрепить соответствующую правовую конструкцию в действующем законодательстве.

Абстрагируясь от политико-экономических предпосылок защиты публичного интереса в деле о несостоятельности (банкротстве) сельскохозяйственной организации, следует исходить из наличия межотраслевого нормативного посыла обеспечения продовольственной безопасности в ряде правовых актов.

Положениями Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 264-ФЗ "О развитии сельского хозяйства" (ст. 5) сохранение и воспроизводство используемых для нужд сельскохозяйственного производства природных ресурсов закреплены в качестве цели государственной аграрной политики, единство рынка сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия — как основополагающий ее принцип, а поддержание стабильности обеспечения населения российскими продовольственными товарами — как основное направление.

Пунктом 2 Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации (утверждена Указом Президента Российской Федерации от 30 января 2010 г. N 120) стабильность внутреннего производства, наличие необходимых резервов и запасов определены стратегической целью продовольственной безопасности.

Таким образом, правовые предпосылки системного подхода к реализации принципа обеспечения продовольственной безопасности в действующем законодательстве, в том числе в правоотношениях в сфере несостоятельности (банкротства) сельскохозяйственной организации, имеются.

Определяя способ преодоления обозначенной коллизии, можно исходить как из необходимости закрепления общего нормативного правила, допускающего возможность перехода к специальной процедуре банкротства поименованных в гл. IX Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" субъектов, с одновременным исключением дублирующих норм, так и из необходимости закрепления соответствующего правоположения для целей банкротства сельскохозяйственной организации (по аналогии, например, с абз. 3 ч. 3 ст. 201.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)").

Первый подход представляется наиболее предпочтительным, поскольку позволит в определенной степени унифицировать закон и исключить дублирующие нормы, кроме того, не усматривается каких-либо очевидных теоретико-прикладных причин для установления ограничения (исключения из общего правила) в отношении кого-либо из субъектов, поименованных законодателем в гл. IX Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в части нормативной возможности перехода к специальным правилам банкротства при введенной по общим правилам процедуре.

Рекомендуется Вам: